Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Охранительные правоотношения по реализации мер самозащиты - 1
Научные статьи
23.01.13 09:33
Оглавление
Охранительные правоотношения по реализации мер самозащиты
1
Все страницы
Право на необходимую оборону — это возможность лица самостоятельными фактическими действиями защищать свое нарушенное абсолютное право путем причинения вреда или иными действиями, не связанными с его причинением. Охранительная обязанность — необходимость нарушителя прекратить противоправное действие и ликвидировать его последствия. 

   Право на самостоятельную защиту может осуществить иное лицо, которое совершает эти действия в интересах кредитора (гл. 50 ГК РФ).

   Динамика рассматриваемого обязательства существенно отличается от движения правоотношений по реализации мер защиты и мер ответственности.

   Должник может (в добровольном порядке) прекратить начатое посягательство и ликвидировать последствия либо кредитор самостоятельно защищает нарушенное право, «применяет» меру самозащиты (в принудительном порядке, помимо воли должника).

    В последнем случае основанием применения меры самозащиты является то же самое противоправное действие, при наличии которого возникло правоотношение, т.е. основания совпадают.

   В.С. Ем считает, что основанием применения необходимой обороны является общественно опасное посягательство на личность обороняющегося или его имущество, обладающее признаками преступления или гражданского правонарушения . По мнению С.Н. Веретенниковой, основанием применения мер самозащиты является совершение какого-либо нарушения права собственности или иного вещного права . Д.В. Микшис пишет, что юридическим фактом, влекущим возникновение права на самозащиту, следует считать нарушение субъективных гражданских прав или реальную угрозу нарушения.

  Думается, что основанием возникновения анализируемой правовой связи является нарушение абсолютного гражданского права либо реальная угроза его нарушения. Указанное противоправное поведение должно соответствовать ряду условий. Оно должно быть действительным (реальным), наличным и противоправным.

  Изменения в составе рассматриваемого обязательства теоретически возможны, но практически вряд ли осуществимы. Это связано с тем, что основание возникновения (по времени), как правило, совпадает с исполнением обязательства (немедленные действия по защите права).

  В законе и судебной практике предусматриваются ряд требований, при соблюдении которых необходимая оборона (исполнение обязательства) признается правомерной. Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8 от 1    июля 1996 г. г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ» сказано, что при разрешении споров, возникающих в связи с защитой принадлежащих гражданам и юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (ст. 12 и 14), следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения, и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный.

   Таким образом, необходимая оборона должна быть соразмерной, своевременной; применяется только в отношении должника правоотношения и направлена на защиту абсолютного права от неправомерного поведения обязанной стороны правовой связи.

   В случае несоблюдения данных требований необходимая оборона «превращается» в правонарушение, влекущее возникновение деликтного обязательства, которое следует относить к числу субохранительных.

    По способу исполнения правоотношение по необходимой обороне может быть двух видов: 1) Правоотношение, исполняемое при отсутствии владения вещью правонарушителем; 2) Обязательство, при котором исполнение осуществляется путем восстановления владения имуществом (недвижимым).

    Таким образом, особенность динамики исследуемого охранительного обязательства в том, что исполнение осуществляет кредитор, а не должник. Последний также влияет на движение правоотношения, поскольку в любой момент может прекратить начатые неправомерные действия, что приведет к прекращению правовой связи.

   В силу кратковременности и быстротечности обязательства по необходимой обороне его прекращение возможно только путем надлежащего исполнения (действиями кредитора). Однако теоретически прекращение данного обязательства возможно по основаниям гл. 26 ГК РФ в случае, когда между моментом возникновения правовой связи и моментом исполнения существует промежуток времени.

   К числу пресекательных обязательств относится также правоотношение по реализации действия в условиях крайней необходимости.

    Согласно ст. 39 Уголовного кодекса РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества и государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.
  
В гражданском праве крайняя необходимость является мерой самозащиты, реализуемой в охранительном правоотношении. Реализация крайней необходимости требуется в целях немедленного предотвращения опасности, нависшей над правом, принести в жертву благо, принадлежащее какому-либо другому лицу.

   В.С. Ем определяет крайнюю необходимость как действия лица, причиняющие какой-либо вред, но совершаемые для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК).

    С учетом изложенного, можно утверждать, что основное отличие необходимой обороны и крайней необходимости в гражданском праве заключается в том, что противоправное поведение при крайней необходимости не является нападением на лицо, действующее в состоянии необходимости.

  Данное лицо защищает своими самостоятельными действиями право собственности либо неимущественные права (абсолютные гражданские права).

   Действия в условиях крайней необходимости реализуются в рамках особого охранительного правоотношения. Данное правоотношение направлено на обеспечение защиты абсолютных гражданских прав в условиях крайней необходимости, вызванной обстоятельствами, не зависящими от воли лица (стихийные бедствия), либо поведением субъекта гражданского права (правомерным или неправомерным).

    Закон допускает в такой ситуации в целях защиты «более важного» блага возможность причинить вред менее значительному. Охранительное правоотношение по реализации указанной меры самозащиты возникает при наличии действительной угрозы жизни, здоровью, имуществу причинителя вреда либо третьего лица, которые необходимо спасти (защитить) от уничтожения или повреждения.

    Для достижения этой цели управомоченное лицо вынуждено использовать право на самостоятельные действия в условиях крайней необходимости, которое является элементом содержания охранительной связи.

    Думается, данное правоотношение является самостоятельной охранительной правовой связью. Оно возникает из неправомерного действия помимо воли его участников и направлено на обеспечение защиты права.

    Реализация права на самостоятельные действия в условиях крайней необходимости осуществляется независимо от абсолютного правоотношения, при нарушении которого оно возникает. При прекращении регулятивной правовой связи охранительное правоотношение сохраняется. Право на самозащиту возникает после нарушения, поэтому носит ретроспективный характер. Анализируемое правоотношение появляется на основании охранительных норм (ст. 12, 14, 1067 ГК) и является обязательственным, относительным и односторонним, как любое охранительное.

    Кроме того, это правоотношение активного типа, поскольку защита в данном случае осуществляется самостоятельными действиями кредитора. Новому субъективному охранительному праву требовать прекращения нарушения и самостоятельно защищать свое право путем устранения опасности корреспондируется новая охранительная обязанность прекратить противоправное поведение, составляющие содержание обязательства.

    Правоотношение по реализации самостоятельных действий в условиях крайней необходимости представляет собой правовую связь, возникающую в случае создания опасности охраняемым гражданским правам благам, содержанием которой является право на самостоятельные действия по устранению опасности одного лица (кредитора) и обязанность другого лица (должника), создавшего такую опасность, не препятствовать защите права, прекратить противоправные действия.

  Сторонами правоотношения является кредитор и должник. Думается, что кредитором и должником могут быть любые субъекты гражданского права.

  В случае, если действия по устранению опасности совершают несколько лиц возникает активная множественность. Пассивная множественность рассматриваемого правоотношения возможна, если опасность причинения вреда охраняемым благам создана одновременно несколькими лицами. Замена кредитора и должника в данном обязательстве не запрещена законом, но вряд ли практически осуществима.

   Участником правоотношения кроме должника и кредитора может быть третье лицо, в интересах которого действовал кредитор.

  Объектом обязательства являются действия по защите права. Объектом субъективного права на действия в условиях крайней необходимости выступают материальные или нематериальные блага, в отношении которых создана угроза уничтожения (повреждения). Противоправное поведение имеет своим объектом нарушенное абсолютное субъективное право. Объект же меры самозащиты — это действия по устранению опасности.

    Содержание правоотношения образует субъективное право на самостоятельные действия по устранению опасности и субъективная охранительная обязанность прекратить действия, создавшие опасность охраняемым благам, которые существуют с момента создания опасности.

   Субъективное право на устранение опасности — это возможность лица своими самостоятельными активными действиями устранять опасность, возникшую в отношении собственного имущества (или нематериальных благ) либо имущества третьего лица.

   Охранительная обязанность выражается в необходимости прекратить создавшие опасность действия либо не препятствовать самостоятельным действиям кредитора по самозащите.

  Указанные элементы (объект, субъекты и содержание) составляют статику анализируемого охранительного обязательства.

   Динамика правоотношения начинается с возникновением правовой связи, основанием которой является противоправное действие, создавшее опасность причинения вреда охраняемым гражданским правом благам.

   Следует отметить, если опасность возникла по независящим от человека обстоятельствам; управомоченное лицо, защищая свое или чужое имущество (или нематериальные блага), вправе причинить вред другому имуществу или здоровью лица (защищающие блага) для устранения опасности первым благам (защищаемым благам).

  В случае причинения вреда защищающим благам в процессе устранения опасности, грозящей защищаемым благам, возникает деликтное правоотношение, которое не тождественно охранительному обязательству по устранению опасности в условиях крайней необходимости.

   Деликтное обязательство может и не возникать при устранении опасности. В ряде случаев устранение угрозы возможно без причинения вреда. Тем не менее, самостоятельные действия кредитора (самозащита) осуществляется в рамках возникшего пресекательного охранительного правоотношения, но оснований для возникновения деликного правоотношения нет (вред не причинен).

    Таким образом, существуют две модели развития действия при крайней необходимости: простая (одно пресекательное правоотношение) и сложная (два правоотношения — пресекательное и деликтное).

    Основание возникновения рассматриваемого обязательства (неправомерное действие) должно быть реальным, наличным и действительным (не мнимым).

   Исполнение правоотношения по устранению опасности заключается в защите материальных или нематериальных благ самостоятельными действиями кредитора по устранению угрозы причинения вреда данным благам.

   Данные действия должны быть своевременными, направленными на защиту нарушаемого права при этом ценность «защищаемого» блага должна быть выше (больше), ценности «защищающего» (вред причиненный должен быть меньше, чем предотвращенный).

   Если данное требование не соблюдается, то имеет место превышение пределов крайней необходимости, что влечет возникновение деликтного обязательства и деликтной ответственности (по общему правилу, вред подлежит возмещению лицом, причинившим вред, либо тем лицом, в интересах которого действовал кредитор).

   Устранив опасность, кредитор реализует принадлежащее ему право на собственные фактические действия. Обязанность возместить причиненный вред исполняется в рамках деликтного обязательства. Обязательство же по устранению опасности прекращается исполнением.

   Основания прекращения обязательств, предусмотренные в гл. 26 ГК, теоретически могут быть применимы, но практически в силу кратковременности самозащиты вряд ли осуществимы.

  К числу пресекательных охранительных связей относится правоотношение по устранению незаконно¬го владения вещью собственником (или обладателем вещного права). Данное правоотношение имеет следующие характерные черты: 1. Применяется для самозащиты права на движимое или недвижимое имущество, незаконное владение которым возможно устранить самостоятельными действиями кредитора (потерпевшего). 2. Существует возможность устранить нарушение права собственности немедленно после нарушения самостоятельными активными действиями, не прибегая к виндикации. 3. Владение вещью осуществляется как должником, так и кредитором (например, недвижимым имуществом) либо только должником. 4. Исполнение правоотношения осуществляется самостоятельными действиями управомоченного лица путем отобрания вещи. 5. Обязательство может прекратиться по некоторым основаниям, указанным в гл. 26 ГК РФ (новация, зачет, отступное, прощение долга и др.). 6. Содержание правовой связи составляет новое право и обязанность.

  Особым видом пресекательных правоотношений является обязательство из действий в чужом интересе без поручения (гл. 50 ГК РФ). Нельзя не согласиться с Г. Свердлыком и Э. Страунингом, что к способам самозащиты гражданских прав относится действие в чужом интересе без поручения .

  Следует отметить, что указанное обязательство будет относиться к пресекательным обязательствам в том случае, когда действия управомоченного направлены на устранение опасности, грозящей имуществу лица. Если самостоятельные действия направлены не на предотвращение вреда (нет угрозы умаления охраняемых правом благ) имуществу, а на его приумножение, увеличение (прибыль), то соответствующее обязательство следует относить к числу регулятивных. Сторонами данного обязательства является гестор (кредитор) и доминус (должник).

   Важнейшая особенность рассматриваемого вида пресекательных охранительных правовых связей состоит в том, что при одобрении действий лицом, в интересах которого действовал гестор, охранительное обязательство «трансформируется» в регулятивное (из договора поручения), что нельзя сказать об обязательстве при крайней необходимости.

   Действия гестора, в таком случае, следует рассматривать как исполнение обязательства из договора поручения, а охранительное обязательство как предпосылку его возникновения. В противном случае (при неодобрении) отношения сторон прекращаются, если гестор не понес каких-либо убытков или сам не причинил вред третьему лицу либо доминусу.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика