Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Статус территориальных автономий в Российской Империи - Статус территориальных автономий в Российской Империи
Научные статьи
05.02.13 10:22
Оглавление
Статус территориальных автономий в Российской Империи
1
Все страницы
Основной его функцией становилось подготовительное рассмотрение законодательных и других дел «особенной важности» в целях согласования с интересами всего государства и постановлениями в других его частях, окончательное рассмотрение которых осуществлял Государственный Совет России.  Дела в Департамент вносились министром статс-секретарем. Председателем данного учреждения назначался наместник Царства Польского и в его состав должно было, прежде всего, входить польское население. Данное изменение значительно подорвало статус автономии в Польском Царстве, но было не единственным. 

В этот период был создан Варшавский учебный округ с его подчинением Министерству Народного Просвещения Империи, который был изъят из министерства внутренних и духовных дел правительственного совета Польского Царства. В 1846 г. произошла централизация ведомства путей сообщения,  в 1851 г. произошло создание имперского почтового округа с его подчинением Главному почтовому управлению. Хотя Царство сохраняло свои отдельные гражданские и уголовные законы, свое отдельное судопроизводство, в Варшаве  были сформированы IX и X Департменты  правительствующего сената Российской империи  - высшие судебные инстанции Царства, а также их Общее собрание, которое было создано вместо упраздненного Государственного совета Царства. 

     Политика третьего этапа, этапа либерализации (с 1855 по 1864 гг.),  была построена на основании указа о восстановлении  Государственного совета Царства Польского и учреждения органов самоуправления в Польше от 26 марта 1861 г.,  утвержденного Александром II. Данный указ  восстановил Государственный совет Царства Польского (исполнительный орган власти),  Ведомство просвещения в Царстве получило собственное управление:  было образовано самостоятельное министерство для народного просвещения и духовных дел (ранее  объединенное с министерством внутренних дел), смягчена цензура, разрешена деятельность культурно-просветительских и экономических обществ.  Однако, очередное январское восстание  1863-1864 гг. привело к полному упразднению польской территориальной автономии.     

    Политика четвертого периода (русификации) с 1864 по 1875 гг., проводимая российскими властями  в отношении  Польского Царства  характеризовалась полной унификацией его управления.

     Подавление восстания 1863-1864 гг. привело к более тесной интеграции Польши в состав Российской Империи. Поскольку основу польской оппозиции составляло дворянство, первым шагом правительства Российской Империи стало отстранение шляхты от влияния на местном и цен-тральном уровне. В 1864 г. была осуществлена реформа местного управления, резко сократившая долю представителей  польского дворянства в местных органах власти.

    В западных губерниях России, где сохранялось доминирование польского дворянства, стала проводиться программа интенсивной русификации: было запрещено использование польского языка в школах, администрации, коммерческой переписке и общественных местах, запрещались церковные книги на польском языке, поляки были вытеснены из государственных учреждений. Российскими властями утверждалось Положение о губернском и уездном управлении, в соответствии с которым Польское Царство было разделено на губернии (всего их было 10) по типу российских.  Упразднялись единые органы управления Польским Царством, в частности: Правительственная комиссия внутренних дел Царства Польского, Комитет по делам Царства Польского. В сфере законодательства на Польшу было распространено действие российского уголовного кодекса, все судопроизводство было переведено на русский язык. В 1875 г. Царство Польское было преобразовано в Привислинский край.

    Проведенный анализ заключительного этапа (с 1875 по 1917 гг.) существования Привислинского края в составе России показал, что российскими властями в отношении  данной территории применялись общие имперские законы о территориальном управлении страной. В 1910 гг. некоторые правительственные круги выступили с инициативой о смягчении русификационной политики для укрепления положения  Российской Империи в условиях  нарастающей международной напряжённости. Министром иностранных дел Сазоновым С.Д. было предложено реформирование  системы управления в Привислинском крае и расширении его местного самоуправления.
 
Первая мировая война способствовала окончательному установлению независимости Польши.  Россия,  Германия,  Австро-Венгрия хотели использовать польское население в своих интересах и стремились привлечь его на свою сторону.  9 августа 1914 г.  был издан манифест Николая II, в котором император пообещал объединение всех польских земель под скипетром Рома-новых и восстановление самоуправления Польши. Однако неудачи на фронте привели к тому, что к концу 1915 г. русские войска отступили с территории Польши, которая была оккупирована армиями Германии и Австро-Венгрии. С целью дальнейшего привлечения польского населения на свою сторону, 5 августа 1916 г. страны Антанты издали декларацию, на основании которой создавалось Королевство Польское под протекторатом Германии в границах бывшего Царства Польского. Пришедшее к власти в России после Февральской Революции Временное правительство Российской Империи, 6 декабря 1917 г. признало право Польши на самоопределение.  По результатам,  Первой мировой войны  в Брест - Литовске был  подписан мирный договор между Советской Россией и Германией в союзе с Австро - Венгрией на основании которого Россия потеряла Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину, часть Белоруссии. Окончательно Польша обрела не-зависимость в ноябре 1918 г. (11 ноября).

    Таким образом, автор полагает, что Польское Царство обладало статусом политической территориальной автономии лишь на начальном периоде  своего существования  (с 1815 по 1832 гг.), в дальнейшем статус Польского Царства (до 5 августа 1916 г.) в составе России был приравнен к  статусу обычной российской административно-территориальной единицы – края.

    Рассматривая правовой статус Финляндии в составе России, заметим, что Финляндия была присоединена к Российской Империи в три этапа. По Ништадскому миру 30 августа 1721 г., за-вершившему продолжительную войну со Швецией, в русское владение перешли пограничные земли, составлявшие прилегающую к Петербургу часть Выборгской губернии. По Абосскому мирному договору 16 июня 1743 г. со Швецией к России была присоединена оставшаяся часть Выборгской губернии. Наконец, по Фридрихсгатскому договору 5 сентября 1809 г. во владение России перешла вся остальная Финляндия.  Великое Княжество Финляндское  находилось в составе Российской Империи с 1809 по 1917 гг.

    На основании  Манифеста от 6 февраля 1808 г.  Финляндия присоединялась к Российской Империи с сохранением «привилегий, свободного вероисповедания, вольностей, прав и других преимуществ, которые имело финское население». Манифестом от 20 марта 1808 г. объявлялось об  инкорпорации Финляндии в российское государство. Населению Финляндии вменялось в обязанность присягнуть на верность главе государства.  5 июня 1808 г. был издан манифест жителям Финляндии об окончательном присоединении ее к России, в котором подтверждалось, что в Финляндии обеспечивается сохранение «древних присущих ей установлений».  Финляндия признавалась частью русского государства «с особыми установлениями». 14 (10) марта 1809 г. Александр I «милостиво удостоверил» основные законы Финляндии.  

    Теоретически, юридическое положение Великого Княжества Финляндского в составе Российской Империи должно было определяться актами шведского законодательства, однако, по словам Барона фондер-Остен-Сакена, конституционные законы Швеции заключали в себе много такого, что вводить в Финляндии, объединенной с Россией, очевидно, было нельзя: например, престол должен был наследоваться по шведскому закону 1743 г., в ином порядке, чем в России, король выражал «отвращение» к самодержавию, должен был исповедовать лютеранство».

   Фактически же управление Великим Княжеством Финляндским осуществлялось в соответствии с нормативными правовыми актами российской власти, закреплявшими основы финских государственных институтов. 

    В отличие от Польского Царства становление Великого Княжества Финляндского охватывало 3 этапа. Первый этап с 1809 по 1890 гг. (конституционализма), второй этап с 1890 по 1917 гг. (русификации). Третий этап с 1917 по 1918 гг. (независимости).

    Первый этап характеризовался организацией государственной власти на территории Финляндского Княжества. Высшая законодательная и исполнительная власть, как и в Польском Царстве, принадлежала Российскому императору как Великому Князю Финляндскому, так как преcтол Финляндии не был  разделен с Российским престолом. 

 По аналогии с наместником в Царстве Польском, исполнительную власть в Княжестве осуществлял генерал-губернатор («главный начальник по административной и исполнительной власти»), назначавшийся  российским императором. В подчинении генерал-губернатора находились военная, гражданская администрация.  Генерал-губернатор возглавлял Финляндский сенат – императорский управленческий совет, состоящий из двух департаментов: судебного и хозяйственного. Хозяйственный департамент создавался для решения административных, финансовых, общественных вопросов и состоял из экспедиций. Судебный департамент сената являлся Верховным судом Великого Княжества, рассматривавшим вопросы, относительно общего управления территорий и иные политические вопросы.
    Следовательно, исполнительная власть Княжества находилась в руках генерал-губернатора и Императорского Финляндского сената, который косвенно подчинялся императору. 

   Отметим, что все распоряжения Финляндского сената являлись обязательными для всех центральных и губернских учреждений Финляндского Княжества.  Наряду с  сенатом была учреждена Комиссия финляндских дел, в дальнейшем преобразованная в статс-секретариат во главе с министром статс-секретарем, задачей которой являлось вторичное обсуждение направляемых императору постановлений, касающихся общего гражданского управления Финляндией, после их обсуждения в Сенате.

    Все это говорило о том, что фактически все решения принимались главой государства, по-рой и без учета мнения Финляндского сената.

   Органом законодательной власти Финляндского Княжества являлся однопалатный сейм (Ландтаг), который состоял из представителей четырех сословий: дворянства, духовенства, горожан и крестьян.  Порядок избрания сейма осуществлялся на основании шведской конституции. Для составления сеймового решения было достаточно согласия трех сословий, за исключением вопросов об изменении основных законов, прав сословий, формирования армии и вопросов налогообложения. Формально сейм наделялся правом законодательной инициативы. Законопроект, исходивший от  Финляндского сената, при одобрении его императором, должен был передаваться в виде высочайшего предложения на обсуждение сейма для его одобрения. Фактически, сейм не участвовал в рассмотрении законопроектов.
Российскими властями было дважды проведено реформирование законодательного органа власти Финляндского Княжества (1868-1869 гг. и 1906 гг.). В 1868 г. главой государства был одобрен Устав сейма, который закрепил основные его полномочия, ряд вопросов, которые не могли быть решены без согласия сейма, более того, уставом закреплялось, что объем полномочий и прав императора России и Финляндского Княжества определялся шведским законодательством.  Следовательно,  самодержавная власть императора России была ограничена законодательной властью Великого Княжества  Финляндского.    

    В период правления Николая II (1906 г.) было проведено очередное реформирование сейма Великого Княжества. Упростился  процессуальный порядок его работы;  произошло окончательное закрепление за сеймом права законодательной инициативы по управлению Финляндским Княжеством (наряду с царем, сенатом и статс-секретариатом); изменилась избирательная система: вводилось всеобщее избирательное право, равноправие мужчин и женщин, тайное голо-сование; усилилось значение комиссий сейма, был принят закон о выборах в органы государственной власти Великого Княжества. В сейме было ликвидировано сословное представительство, теперь была введена одна палата, состоящая из 200 сеймовых депутатов. Большинство законов должно было приниматься простым большинством при закрытом голосовании, причем депутату, не согласному с решением, предоставлялось право изложить свое мнение, которое вносилось в протокол. Для принятия основных законов предусматривалась особая процедура с троекратным чтением законопроектов и квалифицированным большинством при голосовании 5/6 всех депутатов сейма. При вторичном чтении законопроект должен был быть рассмотрен комиссией  и мнение по нему докладывалось депутатам.  Срок созыва сейма был изменен с 5 лет до 3 лет.

     Судебное устройство Финляндского Княжества было построено по аналогии со шведской судебной системой. Высшим органом судебной власти был Верховный суд Княжества, судами первой инстанции являлись герадские или уездные суды, судами второй инстанции были губернские суды (апелляционные), «высшую степень суда» составляли гоф-герихты – всего их было 3, в которых производился «полный и окончательный суд».

     Исходя из анализа первого этапа развития Великое Княжество Финляндское, по мнению автора, являлось политической территориальной автономией.    

    Второй этап с 1890 по 1917 гг. (русификации) был  инициирован российскими властями в связи с возрастающими в Финляндском Княжестве национал-демократическими и освободительными движениями, выступавшими за ограничение государственной власти императора Российской Империи и предоставления независимости Великому Княжеству Финляндскому. Автор отмечает, что начиная со второго этапа, происходит трансформация политической территориальной автономии Великого Княжества Финляндского в административную территориальную автономию.

   Этап русификации сопровождался ограничением деятельности Финляндского сейма (на основании Манифеста от 3 февраля 1899 г.), российское правительство  без одобрения Финляндского сейма издавало законы для Финляндского Княжества относительно потребностей Российской Империи, то есть Финляндский сейм не обладал единоличным правом решения вопросов, затрагивающих интересы Финляндского Княжества и  Российской Империи,  что вызвало большое недовольство со стороны финского населения.  В конце того же года последовала приостановка финского уголовного уложения, принятого сеймом и утвержденного российским императором. Манифестом 20 июня 1900 г. был введён русский язык в делопроизводство  Императорского Финляндского сената и местных  управлений. Постановлением от 2 июля 1900 г. закреплялись положения, посвященные организации государственной службы, использованию русского языка, правам генерал-губернатора в Великом Княжестве Финляндском и др.  Финляндское почтово-телеграфное ведомство было подчинено министерству внутренних дел

     В результате  революции 1905 г. в России финские политические партии, особенно социал-демократы, выступавшие за независимость Финляндского Княжества,  выдвинули свою программу реформ.  В связи с этим, император  Николай II издал Манифест от 22 октября 1905 г. «О мерах к восстановлению законного порядка в крае», восстановивший права Финляндского  сейма согласно Уставу 1869 г., где без согласия сейма по ряду вопросов не могли приниматься законы в отношении Великого Княжества Финляндского.

    В первой Конституции Российской Империи (Основных Законах от 23 апреля 1906 г.) правовому положению Великого Княжества Финляндского было посвящено несколько статьей.  В Основных законах устанавливалось, что Великое Княжество Финляндское составляло нераздельную часть Государства Российского и во внутренних делах своих управлялось особыми установлениями на основании особого законодательства (ст. 2). Кроме того, закреплялось, что с Императором Российским были нераздельны престолы Великого Княжества Финляндского и Царства Польского (ст. 26).   В 1908 г. было утверждено положение Совета Министров Российской Империи о порядке разрешения финляндских вопросов, касающихся Российской Империи в целом. На основании данного положения все законопроекты, вносимые Финляндским сеймом Российскому императору на утверждение, представления Финляндского сената, генерал – губернатора,  министра статс-секретаря по вопросам, имеющим общероссийской значение, до доклада императору должны были направляться Совету Министров, который давал заключения по данным вопросам, если Совет Министров отклонял предложения финляндских властей, то доклад для императора осуществлялся совместно с министром статс – секретарем Финляндского Княжества и председателем Совета Министром (так называемая согласительная процедура). 

    Существенное ограничение административной территориальной автономии Великого Княжества Финляндского произошло с принятием закона от 17 (30) июня 1910 г. «О порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения». Согласно данному  закону,  по предметам ведения Финляндского сейма принимались законы общегосударственного значения, при этом сейм мог участвовать  только в качестве совещательного органа. В соответствии с Законом в особом порядке без участия Сейма российскими властями, принимались законы относительного внутреннего устройства Финляндского Княжества.

    Таким образом,  с 1910 г. Финляндское Княжество утратило статус административной территориальной автономии, был распущен сейм.

    В ходе заключительного этапа с 1917 по 1918 гг. властями Российской Империи была предпринята попытка восстановления территориальной автономии Княжества. После Февральской революции в России в марте 1917 г. возобновились привилегии Финляндии, утраченные после революции 1905 г. Был назначен новый генерал-губернатор и созван сейм. Однако закон о восстановлении автономных прав Великого Княжества Финляндского, одобренный Финляндским сеймом 18 июля 1917 г., был отклонен Временным правительством Российской Империи. После свержения Временного правительства Российской Империи Финляндское Княжество провозгласило свою независимость. 31 декабря 1917 г. Совнарком Советской власти принял постановление о признании независимости Финляндской Республики, а в январе 1918 г. (4 января) ВЦИК РСФСР ратифицировал постановление Совета Народных Комиссаров о предоставлении независимости Финляндской Республике.

   Исследование статуса Великого Княжества Финляндского в составе России занимало умы многих государствоведов того времени. Например, Коркунов Н.М. утверждал, что по вопросу об определении юридического положения Финляндии в литературе существовали следующие точки зрения. Одни считали Финляндию суверенным государством, находящимся в реальной унии с Россией; другие – инкорпорированной провинцией, наделенной значительной степенью автономии; наконец, третьи видели в ней государство, но не суверенное, а присоединенное к России не на началах унии, а на началах подчинения.  Финляндские юристы-государствоведы  Л. Мехелин, Р. Германсон, Ю. Вуолле-Апиала  отстаивали теорию особого конституционного государства, находящегося в реальной унии (союзе) с Россией, персонифицированной фигурой императора и Великого князя Финляндии.  Это положение они доказывали, ссылаясь, в частности, на статью четвертую Основных Законов Российской Империи, где говорилось, что "с Императорским Всероссийским престолом нераздельны суть престолы Царства Польского и Великого Княжества Финляндского".   Раз существует особый, хотя и нераздельный престол, значит, существует и особое государство.

    Ю. Вуолле-Апиала и Р. Германсон называли Финляндию полусуверенным государством, так как  у княжества отсутствовал суверенитет в международно-правовом смысле этого слова.  Среди российских юристов в отношении статуса Финляндии не было единства мнений. Большинство государствоведов соглашались с финляндской точкой зрения о существовании реальной унии между Россией и Финляндией. Подобной точки зрения придерживались известный российский юрист Б. Н. Чичерин, профессор Санкт-Петербургского университета В.И. Сергееевич, профессор Казанского университета В.В. Ивановский.  К примеру, в труде «О народном представительстве» Б.Н. Чичерин утверждал, что Финляндия есть «особое государство, неразрывно связанное с Россией, но не входящее в ее состав. Она, как и Польша до 1863 г. не инкорпорирована в Рос-сию, а только соединена с нею под одним скипетром».  Сохранение национальной самостоятельности, по Б.Н. Чичерину, являлось залогом верноподданности финляндского народа российским монархам. Другие же юристы считали, что Финляндия являлась нераздельной частью Российской Империи, инкорпорированной провинцией, наделенной значительной степенью автономии.  По-добного взгляда придерживались известные специалисты-правоведы, профессора Н.С. Таганцев, Н.М. Коркунов, Э. Берендтс, П. Даневский, Ф. Мартенес, А.С. Алексеев, профессор права Венского университета Еллинек Г.  Например, профессор Н.С. Таганцев в одной из своих статей отмечал, что в 1809 г. совершилось не соединение двух самостоятельных государств, а присоединение завоеванной русским оружием Финляндии. В своем труде «Уголовные законы Великого Княжества Финляндского» исследователь еще раз утверждал, что Великое Княжество рассматривалось как составная часть Российского государства, имеющая в известных пределах самостоятельное законодательство и отдельную администрацию.   Еллинек Г. рассматривал Финляндию как провинцию России, самостоятельную по своему устройству и управлению, он подчеркивал, что Финляндия не является государством, состоящим в отношении  реальной или личной унии с Россией, объясняя это тем, что государственная власть в завоеванной части государства совершенно уничтожалась, а на ее место вступала новая власть. 

    В целом, основные аргументы сторонников теории инкорпорированной провинции сводились к следующему: во-первых, Финляндия до завоевания не была самостоятельным государством и не пользовалась автономией; во - вторых, обещания Александра I сохранить в княжестве местные законы и учреждения не носили характер договорного соглашения двух государств об установлении унии между ними -  это было односторонним волеизъявлением монарха. Реальная уния базировалась на договоре международного характера и была возможна между независимы-ми государствами; в-третьих, у Финляндии не было собственной финляндской конституции, так как в ней действовала конституция  Швеции.

  Проанализировав правовое положение Польского Царства и Великого Княжества Фин-ляндского в составе Российской Империи, действительно, можно было говорить о том, что данные территории являлись территориальными автономиями, степень которых на начальном этапе раз-вития была одинаковой. Польское Княжество  с точки зрения автора, согласно Конституционной Хартии 1815 г., являлось политической территориальной автономией,  которая в дальнейшем была постепенно трансформирована в  обычную  российскую административно-территориальную единицу. Степень автономии Финляндского Княжества на протяжении всего существования всегда была шире, чем у автономии Польского Царства. Финляндское Княжество в составе  России на начальном этапе (с 1809 по 1890 гг.) представляло собой политическую территориальную автономию, преобразованную с 1890 г.  в административную территориальную автономию.

    По мнению автора, наделение статусом территориальной автономии данных территорий властями Российской Империи было вынужденным шагом. Фактически, Великое Финляндское Княжество и Польское Царство, не считая  Малороссии были первыми территориальными автономиями дореволюционной России, поэтому политика российских властей и правовое регулирование  в отношении финляндской и польской автономий не была достаточна продуманной.

    Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:
1.    В состав Российской Империи помимо  обычных административно-территориальных единиц в результате политики экспансии входили территории с особым статусом, которые лишь на начальном этапе пользовались определенной степенью автономии (Малороссия, Закавказье, Остзейские губернии, Бессарабская область), а также протектораты, в дальнейшем инкорпорированные  в состав государства  как российские АТЕ.
2.    Самой высокой степенью автономии в Империи обладали Великое Княжество Финляндское и Польское Царство –  российские территориальные автономии.
3.    На начальном этапе Великое Княжество Финляндское являлось политической территориальной автономией (с 1809 по 1890 гг.), преобразованной в последующем в административную территориальную автономию (с 1890 по 1917 гг.).
4.    Польское Царство являлось  территориальной автономией (в форме политической) только с 1815 по 1832 гг.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика