Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния
Научные статьи
06.02.13 10:48


  
ЕврАзЮж № 2 (9) 2009
Уголовное право, криминология, уголовно-исполнительное право
Фефелов В.В.
Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния
В статье изложен взгляд автора на физическое или психическое принуждение как одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния с уголовно-правовой и криминологической точек зрения. Раскрыты понятие и признаки физического и психического принуждения, а также проблемы уголовной ответственности при подобном принуждении.
  
   С.И. Ожегов считает, что принудить означает заставить сделать что – то в принудительном порядке, т.е. то, что человек делать не желает.  Причинение вреда под влиянием физического или психического принуждения впервые регламентировано в качестве самостоятельного правового основания, исключающего уголовную ответственность в УК РФ 1996 года. В УК РСФСР 1960 г. его уголовно-правовое значение выражалось в двух аспектах: в качестве обстоятельства, смягчающего вину (ст. 39) и в качестве обстоятельства, оцениваемого с точки зрения института крайней необходимости в рамках учения об объективной стороне состава преступления.

  Оно занимает особое место в числе обстоятельств, исключающих преступность деяния. Вынужденное причинения вреда уголовно-охраняемым интересам в исключительной обстановке – это то, что имеет оправдательное значение, обосновывающее ненаказуемость, и то, что объединяет его с другими обстоятельствами, включенными в гл. 8 УК РФ.

    Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния рассматривается в ст. 40 УК РФ. Данная статья определяет, в каких случаях физическое или психическое принуждение исключает преступность деяния, если имело место физическое принуждение, вследствие которого лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), либо, если имело место психическое принуждение, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями. Таким образом, законодатель как бы заранее определяет, что психическое принуждение преодолимо всегда. Хотя это не совсем так, как мы увидим в дальнейшем. Законодатель оставляет на вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения почти однозначный ответ. Это нередко ставит правоприменителя в затруднительное принуждение.

    Законодатель не дает понятия физического или психического принуждения. Исходя из смысла и содержания ст. 40 УК РФ можно привести следующее определение.

    Физическим и психическим принуждением является уголовно противоправное насильственное воздействие на лицо, с целью заставить его причинить вред правоохраняемым интересам, которое заключается в применении по отношению к данному лицу незаконных методов физического или психического давления. Такое принуждение может выражаться как в физическом насилии (побои, пытки, причинение телесных повреждений, незаконное лишение свободы и проч.), так и в психическом воздействии (различные угрозы, объектом которых может стать жизнь, здоровье, честь, достоинство, имущественные интересы).

    Данная норма охватывает ситуации, которые рассматриваются либо по правилам исключающим уголовную ответственность вследствие воздействия непреодолимой силы, либо по правилам крайней необходимости.

    Физическое принуждение - это такое воздействие на телесную неприкосновенность или свободу лица, при котором оно полностью или частично утрачивает способность действовать по своему усмотрению. При физическом принуждении, вследствие которого лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), полностью парализуется воля лица, оно лишается возможности действовать избирательно, по своей воле. Физическое принуждение может исходить от другого человека или являться действием непреодолимой силы.

   Физическим принуждением может быть как применение физического насилия в виде те-лесных повреждений, так и любое ограничение или лишение свободы (например, связывание). Если в подобных случаях лицо, подвергшееся физическому принуждению, полностью лишено свободы выбора того или иного варианта поведения и не может руководить своими действиями, то его поведение нельзя рассматривать как преступное. Цель принуждения - добиться от потерпевшего определенного поведения.

   Невозможность при физическом принуждении руководить своими действиями является безусловным основанием непризнания деяния преступлением, ибо оно в данном случае неволимо. Так, сторож, связанный преступниками, не может воспрепятствовать совершению ими хищения.

   Уголовный закон различает два вида физического принуждения: преодолимое и непреодолимое.
Признаки непреодолимого физического принуждения:
во-первых, наличие источника внешнего воздействия (противоправное поведение иных лиц, силы стихии, факторы техногенного характера и т.п.);
во-вторых, неспособность лица своими силами преодолеть внешнее принуждение;
в-третьих, невиновное отношение лица к возникновению источника принуждения (если сторож был в сговоре с преступниками, и они связывают его по взаимной договоренности, физическое принуждение исключается).

    Что касается психического принуждения, то таковое, в отличие от физического, в принципе, не признается непреодолимым. В любом случае психического принуждения вопрос об уголовной ответственности решается по правилам крайней необходимости, о которых было сказано выше. Психическое принуждение может состоять в угрозах, шантаже и т. п. действиях. Не исключено также прямое воздействие на психику лица путем использования различных психотропных и наркотических веществ, звуковых высокочастотных генераторов, гипноза и т.п., с целью принудить его к совершению общественно опасных деяний. В этих случаях человек, как правило, лишен возможности руководить своими действиями, а психическое принуждение становится непреодолимым.

  При непреодолимом физическом и психическом принуждении преступность деяния исключается в силу отсутствия такого признака преступления, как вина.

    Анализ ч. 1 и 2 ст. 40 УК РФ показывает, что в норме фактически предусматриваются три обстоятельства, наличие которых позволяет решить вопрос о преступности или не преступности деяний:
- физическое принуждение, вследствие которого субъект лишается возможности руководить своими действиями или бездействием;
- физическое принуждение, в результате которого субъект остается способным руководить своими действиями;
- психическое принуждение, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями.
Суть физического принуждения, вследствие которого оно не могло руководить своими действиями, может быть различной.
Во-первых, это косвенное воздействие на лицо путем его изоляции.

  Во-вторых, физическое принуждение может быть буквальным (связывают руки, ноги).

   В - третьих, физическое принуждение исключает уголовную ответственность только в случаях, когда лицо, причиняя вред правоохраняемым интересам, лишено возможности свободного выбора своего поведения.

   Это вызывается нанесением ему побоев, причинением вреда здоровью различной тяжести, связыванием, помещением в запираемое помещение и др. Поэтому, исходя из характера физического принуждения, оно может выступать как непреодолимая сила, в связи с чем, лицо и причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Причиняя данный вред под воздействием физического насилия, лицо, таким образом, не в состоянии преодолеть его в силу того, что не может руководить своими поступками.

    Вместе с тем, ряд авторов не считают непреодолимой силой физическое насилие, в результате которого лицо совершает государственную измену, разглашает государственную тайну, а также убийство другого человека, даже если это было сопряжено с применением пыток, жестоких избиений и т. п. Если же в результате физического принуждения лицо сохранило возможность руководить своими действиями, вопрос об уголовной ответственности такого лица за причинение вреда правоохраняемым интересам решается по правилам о крайней необходимости (ст. 39 УК РФ). В данном случае лицо действует (бездействует), выбирая между угрожаемым вредом и тем вредом, который необходим для устранения этой угрозы. То же правило действует и когда вред правоохраняемым интересам причиняется вследствие психического принуждения (угроз). Однако если физическое принуждение таково, что лицо сохраняет, пусть ограниченную, возможность руководить своими действиями, следует поступать по правилам крайней необходимости (а значит, в первую очередь, сопоставить ценность блага, которым предстоит пожертвовать, и блага, которое предполагается спасти). Типичными примерами могут служить действия кассира, отдающего грабителям под угрозой применения оружия дневную выручку, либо действия директора банка, от-дающего под пытками ключ от хранилища с драгоценностями.

    Если лицо, действовавшее под принуждением, нарушает какое-либо условие правомерности крайней необходимости, оно подлежит уголовной ответственности, хотя это обстоятельство может быть учтено судом при назначении ему наказания как смягчающее (п. «е» ч. 1 ст. 61).

   В случае физического и психического принуждения вопрос об уголовной ответственности решается по-разному. Учитывая критерии правомерности крайней необходимости, физическое принуждение лица, сохраняющего возможность руководить своими действиями, исключает уголовную ответственность за вред правоохраняемым интересам при наличии двух условий: во-первых, вред, причиненный должен быть меньше вреда предотвращенного, во-вторых, причинение вреда под физическим принуждением должно быть единственной возможностью избежать причинения вреда более существенного.

   Несоблюдение хотя бы одного из этих двух условий означает отсутствие крайней необходимости и, следовательно, лицо может быть привлечено к ответственности за причиненный вред, хотя оно и действовало под физическим принуждением. Третье обстоятельство - это психическое принуждение. Под психическим принуждением понимается такое воздействие на психику, которое парализует волю, но ее еще достаточно для того, чтобы руководить своими действиями.

   В ч. 2 ст. 40 УК РФ законодатель предлагает рассматривать причинение вреда правоохраняемым интересам при психическом принуждении также по правилам ст. 39 (крайняя необходимость).

  Это означает, что основания освобождения от уголовной ответственности за причиненный вред не имеется. Так как психическое воздействие на личность, независимо от его интенсивности, не лишает принуждаемого способности осознавать свои действия и руководить ими. Поэтому при психическом принуждении у лица имеется выбор между двумя возможностями: пожертвовать собой, своим благом и пр. или причинить вред правоохраняемым интересам. Причем при воздействии психотропными веществами и т.п., как уже говорилось выше, такая возможность может отсутствовать. Суть такого психического принуждения заключается в нейтрализации воли субъекта.

   При психическом воздействии, принуждении, когда лицо сохраняет возможность руководить своими действиями, как и в случае преодолимого физического принуждения, вопрос об уголовной ответственности решается по правилам ст. 39 УК РФ. Вред за бездействие может быть только в том случае, когда на лице лежала специальная обязанность выполнять эти функции. Вред при физическом и психическом принуждении может причиняться здоровью, имуществу, государственным интересам и т.п. Причем, исходя из смысла ст. 40 УК РФ, вред причиняется умышленно, но под влиянием физического или психического принуждения, а также непреодолимой силы.

            Рассмотрим, в чем же отличие причинения вреда при непреодолимом принуждении от обычного причинения вреда здоровью (например, средней тяжести) или имуществу, а также причинения вреда здоровью в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны или превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Не-посредственным объектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 112, 113 и 114 УК РФ является здоровье человека. Этот же объект может быть и в случае причинения вреда, в случае физического или психического принуждения. Непосредственным же объектом преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ является право собственности. Предмет преступления - чужое имущество. То же самое мы видим в рассматриваемом обстоятельстве, исключающем преступность деяния. Объективная сторона преступлений (ст.ст. 112-114 УК РФ) заключается в совершении каких-либо деяний, в результате которых причиняется вред здоровью. Причем, причинению телесных повреждений в состоянии аффекта сопутствует и еще ряд характерных признаков: оно совершается в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также, состояние аффекта может вызвано насилием, издевательством, тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. В этом состояние аффекта во многом сходно с действия-ми под влиянием принуждения, особенно непреодолимого.

   Об объективной стороне деяния, предусмотренного ст. 167 мы уже говорили ранее. Она состоит из трех обязательных элементов: деяния, заключающегося в уничтожении или повреждении чужого имущества; наступивших последствий в виде ущерба; причинной связи между деяниями и наступившими последствиями. И в случаях причинения вреда здоровью и имуществу объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 40 УК РФ, сходна с названными выше.

   Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется прямым или косвенным умыслом. В случае с деяниями, совершенными под воздействием непреодолимого принуждения или непреодолимой силы, вина отсутствует. В этом заключается основное отличие данного деяния от преступлений. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 112, является вменяемое лицо, достигшее 14-тилетнего возраста, в остальных случаях – 16-тилетнего.

  Осуществление физического или психического принуждения в ряде случаев законодатель рассматривает как самостоятельное преступление.  Это, например, доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего (ст. 110 УК РФ) и т.п.

    От причинения вреда при физическом принуждении следует отличать причинение вреда вследствие непреодолимой силы. Под непреодолимой силой следует понимать такую ситуацию, когда под воздействием стихийных сил природы, животных, механизмов, людей или иных факто-ров и обстоятельств лицо не имеет возможности осуществить свое намерение и совершить определенные действия. Так, врач не может быть привлечен к ответственности по ст. 124 УК за неоказание помощи больному, если его неявка была вызвана начавшимся ледоходом и невозможностью перебраться на другой берег реки.

   Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:
    1. Физическим и психическим принуждением является уголовно противоправное насильственное воздействие на лицо с целью заставить его причинить вред правоохраняемым интересам, которое заключается в применении по отношению к данному лицу незаконных методов физического или психического давления.
2. Физическое принуждение может быть преодолимым или непреодолимым, а психическое принуждение считается преодолимым всегда.
3. Физическое принуждение исключает уголовную ответственность только в случаях, когда лицо, причиняя вред правоохраняемым интересам, лишено возможности свободного выбора своего поведения.
4. При психическом воздействии, принуждении, когда лицо сохраняет возможность руководить своими действиями, как и в случае преодолимого физического принуждения, вопрос об уголовной ответственности решается по правилам ст. 39 УК РФ.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика