Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Судебный прецедент в судебной правовой системе: история развития
Научные статьи
28.01.13 13:19
Оглавление
Судебный прецедент в судебной правовой системе: история развития
1
Все страницы


  
ЕврАзЮж № 5 (7) 2008
История права
А.Ю. Мкртумян
Судебный прецедент в судебной правовой системе: история развития
  
    Рассматривая историю развития судебного прецедента и судебной практики как источников российского права, необходимо отметить, что до определенного периода невозможно отделить их от других источников права. Судебные решения становятся самостоятельным источником права только тогда, когда появляется формально независимая от администрации судебная система. Древнерусский князь являлся одновременно и законодателем, и высшим судьей. Решая судебные дела, он выносил окончательный приговор. В какой степени князь был связан при вынесении приговора изданными ранее им же указами? И в какой степени он в дальнейшем был связан своими же приговорами?

   Принято считать, что первым по времени возникновения источником права Древней Руси является правовой обычай. Однако обычаи нередко возникали из судебных решений, выносимых князем. Если князь объявлял приговор по конкретному делу, этот приговор в дальнейшем становился образцом для разрешения аналогичных дел его слугами, исполнявшими судебные функции.

   Обычай, сложившийся в обществе, но не санкционированный властью князя, то есть государственной властью, не становился правовым обычаем, так как только санкция государства могла сделать его таковым. На практике такое санкционирование могло происходить, по нашему мнению, в виде конкретного судебного решения, когда князь, вынося приговор, апеллировал именно к сложившимся обычаям и подтверждал их.

   Приоритетное развитие обычая по сравнению с судебным прецедентом в Древней Руси можно объяснить незрелостью государственной власти и высокой в этих условиях ролью общины. Как отмечает В.В. Момотов, «На первых этапах своего становления, в пору незрелости, государственная власть еще не могла претендовать на активную роль в судебном процессе, и в это время функции социального контроля были сосредоточены в руках общины, которая и была первым арбитром при проведении непосредственно судебных разбирательств».

   Для этого периода была характерна небольшая сложность судебных дел, когда сущность их определялась, прежде всего, исками о нарушенном праве. Следует согласиться, что «судебный процесс на начальном этапе своего формирования воспринимался как примирительная процедура, связанная главным образом с реституцией, т.е. восстановлением нарушенного права».

   В таких условиях на ранних этапах развития судебного процесса решение гражданско-правовых дел в некоторых случаях могло осуществляться и без непосредственного участия государственной власти, с помощью общины, которая, зная существо дела, могла всегда справедливо решить его на основе обычая. Напротив, в делах, носивших уголовно-правовой характер, обойтись без участия государственной власти было гораздо сложнее. М.Ф. Владимирский-Буданов, анализируя особенности Новгородского судопроизводства, отмечал, что оно было основано на разделении подсудности между княжескими и общинновечевыми органами суда. Княжеские органы, то есть сам князь, его наместники и тиун, решают преимущественно уголовные иски. Общинно-вечевые органы осуществляют судопроизводство по гражданским делам: суд посадника ведает преимущественно делами о поземельной собственности, суд тысяцкого занимается торговыми исками.

    Постепенное усложнение судопроизводства происходило одновременно с укреплением системы государственной власти. Окончательная утрата общиной своих судебных функций происходит в момент, предшествующий созданию империи и связано с принятием Соборного Уложения 1649г. Как отмечал И.Д. Беляев, «Уложение отменило исконный русский закон судебного порядка, чтобы на суде наместничьем присутствовали старосты и целовальники или присяжные, выбранные обществом, через что суд окончательно перешел в руки приказных людей и совершенно потерял свой прежний общественный характер».

   В целом, в период становления российской государственности право развивалось в виде кодифицированных источников. Примером тому служат Судебники 1497 и 1550гг., предшествовавшие Соборному Уложению, которое лишь продолжило их традицию. Но Судебники не могли охватить своими нормами всех сторон развивавшихся общественных отношений, они устаревали уже в момент принятия. И, надо полагать, нормы Судебников дополнялись как княжескими указами, так и боярскими приговорами. При осуществлении судопроизводства и князь, и бояре сталкивались с такими ситуациями, когда в законодательных сборниках не было ответа на поставленный жизнью вопроС. Именно в такие моменты и происходило судебное правотворчество, так как высшие судебные инстанции не могли не вынести решения, опираясь на отсутствие соответствующей нормы закона.

   По мере того, как Россия становилась империей, приближалась к абсолютной монархии, законодательная регламентация всех сторон общественной жизни усиливалась. Государство в период абсолютной монархии стремилось как можно подробнее регламентировать жизнь своих подданных, что детально прописывалось в многочисленных источниках права. Число этих источников стремительно увеличивалось, что сокращало возможности для судебного правотворчества.

   В период судебной реформы Петра Великого были, фактически, предприняты первые шаги в сторону отделения суда от администрации. Сконструированная им судебная система отличалась сложностью и громоздкостью.

  Во главе судебной системы по-прежнему стоял царь. Но если раньше он решал наиболее важные дела вместе с Боярской Думой, то теперь все сложные дела посту¬пали из Сената на его личное утверждение. Высшей судебной инстанцией после царя являлся Сенат, с 1718 г. ставший и высшей апелляционной инстанцией. Сенат рассматривал дела о политических преступлениях высших должностных лиц, жалобы на решения Юстиц-коллегии, других судебных органов. Решения Сената могли быть отменены только царем. Важным судебным органом средней инстанции стали коллегии. Юстиц-коллегия осуществляла управление губернскими и надворными судами и была для них апелляционной инстанцией по уголовным и гражданским делам. В ее компетенцию входили все дела, связанные с иноземцами, и дела по доношениям фискалов.

    В 1722 г. при Сенате учреждена прокуратура для гласного надзора за деятельностью всех центральных и местных органов государства. Ее возглавлял генерал-прокурор, прокуроры состояли при коллегиях и надворных судах.

   На местах были созданы надворные суды в качестве судов первой инстанции для города или уезда. Они разбирали все уголовные и гражданские дела, там, где их не было, эту функцию выполняли губернаторы. Низшей инстанцией являлись провинциальные суды.

   Кроме системы общих судов, Петр создал систему особенных судов. Функции городских судов выполняли магистраты и бургомистры. Военные суды состояли из двух инстанций - генеральный кригсрехт и полковой кригсрехт. Церковный суд состоял из трех инстанций: Синод как высшая инстанция, суд епископа и суд духовного правления. Крестьяне оставались подсудны вотчинному суду.

    В такой забюрократизированной и запутанной судебной системе и речи не могло быть о применении судебных прецедентов. Суд мог решать дела, только опираясь на букву закона. К тому же, как уже сказано выше, законодательство периода абсолютной монархии было чрезвычайно подробным, законодатель старался детально регламентировать общественные отношения, не оставляя места для судебного усмотрения. В результате, те слабые зачатки судебного прецедента, о которых с определенной натяжкой можно говорить применительно к Древней Руси, в процессе становления Российской империи оказались фактически похороненными в недрах бюрократической машины абсолютизма.

   Вместе с тем, монарх, обладая при абсолютизме всей полнотой власти, являлся и высшей судебной инстанцией. Вынося в этом качестве приговор, он не был связан нормами законодательства и мог решать дело по своему усмотрению. В качестве примера приведем судебный процесс над декабристами. Как известно, суд первоначально приговорил пятерых из них к четвертованию, что соответствовало законодательству. Но, повинуясь указанию императора не проливать крови, суд заменил четвертование на повешение, что не было предусмотрено нормами права. Налицо факт судебного правотворчества по прямому указанию императора. Гражданские дела не отличались такой яркостью и таким общественным резонансом, как упомянутое выше дело декабристов, но можно не сомневаться, что император как высшая судебная инстанция мог в условиях абсолютной монархии решать по своему усмотрению и такие дела.

   Ситуация могла измениться в девятнадцатом столетии, начало которого в России связано с реформами Александра I, а середина - с еще более масштабными реформами Александра II. Именно в этот период возрастает роль судов, появляется их определенная независимость, усложняется судебный процесС. Все это позволяет о наличии предпосылок для формирования единообразной судебной практики и повышения ее значения в системе источников права.

    Судебная реформа 1864г. была самой радикальной и последовательной среди всех реформ середины девятнадцатого столетия.

   Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864г. , разработанное передовыми русскими юристами, вводило в России новый суд - бессословный, гласный, с состязательным процессом, с независимыми судьями, адвокатурой и с присяжными заседателями. Устанавливалась следующая судебная система: мировые судьи, съезды мировых судей, окружные суды, судебные палаты, Сенат в качестве верховного кассационного органа. Мировые судьи избирались на уездных земских собраниях или городскими думами на три года из числа жителей данной местности с учетом возрастного, образовательного, имущественного и служебного ценза. Судьи окружных судов назначались императором по представлению министра юстиции. Они должны были иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее трех лет.

   Города и уезды были разделены на участки мировых судей. Территория окружных судов охватывала несколько уездов, округа судебных палат состояли из нескольких губерний. Такое деление способствовало большей независимости судей от мнения администрации. Важное значение для независимости судов имел принцип несменяемости судей. Судьи окружных судов и судебных палат не могли быть уволены или переведены на другую должность без их согласия иначе как по приговору суда.

   Правительствующий сенат являлся высшей судебной инстанцией. В его составе было два кассационных департамента - по гражданским и уголовным делам.

   Они выполняли следующие функции:
1)    рассмотрение дел о наиболее опасных преступлениях по первой инстанции с участием или без участия сословных представителей;
2)    проверку в апелляционном порядке обоснованности и законности приговоров, вынесенных без участия сословных представителей судебными палатами или судьями самого Сената (сенаторами);
3)    проверку в кассационном порядке законности решений и приговоров всех указанных выше судебных инстанций, в том числе приговоров, вынесенных с участием присяжных заседателей или сословных представителей (в таком порядке не могли проверяться лишь приговоры сенаторов, постановленные без участия сословных представителей). Данная функция считалась основной.

   



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика