Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей. Детективное агентство
Научные статьи
30.01.13 12:15
Оглавление
Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей. Детективное агентство
1
Все страницы



ЕврАзЮж № 5 (7) 2008
Права детей
Л.В.Прохорова
Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей
  
 Детективное агентство


Изучение некоторых нормативных правовых актов дореволюционной и советской России и их оценки, содержащейся в литературных источниках, помогают решить вопрос о том, можно ли использовать прошлый опыт при конструировании современной правовой модели патроната как формы устройства и воспитания детей, оставшихся без попечения родителей . В дореволюционной и советской России патронат как возмездная форма воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, был формой не столько общественного, сколько государственного призрения, в том смысле, что его развитие происходило не «из низов», т.е. не по инициативе общественности, а путем государственного регулирования. Если же понимать государственное призрение в узком смысле, т.е. как воспитание покинутых детей в специально создаваемых государственных детских учреждениях (приюты, детские дома и т.п.), то, безусловно, патронат как форму семейного воспитания детей можно считать частью общественного призрения. То обстоятельство, что патронат развивался как правовой институт, т.е. система норм, если не установленных, то уж, во всяком случае, санкционированных государством, в зависимости от сложившейся ситуации объясняет историческое непостоянство данной формы устройства детей. Как справедливо отмечает О.В. Фетисова, государство прибегало к возмездным формам воспитания детей, оставшихся без родительского попечения, в период социальных потрясений, когда было необходимо срочно решать проблемы детской беспризорности, но сразу же о них забывало, как только в этом миновала надобность . В этом заключается одна из причин того, что развитие института патроната проходило не в виде поступательного движения, не непрерывными этапами, а своеобразной «пунктирной» линией, волнообразно. Поэтому можно считать, что в настоящее время патронат в России переживает свое «третье рождение».

   Общественное и особенно государственное призрение в России стало активно развиваться во второй половине XVIII века, в период правления Екатерины II. В дореволюционной России существовали две формы материальной помощи обездоленным людям: патронат и патронаж. Однако в понятие «патронат» вкладывался несколько иной смысл, чем в его последующем, в том числе современном употреблении. Патронат понимался как совокупность мер по оказанию материальной помощи нравственно опустившимся людям: лицам, освободившимся из мест заключения, алкоголикам, проституткам, бездомным и т.п. Помощь оказывалась с целью перехода таких лиц к честной трудовой жизни. В отношении несовершеннолетних это понятие употреблялось лишь постольку, поскольку они могли относиться к указанным категориям людей. Более приемлемым в отношении детей было понятие «патронаж» как помещение в частные семьи беспризорных детей, больных и других лиц, нуждающихся в частном уходе. Лишь со временем понятие «патронат» стало употребляться как форма семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, а понятие «патронаж» приобрело совершенно иное содержание и в настоящее время употребляется в законе как форма оказания социальной и юридической помощи взрослым дееспособным лицам, которые в силу возраста или по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять свои права и исполнять обязанности.

     Поскольку патронаж был возмездной формой воспитания в семьях детей-сирот и покинутых детей, то с течением времени к семьям, принявшим ребенка на патронаж, стали предъявляться определенные требования: ребенка необходимо было содержать так, чтобы по возможности обеспечить его здоровье и создать необходимые условия для получения им хотя бы начального образования, а также привить ему навыки к какому-либо труду. Однако выполнение этих требований было крайне затруднено, так как сирот брали на воспитание только бедняки, для которых ежемесячное вознаграждение в 5 рублей было ощутимым подспорьем для ведения хозяйства и для выживания, но никак не на удовлетворительное содержание и правильное трудовое воспитание ребенка. Неслучайно принятие бедняками на воспитание детей-сирот получило название «питомнический промысел». Состоятельные люди предпочитали усыновление, поскольку мизерная для них сумма вознаграждения их не интересовала.

  В советской России была предпринята попытка решить проблемы беспризорных детей путем создания всякого рода государственных детских учреждений: детских домов, коммун, колоний и т.п. Семья как форма воспитания детей в принципе отвергалась, более того, предсказывалось ее скорое отмирание. Семейное воспитание заменялось воспитанием «социальным», как тогда именовалось интернатное воспитание. Поэтому патронат постепенно отодвигался на второй план и забывался.

   Однако довольно скоро государство убедилось, что отказ от возмездных форм семейного воспитания детей был преждевременным. В 1928г. было принято два важных нормативных правовых акта: Постановление ЦИК и СНК РСФСР «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов и других несовершеннолетних трудящимся в городах и рабочих поселках» и Постановление ЦИК и СНК РСФСР «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов в крестьянские семьи для подготовки к сельскохозяйственному труду».

   Согласно первому постановлению дети передавались в семьи рабочих, служащих, ремесленников и кустарей, членов промышленных артелей. Передаче подлежали дети от грудного возраста до 16 лет на основании договора, заключаемого между воспитателем и отделом народного образования при соответствующем исполкоме Совета Депутатов Трудящихся, а в отношении детей в возрасте до 4-х лет - отделом по охране материнства и младенчества. Договор заключался на срок не менее 3-х лет. В нем предусматривались обязанности воспитателя, размер пособия семье, основания и порядок расторжения договора. В соответствии с договором ребенок, переданный на воспитание в семью, должен был содержаться не хуже других членов семьи, ему должно быть обеспечено получение образования и политического развития и что наиболее важно,- его труд не должен был использоваться в ремесленном или ином производственном деле до достижения им возраста 12 лет. При принятии ребенка на воспитание семья получала единовременное пособие в размере от 50 до 100 рублей, а также ежемесячное пособие на содержание воспитанника от 8 до 15 рублей. При принятии в семью ребенка грудного возраста, единовременное пособие выдавалось натурой, а размер ежемесячного пособия составлял 20 рублей.

    Согласно второму постановлению и Инструкции Наркомпроса РСФСР от 17 мая 1926 г. № 935 «О порядке и условиях передачи воспитанников детских домов в крестьянские семьи для подготовки к сельскохозяйственному труду» договор о передаче ребенка в семью заключался между домохозяином и заведующим отделом народного образования или специально уполномоченным им лицом. В крестьянскую семью могло быть передано от одного до двух детей. Обязательным условием было отсутствие в семье лиц, страдающих заразными или душевными заболеваниями, лишенных по суду гражданских прав. Ребенок также не должен быть заразным больным, должен был быть физически здоров; после выхода из семьи он должен быть хотя бы немного грамотным, иметь навыки сельскохозяйственного труда. За ним закреплялся земельный участок; в течение первых трех лет он освобождался от уплаты единого сельскохозяйственного налога. После окончания срока действия договора земельный участок закреплялся за воспитанником, за исключением случаев, когда он оставался в семье. Пособия крестьянским семьям, принявшим ребенка на воспитание, устанавливались местными исполкомами.

   Дальнейшее развитие правового регулирования патронатного воспитания связано с принятием Постановления ЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936г. «О порядке передачи детей на патронатное воспитание в семьи трудящихся» . В этом нормативном правовом акте подчеркивался строго добровольный характер принятия детей на воспитание; впервые указывалось, что патронирование осуществляется на возмездных началах и в соответствии с законодательством об опеке; патронатный воспитатель наделялся правами и обязанностями опекуна или попечителя.

   Таким образом, уже в довоенный период патронат хорошо зарекомендовал себя как форма воспитания беспризорных детей и детей, находящихся в детских учреждениях. Этот правовой институт внес ощутимый вклад в решение проблем, связанных с ликвидацией детской беспризорности. Достаточно сказать, что до войны Россия занимала первое место в мире по числу патронатных семей: на патронатное воспитание было принято 74648 детей.

   В ходе Великой Отечественной войны 1941-1945. вновь возникла проблема детской беспризорности; только по официальным данным к концу 1945г. число беспризорных детей составляло 678 тысяч . В 1941г. был подготовлен проект общесоюзного законодательного акта: Постановления ЦИК и СНК СССР «О временном размещении в семьи трудящихся детей, потерявших связь с родителями». Помимо возмездной формы воспитания таких детей предполагалось заключение договора сроком до 1 года о принятии детей в семьи граждан на безвозмездной основе. Однако данный проект так и не был реализован; в то же время был принят ряд законодательных актов на уровне РСФСР. В частности, Постановлением СНК РСФСР от 8 апреля 1943г. была утверждена Инструкция Нарком-проса, Наркомздрава, Наркомюста РСФСР «Об усыновлении, опеке, попечительстве и патронировании детей, оставшихся без попечения родителей». 28 апреля 1944 г. была утверждена Инструкция Наркомпроса РСФСР «О порядке передачи воспитанников детских домов в семьи трудящихся». С этого времени институт патроната существовал в рамках института опеки и попечительства и в дальнейшем был закреплен в одном разделе Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР, именуемом «Опека, попечительство, патронат».

   С начала 50-х годов в деле принятия детей на патронатное воспитание наметился ощутимый спад; проблемы детской беспризорности вновь стали решаться в основном путем помещения детей в государственные детские учреждения. Однако официально в РСФСР патронат как правовой институт продолжал существовать до принятия 30 июля 1969 г. Кодекса о браке и семье РСФСР , в котором он уже не был закреплен. Но поскольку общесоюзным семейным законодательством  он не только не был запрещен, но союзным республикам разрешалось самостоятельно регулировать семейные отношения, прямо не урегулированные Основами, институт патроната был сохранен в Узбекской ССР, где он прижился в большей мере, чем в РСФСР, и сыграл огромную роль во время Отечественной войны 1941- 1945 гг., а также в Латвийской ССР.

   Возрождение в современной России патронатного воспитания (патроната) как формы семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и как правового института неразрывно связано с присоединением Российской Федерации к Конвенции «О правах ребенка», принятой Генеральной ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. . В статье 20 данной конвенции говорится, что для полного и всестороннего развития личности ребенка ему необходимо расти в семейном окружении. Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемую государством. Реализуя это положение, государства- участники конвенции взяли на себя обязательство обеспечить такому ребенку замену утраченного семейного ухода.

   В соответствии с положениями статей 7 и 38 Конституции РФ о государственной охране, поддержке и защите семьи, материнства, отцовства и детства в статье 1 СК РФ, вступившего в силу с 1 марта 1996 г. , был закреплен принцип приоритета семейного воспитания, а также специальный раздел VI о формах устройства детей, оставшихся без попечения родителей. В целях реализации указанных основополагающих нормативных правовых актов Министерство образования РФ направило значительные усилия на реформирование органов опеки и попечительства. При финансовой поддержке со стороны государства и международных программ развития в России стали создаваться профессиональные службы по семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Для возрождения в России различных форм семейного патронатного воспитания потребовалось не только изменение процедуры социальной работы, но и формирование новых принципов деятельности органов опеки и попечительства14. В частности, в отдельных регионах на базе детских домов стала осуществляться подготовка кадров, занимающихся устройством детей, оставшихся без попечения родителей.

  Одновременно активную деятельность в России развернули общественные организации, специализирующиеся на подготовке граждан, желающих принять детей на воспитание в свои семьи, и пропагандирующие зарубежный опыт организации и осуществления патронатного воспитания. В этой деятельности общественные организации нашли понимание и поддержку со стороны Министерства образования РФ. В частности, по соглашению с авторитетной благотворительной организацией «Международная христианская солидарность» в России стал внедряться опыт Англии по созданию фостерных семей.

  Термин «фостерная семья» (английское выражение «foster care») означает заботу о приемном ребенке. Считается, что эти семьи и данный термин появились в 1853 г., когда директор американского общества «Помоги детям» Ч.Л. Брейс организовал кампанию по передаче беспризорных детей, а также детей из бедных и неблагополучных семей в приемные семьи, где они находились до тех пор, пока ситуация в их семьях либо их положение не улучшались15. Таким образом, в Англии точно так же, как и в большинстве стран мира (Чехия, Польша, Сербия, Германия Италия, США и др.), в отличие от России детей, как правило, сдают не в детский дом, а в специально подготовленные семьи. В частности, в Англии миссию по заботе о детях, оказавшихся по разным причинам вне своего семейного окружения, выполняют лица, имеющие специальное образование и получающие заработную плату за проживание детей в их семье. Основным принципом семейного права Англии является принцип партнерства кровных родителей ребенка с социальными службами. Этот принцип прямо закреплен в Законе «О детях» 1989г. и рассматривается в противовес идее наказания родителей и разлучения ребенка с семьей.

   Патронатными воспитателями являются социальные службы или подыскиваемые ими социальные работники, задачей которых является не только обеспечение ребенку воспитания в своей семье, но и установление контакта ребенка с биологическими родителями. В отличие от идеи приоритета помещения ребенка в замещающую семью и изоляции его от кровной семьи, составляющей основу менталитета российского общества и концепцию правового регулирования устройства детей, оставшихся без попечения родителей в России, в Англии патронатные воспитатели не только предоставляют ребенку воспитание, но и пытаются наладить его взаимоотношения с кровными родителями. Только в том случае, если в ходе работы становится ясно, что воспитание ребенка в кровной семье невозможно, ребенку подыскивают новую семью16. Для внедрения этого опыта и в целях сохранения для ребенка кровной семьи Министерство образования РФ поручило органам исполнительной власти некоторых регионов организовать и провести эксперименты по передаче детей патронатным воспитателям, если родители временно не имеют возможности или желания заниматься своими детьми. При проведении экспериментов Министерство образования РФ и органы исполнительной власти субъектов РФ изучали и принимали во внимание также опыт других государств, в которых уже имеется юридическое решение вопросов патронатного воспитания в виде как конкретных нормативных правовых актов, так и судебной практики.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика