Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Методы правового регулирования международного частного права: вопросы теории, выбора права и способов разрешения коллизий - Методы правового регулирования международного частного права: вопросы теории, выбора права и способов разрешения коллизий
Научные статьи
31.01.13 10:31
Оглавление
Методы правового регулирования международного частного права: вопросы теории, выбора права и способов разрешения коллизий
1
Все страницы
Эту же особенность в ходе использования коллизионной нормы выделял и И.С. Перетерский. Правоотношение с иностранным элементом регулирует, писал автор, только та норма, на которую ссылается коллизионная норма. Это особенно ясно в тех случаях, когда коллизионная норма отсылает к конкретному закону. Так, нормы иностранного права сами по себе не имеют обязательной силы для суда иного государства, они не являются нормами правовыми в том государстве, где обсуждается правоотношение с иностранным элементом. «Лишь коллизионная норма дает силу нормам иностранного права».

   Определенное число ученых по коллизионному праву справедливо подчеркивают необходимость широкого понимания коллизионной отсылки. Вместе с тем не все замечают очевидный факт, что выбор применимого права не является, в свою очередь, результатом применения отдельной изолированной коллизионной нормы. Спору нет - коллизионные нормы есть наиболее важная часть в механизме определения применимого права, но в его осуществлении участвуют и другие элементы этого механизма, например, этапы толкования коллизионной нормы, первичной и вторичной квалификации. Надо полагать, что обращение к институтам сравнительного правоведения, поможет решить наиболее сложные проблемы применения коллизионной нормы, в том числе проблему квалификации. Выражением конкретных подходов является обоснование возможности автономной, не подчиненной праву какой-либо одной страны квалификации, осуществляемой на основе обобщения понятий разнонациональных правовых систем.

 Как отмечалось выше, вопрос о методах международного частного права является одним из центральных вопросов, по которому до сих пор нет единства мнений. Одни ученые включают в число методов регулирования коллизионно-правовой, другие - материально-правовой и лишь отдельные среди них включают оба названные методы. Не нашел однозначного научного решения и вопрос о формах, в которых каждый из названных методов может быть выражен.

  Патриарх российской науки международного частного права Л.А. Лунц принадлежит к тем немногим ученым, которые идут от источников и нормативного состава международного частного права, включая в его состав коллизионные и материальные нормы и два способа регулирования, «два юридических метода регулирования однородных отношений».

    Однородный характер указанных отношений является объективной предпосылкой объединения регламентирующих их материально-правовых и коллизионных норм в единый правовой комплекс. Общее здесь и в том, что и материально-правовые, и коллизионные нормы, воздействуя на соответствующие отношения, обеспечивая регулирование их не иначе, как через преодоление коллизионной проблемы. В одном случае (материально-правовой способ) коллизионный вопрос устраняется с помощью специального прямого предписания, непосредственно определяющего права и обязанности участников отношения, в другом (коллизионный способ) - решается на основе коллизионной нормы.

   Проведя сравнительный анализ материально- правовых и коллизионных норм,образующих междуна- родное частное право (и соответственно материально-правовых и коллизионных способов регулирования), мы приходим к выводу, что различие между ними не всегда столь принципиально, как может показаться на первый взгляд. Так, В.М. Корецкий в свое время указывал на «случаи переплетения материально-правовых и конфликтных приемов в одной норме» , а Л. Раапе по этому поводу отмечал, что коллизионные и материальные нормы соприкасаются друг с другом настолько близко, что по поводу некоторых правил идет спор, «относятся ли они к материальным или же к коллизионным нормам».

    Однако, выявив общие свойства, объясняющие принадлежность материально-правового и коллизионного способов регулирования к особому правовому режиму, отличающему международное частное право, мы не должны умалять самостоятельного значения каждого из них. Достаточно велико своеобразие материально-правового и коллизионного способов регулирования, чтобы можно было бы в каком-либо отношении им пренебречь.

    На наш взгляд не следует утверждать, что какому- либо виду частноправовых отношений с иностранным элементом отвечает только один из названных способов регулирования. Ведь провести разграничительную линию, позволяющую разделить области их применения сложно, а порой просто невозможно . Возможно коллизионные и материально-правовые нормы следует рассматривать как две части одного целого, чье функционирование взаимно обусловлено. Так, коллизионная норма приводит в движение соответствующую часть материальных предписаний, а материальноправовые правила могут надлежащим образом разрешить вопрос по существу только на основе полного учета особенностей регулирования, содержащихся в коллизионной норме.

   Коллизионно-правовой способ - исторически первый способ регулирования в международном частном праве, поэтому неудивительно, что отечественная доктрина на первом этапе своего развития преимущественно рассматривала международное частное право как коллизионное право (И.С. Перетерский, А.Н. Макаров, А.Г. Гойхбарг, А.М. Плоткин, С. И. Раевич и др.) . Действительно, при наличии иностранного элемента может оказаться, что отношение подлежит регулированию (при отсутствии договорных унифицированных материально-правовых норм) на основе положений внутреннего материального права государства, с которыми оно так или иначе связано. Именно так внутреннее материальное право государств неодинаково регулирует однотипные вопросы, возникает необходимость в координации разнонациональных правовых систем в процессе их применения к соответствующим отношениям. В качестве средства такой координации выступают коллизионные нормы. Но и они не отличаются единообразием в разных государствах. Отсюда их столкновение, приводящее к явлениям обратной отсылки. Такова существующая реальность.

    Несмотря на свою традиционность, коллизионно-правовому методу присущи существенные недостатки, а его применение связано с серьезными трудностями юридико-технического характера. Ещё в конце 20-х годов ХХ столетия В.М. Корецкий неоднократно подчеркивал недостатки коллизионного метода и поддерживал прогрессивную тенденцию по созданию материально-правовых норм . Отметим, что существенным недостатком коллизионно-правового способа регулирования является то обстоятельство, что сторона правоотношения часто не может предвидеть в момент совершения действия, какая коллизионная норма будет применена судом, а, следовательно, и как, в конечном счете, будет разрешено гражданско- правовое отношение. Это происходит в результате того, что согласно коллизионной норме выбор компетентного правопорядка может зависеть от того, каким именно иностранным элементом (субъект, объект, действие, событие) осложнится соответствующее правоотношение, поскольку предугадать это довольно сложно, поэтому «коллизионная норма иногда становится правилом с неопределенной отсылкой».

   Другим существенным недостатком коллизионно-правового способа является то обстоятельство, что часто суды обязаны применять к разрешению спора по существу чужое законодательство, которое они не знают досконально. В результате справедливое и правильное разрешение спора становится проблематичным.

    Следующим недостатком коллизионного способа регулирования является применение права конкретного государства к отношениям, которые протекают вне территории конкретного государства, а в международном пространстве.

   Для современного состояния международного сотрудничества, процессов интернационализации международной жизни вообще и интеграционных процессов в частности, характерно повышение роли материально-правового метода регулирования путем заключения международных соглашений. Преимущество материально-правового метода заключается в следующем:
во-первых, в том, что благодаря его применению создается возможность, хотя и в определенных пределах, обеспечить применение в различных странах единообразных по своему содержанию правил, иными словами, избегнуть односторонности;
во-вторых, в том, что создается регулирование более приспособленное, более соответствующее характеру отношений, чем при применении коллизионного метода, поскольку коллизионная норма отсылает общим образом к праву какого-либо государства, а нормы этого права, как правило, формулировались как нормы общего характера, призванные регулировать все гражданско- правовые, семейные и иные отношения без учета специфики «международного фактического состава»;
в-третьих, при применении этого метода обеспечивается большая определенность как для участников, так и для правоприменительных органов, чем при коллизионном методе, который часто определяется в юридической литературе как «прыжок в темноту».

   Процесс интернационализации хозяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и других как на региональном, так и на универсальном уровне. Принятие специального материально-правового акта международной унификации с последующей инкорпорацией его в национальные правовые системы способны решить проблему установления единообразия правил национально-правовых систем, но нельзя в тоже время и преувеличивать возможность этого метода. Проблемой, с которой сталкивается международная унификация, является её ограниченный в территориальном отношении характер. Это усложняет правовое регулирование, поскольку унифицированное право в абсолютном большинстве случаев действует только в отношениях между субъектами государств- участников унификации, в отношениях же с третьими странами вновь применяются коллизионные нормы. Также существует проблема материальных пределов унификации. Практически невозможно унифицировать правовое регулирование абсолютно всех аспектов того или иного института, унифицированное законодательство не способно обеспечить всестороннее регулирование, которое будет отражать все возможные потребности субъектов. Общим недостатком метода материально-правовой унификации «является сложность согласования единообразных правил, что связано с наличием различных правовых систем, неодинаковыми взглядами на те или иные аспекты, различными уровнями правовой культуры и готовности государств инкорпорировать соответствующие правила во внутреннее право».

    Отмечая спехи унификации материального права, всё же нельзя недооценивать значение единообразных коллизионных норм, и коллизионно-правового способа регулирования в целом. Коллизионно-правовой способ регулирования оказывается необходимым: во-первых, в качестве общего субсидиарного начала, позволяющего восполнять пробелы, образующиеся при унификации материально-правовых норм;
во-вторых, в качестве основы для урегулирования вопросов, возникающих на отдельных участках сотрудничества, исходя из потребностей сотрудничества и с учетом конкретных условий его реализации;
в-третьих, в случаях, когда применение единообразных материально-правовых предписаний по тем или иным причинам встречает затруднения.

   Очевидно, что при существовании различных национальных правовых систем неизбежны и закономерны различия в регулировании одних и тех же отношений, что порождает необходимость применения коллизионного метода. В доктрине международного частного права нет недостатка в различных концепциях построения всемирной, единой, обязательной для всех государств системы коллизионных начал и принципов. Однако в действительности такого международного коллизионного права не существует. Справедливости ради надо заметить, что и при едином коллизионном праве не достигается единого результата, так как материально-правовые нормы, к которым отсылают коллизионные нормы, например, международного договора, не совпадают.

   В силу суверенитета каждое государство устанавливает пределы применения своего права и возможности применения права иностранного государства для регулирования правоотношений с иностранным элементом. Это не исключает попыток государств унифицировать коллизионные нормы, создать единые коллизионные нормы путем заключения международных соглашений, принятия единообразных законов или сближения коллизионных норм. Так, страны-члены ЕЭС на региональном уровне заключили ряд конвенций по вопросам международного частного права. Работа по унификации коллизионных норм проводятся многими странами и на универсальной основе, например, Комиссия ООН по праву международной торговли ЮНСИТРАЛ.

    Следует заметить, что опыт унификации, накопленный различными странами за многие годы, сыграл свою роль в формировании ряда направлений универсальной унификации, была создана целая система правового регулирования. Материально-правовые нормы, созданные в порядке унификации, содержались, к примеру, в таких актах, как различные Общие условия поставок товаров, Общие условия монтажа, Общие условия технического обслуживания, Общие условия специализации и кооперирования производства и др. Но в то же время осуществлялась унификация не только материально-правовых, но и норм коллизионных. В одних областях (поставки товаров, по перевозке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материально-правовые нормы, в других имели самостоятельное значение (в семейных и наследственных правоотношениях). Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют исторические, национальные и иные особенности.

  Практика международного экономического сотрудничества показала, что наиболее целесообразно заключать такие соглашения, в которых установление единообразных материально-правовых норм дополнялось бы унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопросам, не урегулированными такими нормами. Таким образом, интернационализация хозяйственной жизни обусловила тенденцию к унификации не только коллизионных норм, но и норм материально-правовых, дальнейшее развитие которых привело к созданию целых массивов унификационных норм сначала в рамках интеграционных группировок, а затем и на универсальном международном уровне.

  В рамках рассматриваемого вопроса обратим внимание на спорную, по нашему мнению, позицию В.В. Гаврилова. Автор в своей работе высказывает мнение, что коллизионный метод является косвенным методом регулирования отношений в международном частном праве . Однако с этим мнением невозможно согласиться, хотя оно нередко встречается в той или иной интерпретации в трудах отечественных ученых. Изучение действующего законодательства (российского и зарубежного), международных норм, истории международного частного права дает основания утверждать, что коллизионный метод регулирования отношений гражданско-правового характера, осложненных иностранным элементом является, во-первых, прямым методом (т. е. методом прямого регулирования таких отношений), во-вторых, традиционно преобладающим в законодательной практике государств и в международных механизмах регламентации соответствующих отношений и, в-третьих, основным, по¬скольку он достаточно полно и удобно учитывает интересы государств, претендующих одновременно на урегулирование определенного отношения, и интересы «иностранного элемента» в этом отношении. Оба метода - и коллизионный, и материально-правовой - следует рассматривать как методы прямого регулирования отношений в международном частном праве, различающиеся используемыми приемами и средствами юридической техники, но имеющие общие конечные цели применения. Коллизионный метод оказывается в некотором роде более трудоемким для правоприменителя, поскольку при квалификации регулируемых им отношений возникает необходимость обратиться в рамках отсылки к общим нормам гражданского, семейного или трудового права. Однако это не делает его неудобным, неэффективным, а тем более второстепенным.

   В.В. Гаврилов пишет, что «когда речь идет о материально-правовом методе, следует все же говорить о так называемых унифицированных нормах прямого действия». Из анализа работы в целом можно сделать вывод, что под «унифицированными нормами прямого действия» автор подразумевает исключительно материально-правовую норму. Однако законодательная практика показывает, что как раз нормы материального характера и в системе унифицированных норм, и среди норм международного частного права, не подвергшихся унификации, составляют не столь значительную часть в механизме правового регулирования отношений в международном частном праве. Несомненно, в определенных сферах общественной жизни, например в области внешней торговли, процесс унификации пошел по пути унифицирования материальной нормы. В большинстве же случаев унификации подвергается коллизионный принцип регламентации конкретного отношения, поэтому комплекс унифицированных норм в международном частном праве складывается в первую очередь из унифицированных коллизионных норм, как международных, так и национальных по своему происхождению.

    Подводя итоги анализа методов правового регулирования в международном частном праве, укажем на любопытную позицию Л.П. Ануфриевой по поводу системной характеристики методов. По мнению автора коллизионно-правовой и материально-правовой методы будут адекватно раскрыты только с учетом взгляда на них как на систему приемов, способов и средств юридического воздействия на объект, с помощью которой достигается интеграция в единое целое самих юридических норм, регулирующих соответствующие общественные отношения.

    В частности, применительно к коллизионно-правовому методу подобная система схематично выглядит следующим образом: в качестве особого юридического приема выступает выбор компетентного правопорядка и обусловленная им отсылка; способами правовой реализации данного приема являются разнообразные сочетания объемов и привязок коллизионных норм, в том числе учет особенностей фактического состава конкретных отношений формулами прикрепления. Различные правовые средства в коллизионном правовом методе регулирования как системе представлены не только в виде простых коллизионных правил с жесткими формулами прикрепления, но и в форме кумуляции, расщепления, множественности, альтернативности и т.п. коллизионных привязок в нормах, использование «гибких» коллизионных привязок, применения «ассоциаций» коллизионных правил и т.д. В интегрированном виде такая система предстает в форме сочетания коллизионной и той материальной нормы, к которой она отсылает, для целей выбора права и конечного регулирования. Ключевое значение при этом имеет и определенная совокупность приемов, способов и средств, и их последовательность.

    Отметим, что методы международного частного права не функционируют в строгой изоляции друг от друга. Во-первых, коллизионно-правовой метод претерпевает изменение в направлении учета материально-правового результата применения коллизионной нормы (с этим связано увеличение числа альтернативных коллизионных норм, появление некоторых предельно абстрактных коллизионных норм, появление некоторых предельно абстрактно сформулированных формул прикрепления). Во-вторых, применение материально-правового метода во многих случаях сопровождается применением правовых средств из арсенала коллизионного правового метода. Так, например, международная материально-правовая унификация международного частного права сопровождается решением вопроса о сфере применения унифицированных норм, которым приписывается коллизионно-правовая функция.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика