Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовой статус парламентской ассамблеи государств - членов организации договора о коллективной безопасности
Научные статьи
04.02.13 13:29


  
ЕврАзЮж № 1 (8) 2009
Международное публичное право
Лялина И.С.
Правовой статус парламентской ассамблеи государств - членов организации договора о коллективной безопасности
В 2006 г. было принято решение о создании Парламентской Ассамблеи ОДКБ как органа межпарламентского сотрудничества. К проблемам правового статуса Парламентской Ассамблеи ОДКБ можно отнести следующее: во-первых, учредительные документы Организации не предусматривают создания органа межпарламентского сотрудничества; во-вторых, решение о создании Парламентской Ассамблеи ОДКБ принимали члены Совета Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ-членов ОДКБ, хотя с точки зрения легитимности решение подобного рода должно быть принято как минимум высшими законодательными органами государств-членов ОДКБ, а не парламентскими делегациями формально органа другой международной организации: в-третьих, временное положение о Парламентской Ассамблее ОДКБ недоработано, многие важные вопросы не нашли в нем отражения. На сегодняшний день статус Парламентской Ассамблеи ОДКБ является крайне неопределенным. Представляется, что это протоорган межпарламентского сотрудничества государств-членов ОДКБ, который из некой непредусмотренной с правовой точки зрения структуры в рамках МПА СНГ может превратиться в действительно важный механизм достижения целей Организации.
      16 ноября 2006 г. членами Совета Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ-членов Организации Договора о коллективной безопасности (далее – ОДКБ)  было принято Постановление «О мерах по формированию парламентского измерения Организации Договора о коллективной безопасности в рамках Межпарламентской Ассамблеи СНГ», в п. 1 которого зафиксировано решение создать Парламентскую Ассамблею Организации Договора о коллективной безопасности.

  30 марта 2007 г. в г. Санкт-Петербурге на заседании парламентских делегаций государств-участников Межпарламентской Ассамблеи СНГ-членов ОДКБ было утверждено Временное положение о Парламентской Ассамблее Организации Договора о коллективной безопасности.

   Органы межпарламентского сотрудничества имеют многие организации, например, Совет Европы и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Особое положение у Парламентской Ассамблеи НАТО.  Учитывая формальное сходство целей с НАТО, можно было ожидать, что при становлении парламентской составляющей ОДКБ будет использован именно опыт Парламентской Ассамблеи Североатлантического Альянса. Но, как нам представляется, инициаторы создания Парламентской Ассамблеи ОДКБ ориентировались на опыт межпарламентского сотрудничества постсоветского пространства: Межпарламентскую Ассамблею СНГ и Межпарламентскую Ассамблею ЕврАзЭС, более того, становление парламентского сотрудничества в рамках ОДКБ происходило и происходит в рамках МПА СНГ.

    При таком развитии ситуации можно предположить определенные затруднения в деятельности Парламентской Ассамблеи ОДКБ в будущем, так как более общие цели СНГ и кардинально иные цели ЕврАзЭС делают их спорно пригодными в качестве образца для межпарламентского взаимодействия государств-членов ОДКБ.

   Еще до решения о развитии парламентского измерения ОДКБ, принятого на сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ в июне 2006 г., были предприняты некоторые шаги для формирования межпарламентского сотрудничества в рамках Организации.

   Так, в 1999 г. Совет МПА СНГ одобрил Постановление № 44 «О порядке обсуждения вопросов межпарламентского взаимодействия в рамках Договора о коллективной безопасности». А 16 апреля 2004 г. между Секретариатом Совета МПА СНГ  и Комитетом секретарей советов безопасности государств-членов ОДКБ  было заключено Соглашение о сотрудничестве, основная цель которого – координация деятельности по унификации национальных законодательств государств-членов ОДКБ по вопросам обеспечения коллективной безопасности, включая вопросы обороны, противодействия международному терроризму и экстремизму, незаконному обороту наркотических и психотропных средств, нелегальной миграции, техногенным катастрофам и другим угрозам безопасности.
 
   В качестве примера реализации данного Соглашения можно привести Постановление № 2 совместного заседания членов совета Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ-членов Организации Договора о коллективной безопасности и Комитета секретарей советов безопасности государств-членов ОДКБ «О проекте рекомендаций по унификации и гармонизации законодательства государств-членов Организации Договора о коллективной безопасности в сфере борьбы с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ» от 16 апреля 2004 г.

   Данные рекомендации были предназначены для парламентов государств-членов ОДКБ с целью инициирования процедуры внесения изменений в законодательные акты государств-членов в двух направлениях в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и в сфере борьбы с международным терроризмом.

    Следует отметить, что эти рекомендации, направленные на унификацию и гармонизацию законодательства государств-членов ОДКБ, основываются на положениях международных соглашений в отдельных областях (например, Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г., Конвенции о психотропных веществах 1971 г., Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.).

   Рекомендации включали в себя предложения по внесению поправок и изменений отдельно в закон каждого из государств-членов ОДКБ, регулирующие вопросы борьбы с международным терроризмом,  незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ,  а также предложения по внесению общих изменений во все законодательные акты государств-членов ОДКБ (например, включить во все национальные законы о борьбе с терроризмом унифицированные понятия «терроризм» и «международный терроризм», как это определено Модельным законом МПА СНГ «О борьбе с терроризмом»,  унифицировать перечни и соответствующие списки наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю, и т.д.).

   Далее, ОДКБ и Советом МПА СНГ была принята совместная Программа правового обеспечения реализации Плана основных мероприятий по всестороннему укреплению межгосударственного сотрудничества, формированию и развитию системы коллективной безопасности в рамках ОДКБ на 2006-2010 гг.

    Таким образом, Постановление о создании Парламентской Ассамблеи ОДКБ от 16 ноября 2006 г. является, на первый взгляд, логичным продолжением описанных процессов. Однако практическое его воплощение оказалось весьма спорным с юридической точки зрения. К проблемам правового статуса Парламентской Ассамблеи ОДКБ можно отнести следующее.

   Во-первых, учредительные документы Организации не предусматривают создания органа межпарламентского сотрудничества. Устав ОДКБ ни в главе IV «Органы Организации», ни в последующих главах не содержит норм подобного рода.

   В ст. 13 Устава ОДКБ указывается, что Совет коллективной безопасности вправе создавать на постоянной или временной основе рабочие и вспомогательные органы Организации, но вряд ли данное положение можно применить к Парламентской Ассамблее: исходя из принципа разделения властей, парламенты как олицетворение законодательной власти не подчиняются власти исполнительной, которую представляют президенты государств – члены Совета коллективной безопасности.

   В этом принципиальное отличие от Межпарламентской Ассамблеи СНГ и Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС.

   В Уставе СНГ нормы о Межпарламентской Ассамблее находятся не в разделе VI «Органы Содружества», а в разделе VII «Межпарламентское сотрудничество», хотя статьи 36-37 достаточно лаконично описывают ее статус. Это можно объяснить тем, что к моменту принятия Устава СНГ Межпарламентская Ассамблея уже была создана в соответствии с Соглашением о Межпарламентской Ассамблее государств-участников Содружества Независимых Государств от 27 марта 1992 г.

  Договор об учреждении ЕврАзЭС от 10 октября 2000 г. перечисляет Межпарламентскую Ассамблею в качестве одного из органов (ст. 3) и далее в ст. 7 определяет основы ее статуса.

   Во-вторых, решение о создании Парламентской Ассамблеи ОДКБ принимали члены Совета Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ-членов ОДКБ (согласно Постановлению от 16 ноября 2006 г. «О мерах по формированию парламентского измерения Организации Договора о коллективной безопасности в рамках Межпарламентской Ассамблеи СНГ»), а Временное положение о Парламентской Ассамблее – парламентские делегации государств-участников Межпарламентской Ассамблеи СНГ-членов ОДКБ (Постановление заседания парламентских делегаций государств-участников Межпарламентской Ассамблеи СНГ-членов ОДКБ «О Парламентской Ассамблее Организации Договора о коллективной безопасности» от 30 марта 2007 г.).

  С точки зрения легитимности решение подобного рода должно быть принято как минимум высшими законодательными органами государств-членов ОДКБ, а не парламентскими делегациями формально органа другой международной организации.

   В-третьих, Временное положение о Парламентской Ассамблее ОДКБ весьма расплывчато определяет статус Ассамблеи как органа «межпарламентского сотрудничества государств-участников МПА СНГ – членов ОДКБ, созданным в рамках Межпарламентской Ассамблеи государств участников Содружества Независимых Государств» (ст. 1).

  Для сравнения, Конвенция о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ от 26 мая 1995 г. называет МПА межгосударственным органом СНГ (ст. 1). Хотя в ст. 1 Соглашения 1992 г. Межпарламентская Ассамблея рассматривалась как «консультативный институт для обсуждения вопросов и рассмотрения проектов документов, представляющих общий интерес» (то есть фактически как орган межпарламентского сотрудничества). Межпарламентская Ассамблея ЕврАзЭС является органом «парламентского сотрудничества в рамках ЕврАзЭС, рассматривающим вопросы гармонизации (сближения, унификации) национального законодательства Договаривающихся Сторон и приведения его в соответствие с договорами, заключенными в рамках ЕврАзЭС в целях реализации задач Сообщества» (ст. 7 Договора об учреждении ЕврАзЭС от 10 октября 2000 г.). 

   Далее. Само Временное положение о Парламентской Ассамблее ОДКБ, на наш взгляд недоработано, многие важные вопросы не нашли в нем отражения.

    В соответствии со ст. 2 Временного положения Парламентская Ассамблея состоит из парламентских делегаций государств-членов ОДКБ, которые формируются из представителей парламента (или палаты парламента) соответствующих стран, избираемых или назначаемых парламентом из числа своих членов в соответствии с его регламентом. При этом численный состав парламентской делегации должен обеспечивать представительство каждого парламента в рабочих органах Парламентской Ассамблеи. Таким образом, формирование Парламентской Ассамблеи ОДКБ аналогично формированию МПА СНГ (ст.3 Конвенции 1995 г.).

   Функции Парламентской Ассамблеи перечислены в ст. 3. К ним относятся:
а) обсуждение вопросов сотрудничества государств-членов ОДКБ в международной, военно-политической, правовой и иных областях и направляет свои предложения по этим   вопросам Совету коллективной безопасности другим органам ОДКБ, парламентам в зависимости от существа рассматриваемого вопроса;
б) рассмотрение вопросов по предложению Совета коллективной безопасности ОДКБ, и направляет рекомендации по ним соответственно Совету коллективной безопасности, а также другим органам ОДКБ;
в) принятие рекомендаций по сближению законодательства государств-членов ОДКБ в   международной, военно-политической, правовой и иных областях;
г) принятие типовых (модельных) законодательных актов, направленных на регулирование отношений в сферах деятельности ОДКБ, и направление их с соответствующими рекомендациями в парламенты государств-членов ОДКБ;
д) принятие рекомендаций по синхронизации  процедур ратификации парламентами международных договоров, заключенных в рамках ОДКБ, а в случае соответствующего решения, принятого Советом коллективной безопасности, - и иных международных договоров, участие в которых государств-членов ОДКБ является желательным для достижения их общих целей, закрепленных в Уставе ОДКБ;
е) принятие рекомендаций по приведению законодательства государств-членов ОДКБ в соответствие с положениями международных договоров, заключенных этими государствами в рамках ОДКБ;
ж)  содействие осуществлению обмена между государствами-членами ОДКБ информацией правового характера;
з) осуществление взаимодействия и сотрудничества с международными парламентскими и другими организациями в соответствии с целями своей деятельности,
и) обсуждение иных вопросов межпарламентского сотрудничества.

   Можно утверждать, что ст. 3 полностью повторяет положения ст. 4 Конвенции о МПА СНГ 1995 г., с той лишь спецификой, что имеется в виду не СНГ, а ОДКБ. Единственной новеллой можно считать п. «з» о взаимодействии и сотрудничестве с международными парламентскими и другими организациями. Не ясно, правда, что понимать под «целями своей деятельности»: цели Организации (ст. 3 Устава ОДКБ) или же  обеспечение парламентского измерения ОДКБ и совершенствование механизма межпарламентского сотрудничества (преамбула Постановления о создании Парламентской Ассамблеи 2007 г.)? Нам все же представляется, что здесь имеется в виду последнее.

   Но во избежание дальнейшего недопонимания, в Положение было бы желательно включить статью о целях и задачах Парламентской Ассамблеи, указав в качестве цели, например, «правовое обеспечение функционирования ОДКБ, гармонизация (сближение, унификация) национального законодательства государств-членов и приведение его в соответствие с договорами, заключенными в рамках ОДКБ для реализации целей и задач Организации».

   Формулировка ч. 1 ст. 6 Временного положения («Парламентские делегации имеют равные права и один голос, если Парламентской Ассамблеей не принято иного решения»), на наш взгляд, представляет собой неудачную редакцию ч. 1 ст. 6 Конвенции 1995 г.: «Парламентская делегация каждого государства-участника имеет один голос, если Межпарламентской Ассамблеей не принято иного решения».

    Буквальное толкование данного положения означает, что все делегации имеют один голос, что противоречит здравому смыслу. Поэтому мы предлагаем следующую редакцию ч. 1 ст. 6 Временного положения: «Парламентские делегации обладают равными правами, и каждая из них имеет один голос, если Парламентской Ассамблеей не принято иного решения».

  Согласно ч. 2 ст. 6 Временного положения, решения по обсуждаемым вопросам принимаются парламентскими делегациями, присутствующими на заседании и принимающими участие в голосовании,  на основе общего согласия (консенсуса). В практике Межпарламентской Ассамблеи СНГ консенсус – это «отсутствие любого официального возражения делегаций, присутствующих на заседании и принимающих участие в обсуждении данного вопроса» (ст. 14 Регламента МПА СНГ 1992 г.). Считаем, что трактовка консенсуса в деятельности Парламентской Ассамблеи ОДКБ будет аналогичной.

   Исключительно некорректной представляется формулировка ст. 13 Временного положения: «Все разногласия, возникающие в связи с толкованием и применением настоящего Положения, будут разрешаться способами, установленными для таких случаев статьей 17 Конвенции о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ 1995 года».

   Содержание ст. 17 Конвенции («Все разногласия, возникающие в связи с толкованием и применением настоящей Конвенции, за исключением случаев, когда стороны соглашаются разрешить их иным путем, будут передаваться на рассмотрение арбитража, учреждаемого в целях разрешения данного конкретного спора и состоящего из двух арбитров, каждый из которых назначается одной из спорящих сторон, и третьего арбитра, назначаемого первыми двумя арбитрами») настолько нейтрально и не привязано к иным положениям документа, что положения данной статьи можно было просто перенести во Временное положение.

   Вопросы организации деятельности Парламентской Ассамблеи возложены на Председателя Ассамблеи и Совет Ассамблеи, который состоит из руководителей парламентов (ст. 4).

    Пленарные заседания как основная форма деятельности могут быть очередными и внеочередными и являются правомочными при присутствии не менее двух третей парламентских делегаций (ст. 5). Не ясен, однако, режим пленарных заседаний. С одной стороны,  на открытых пленарных заседаниях Парламентской Ассамблеи с согласия или по приглашению Председателя и Совета могут присутствовать в качестве наблюдателей и гостей: представители органов ОДКБ и Содружества Независимых Государств, парламентов государств, не являющихся членами ОДКБ, международных организаций и общественных организаций (ч. 4 ст. 5). А с другой, заседания органов ОДКБ, как правило, являются закрытыми.

   Отсутствие собственно нормы о режиме заседаний и критериях, при которых режим считается открытым или закрытым – это существенный недостаток Временного Положения.

   Ни организационно-технической, ни финансовой самостоятельности у Парламентской Ассамблеи ОДКБ нет. Организационно-техническое обеспечение деятельности Парламентской Ассамблеи возложено на специализированное подразделение Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ, которым руководит Ответственный секретарь Парламентской Ассамблеи, назначаемый Советом Ассамблеи по представлению Председателя из числа заместителей Генерального секретаря Совета Межпарламентской Ассамблеи государс

    Для финансирования деятельности Парламентской Ассамблеи предусматривается не выделение средств из бюджета Организации,  а открытие специального счета Секретариата Советa Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ, на который направляются средства государств-членов ОДКБ. Этими средствами распоряжается Ответственный секретарь Парламентской Ассамблеи, но по доверенности Генерального секретаря Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. Финансирование осуществляется на основе долевого участия государств-членов ОДКБ (ст. 10), и хотя размеры долей не указаны, они, скорее всего, будут не равными, а аналогичными долевому участию государств в бюджете ОДКБ.

  Разграничение расходов, связанных с проведением мероприятий в рамках Парламентской Ассамблеи, как нам представляется, будет исходить из практики Межпарламентской Ассамблеи СНГ: в Положении о порядке финансирования расходов, связанных с проведением мероприятий Межпарламентской Ассамблеи СНГ  устанавливается, что часть  расходов, финансируется соответствующими парламентами государств-участников Соглашения о Межпарламентской Ассамблее (деятельность делегаций), а другая часть – из бюджета Межпарламентской Ассамблеи (обеспечение деятельности МПА и ее органов).

    В соответствии со ст. 8 Парламентской Ассамблеей могут быть учреждены постоянные и временные комиссии, состоящие из представителей парламентских делегаций, а также иные вспомогательные органы, которые окажутся необходимыми для успешного выполнения возложенных на нее функций.

   Практическая реализация положений ст. 8 началась 30 марта 2007 г. Сразу после утверждения  Временного положения о Парламентской Ассамблее ОДКБ было принято решение создать три постоянные комиссии: по вопросам обороны и безопасности, по политическим вопросам и международному сотрудничеству, по социально-экономическим и правовым вопросам. Спустя два месяца, 30 мая 2007 г. состоялось организационное заседание постоянных комиссий Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности. На данном заседании были избраны председатели и заместители председателей комиссий.

   Местом нахождения Парламентской Ассамблеи ОДКБ, согласно традиции межпарламентского сотрудничества, заложенной МПА СНГ, является  город Санкт-Петербург (ст. 12).

   Из вышеизложенного следует вывод, что Парламентская Ассамблея ОДКБ нынешнем ее статусе является структурой в рамках Межпарламентской Ассамблеи СНГ. Анализ Конвенции о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ 1995 г., Соглашения о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ 1992 г. и Регламента Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ 1992 г., однако, не выявляет такой возможности.

   В ст. 10 Конвенции 1995 г. указывается, что  МПА СНГ вправе учреждать постоянные и временные комиссии, состоящие из представителей парламентских делегаций, а также иные вспомогательные органы, которые окажутся необходимыми для успешного выполнения возложенных на нее функций. В ст. 5 Соглашения о Межпарламентской Ассамблее государств- участников СНГ от 27 марта 1992 г. говорилось о возможности  Межпарламентской Ассамблеи для осуществления своих полномочий создавать рабочие органы. Регламент МПА вообще обходит стороной данный вопрос.

  Но Парламентскую Ассамблею ОДКБ нельзя считать ни комиссией, ни рабочим органом МПА СНГ. И хотя некоторыми представителями последней отмечается, что в рамках Межпарламентской Ассамблеи развивается многоуровневая и разноскоростная интеграция, то есть функционируют микро-ассамблеи по различным направлениям,  правовых норм, предоставляющих возможность создания Ассамблеи внутри Межпарламентской Ассамблеи СНГ в перечисленных документах не содержится.

   Таким образом, на сегодняшний день статус Парламентской Ассамблеи ОДКБ является крайне неопределенным. Представляется, что это протоорган межпарламентского сотрудничества государств-членов ОДКБ, который из некой непредусмотренной с правовой точки зрения  структуры в рамках МПА СНГ может превратиться в действительно важный механизм достижения целей Организации.
  
Можно предположить, что Временное положение принято на время, и впоследствии статус Ассамблеи будет четко прописан. Однако, как нам представляется, у ее создателей в настоящее время нет ясного видения того, что из себя должна представлять Парламентская Ассамблея ОДКБ.

  По нашему мнению, здесь возможно два варианта.

   Первый – это изменение Устава ОДКБ, включение отдельной главы о парламентском сотрудничестве или внесение изменений в ст. 11, перечисляющую все органы ОДКБ. Тогда возможно принятие Положения (уже не временного), определяющего цели, задачи и компетенция Парламентской Ассамблеи, ее состав и порядок формирования, организацию и порядок деятельности, а также обеспечение деятельности.

   Второй – если признавать за Парламентской Ассамблеей статус самостоятельного органа межпарламентского сотрудничества, но тогда следует заключить Соглашение о Парламентской Ассамблее между государствами-членами  ОДКБ. В данном соглашении должны найти отражение положения об иммунитете Ассамблеи, ее имущества и активов от судебного вмешательства, положения о привилегиях и иммунитетах членов парламентских делегаций государств-членов, должностных лиц Парламентской Ассамблеи, экспертов в командировках по делам Парламентской Ассамблеи.

   В Соглашении или Положении обязательно должно быть указано, что Парламентская Ассамблея для реализации своих целей и задач пользуется правами юридического лица, включая право заключать договоры, приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, возбуждать дела в суде и участвовать в судебных разбирательствах. Осуществление данных прав от имени Парламентской Ассамблеи следует возложить на Ответственного секретаря Ассамблеи, или же на Секретариат, если будет принято решение о его создании. Условия пребывания Парламентской Ассамблеи на территории Российской Федерации должны регулироваться отдельным соглашением между Правительством Российской Федерации и либо Парламентской Ассамблеей (если у нее будет самостоятельный статус), либо Организацией Договора о коллективной безопасности (если ПА получит статус органа ОДКБ) по примеру Соглашения между Правительством Российской Федерации и Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств об условиях ее пребывания на территории Российской Федерации от 28 августа 1997 г., определяющего привилегии и иммунитеты Межпарламентской Ассамблеи и ее должностных лиц. Нам представляется, что второй вариант более реален с точки зрения практического воплощения. В любом случае опыт Межпарламентской Ассамблеи государств-членов СНГ окажется бесценным. Для того чтобы Парламентская ассамблея оправдала надежды своих создателей и способствовала взаимодействию ОДКБ «с парламентариями и парламентскими объединениями, действующими в рамках других международных организаций, в том числе Парламентской ассамблеей НАТО»,  она должна будет обладать той степенью правосубъектности, которая позволит ей вступать с ними в контакт и даже заключать соглашения о сотрудничестве. Поэтому в Соглашение или Положение должна быть включена норма следующего содержания: «Парламентская Ассамблея вправе заключать международные договоры в пределах своей компетенции».

   В заключение отметим, что для дальнейшего развития сотрудничества государств-членов ОДКБ в международной, военно-политической, правовой и иных областях, деятельность, направленная на сближение их национального законодательства и создание надлежащих механизмов для ее успешного осуществления, представляется исключительно важной.

    В современных условиях унификация и гармонизация законодательства государств не только в военной области, но и в сфере борьбы с международным терроризмом, нелегальной миграцией, транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом оружия, наркотических средств и психотропных веществ является важным вкладом в дело развития и повышения эффективности их сотрудничества друг с другом. Более того, предполагаемая миротворческая деятельность ОДКБ, а также  создание механизма совместного преодоления последствий чрезвычайных ситуаций потребуют координации действий парламентов государств-членов Организации. Это именно те направления,  решительные действия парламентов на которых важны для Организации в целом и для каждого ее члена (например, комплекс документов по миротворчеству, включая соглашение о миротворческой деятельности, предусматривающее создание в формате ОДКБ Коллективных миротворческих сил).

   Мы надеемся, что Парламентская ассамблея ОДКБ не просто станет способом «повышения авторитета» Организации, но и принесет реальную пользу. При этом крайне важно, чтобы Парламентская Ассамблея сосредоточила свою деятельность именно на правовом аспекте. Хотелось бы предостеречь парламентариев от увлечения принимать документы с согласованными позициями парламентов по политическим вопросам. В ОДКБ есть органы, для которых согласование внешнеполитических позиций является важнейшим аспектом деятельности (Совет министров иностранных дел, в первую очередь). Ценность же Парламентской Ассамблеи для Организации в целом – это правовая поддержка со стороны законодательной власти каждого государства в отдельности и их общего подхода по правовым вопросам обеспечения безопасности.

    И последнее. Так как Парламентскую Ассамблею ОДКБ органом Организации признать нельзя, само название «Парламентская Ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности» является некорректным: с правовой точки зрения в нынешнем неопределенном статусе более правильной  следует признать формулировку «Парламентская Ассамблея государств-членов Организации Договора о коллективной безопасности».


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика