Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовая квалификация преступления пиратства как разновидности международного терроризм
Научные статьи
04.02.13 13:38


  
ЕврАзЮж № 1 (8) 2009
Международное публичное право
Хатам-заде Ф.Э.
Международно-правовая квалификация преступления пиратства как разновидности международного терроризм
Преступления, совершенные в море являются грубыми нарушениями международного морского права и международного уголовного права. К этим преступлениям относятся пиратство на море, угон кораблей и другие. Пиратство на море является одним из самых древних преступлений в международном уголовном праве. История преступления пиратства на море берет свое начало со времен зарождения судоходства. В международном праве пиратство рассматривается как hostis humani generis, и оно именуется некоторыми авторами «необыкновенными преступлениями». В представленной статье пиратство на море и подобные преступления рассматриваются как разновидность международного терроризма, являющимися насильственными действиями на море и сделана попытка дать международно-правовую квалификацию этих преступлений.
     
Пиратство как преступление международного характера, издавна было признано мировым сообществом в качестве обычной нормы международного уголовного права в силу его особой опасности для международного морского судоходства. Необходимо отметить, что на международном уровне делалось немало попыток дать общее определение пиратства и закрепить его как преступление в договорной форме. Но каждый раз эти попытки встречали сопротивление государств, имеющих отличные интересы, прежде всего, это их стремление защитить свой суверенитет, исключить неправомерные действия в отношении своих граждан в пределах морских пространств. Правовое закрепление определения пиратства находило в основном в двусторонних международных договорах и законодательстве отдельных государств. В большинстве же прибрежных государств деяния подобного характера и поныне квалифицируются по самым раз личным статьям их уголовного законодательства.

    Предпринимались попытки дать определение пиратства и со стороны наиболее известных и квалифицированных специалистов по публичному праву. Например, Л. Оппенгейм охарактеризовал пиратство как «всякое насильственное действие, осуществляемое в открытом море без надлежащего раз¬решения частным судном в отношении другого судна с целью грабежа (animo furandi)».

           Пиратство (от греч. «пейратес» – разбойник, пират), в современном международном праве грабеж или иные насильственные действия, осуществляемые с частных кораблей в международных водах либо с частных воздушных судов в воздушном пространстве над международными водами.

 В словаре международного морского права понятие пиратства рассматривается как морской разбой (от греч. peirates и лат. pirata) – противоправные насильственные действия, совершаемые пиратским судном (лета¬тельным аппаратом) в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства.  Французская энциклопедия Ларусса характеризует пиратство как «преступление, совершенное на море против судна, его экипажа и груза». 

  Большой интерес представляют первые попытки кодифицировать международно-правовые нормы в этой области. В этой связи следует отметить проект конвенции о борьбе с пиратством 1926 года, который не получил одобрения членов Лиги Наций, а также проект Гарвардского научного центра (1930 года), в проекте конвенции которого пиратство определялось как имеющий место вне пределов государственной юрисдикции акт насилия и грабежа, совершенный с намерением ограбления, хищения, заточения или убийства людей, разрушения собственности (ст. 1); все это «в личных целях без намерения bona fide доказать свое право» (ст.2).

    Пиратство как преступление международного характера получило договорное закрепление в Конвенции об открытом море 1958 года (далее – Конвенция 1958 года) и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (далее – Конвенция 1982 года). В этих международных договорах международное сообщество подвело некоторый итог поисков общеприемлемого определения пиратства. В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 года и ст.101 Конвенции 1982 года пиратством является любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершенный с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный: в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту; против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого то ни было государства. Пиратством также являются: добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом; любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению указанных выше действий. В соответствие, со ст.15 Конвенции 1958 года и ст.101 Конвенции 1982 года подобными действиями могут быть также любой акт добровольного участия и использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенны со знанием обстоятельств в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом, а также любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению вышеуказанных действий. Нередко акты пиратства и вооруженного грабежа против судов могут совершать одни и те же люди, что необходимо учитывать при предупреждении и пресечении подобных действий. Часто среди высадившихся на борт грабителей узнают людей, которые ранее имели доступ на судно в качестве береговых рабочих.  Имеют место случаи, когда пираты заранее засылают на судно своих сообщников под видом пассажиров. Сообщники осуществляют предварительную разведку обстановки на судне, создают условия для пиратов. Затем уже в назначенном месте судно подвергается нападению.

  Согласно ст. 101 Конвенции ООН по международному морскому праву (ММП) 1982 г., пиратство - противозаконный акт насилия (принуждения) в отношении судов или летательных аппаратов (ЛА) в открытом море или районах за пределами зон юрисдикции каких-либо государств.

   Важно отметить, что с принятием указанных конвенции обычные нормы о пиратстве своего значения не утратили. Г.М.Даниленко по данному вопросу отмечает, что обычай в таком случае не теряет своего значения и, следовательно, норма Конвенции 1958 года о борьбе с пиратством является обязательной для государства, не участвующего в Конвенции, как обычная норма, которая возникла до принятия данной Конвенции. Он считает, что нормы, содержащиеся в тексте той или иной конвенции (соглашения), могут быть обязательными для государств, которые не являются ее сторонами, в силу нормы обычного права: с одной стороны, если обычная норма сложилась до принятия конвенции и, с другой стороны, если такая норма возникла после заключения конвенции и на ее основе.

  Определение пиратства в соответствии с Конвенцией 1958 года и Конвенцией 1982 года признано большинством государств мира и нашло отражение в уголовном законодательстве многих государств.

   Наиболее важным признаком, позволяющим выделить пиратство среди других видов преступлений, является цель, которую преступники ставят перед собой. Учет этой цели весьма важен при предупреждении и пресечении данных преступлений. В рассматриваемых конвенциях отмечается, что пиратскими могут быть только акты, совершаемые с личными целями, причем их содержание в этих конвенциях не раскрывается. Статистика свидетельствует о том, что в своем большинстве пиратские акты совершаются прежде всего с корыстными целями. В то же время пиратство может совершаться не только в этих целях (на что справедливо указала Комиссия международного права в своих комментариях к Конвенции об открытом море 1958 года).  К личным целям можно также отнести разорение конкурентов по «заказу», достигаемое с помощью пиратов путем захвати судна или его уничтожения вместе с имуществом, находящимся на его борту (эта цель близка к корыстным целям), месть и другие личные цели. В цели, предусмотренной в международно-правовом составе пиратства, по мнению автора, подчеркивается, прежде всего, ее отличие от целей политического характера.

  Заметим, что при пресечении вооруженного нападения на судно, как и при принятии решения на захват судна его осуществившего, цель совершения преступления установить практически невозможно. Поэтому указание в упомянутых конвенциях на более широкий спектр целей преступных действий способствует более эффективному пресечению актов пиратства и их дальнейшему расследованию, чего нельзя сказать о конкретной цели пиратства. Это значительно сужает возможности правоохранительной практики; не отвечает духу выработки одинаковых подходов в уголовном законодательстве различных государств, потребностям взаимности при пресечении пиратских актов в отношении судов иностранных государств.

   Чтобы добиться своих целей, лица, совершающие пиратство, выбирают необходимый объект преступления, средства, способы   и орудия его осуществления. Общий объект пиратства, а также соответствующих преступлений по уголовному законодательству государств, образуют межгосударственные и внутригосударственные общественные отношения в сфере обеспечения безопасности морского судоходства. Непосредственными объектами пиратства выступают  жизнь и здоровье экипажа и пассажиров судна. Предмет этих преступлений составляют суда, летательные аппараты, имущество, находящиеся на их борту, которые являются одними из признаков пиратства в соответствии с Конвенцией 1958 года и Конвенцией 1982 года.     
                               
    Важно отметить, что в ст. 15 Конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции 1982 года не указывается на какие-либо характеристики предмета преступления, например на принадлежность флага судна, формы собственности и т.п. Нет указания на виды и типы судов.

  Наблюдается тесная взаимосвязь признаков преступлений, предусмотренных рассматриваемыми конвенциями, которые характеризуют субъект и средства его совершения. Так, в соответствии со ст. 101 Конвенции 1958 года и ст. 102 Конвенции 1982 года субъектом данного преступления являются экипаж или пассажиры какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата. Здесь можно отметить, что спектр возможных тиной судов, используемых для пиратства, может быть достаточно широк – от небольших лодок до современных скоростных катеров и судов.

   Ст. 103 Конвенции 1982 года определяет судно как пиратское, если оно предназначается лицами, имеющими над ним власть, для совершения любого из действий, предусмотренных в ст. 101 Конвенции 1982 года.  Это также относится к судну, которым пользовались для совершения таких действий, до тех пор, пока оно остается под властью лиц, виновных в этих действиях. Л.Н.Галенская утверждает, что субъектом пиратства могут быть только физические лица, действовавшие по своему собственному усмотрению без полномочий со стороны государства. При этом она считает, что не имеет квалифицирующего значения принадлежность судна – частное, государственное, ибо определяющим моментом является наличие или отсутствие полномочий от государства.  Выяснить это обстоятельство при пресечении неправомерного захвата иногда крайне проблематично.

  Чтобы завладеть судном, имуществом, находящимся на его борту, достигнуть иных личных целей преступным путем, пираты, как правило, прибегают к насилию в отношении экипажа и пассажиров судна. В рассматриваемых конвенциях действия с применением насилия получили весьма обобщенную формулировку – «любой неправомерный акт насилия». Хотя в рассматриваемых международно-правовых нормах орудия, с помощью которых пираты прибегают к насилию для достижения своих целей, не указываются, в качестве орудий насилия, как показывает практика, пираты используют огнестрельное оружие (пистолеты, винтовки, пулеметы, гранатометы и т.п.), а также взрывные устройства различного характера. Это обусловлено также и тем, что пираты готовы к тому, что экипаж судна окажет им сопротивление. Нередко пираты используют в качестве орудий преступления ломики, ножи, топоры, дубинки и т.д., что позволяет заключить, что основной формой насилия, осуществляемого пиратами, является насилие, опасное для жизни и здоровья экипажа и пассажиров судов.

   Несмотря на то, что в положениях Конвенции 1958 года, Конвенции 1982 года и отсутствует признак угрозы применения актов насилия, эта угроза обычно сопровождает действия пиратов. Следует отметить, что захват судна, завладение имуществом, находящимся на его борту, пираты могут осуществлять и без высадки на судно. Например, пираты нередко осуществляют предупредительный обстрел судна, а когда оно застопорит ход, предъявляют свои требования. Это подтверждает, что посягательство на личность при совершении пиратства выступает как способ достижения преступниками своих целей.

   Таким образом, можно заключить, что признаки состава пиратства, соответствуют ряду признаков пиратства согласно нормам международного права, которые могут выступать в качестве самостоятельного международно-правового состава. То есть можно говорить о сложном международно-правовом составе пиратства.

   В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 года и ст.101 Конвенции 1982 года действиями пиратов считается также и «любой грабеж против лиц и имущества, находящихся на борту судна». В международном праве не раскрывается, что понимается под термином «грабеж» и тем более под его разновидностями. Подобные действия по своему содержанию применяются в основном против малых судов, катером, шлюпок, экипаж и пассажиры которых не имеют возможности противостоять силовому воздействию группы нападающих. Но так как характеристика действия «любого акта насилия» вынесена в указанных статьях конвенций в отдельный признак объективной стороны пиратства, надо полагать, что грабеж в этих статьях – это деяние, совершенное без применения насилия. В то же время на практике, пиратские нападения почти всегда сопровождаются применением насилия или угрозой его применения.

   Объективная сторона пиратства, как следует из положений ст.15 Конвенции 1958 года и ст.101 Конвенции 1982 года, определяется так же, как и «любой неправомерный акт задержания»  в отношении указанных объектов.

  По мнению автора, «любой неправомерный акт задержания» в открытом море по своему значению ближе к термину «неправомерный захват судна». Нельзя задержать судно, не установив тем или иным образом контроль над ним и его действиями. Если преступники задержали судно с целью его угона, то этот признак во взаимосвязи с другими признаками, указанными в ст.15 Конвенции 1958 года и ст.101 Конвенции 1982 года, охватывается признаками состава преступления, предусматривающей ответственность за угон судна водного транспорта, а равно захват такого судна с целью угона. В соответствии с ее положениями подобные действия могут сопровождаться и применением насилия, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия. Но достаточным условием для совершения пиратства, в соответствии с международным правом, является его задержание без применения насилия.

  Захват судна при пиратстве может перерасти и в удержание находящихся на нем пассажиров и экипажа в качестве заложников и даже в продажу этих лиц в рабство. При захвате заложников преступники вы¬двигают различного характера требования к заинтересованным лицам. Например, требования материального характера, освобождения из мест лишения свободы своих сообщников и т.д. Подобные действия нередко сопровождаются угрозами убийством, причинением телесных повреждений, длительным удержанием пассажиров и экипажа захваченного судна.

  Необходимо также отметить, что по международном у праву пиратство считается преступлением только в открытом море или в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства.

  Таким образом, рассмотренная взаимосвязь: цель преступления – непосредственный объект преступления – средства, орудия преступления, вид и способ действий, применяемых преступниками для достижения своей цели, – место преступления, являются той основополагающей международно-правовой конструкцией пиратства, которая поможет более эффективно соотнести ее с уголовным законодательством в правоохранительных интересах.

  Важную роль в вопросе оповещения о совершенных на¬падениях на суда сыграл циркуляр ИМО,  в котором государствам было предложено использовать системы связи, предусмотренные Международной конвенцией по поиску и спасанию на море, для оказания помощи судну, подвергшемуся нападению. Было также рекомендовано использовать систему ИНМАРСАТ и другие коммуникационные методы, предусмотренные Глобальной морской системой связи при бедствии и для обеспечения безопасности (в некоторых случаях для этих целей капитаны» судов используют аварийные радиобуи). Организации передачи сообщений подобного характера было уделено внимание на 18-й сессии Ассамблеи ИМО, где был одобрен проект резолюции,  посвященной данному вопросу. В то же время в связи с непрекращающимися случаями пиратских и других вооруженных нападений на суда и наличием проблемы исчезновения судов необходимо дальнейшее совершенствование правового регулирования как на государственном, так и на международном уровнях, механизма оповещения, поиска и спасания судов, подвергшихся пиратским нападениям.

  Общим в актах международного терроризма, совершаемых на море, и пиратстве является и то, что их характеризует значительная общественная опасность, а в результате их совершения возможны тяжелые последствия (гибель судов и людей, существенное загрязнение морской среды и т.п.), а также осложнения в межгосударственных отношениях. Эти преступления оказывают значительное физическое и психическое воздействие на мировое сообщество, в прямом смысле слову «терроризируя» население прибрежных государств и лиц, участвующих в международном судоходстве, оказывают негативное воздействие на укрепление международных связей, затрагивают жизненно важные интересы государств в различных сферах. Рассмотрение вопроса о сходстве и различии пиратства и актов терроризма носит не только теоретический, но и прикладной характер.

  Таким образом, по нашему мнению, рассматривая совокупность указанных выше признаков, можно говорить о некотором сходстве пиратства с имеющими террористическую направленность преступлениями, угрожающими безопасности морского судоходства. Ряд общих причин возникновения пиратства как социального явления, а также ряд условий и факторов, способствующих совершению актов пиратства, были проанализированы автором выше. Тем не менее целесообразно отметить еще следующее. В настоящее время пиратство приняло очень широкий размах Торговые суда многих государств все чаще становятся легкой наживой пиратов, которые представляют собой хорошо вооруженные преступные группы. Многие суда плавают под флагом государств свободной регистрации, и в случае совершения в отношении этих судов актов пиратства указанные государства часто не имеют каких-либо возможностей или желания вмешиваться в происшедшее. Важно отметить и тот факт, что увеличение количества нападений на суда обусловлено также снижением присутствия военно-морских сил государств в регионах наибольшего распространения пиратства. В результате этого суда, находящиеся в районах с повышенной активностью пиратов, не могут защитить себя от их нападений. Но не это основные причины и условия, детерминирующие пиратство.

  По нашему мнению, корни пиратства, как и терроризма на море, находятся на берегу и определяются социально-экономическими, социально-политическими процессами, происходящими в жизни конкретных государств. Совершение актов пиратства на море, прежде всего, является следствием недостаточной эффективности мер, предпринимаемых государствами в отношении этих преступлении в пределах своей сухопутной территории. Поэтому без принятия эффективных правоохранительных мер на национальном уровне данная проблема не будет решена еще долгие годы и будет «лакмусовой бумажкой», отражающей как состояние этих мер, так и социально-экономическое и социально-политическое положение в прибрежных государствах. В противном случае государства, суда которых находятся в районах с повышенной активностью пиратов, в большинстве случаев будут вынуждены осуществлять против актов пиратства защитные меры.

  В своей резолюции о Мировом океане и морском праве.  Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций выразила обеспокоенность растущей угрозой, которую создают для судоходства пиратство и вооруженный разбой на море, и выразила признательность и поддержку ИМО за текущую работу в этой области.  Ассамблея призвала государства всесторонне сотрудничать с ИМО в борьбе с пиратством и вооруженным грабежом против судов, в том числе путем представления этой организации сообщений об инцидентах. Она также призвала государства осуществлять руководящие указания ИМО по предотвращению пиратских нападений и вооруженного разбоя и сотрудничать с Редакционной группой ИМО, учрежденной для разработки стандартных руководящих указаний для правительств по расследованию нападений на суда и привлечению к ответственности правонарушителей, а также сотрудничать в рамках других инициатив ИМО в этой области; Генеральная Ассамблея настоятельно призвала все государства, в частности прибрежный государства в затрагиваемых регионах, принимать все необходимые и надлежащие мере для предупреждения актов пиратства. и вооруженного грабежа на море и борьбы с ними, в том числе посредством регионального сотрудничества, и проводить расследование и сотрудничать в расследовании таких актов, где бы они ни происходили, и предавать совершающих такие акты правосудию в соответствии с международным правом.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика