Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей. Детективное агентство - Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей
Научные статьи
30.01.13 12:15
Оглавление
Патронатное воспитание детей как правовая модель семейного жизнеустройства детей. Детективное агентство
1
Все страницы
Несомненную помощь в изучении этого опыта оказали также исследования отечественных и зарубежных специалистов. В частности, предметом изучения был опыт правового регулирования патронатного воспитания в Чехии.

   В данном государстве вопросы патронатного воспитания регламентируются в Законе «О социально¬правовой защите детей» 1999г. Патронатного воспитателя ребенку, оказавшемуся без попечения родителей, назначает суд, принимая решение о передаче ребенка родственникам или другим лицам на основании заключения органов социально-правовой защиты детей. Заработная плата патронатным воспитателям устанавливается в зависимости от числа детей, принятых на воспитание, их физического состояния и других индивидуальных особенностей.

   Итак, вся сложившаяся в середине 90-х годов прошлого века обстановка, а именно, принятие и введение в действие СК РФ, утверждение федеральной программы «Дети-сироты» как части Федеральной Президентской программы «Дети России», закрепление системы дополнительных социальных гарантий для детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ФЗ РФ от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», ряд организационных и методических мер, предпринятых Министерством образования РФ, ознакомление с зарубежным опытом патронатного воспитания, - обусловила активное правовое регулирование патронатного воспитания в РФ на уровне субъектов федерации путем принятия законов или подзаконных нормативных правовых актов на уровне главы администрации или Правительства. Эта работа продолжается и по настоящее время. По состоянию на 1 января 2008г. законодательные акты (в большинстве случаев - законы) о патронатном воспитании были приняты в 41 субъекте РФ и подготовлены законопроекты еще в 4-х субъектах федерации. При этом примечательно, что в названиях практически всех нормативных правовых актов, принятых субъектами РФ, употребляется термин «патронат», хотя эта форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на федеральном уровне не закреплена. По мнению Г.Ю. Федосеевой, это привело к возникновению противоречий между федеральным законодательством и законами субъектов федерации . До недавнего времени с этим суждением можно было спорить, так как в соответствии со статьей 123 СК РФ субъекты федерации могли устанавливать в своих законах иные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, так что субъекты РФ, приняв соответствующие законодательные акты, реализовали возможность, предоставленную им федеральным законодательством. Однако в связи с принятием и введением в действие ФЗ РФ от 24 апреля 2008г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»  действительно возникают серьезные противоречия между федеральным законодательством и законами субъектов РФ, причем не в отношении употребляемых терминов, а по существу.

   В завершении анализа исторического опыта зарождения и возрождения патроната во всех его значениях уместно поставить вопрос: можно ли в аспекте всего сказанного выше назвать патронат новой правовой моделью семейного жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей: Если да, то в чем конкретно заключается эта новизна и в чем суть патронатного воспитания в России в таком его понимании, какое сложилось при его современном правовом регулировании? На этом следует остановиться более подробно и начать с анализа самого понятия патронатного воспитания (патроната), его юридической природы и соотношения с другими формами воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.

  Г.Ю. Федосеева справедливо отмечает, что при исследовании теоретических проблем правового регулирования патронатного воспитания необходимо обратить внимание на ключевые моменты, способствующие осознанию того значения, которое исследуемые правоотношения занимают в системе защиты прав и законных интересов детей. По мнению автора, к таким ключевым моментам относятся: позиция отечественных ученых по поводу развития в России различных моделей патронатного воспитания, роль субъектов Российской Федерации в правовом регулировании патронатных отношений и практика иностранных государств по обеспечению детям, оставшимся без попечения родителей, права на семью. Освещение этих вопросов имеет значение для понимания сущности исследуемых отношений, осознания важности их изучения в аспекте различных отраслей правоведения, т.е. не только в аспекте семейного права, но и в аспекте международного частного права.

  Полностью соглашаясь с предложенным автором своеобразным «путеводителем» по вопросам теории и практики правового регулирования патронатных отношений, подчеркнем, что учет указанных ключевых моментов важен еще и потому, что среди отечественных специалистов нет однозначного понимания как сущности патроната, так и его значения. Далеко не все ученые и практики позитивно восприняли включение в раздел VI СК РФ различных форм семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, хотя, к слову сказать, совершенно права О.В. Фетисова, которая отмечает как раз отсутствие многообразия форм семейного воспитания таких детей и скудный характер их правового регулирования на федеральном уровне . Однако и этого оказалось много для некоторых специалистов. Так, например, Ю.Ф. Беспалов категорически заявил, что единственным способом, посредством которого можно обеспечить брошенному ребенку семейное воспитание, является усыновление, на совершенствование правового регулирования которого и следует обратить внимание законодателю.

  По этому поводу Г.Ю. Федосеева отмечает, что не существует опасности от внедрения различных форм семейного воспитания. Главное, чтобы государство обеспечило экономическую базу для развития патронатных отношений. Однако сама Г.Ю. Федосеева понимает патронат весьма широко и включает в него практически все формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, исключая разве что усыновление. Так она отмечает, что в разделе VI СК РФ предусмотрена такая форма патронатного воспитания, как передача ребенка в приемную семью . С учетом того, что указанная работа была написана и защищена автором до принятия ФЗ РФ «Об опеке и попечительстве, надо полагать, что она исключала из системы патронатных отношений также отношения по опеке и попечительству.

   Другие специалисты полагают, что можно выделить, по крайней мере, 4 разновидности семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей: усыновление, опеку и попечительство, приемную семью и патронатное воспитание. Хотя данные авторы так же, как и Г.Ю. Федосеева, опубликовали свои работы до принятия указанного закона и даже тогда, когда его принятие предлагалось лишь в качестве de lega ferenda, они не только настаивали на существовании различий между приемной семьей и патро- натным воспитанием, но и указывали на конкретные отличительные особенности патроната по сравнению с приемной семьей. Так О.В. Фетисова, предлагая учитывать индивидуальные особенности каждой формы семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, при их выборе в каждом конкретном случае, отмечала следующие индивидуальные особенности патроната: «Патронат призван решать практические задачи. Его повсеместное применение позволит существенно сократить поток детей, направляемых в государственные детские учреждения. Условия его применения таковы, что позволяют поместить в патронатную семью любого ребенка на любой срок, вернуть детей домой или не допустить их изъятия из кровной семьи благодаря быстрому оказанию социальной помощи на дому посредством сотрудничества с кровными родителями. Эта форма семейного воспитания позволит расширить круг детей, защиту прав и интересов которых осуществляют органы опеки и попечительства. При этом достоинства патроната свидетельствуют о его гибкости и универсальности».

   В чем же заключается суть и уникальность патроната? Чтобы это понять, необходимо исследовать две формы патронатных отношений, которые закреплены во многих законах субъектов РФ: патронатное воспитание и социальный патронат. Кстати сказать, существует и третья форма патроната: пост-интернатный патронат, позволяющий оказать социальную помощь лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 18 до 23 лет, по выходе их из детских воспитательных и иных учреждений. Такая форма патроната предусмотрена законом Московской области. Целесообразно рассмотреть с правовых позиций каждую из двух названных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

  Патронатное воспитание - это устройство детей в семьи патронатных воспитателей. В отличие от приемных родителей, которыми в принципе могут быть любые лица, отвечающие установленным законом требованиям, патронатными воспитателями могут быть только специально подготовленные лица, являющиеся сотрудниками учреждений, осуществляющих устройство детей в семью. Ими могут быть либо сотрудники воспитательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, либо работники структурного подразделения органов опеки и попечительства, отвечающего за устройство детей в семью. Патронатное воспитание может решить проблему временного устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей, пока для него не будет выбрана окончательно форма его семейного жизнеустройства. Вместо того, чтобы искать для его временного устройства родственников, которые не всегда могут обеспечить ребенку психологическую помощь после смерти или тяжелой болезни родителей и т.п., или устраивать ребенка в социальный приют, реабилитационный центр, он будет жить в семье. Патронатная семья может трансформироваться в приемную семью, если ребенок пожелает жить в семье патронатного воспитателя до совершеннолетия или до возвращения его родителям и т.п. Патронатный воспитатель, будучи профессионалом, может квалифицированно обеспечить контакты ребенка с родителями, к примеру, ограниченными в родительских правах, если такие контакты будут разрешены органами опеки и попечительства (статья 75 СК РФ). Если же ребенок помещен в воспитательное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, то, не изымая его юридически из детского учреждения, патронатный воспитатель может адаптировать его к жизни в условиях семьи. Детский дом для ребенка и для патронатного воспитателя становится скорее социальной службой, чем воспитательным учреждением. Если в дальнейшем предполагается усыновление ребенка не патронатным воспитателем, а другими лицами, то с помощью патронатного воспитателя ребенок готовится к постоянному проживанию в семье, а будущие усыновители - к тому, что в их семью придет очень непростой ребенок с трудной судьбой, нуждающийся в заботе, внимании и психологической помощи.

    Социальный патронат как форма патронатного воспитания может существовать как наряду с патронатным воспитанием, так и самостоятельно. Он предполагает оказание уполномоченной службой воспитательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, или структурным подразделением органа опеки и попечительства, в том числе патронатным воспитателем, социальной помощи ребенку, в частности, помощи по защите его прав и законных интересов, без изъятия из кровной семьи. Иначе говоря, патронат в двух его формах, существующих в неразрывной связи между собой, призван попытаться, насколько это возможно, сохранить для ребенка кровную семью. Ведь даже если ребенок проживает в семье патронатного воспитателя, последний не оставляет попыток наладить его контакты с родителями, если, конечно, это не противоречит интересам ребенка. Но патронат, прежде всего социальный, является, если можно так выразиться, формой быстрого реагирования на сложившуюся в семье неблагополучную ситуацию.

    Патронатное воспитание является, несомненно, новой формой семейного устройства детей как по своей социальной направленности, так и по юридической сути. С юридической точки зрения это такая форма семейного воспитания, при которой отправным моментом является разграничение прав и обязанностей по воспитанию ребенка и по защите его прав и законных интересов. Воспитание ребенка осуществляется патронатным воспитателем, в то время как защита его прав и интересов осуществляется не только и, возможно, не столько патронатным воспитателем, сколько органами опеки и попечительства (или его уполномоченным учреждением).

    Если участниками патронатных правоотношений являются также родители, не лишенные родительских прав и не ограниченные в родительских правах, но по каким-то причинам не справляющиеся с воспитанием ребенка, то права и обязанности по защите его прав и интересов осуществляются также с участием родителей; в частности, это возможно при социальном патронате. Патронат, включающий в себя договорный порядок передачи ребенка на воспитание в семью и возмездность воспитания и содержания ребенка, явился наряду с детским домом семейного типа прообразом современной приемной семьи как формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Однако между институтами приемной семьи и патроната имеются существенные различия.

  Как уже отмечалось, далеко не все лица, могущие быть по закону приемными родителями, могут исполнять функции патронатных воспитателей. Той подготовки, которую проходят родители до передачи им ребенка, для патронатного воспитателя недостаточно; он должен быть профессиональным педагогом (еще лучше - социальным педагогом) или психологом либо специалистом в области социальной работы. Если приемный ребенок обязательно должен обладать юридическим статусом ребенка, оставшегося без попечения родителей (статья 1 ФЗ РФ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», часть 1 статьи 121 СК РФ), то для передачи в патронатную семью этого не требуется; следовательно, ребенку не обязательно находиться в кровной семье и ждать решения вопроса о лишении или ограничении родительских прав кровных родителей и т.п. Указанные лица различаются также по своему правовому статусу при защите прав и интересов ребенка. В отличие от приемного родителя патронатный воспитатель не является его законным представителем в полном объеме. Существенно различаются также взаимоотношения этих лиц с кровными родителями и другими родственниками ребенка. Приемный родитель хотя и не вправе препятствовать общению приемного ребенка с его кровными родителями и другими кровными родственниками, за исключением случаев, когда оно не отвечает интересам детей, но не обязан обеспечивать такое общение, создавать для этого специальные условия. Напротив, в обязанность патронатного воспитателя как раз входит совершение действий по установлению контактов ребенка с кровными родителями. Если при передаче ребенка в приемную семью ребенок всегда изымается из прежней среды, будь то кровная семья, в которой родители лишены родительских прав или ограничены в родительских правах, либо детское учреждение, то при патронатном воспитании изъятие ребенка из прежней среды вовсе не обязательно. Ребенок может свободно переходить из патронатной семьи в кровную и наоборот либо считаться воспитанником одновременно детского учреждения и патронатной семьи. При этом не требуется специального решения ни об изъятии ребенка из кровной семьи либо из детского учреждения, ни о возвращении его в указанные структуры. Прекращение действия договора о передаче ребенка в патронатную семью не обязательно должно быть связано с наличием уважительных причин для расторжения договора; его действие прекращается, как только ребенок пожелает вернуться в кровную семью или в детское учреждение, разумеется, если возвращение в кровную семью не противоречит его интересам.

   Таким образом, патронат даже в сравнении с институтом приемной семьи является более гибкой формой устройства детей в семью и позволяет жить в семье ребенку любого возраста, как при наличии у него установленного юридического статуса ребенка, оставшегося без попечения родителей, так и непосредственно сразу после изъятия из семьи, вместо помещения его в приют. Больной ребенок, нуждающийся в семейном уходе, может получить такой уход в патронатной семье, куда он передается только на период болезни.

   Подобная форма устройства существует только там, где имеются специализированные службы по устройству детей - уполномоченные организации органов опеки и попечительства, с которыми патронатные воспитатели заключают договор.

    В договоре определяются права и обязанности как семьи, так и учреждения. Наличие такого договора является юридической основой для профессионального сопровождения ребенка в течение всего времени его воспитания в семье. И ребенку и семье гарантированно предоставляется юридическая, социальная, психологическая и любая иная помощь - в зависимости от потребностей ребенка. В настоящее время в ряде регионов созданы такие экспериментальные площадки - уполномоченные учреждения органов опеки и попечительства. Все такие учреждения проводят подготовку кандидатов в патронатные воспитатели, используют социально-психологические технологии подготовки и обследования семьи, заметно отличающиеся от формальных действий, используемых обычно органами опеки и попечительства, оказывают детям и семьям необходимую помощь после помещения ребенка в семью, и тем самым повышают процент успешности и стабильности размещения детей в патронатных семьях. Поэтому из патронатных семей дети гораздо реже возвращаются в детские дома, чем из семей усыновителей. Таким образом, жители данных регионов могут обращаться региональные органы управления образованием, где можно проконсультироваться, как найти учреждение, занимающееся патронатным воспитанием.

  Уяснение социальной и правовой сущности патроната как формы семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, дает возможность и в то же время обязывает перейти к другому ключевому моменту исследования правового регулирования патронатных отношений: к оценке роли субъектов Российской Федерации в правовом регулировании устройства таких детей в семьи граждан. Возникает вопрос, почему из числа всякого рода экспериментальных социальных моделей семейного жизнеустройства детей, оставшихся без родительского попечения, правовой моделью стал практически только патронат, посредством которого подавляющее большинство субъектов РФ реализовало возможности, предоставленные статьей 71 Конституции РФ, в соответствии с которой правовое регулирование брачно-семейных отношений является предметом совместного ведения РФ и субъектов РФ, а также статьей 123 СК РФ, о чем уже говорилось ранее?

   Ответ на этот вопрос имеет, по крайней мере, два аспекта. Во-первых, патронат имеет свою историю как социальный и как правовой институт, апробирован на практике, что позволило субъектам РФ с одной стороны, использовать нормативные правовые акты прошлых лет в качестве своеобразного аналога, естественно, отбросив все, что было необходимо для того времени, когда они действовали, и что утратило актуальность в настоящее время. С другой стороны, определенная временная дистанция позволяет увидеть все достоинства и недостатки как социального аспекта патроната, так и его правового регулирования.

   Во-вторых, в отличие от Основ законодательства Со¬юза ССР и союзных республик о браке и семье 1968г., которые регулировали семейные отношения лишь в самой общей форме, оставляя союзным республикам известный простор в их правовом регулировании, современное федеральное законодательство (СК РФ) практически полностью урегулировало данные отношения и мало что оставило на усмотрение субъектов РФ, для которых вполне объяснимым является стремление утвердиться в своей государственности, в том числе в вопросах правового регулирования семейных отношений, проявить свою индивидуальность, учесть этнические и иные особенности, а также экономические и финансовые возможности и т.п.

   Анализ законодательства субъектов РФ о патронатном воспитании позволяет придти к выводу, что, несмотря на некоторые различия в правовом регулировании патронатных отношений, сходство в нем по форме и по содержанию гораздо больше. В свою очередь, это дает основания утверждать, что патронат можно понимать не только как особую форму семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, и не только как правоотношения, складывающиеся по поводу их воспитания и защиты их прав и законных интересов, участниками которых могут быть патронатный воспитатель, патронатная социальная служба, органы опеки и попечительства, сам ребенок и его кровные родители (максимальное число субъектов). Патронат можно понимать и как семейно-правовой институт, т.е. как совокупность норм семейного права, содержащихся в законодательстве субъектов РФ и регулирующих отношения по поводу устройства в патронатную семью детей, оставшихся без попечения родителей, и по поводу оказания социальной помощи кровным семьям в воспитании детей и в защите их прав и законных интересов. Все сказанное означает, что в настоящее время патронат является не только социальной, но и правовой моделью семейного жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей. Как справедливо отмечается в науке семейного права, патронат как институт семейного права, созданный субъектами РФ, и как форма заботы о детях, оставшихся без попечения родителей, оказался в России более востребованным, чем такие традиционные формы устройства детей, как усыновление и опека (попечительство)30. Однако после принятия ФЗ РФ «Об опеке и попечительстве» и введения его в действие с 1 сентября 2008г. патронат как правовой институт следует переосмыслить и определить его место и роль.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика