Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Необходимая оборона: уголовно-правовой и криминологический аспекты
Научные статьи
04.02.13 13:14
Оглавление
Необходимая оборона: уголовно-правовой и криминологический аспекты
1
Все страницы


  
ЕврАзЮж № 1 (8) 2009
Уголовное право, криминология, уголовно-исполнительное право
Фефелов В. В.
Необходимая оборона: уголовно-правовой и криминологический аспекты
В статье изложен взгляд автора на необходимую оборону как одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния с уголовно-правовой и криминологической точек зрения. Раскрыты признаки и условия правомерности необходимой обороны, относящиеся как к нападению, так и к защите. По результатам проведенного исследования автор пришел к следующим выводам:
1. Необходимая оборона - это правомерная защита от реального и наличного общественно опасного и уголовно-противоправного посягательства путем причинения в целях отражения данного посягательства вреда посягающему, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны.
2. Превышением пределов необходимой обороны признается совершение в целях защиты таких умышленных действий, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства.
3. Эксцесс обороны - это заведомое причинение посягающему тяжкого вреда, явно несоразмерного с характером и опасностью посягательства или явно не соответствующего обстановке защиты.
4. Превышением пределов допустимого вреда при необходимой обороне следует считать заведомо напрасное причинение защищающимся лицом тяжкого вреда при обороне от посягательства, не представляющего большой общественной опасности.
5. При определении правомерности необходимой оборона или ее превышения ее пределов, необходимо учитывать характер и степень общественной опасности посягательства, соотношение сил посягающего и обороняющегося, условия, сложившиеся вокруг посягательства и обороны.
  
    В любом цивилизованном обществе государство берет на себя обязанность охранять своих граждан от преступных посягательств. Однако существуют ситуации, в которых промедление с защитой может обернуться трагедией. Поэтому каждый человек обладает правом самостоятельно защищать свои жизнь, здоровье, права и свободы, имущественные интересы от различного рода угроз без обращения к представителям правоохранительных органов. Это неотъемлемое право любого человека, а государство лишь санкционирует его.

   Согласно ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Право на необходимую оборону регулирует ст. 37 УК РФ. Она определяет, что «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия».

   В части 2 данной статьи говорится, что «Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны». Данный институт нацелен на поощрение любой правомерной активности граждан, направленной на пресечение общественно опасных посягательств.

   Пункт 2.1 данной статьи устанавливает, что «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

   В 2006 году в ст. 37 УК РФ было внесено дополнение, уточняющее, что положения этой статьи «…распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти». Это положение должно положить конец спорам о правомерности необходимой обороны со стороны той или иной категории граждан.

   Право на необходимую оборону в равной мере имеют все граждане независимо от их профессиональной или специальной подготовки и служебного положения. Для большинства акт необходимой обороны - личное право. Однако для сотрудников правоохранительных органов, пресечение  преступного посягательства, равно как и угрозы совершения преступлений является служебной обязанностью, невыполнение которой может повлечь дисциплинарную или даже уголовную ответственность.

  Из содержания ст. 37 УК РФ можно сформулировать следующее определение: «Необходимая оборона - это правомерная защита от реального и наличного общественно опасного и уголовно-противоправного посягательства путем причинения в целях отражения данного посягательства вреда посягающему, если при этом не были превышены пределы необходимой обороны».

  Прокомментируем содержание этого определения.

   Общественно опасное уголовно-противоправное посягательство - такое запрещенное уголовным законом посягательство на интересы личности, общества или государства, которое существенно угрожает этим интересам (т. е. способно причинить им значительный вред) или уже непосредственно причиняет им соответствующий вред.

   Наличное посягательство- это посягательство, имевшее место в данный момент. Наличным также считается непосредственно предстоящее посягательство и посягательство только-только окончившееся, но при условии, что для обороняющегося до конца не был момент окончания посягательства.

  Реальное (действительное) посягательство - это посягательство, имевшее место в действительности, на самом деле, а не существовавшее лишь в воображении обороняющегося.

   При необходимой обороне допускается причинение вреда лишь посягающему (и ни в коем случае не третьим лицам), причем только с целью отражения посягательства и при условии, если обороняющийся не превысил пределы необходимой обороны.

  Состояние необходимой обороны констатируется как в случае, когда лицо защищает собственные интересы, так и в случае, когда оно защищает интересы других лиц, общества, государства.

   Необходимая оборона имеет место не только в случае, когда обороняющийся вынуждено применяет опасные для посягающего средства обороны (находясь как бы в безвыходном положении), но и в случае, когда он применяет такие меры, имея возможность избежать посягательства другим способом - например, путем бегства, обращения за помощью к другим лицам, к органам власти и т. п.

  Право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от опасного посягательства (как уже было указано выше) гарантируется каждому гражданину, будь то гражданин РФ, гражданин другого государства либо лицо без гражданства. Это может быть положительный во всех отношениях человек или лицо, вступавшее ранее в конфликт с законом, имеющее судимость и т. п.

   В ч. 3. ст. 37 указывается, что положения ее в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

  Закон допускает активную защиту (т. е. защиту с причинением вреда посягающему) лишь законных интересов и лишь от незаконных, противоправных действий.

    Активная защита от посягательства, сопряженная с возможностью причинения посягающему любого вреда, допускается только в случае, если посягательство сопряжено:
а) с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица
б) с непосредственной угрозой причинения такого насилия.

   Под насилием, опасным для жизни, понимается в данном случае такое насилие, результатом которого может быть смерть потерпевшего или телесное повреждение, способное поставить потерпевшего в опасное для жизни состояние.

   Угроза применения насилия будет непосредственной в том случае, если ее осуществление возможно именно в данный момент (тотчас же) или хотя и спустя определенное время, но неотвратимо. Например, угроза убийством при вымогательстве должна рассматриваться как непосредственная, а поэтому она дает обороняющемуся основание применять в целях защиты любые средства.

   Если речь идет о посягательстве, сопряженном с опасным для жизни насилием или с непосредственной угрозой применения такого насилия, то вопрос о возможности констатировать при таких условиях превышение пределов необходимой обороны отпадает. Превышение пределов необходимой обороны возможно только в отношении посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия.

   Превышением пределов необходимой обороны признается совершение в целях защиты таких умышленных действий, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности посягательства.

    Явный характер несоответствия понимается здесь как в субъективном, так и в объективном смысле. В субъективном смысле явное несоответствие означает несоответствие очевидное, допущенное не просто умышленно, а с прямым умыслом; в объективном же смысле - это несоответствие существенное, значительное, означающее не просто его необоснованность, излишний характер, но и существенную (значительную) избыточность причиненного (в целях защиты) вреда.

   При констатации превышения пределов необходимой обороны учитывается вся совокупность обстоятельств, характеризующих, с одной стороны, посягательство, а с другой - защиту.
В числе таких обстоятельств:
а) соотношение сил и средств защиты и посягательства;
б) число лиц с той и другой стороны;
в) физические возможности посягающих и защищающихся;
г) их вооруженность;
д) обстановка и т. п.

  Сам по себе переход оружия из рук посягающего в руки защищающегося не дает действительному посягающему оснований для активной защиты.

    В то же время не исключается возможность активной защиты от неправомерных действий представителей власти, в том числе (и тем более) вооруженных сотрудников правоохранительных органов. При необходимости вопрос о превышении пределов необходимой обороны решается в таких случаях на общих основаниях.

  В соответствии с постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности.  В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

 Если лицо причиняет вред другому лицу, ошибочно считая его действия посягательством (тогда как на самом деле посягательством они не являются), уголовная ответственность наступает лишь в том случае, когда ошибка не может быть отнесена к разряду добросовестного заблуждения, исключающего ответственность.

   Добросовестность заблуждения при таких обстоятельствах приравнивает фактическое состояние к состоянию необходимой обороны (так называемая ложная оборона или, точнее сказать, такая ее разновидность, как оборона мнимая).

  Мнимой называется оборона, когда защита осуществляется от воображаемого посягательства. Защита в такой ситуации неуместна, а само причинение вреда нападающему не может расцениваться по правилам необходимой обороны, так как ее реально нет, поскольку отсутствует настоящее, существующее на деле общественно опасное посягательство.

  Ответственность за вред, причиненный при мнимой обороне, наступает за действия, совершенные при наличии фактической ошибки. В части 2.1. ст. 37 УК РФ законодатель подчеркивает, что «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

   Важно подчеркнуть, что для мнимой обороны необходимо стечение таких внешних обстоятельств, которые могли бы провоцировать ошибку лица из-за похожести происходящего на реальное нападение. Если же обстановка, в которой развивались события, не давала оснований для вывода о нападении, а само предположение о факте нападения было необоснованным, все содеянное должно квалифицироваться как совершение умышленного преступления.

   В тех же случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны.

   Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

   Грубая ошибка при рассматриваемых обстоятельствах может в соответствии с особенностями конкретного случая влечь ответственность либо на общих основаниях (как за соответствующее умышленное преступление), либо как за неосторожное преступление или превышение пределов необходимой обороны.

   Помимо мнимой необходимой обороны следует различать еще и следующие случаи так называемой ложной обороны:
а) спровоцированная оборона (оборона от посягательства, намеренно вызванного искусственно смоделированной ситуацией);
б) «состязательная оборона» (оборона от посягательства, возникшего в ходе стихийно возникшего состязания, осуществляемого с грубым нарушением правил, предъявляемых к подобного рода состязаниям - например, так называемые «дуэльные» дела);
в) «слепая оборона» (оборона с использованием разного рода устройств - например, «самострелов», капканов, взрывчатых веществ, бытовой электросети, отравленной жидкость в посуде из-под спиртных напитков и т. п.)

   Вопрос об ответственности за вред, причиненный при защите от действий лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу малолетства или невменяемости, разрешается в соответствии с правилами крайней необходимости.

   Применение физической силы, специальных средств и оружия сотрудниками правоохранительных органов регламентируется федеральными законами. 

   В отличие от первоначальной редакции УК РФ, в настоящее время законодатель не стал выделять определение превышения пределов необходимой обороны в отдельный пункт статьи. Понятие превышения пределов необходимой обороны дано в части 2 статьи и выглядит как «…умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства».

  Представляется, что указанная формулировка является не совсем точной. Хотя необходимая оборона (ч. 1 ст. 37 УК) определена законодателем не как действия, а как причинение вреда, превышение ее пределов или эксцесс обороны (ч. 2 ст. 37 УК) определен уже как действия.

    Однако сами по себе никакие действия, если они не причинили посягающему вреда, эксцессом обороны, т.е. уголовно-наказуемым деянием, признаваться не могут.

    Кроме того, превышение пределов необходимой обороны определено в законе как умышленное действие. Между тем, согласно ст.ст. 14, 25 УК РФ, умысел является признаком не деяния, а преступления в целом, в котором деяние – лишь один из его элементов. Поэтому более уместно будет говорить об умышленном характере причинения вреда при превышении пределов необходимой обороны.

   Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 6 постановления «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм” от 17 января 1997 года № 1 указал, что применительно к ст.ст. 227, 360 УК РФ нападение - это действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. 

   Логично применить понятие «нападение» и в отношении ст. 37 УК. Исходя из этого, под термином «посягательство» следует понимать не только нападение, как наиболее распространенную для необходимой обороны форму посягательства.

  Исследование материалов судебной практики показывает, что основная масса общественно опасных посягательств действительно осуществляется посредством нападения. 

   Однако посягательство, выступающее фактическим и правовым основанием для реализации права на необходимую оборону, по объему, содержанию и формам проявления - более широкое понятие, чем нападение для бандитизма и разбоя. И потому нельзя ставить знак равенства между понятиями «нападение» и «посягательство». Это будет означать возможность правомерной защиты лишь от насильственного посягательства.

   В случаях же, когда посягательство не жизнь не связано с нападением, например, как при покушении на убийство путем отравления; угрозе изменения конституционного строя Российской Федерации путем призывов к этому или при посягательстве на собственность путем совершения кражи, т.е тайного хищения и т.д., потерпевшему, если следовать вышеуказанной логике, остается лишь печально созерцать происходящее. Представляется, что защита возможна и против ненасильственного посягательства.

   Более того, ст. 37 конкретно указывает, что допускается и защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

   Превышение пределов необходимой обороны может выражается в том, что обороняющееся лицо осуществляет чрезмерную защиту и в процессе обороны причиняет посягающему вред, резко несоразмерный с характером и опасностью посягательства.

    Чрезмерной можно назвать защиту, при которой ее средства и интенсивность не соответствуют средствам, интенсивности и всему характеру посягательства.

 



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика