Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международное право на современном этапе: проблемы и тенденции развития - Международное право на современном этапе: проблемы и тенденции развития
Научные статьи
30.01.13 13:16
Оглавление
Международное право на современном этапе: проблемы и тенденции развития
1
Все страницы
При этом непростительно медленно совершенствуется механизм реализации норм. В целях повышения эффективности международного права требуется совершенствование механизма его действия, то есть решение глобальных проблем требует повышения уровня управляемости международной системой на основе международного права. Кардинальным шагом в ее совершенствовании явилось, например, выделение в особую категорию ответственности за серьезные нарушения обязательств, вытекающих из императивных норм общего международного права. Речь идет об обязательствах перед международным сообществом в целом».

    Таким образом, роль права в современном мире воз¬растает, и это представляет собой объективную закономерность глобального миропорядка. Возникает при этом вопрос о том, «в какой мере право в целом и законодательство в частности, подвергается переменам в общественной жизни - как бы автоматически, вслед за изменениями в государстве или по своим собственным закономерностям; создается ли заново система законодательства или допускается преемственность ее принципов и отраслей, сводятся ли реформы к перестройке нормативно - правовой системы или включает в себя изменения в понимании права, в правовом сознании и мотивации, в юридических учреждениях. Каждая страна дает свой ответ на этот вопрос».

   В условиях глобализации, когда взаимосвязь и взаимозависимость государств, их экономик, достигает невиданного доселе уровня, право выполняет функции «нормативной интеграции». Действие права становится еще более универсальным, так как усиливается потребность в сходных правовых принципах и решениях, что требует и расширения поля согласованного правового развития. «Общее правовое поле» во многом формируется и охраняется международным правом, которое приобретает новый смысл».

   Вышеназванные проблемы объединяет то, что: они носят глобальный характер и могут быть решены лишь совместными усилиями всех государств. Для этого необходим, как отмечает И.И. Лукашук, более высокий уровень управления социальными процессами, как на национальном, так и на мировом уровне. Существенное совершенствование управления институциональными системами в соответствии с нормами международного права, как уже, отмечалось является вопросом неотложным. В результате возрастет роль таких инструментов управления, как государство, международные организации, право. Особое значение приобретает взаимодействие международного и внутреннего права государств . В этой связи трудно согласиться с мнением ученого в том, что «глобализация стирает грань между внутренней и внешней сферой деятельности, между внутренней и внешней политикой» .

  Аналогичные концепции, существующие в отечественной правовой науке, утверждают, что в условиях глобализации концепция объективных границ международного права должна отойти в прошлое, так как она создает права и обязательства не только для государств, но и непосредственно для физических и юридических лиц, имеет прямое действие во внутригосударственной сфере . «Сторонники этой концепции не могут игнорировать, - верно отмечает И.И.Лукашук, очевидные факты, признавая, что международное право имеет прямое действие на территории государства с его санкции и как составная часть национальной правовой системы. Тут нельзя говорить о прямом действии международного права, потому что оно осуществляется с санкции государства, в качестве составной части его правовой системы» . То есть речь идет о сложном процессе инкорпорации, «включения» норм международного права в право национальное .
Здесь мы коснулись проблемы инкорпорации, которая действительно является чрезвычайно сложной . Наряду с тенденцией интернационализации или, как еще говорят, гомогенизации национального права прослеживается и другая тенденция - гетерогенизация внутригосударственного права Различия в правовых системах, правовых культурах и правового сознания сильно осложняют проблему. Специалист в этой сфере профессор университета в Торонто К.Кноп пишет: «Внутригосударственное толкование между¬народного права не является всюду одинаковым.

   В идеале мы имеем дело не с чем-то «ни целиком международным, ни целиком национальным, а с гибридом, выражающим отношения между ними».

  Известный специалист в этой сфере профессор Р. Мюллерсон образно заметил, что включение международных норм в правовую систему страны не означает, что лев становиться котом. Будучи «включенным» в правовую систему государства, международные нормы действуют как часть этой системы и обеспечиваются присущие именно этой системы механизмом. Механизм действия международного права для этого непригоден.

   Сторонники непосредственного регулирования международным правом внутригосударственных отношений иногда ссылаются на концепцию единого европейского правового пространства. Однако и эта ссылка едва ли может быть, как правильно считает И.И. Лукашук, убедительной. Европейский Союз (ЕС) означает высокую степень единства не только общих, но и конкретных норм международного права во взаимоотношениях государств, значительный уровень гармонизации их национальных правовых систем и, разумеется, основательное взаимодействие международного и внутреннего права. Войдя благодаря инкорпорации в систему российского национального права, они не теряют, также подчеркивает О.И. Тиунов, международно-правового качества, то есть остаются частью международно-правовой системы. Следовательно, инициированные международным правом нормы занимают в национальной правовой системе особое положение. Международно-правовые нормы действуют в рамках этой системы, в тесной связи с национальным правом.

  Принципиальной государственно-правовой и международно-правовой проблемой одновременно, подлежащей разрешению в условиях глобализации, является проблема суверенитета. Особую актуальность она приобретает в связи с допуском иностранных инвестиций на территорию современного государства. Дело в том, что широкий приток иностранного капитала в экономику того или иного государства объективно в той или иной мере как бы «подтачивает» экономический суверенитет страны, если исходить из традиционного понимания. Иностранный капитал в виде прямых или портфельных инвестиций таит в себе определенную угрозу для национальной экономики, так как может исчезнуть из страны столь же быстро, как появился. В принципе это свободный, ничем не связанный капитал. Данный методологический посыл имеет для нас при изучении пробел регулирования иностранных инвестиций очень важное значение.

  Автор этих строк однозначно исходит из того, что государство является суверенным лишь тогда, когда оно умело функционируя на конституционной основе реализует волю граждан и народа, когда его система управления демократична. С середины XX в. понятие суверенитета неразрывно связано с официальным признанием приоритета прав человека и гражданина - как в конституционном, так и в международном аспектах. Служение государства гражданскому обществу и человеку считается важнейшим признаком суверенности государства. Автор не видит иное решении задач и выступает против того, чтобы глобализацию рассматривать в контексте «мирового государства», как это делается иногда в юридической литературе.

  Большинство ученых - международников настойчиво защищают идею незыблемости суверенитета государств в международных отношениях. Государственный суверенитет является фундаментом в регулировании международных отношений и в создании международных организаций и межгосударственных объединений. Это признано нормами международно¬го и национального права.
 
  В то же время особую роль на современном этапе приобретают негосударственные участники международных отношений в лице национальных и транснациональных экономических структур, неправительственных организаций, общественных объединений. Их действие на международной арене носит разновекторный характер и нередко противоречит государственному суверенитету тех или иных стран. Примечательно также, что всеобщий публичный интерес, общие международные региональные и иные интересы нередко отодвигаются корпоративными интересами.

  Право выполняет не только функцию поддержки и содействия международному праву, но и в защите национально-государственных интересов, что приобретает особую актуальность в условиях глобализации. Например, в этих целях действуют федеральные законы о защите интересов России во внешне - экономической деятельности, о специальных защитных антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров, нормы которых содействуют защите экономических интересов страны и российских производителей товаров. Совет безопасности и другие государственные органы реализуют меры по обеспечению продовольственной, экологической, информационной безопасности.

   Классик отечественного международного права Н.А.Ушаков абсолютно также прав в том, что «в свою очередь международное право в принципе не может регулировать внутригосударственные общественные отношения, поскольку эта сфера исключительной компетенции каждого государства, отражающая ту объективно существующую реальность, что государство не подчинено какой-либо стоящей над ним властной структуре, которая могла бы предписывать обязательные правила поведения, как самому государству, так и субъектам внутригосударственных общественных отношений. Поэтому единственным способом международно-правового регулирования взаимоотношений между государствами - основными субъектами международных отношений и международного права является соглашение между государствами по поводу признания за ней качества юридически обязательного правила поведения государства» . Стало быть, государству принадлежит решающая роль в регулировании общественных отношений - внутригосударственных и международных. В тоже время государство выступает субъектом как международных, так и внутригосударственных правоотношений.

   Государства выступают в качестве основных субъектов международного права в силу своей самобытности, присущему любому государству особых свойств. Все другие субъекты современного международного права являются произвольными субъектами международного права, поскольку созданы по воле государств. Государственный суверенитет и равноправие государств в результате синтеза этих двух правовых постулатов сложились в такой основной принцип международного права как принцип суверенного равенства государств. Другими словами, принцип суверенного государства возник как новый международно-правовой феномен на основе соединения двух указанных юридических категорий.

  Это нашло закрепление в Уставе ООН: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов» (п.1 ст.2). В соответствии с Декларацией о принципах международного права 1970 года. Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года государства имеют одинаковые (равные) права и обязанности, т.е. они юридически равны. Каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету и вместе с тем обязано уважать правосубъектность других государств и их соответствующие права, включая право определять и осуществлять по своему усмотрению взаимные отношения на основе международного права. Важной для заключительного акта является формулировка относительно права государства «принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками двухсторонних или многосторонних договоров». Суверенитет государства означает, что «каждое государство суверенно в пределах системы государств, международного сообщества, т.е. в условиях взаимодействия и взаимозависимости государств. Суверенитет одного государства сопряжен с суверенитетом другого государства и вследствие этого должен быть с ним координирован в рамках действующего международного права, т.е. речь идет о так называемом «согласованном суверенитете». В функции международного права входит нормативное обеспечение такой координации, своего рода упорядочения осуществления основанной на государственном суверенитете международной правосубъектности».

   В отечественной литературе превалирует следующее понимание данного понятия: «суверенитет - это присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях. Из этого определения следует, во-первых, что суверенитет характеризует свойство государства и выступает как суверенитет государства, или государственный суверенитет. Во-вторых, присущая суверенность проявляется в двух его неразрывно связанных междсобой свойствах - в верховенстве государства на своей территории и в его независимости в международных отношениях. И, в-третьих, термин «суверенитет» характеризует свойства государства и только государства и использование этого термина в ином значении не только нежелательно, но и в научном и политическом плане просто недопустимо, поскольку ничего, кроме путаницы, породить не может».

   В западной литературе распространена точка зрения, согласно которой «глобализация» - это процесс, в ходе и результате которого государство-центричные институты и условия жизни общества размываются в пользу структур отношений, возникающих между субъектами, действующими в подлинно глобальном, а не просто международном контексте62. Финансовоэкономическая глобализация рассматривается при этом как главная причина позиций и институтов извне: через факт существования и деятельность транснациональных корпораций, банков, международных организаций; изнутри - через объективно имеющие место усиление всех видов сепаратизма и сопротивления глобализации.

  В той или иной мере тенденции ослабления позиций государства под влиянием глобализации считается общепризнанным. Отношение к эволюции института государства в новейших условиях, по мнению зарубежных ученых, прошло через три качественно различных этапа. Первоначально преобладало желание видеть в этом процессе только позитивные стороны. Представлялось, что феномен демократической глобализации, поднимающая на щит права и свободы человека, постепенно вытесняет отживший свой век институт государств, особенно в коррумпированных, диктаторских обществах. По мере накопления опытов в ходе глобализации мирового сообщества стало понятно, что «нехорошие» политические режимы могут уступить место не лучшим, а гораздо худшим, и не только по критериям демократии и обеспечению прав человека, но и по всем прочим. Речь идет об угрозе религиозных фундаменталистких режимов, открыто заявивших о своих международных амбициях на ранней стадии глобализации.

  Уже в наши дни пришло осознание того, что размывание изначально присущих государству функций - процесс не только не желательный, но и не допустимый. Тогда во весь рост встала задача сохранения и усиления дееспособности государства и его социальной эффективности.

  Продолжая дискуссию об объеме суверенитета государств с учетом международной среды, английский ученый, член палаты лордов Д. Ллойд утверждает, что подчинение нормам международного права не влечет за собой растворения государственного суверенитета в более высоком государственном образовании, это скорее признание суверенным государствам системы правовых принципов, обязательных для этих государств. Ограничения, по его мнению, налагаются только на действия в международной, но не во внутренней сфере. На этот счет Ю.А.Тихомиров высказывает сомнение, считая, что и внутренняя сфера подвергается их воздействию.

  В условиях глобализации происходит сближение национальных законодательств в результате унификации и гармонизации их норм. Главной особенностью процессов унификации и гармонизации национальных правовых систем является то, что они проистекают одновременно и параллельно на международно-публичном и национально-правовом уровнях. Другими словами, они являются в большей или меньшей степени, исходя из их конкретной ситуации, институтом как международного публичного права, так и международного частного права.

   С юридической точки зрения современный мир - это прежде всего разграничение национальных правовых систем, действующих в рамках юрисдикции суверенных государств и системы международного права. Отношения между национальными субъектами права внутри государств осуществляются на основе правовых норм, действующих в данном конкретном государстве. Отношения между самими государствами и производными от них субъектами строятся на базе международного публичного права.

  В условиях глобализации усиливается межгосударственное правовое сотрудничество, в рамках которого происходит взаимопроникновение различных правовых теорий, учений и взглядов, интенсивный обмен юридической информацией, принятие в результате него согласованных и сходных актов и норм. Это - результат усиливающихся интеграционных процессов в правовой сфере. Мировое сообщество и государства признают важность общеправовых принципов и поддерживают сближение национальных правовых систем. Прорыв в создании единообразных норм международного частного права, который произошел на рубеже ХХ и XXI веков, знаменует собой совершенно новый качественный этап в международных унифицированных процессах.

   В связи с этим неуклонно возрастает научный интерес к вопросам международно-правовой унификации.

    Проблемы унификации и гармонизации национальных правовых систем упираются во многом на то, что посредствам унификационных договоров одни государства будут навязывать другим неприемлемые для них модели регулирования тех или иных отношений. Коренной проблемой является то, что с точки зрения традиционных учений придание единообразия затрагивает государственный суверенитет.

   Процесс сближения национальных законодательств вызван потребностью в совместном решении общих задач и согласованных действиях. Правовое сотрудничество государств означает:
а)    выработку общего курса правового развития;
б)    осуществление мер по преодолению правовых различий;
в)    принятие мер по выработке общих, совместных или единых юридических правил.

   Следует особо подчеркнуть, что направление и объём взаимовлияния внутренних правовых систем зависит от степени однородности регулируемых общественных отношений и их политизированности. Близкие по природе, государственному строю и политическому режиму, по уровню экономического развития страны проводят курс на сближение законодательства в течении длительного времени. Сближение законодательства различных стран означает общий курс государств на определение общих направлений согласованного развития национальных законодательств, на преодоление правовых различий и выработку общих правовых решений. Иногда наряду с этим понятием и даже взамен, используются понятия «гармонизация законодательства»  или «гармонизация права».

   Гармонизация права - это процесс, направленный на сближение права разных государств, на устранение или уменьшение различий. В течение всего исторического процесса развитие внутреннего права государств сопровождалось элементами гармонизации, так как, формируя свою правовую систему, государства заимствовали опыт друг друга. Однако вопрос о гармонизации как о об особом правовом явлении возник в XIX веке, одновременно и параллельно с проблемой унификации права и получил особую актуальность в наше время.

  Стало быть, интернационализация права проявляется в двух взаимосвязанных, но различающихся по-своему содержанию, процессах: унификации и гармонизации права. Унификация, предполагающая введение в национальное право разных государств одинаковых норм права, ведёт к сближению национальных правовых систем, к стиранию различий между ними. Но гармонизация более широкое понятие, потому как сближение осуществляется и за пределами унификации. Поэтому профессор Г.К. Дмитриева различает гармонизацию права в широком смысле слова, которая охватывает также унификацию, и гармонизацию права в узком смысле слова, отличную от унификации. Главное отличие гармонизации права от унификации, по мнению ученого, заключается в отсутствии в этом процессе международно-договорных обязательств. Отсутствие договорной формы не является только формальным моментом, а определяет специфику всего процесса гармонизации: порядок создания и применения норм права, его конечный результат.

  Кроме международных договоров при осуществлении правовой интеграции и в международном, и в национальном праве используются модельные нормативные акты. Сегодня в литературе ставится вопрос о модельном праве.

  Унификация (unifacere - делать единым) права направлена на создание одинаковых, единообразных, то есть унифицированных норм во внутреннем праве разных государств. Как известно, правотворчество является исключительной внутренней компетенцией государства, поэтому единственным способом унифицированных норм является сотрудничество государства. Это дает основание утверждать, что унификация права означает сотрудничество государств, направленное на создание, изменение или прекращение одинаковых (единообразных, унифицированных) правовых норм во внутреннем праве определенного круга государств.

  Унификация, как форма интернационализации права, выступает разновидностью правотворческого процесса. Главной особенностью этого правотворческого процесса является то, что он происходит в двух правовых системах - в международном праве и в национальном праве государств, с применением международно¬правовых и национально-правовых форм и механизмов. В данном случае мы речь ведём об унификации национальных правовых систем. Она охватила все отрасли внутригосударственного права. Особенно ярко это проявилось в сфере экономических отношений, что является основным предметом наших исследований.

  Сближение несходных между собой законодательств преследует двоякую цель: устранить одно¬временно торговые барьеры и имеющиеся нарушения условий конкуренции, которые могут возникнуть на основе различий в национальных законодательствах и создать в определенных секторах или сферах экономики общие правила.

  Глобализация придает правовой интеграции своего рода многоуровневый характер. На первом уровне происходит активное межгосударственное сотрудничество во всех сферах международных отношений, что обусловливает производственную, торговую, сырьевую, финансовую, информационную и иную взаимообусловленность разных стран. Эти отношения, имея первичный характер, предопределяют характер, объем и формы правовой интеграции, а именно формирование общих правовых стандартов по линии международных экономических структур, а также создание модельных унифицированных международно-правовых документов по линии крупных транснациональных корпораций. На втором уровне правовой интеграции в эпоху глобализации происходит заключение двусторонних и многосторонних соглашений между государственными органами разных стран. А на третьем уровне мы наблюдаем широкую договорную практику между хозяйствующими субъектами-партнёрами из различных стран, а также достижение договоренностей и согласование общих платформ деятельности партий, общественных движений и неправительственных организаций.

  Следует также отметить ещё одну интересную тенденцию международно-правового взаимодействия в свете глобализационных парадигм. Активное развитие корпоративного права лишний раз подтверждает заметный правовой аспект расширения и универсализации международных экономических связей. В частности, на основе опыта крупнейших финансовых корпораций мира, разработавших и использующих корпоративные кодексы в своей «корпоративной сети», стали приниматься принципы корпоративного управления ОЭСР75. Примечательно, что они оказали значительное влияние на разработку российского законодательства, в том числе федерального закона «Об акционерных обществах». Кроме того, координационный совет по корпоративному управлению при ФКЦБ подготовил в 2000-2003 годах, используя западные аналоги, корпоративный кодекс, который был рекомендован правительством Российской Федерации для применения. Поправки в законы и изменения корпоративной практики теперь происходят под его влиянием.

  Особый интерес представляет вопрос о правовой природе унифицированных норм. На это счет существуют две разные точки зрения. Согласно первой унифицированные нормы не входят в состав внутреннего права, а являются международно-правовыми нормами, которые имеют приоритет перед нормами национального права. В соответствии с другим подходом - унифицированные нормы, как особая категория норм, являются своего рода моделью, на основе которой должен быть издан внутригосударственный закон78. Высказывалось суждение и том, что унификационные нормы могут быть введены в действие непосредственно путем ратификации унифицированного международного договора без издания какого-либо национального законодательства.

  Но наибольшую поддержку получила концепция о внутригосударственной природе унифицированных норм, в соответствии с которой созданные в результате межгосударственных соглашений единообразные нормы после трансформации их посредствам того или иного метода в национальное право, становятся составной частью правовых систем государств-участников в качестве lex specialis, то есть превращаются в особые нормы внутреннего права. Эта доктрина основывается на господствующей в теории международного права концепции трансформации, в соответствии с которой международный договор или международный обычай не могут быть непосредственным источником национального права, то есть не могут иметь прямого действия на территории государства. В целях выполнения своих международных договорных обязательств государство должно привести в действие эти нормы в пределах своей территории, придать им такую же юридическую силу, национально-правовым нормам.

  В некоторых случаях это положение концепции транс- формации трактуется таким образом, что международно- договорная норма может быть приведена в действие на территории государства лишь будучи преобразованной в норму национального права. Подобное понимание трансформации подвергли критике Е.Т. Усенко, Р.А. Мюллерсон, предостерегая, что «термин «трансформация» является ... условным, так как в действительности никакого превращения норм международного права в нормы национального права не происходит».  Аналогичную мысль высказывал Л.А. Лунц, говоря, что трансформированные в национальное право договорные нормы «становятся внутригосударственными в том смысле, что они должны применятся и соблюдаться при регулировании определенных внутренних отношений, но они сохраняют автономность в отношении к внутренней системе права в целом».

  Международно-правовую природу унифицированных норм С. В. Бахин, в частности, доказывает тем, что единообразные нормы являются, неотъемлемой составной частью соответствующего международного договора. Даже после его включения в правовую систему конкретного договора он не может быть разделен на составляющие его нормы, а должен применяться как единое целое.

  Не утрачивая свойств, присущих нормам международного права, унифицированные нормы, будучи включенными, в правовую систему государства, приобретают, по мнению И.И. Лукашука, новое юридическое качество в связи с конституционными и законодательными гарантиями их реализации.

   Таким образом, действие международного права и его эволюция однозначно связаны с государством. Государство выступает как сложная социальная система, состоящая из взаимозависимых и взаимообусловленных компонентов права, т.е. эффективное правовое обеспечение устройства жизнедеятельности общества являются генеральными направлениями в полномочиях государства. Глобализация не ведет к отмиранию института государства, а выставляет к государству гораздо более высокие требования, связанных с переплетением и столкновением национальных интересов различных государств. Государства включаются более сложные структуры международных отношений, само время ставит наряд с ними требования об усиленной международной ответственности за свои внутренние дела.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика