Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Особенности искового производства в судах общей юрисдикции после реформы 1864 года
Научные статьи
12.02.13 09:57


  
ЕврАзЮж № 3 (10) 2009
Гражданское процессуальное право
Костин С.П.
Особенности искового производства в судах общей юрисдикции после реформы 1864 года
Судебная реформа 1864 г. оказала определяющее влияние на дальнейшее развитие гражданского процесса. В гражданском судопроизводстве вводились новые, ранее не применявшиеся правила. Прежде всего были выделены два порядка судопроизводства: общий (пространный) и простой (сокращенный). Гражданские дела подлежали рассмотрению не более чем в двух инстанциях. Вместо следственного процесса в гражданских делах был учрежден процесс состязательный. В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства система формальных доказательств, при которой судья оценивал доказательства, руководствуясь формальными правилами, сменилась более прогрессивной системой свободной оценки доказательств. Одной из особенностей гражданского процесса в пореформенный период стал институт заочного решения. В процессе контрреформ ряд положений судебных уставов 1864 г. подвергся пересмотру и ревизии. В то же время судопроизводство по гражданским делам в судах общей юрисдикции контрреформами затронуто практически не было. Однако, на рассмотрение гражданских дел повлияла фактическая ликвидация системы мировых судов, которая повлекла за собой переход от судебного порядка рассмотрения малозначительных гражданских дел к их рассмотрению в судебно-административных учреждениях.
     
   В результате Судебной реформы 1864 г. были изменены общие подходы и принципы судопроизводства, что повлияло и на особенности гражданского процесса.

  В соответствии с Судебными уставами 1864 г., в действие вводились новые для российской системы правосудия принципы: устность и гласность процесса; отделение предварительного следствия от суда; участие в судебном процессе обвинения и защиты; равенство сторон; презумпция невиновности; принцип свободной оценки доказательств судом; возможность апелляции и кассации.

  Сроки рассмотрения дел были сокращены. Было установлено более общее и четкое деление структуры судопроизводства. Все это не могло не способствовать повышению эффективности гражданского судопроизводства.

    Основным источником гражданского процессуального законодательства стал Устав гражданского судопроизводства 1864 г. В дополнение к нему был издан ряд законодательных актов, которые обеспечивали соответствующие изъятия из общих правил гражданского судопроизводства. По мнению В.Н.Бабенко, «изменение порядка гражданского судопроизводства обосновывалось региональными условиями или необходимостью учитывать особенности местного права, как это было при введении Судебных уставов в прибалтийских губерниях и Царстве Польском» .

  Принятие и введение в действие Устава гражданского судопроизводства 1864 г. в корне изменило принципиальные основы гражданского процесса. В гражданском судопроизводстве вводились новые, ранее не применявшиеся правила. Прежде всего были выделены два порядка судопроизводства: общий (пространный) и простой (сокращенный). Гражданские дела подлежали рассмотрению не более чем в двух инстанциях. Вместо следственного процесса в гражданских делах был учрежден процесс состязательный.

  Любое судебное дело по гражданским делам начиналось с иска (ст. 535). Без наличия правильным образом поданного иска суд не мог приступать к началу разбирательства.

  Лица, участвовавшие в процессе, могли вместо себя присылать поверенных или законных представителей. В то же время, приступая к разбирательству, суд должен был удостовериться о вручении повестки неявившейся стороне (ст. 575).

    Суду запрещалось собирать доказательства по гражданским делам. Суд должен был выносить приговор на основе доказательств, представленных сторонами. Если таких доказательств было недостаточно, сторонам предлагалось в назначенный срок представить соответствующие разъяснения. К.П.Победоносцев писал: «Суд по выслушании сторон, когда усмотрит из дела, что по некоторым из приведенных сторонами обстоятельств не представлено доказательств, имеет право, не постановляя решения по существу, объявить о сем сторонам с назначением надлежащей стороне срока для предоставления доказательств» .

   Сторонам, участвующим в гражданском процессе, предоставлялось право на получение квалифицированной юридической помощи. Простые и малозначительные дела подлежали рассмотрению в сокращенном порядке. Запрещалась подача тяжущимися неограниченного числа бумаг, количество их было сокращено – по две с каждой стороны. Устанавливались правила о доказательствах, было отменено право суда назначать присягу тяжущемуся в качестве судебного доказательства. Предусматривалось участие в гражданском процессе прокурора как представителя государства. Судам вменялось в обязанность мотивировать свои решения. Отменялись штрафы за неправые иски и за апелляционные жалобы, признанные судом неправильными. Высший надзор за рассмотрением гражданских дел был возложен на Гражданский кассационный департамент Сената. Исполнение судебных решений возлагалось на особых, состоящих при суде чинов – судебных приставов.

    Обычный порядок судопроизводства в окружных судах был достаточно медленным, в связи с чем было установлено сокращенное судопроизводство. Как отмечает В.Н.Бабенко, «сокращенный порядок судопроизводства применялся при рассмотрении дел, в отношении которых суду не требовалось дополнительного разбирательства, а также не было возражений со стороны истца и ответчика. Такой порядок судопроизводства использовался, как правило, при решении дел об исполнении договоров и обязательств» .

   По словам одного из разработчиков Устава гражданского судопроизводства, К.П.Победоносцева, «в сокращенном порядке производства предполагается возможность решить дело непосредственно после словесного состязания; обращение же дела к предварительному письменному производству может последовать, если нет обоюдного согласия, лишь по усмотрению суда» .

   Помимо этого, особый порядок судопроизводства устанавливался в отношении дел казенного управления, дел о возмещении ущерба за вред и убытки, причиненные должностными лицами, а также брачных дел и дел, связанных с заключением мировой сделки и разрешением споров третейским судом.

   Принцип состязательности сторон, введенный Судебной реформой 1864 г., достаточно последовательно применялся в гражданском процессе, где декларировалось «введение состязательного процесса вместо следственного» . Как было обозначено в высочайше утвержденных 29 сентября 1862 г. Основных положениях гражданского судопроизводства, «основною формою гражданского судопроизводства принимается процесс состязательный» .

  Принцип состязательности был провозглашен в ст. 367 Устава гражданского судопроизводства: «суд ни в каком случае не собирает сам доказательств или справок, а основывает решение исключительно на доказательствах, представленных тяжущимися». По мнению Е.В.Васьковского, развив это общее положение в постановлениях по частным случаям, составители Устава сохранили в то же время некоторую долю следственного принципа, а именно дали право суду назначать по собственному почину осмотры (ст. 507) и экспертизу (ст. 515), а также «требовать объяснений от стороны, выражающейся неясно или неопределенно» (ст. 335), и если «по некоторым из приведенных ими обстоятельств, существенных для разрешения дела, не представлено доказательств», объявлять об этом сторонам, назначая им срок для выяснения таких обстоятельств (ст. 368).

   Из приведенных постановлений видно, что составители Устава вовсе не желали провести в процессе строгую состязательность и поставить суд в совершенно пассивное положение зрителя процессуальной борьбы сторон» .

    Значимость введения в ходе Судебной реформы 1864 г. состязательного начала в гражданское судопроизводство можно достойно оценить только на фоне крайне отсталых дореформенных порядков. Уже в 1852 г. проведенной Министерством юстиции ревизией судебных мест было отмечено о производстве гражданских дел, «что сии дела почти никогда не производятся порядком судебным, ибо начинаются не в судах, через подачу искового прошения, а в полицейских или других местах, из коих уже переходят на рассмотрение судебных мест» .

  Устав гражданского судопроизводства предусматривал: «Судебные установления могут при-ступать к производству гражданских дел не иначе, как вследствие просьбы о том лиц, до коих те дела касаются, и разрешать их не иначе, как по выслушании противной стороны, или по истечении назначенного для представления онаго срока» .

    Первым действием, предпринятым судом по прошению истца, был вызов ответчика (ст. 275). По общему правилу ответчик, вызванный в суд, противопоставлял прошению свое возражение. Истец должен доказать свой иск, а ответчик, опровергая истца, обязан представить доказательства своих возражений (ст. 366). Следовательно, как прошение истца, так и возражение ответчика должны быть подкреплены доказательствами.

   «В Уставе гражданского судопроизводства 1864 г., – писал В.С.Малченко, - красною нитью проведено возложение на инициатора процесса, на истца, обязанности тщательно подготовить иск свой со стороны его основания и формулировки, со стороны силы и полноты доказательств, со стороны отчетливости конструкции… Истец не должен смешивать оснований иска, обязан точно и полно формулировать свои требования под угрозою потери права их увеличивать или изменять, под опасением поплатиться частью судебных издержек в случае, если исковое требование будет удовлетворено не вполне; истец обязан, если он иностранец, обеспечить возможность уплаты ответчику, опровергнувшему его иск, судебных издержек и убытка; истец должен был вызывать ответчика по месту жительства, исполнения договора и т. п., доказывать безвестное его отсутствие и т. д.» .

   Представление прошений, возражений и доказательств зависело исключительно от усмотрения самих тяжущихся или их поверенных, «так как собственные их интересы требуют, чтобы они объяснили суду все, что имеют объяснить в подтверждение прав своих, и представили бы все доказательства, ограждающие их права. Но проверка доказательств не может быть предоставлена исключительному усмотрению спорящих сторон; для ограждения истины, справедливости и беспристрастия необходимо, чтобы проверка доказательств происходила при содействии судьи (ст. 499, 507, 515)» .

    Наряду с проверкой доказательств предусматривалось и состязание спорящих в присутствии суда относительно приводимых ими оснований и доказательств, служившее для определения силы и значения представленных по делу доказательств и постановления решения.

  По Уставу гражданского судопроизводства письменные объяснения сторон служили преимущественно «приготовлением к словесному состязанию». При этом суд не имел законного права «по усмотрению своему распространять предварительное письменное объяснение между тяжущимися далее четырех состязательных бумаг. Но если бы обе стороны согласно пожелали обменяться еще раз письменными объяснениями, нет поводу к отказу в сем ходатайстве, лишь бы предоставлено было обеим сторонам равномерное право» .

  Устность и гласность судопроизводства по Судебным уставам 1864 г. неразрывно связаны с принципом состязательности. Все три принципа признавались существенными условиями производства дел в су-де. Трудно разграничить эти принципы, определить, где заканчивается один и начинается другой. Так, порядок исследования доказательств в суде, о котором речь шла выше, был рассчитан на сочетание этих начал. Или, наоборот, эти принципы, взятые в комплексе, и определяли порядок исследования доказательств, обеспечивавший наилучшее восприятие происходящего в суде всеми участниками процесса и их права.

  «Введение гласности и уничтожение канцелярской тайны» было одним из существенных основ реформирования гражданского судопроизводства.

  Согласно Уставу гражданского судопроизводства «доклад дела и словесное состязание тяжущихся происходят в открытом заседании суда» . «Если, по особому свойству дела, публичность заседания может быть предосудительна для религии, общественного порядка или нравственности, то суд, по собственному усмотрению или по требованию прокурора, может постановить, чтобы заседание было при закрытых дверях. Распоряжение о том всегда объявляется публично и записывается в журнал заседания» .

  Таким образом, слушание гражданского дела при закрытых дверях происходило по указанным в законе основаниям (формулировки которых весьма расплывчаты). Инициатива могла исходить и от суда, и от прокурора. «...Чтобы отнять у суда возможность злоупотреблять правом рассматривать дело в закрытом заседании, во всех случаях, когда назначается по делу закрытое заседание, распоряжение о том суда должно быть объявляемо публично» .

    Судебное заседание по гражданскому делу могло проходить при закрытых дверях и в случае, «когда обе стороны будут о сем просить, и суд признает просьбу их заслуживающею уважения».

   Поскольку в гражданском судопроизводстве доминировал частный интерес, инициатива слушания дела в закрытом заседании могла исходить от сторон. Достаточно было их обоюдного согласия, уваженного судом. Точно так же отсутствие публичного интереса не вызывало у правительства стремления ограничить гласность судопроизводства в этой сфере.

   Важное значение для гражданского процесса имел вопрос о доказательствах. «Доказательством может служить всякий признак или совокупность всяких признаков события, из коих судья посредством логического вывода может заключить о достоверности события, – если только заключение не противоречит закону, в признаках и доказательствах, коих значение определяется законом» .

   Истец в процессе судебного состязания должен был доказать свой иск, а ответчик – его опровергнуть. «Только доказав подлежащие события, можно доказать существование подлежащего юридического отношения и соответственного права» .

    В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства система формальных доказательств, при которой судья оценивал доказательства, руководствуясь формальными правилами, сменилась более прогрессивной системой свободной оценки доказательств. При этой системе, как указывал Е.В.Васьковский, «суд оценивает значение доказательств по их внутреннему достоинству, руководствуясь при этом законами логики, выводами наук и данными житейского опыта и приводя основания, по каким признает доказанными или недоказанными те или иные факты» .

   Устав гражданского судопроизводства предписывал суду руководствоваться как устными, так и письменными доказательствами (ст. 339).

    Рассматривая свидетельские показания в качестве судебного доказательства, Устав гражданского судопроизводства установил, что свидетельские показания служат доказательством спорного события, но не права. Отсюда следует, что не всякая ссылка на свидетеля получает в процессе юридическое значение.

  Одной из особенностей гражданского процесса в пореформенный период стал институт заочного решения. По словам В.С.Малченко, он первоначально означал бережное охранение интересов ответной стороны, ибо в нем нельзя не усмотреть некоторого ограничения начал состязательности и непосредственности… Отсутствие ответчика в судебном заседании лишает ведь суд возможности (даже при наличии письменного ответа) детально выяснить сомнения или недомолвки (ст. 335, 337), а истца – получить в признании ответчика доказанность некоторых обстоятельств…» .

    Порядок рассмотрения дел, сходный с общим гражданским судопроизводством, применялся и в коммерческих судах.

  Коммерческие суды существовали и действовали в обеих столицах, а также в Архангельске, Керчи, Кишиневе, Одессе и Таганроге. Судьи таких судов пропорционально назначались императором, избирались купцами и утверждались Министерством юстиции.

   Для коммерческих судов были характерны два порядка судопроизводства: словесное и письменное. Последнее применялось только по особому определению суда или по просьбе одной из сторон.

  В случае словесного разбирательства все устные объяснения сторон заносились в протокол или излагались в особых записках, прикладывавшихся к протоколу.

   Письменное производство предусматривало обмен двумя бумагами состязательного характера от каждой из сторон. В этом случае присутствие самих сторон не было обязательным. В итоге составлялась докладная записка, которая являлась основанием для приговора суда.

  Поскольку при словесном разбирательстве исковые пошлины не взыскивались, на практике оно преобладало.

   Несмотря на то, что в коммерческих судах судопроизводство осуществлялось на принципах устности, гласности и состязательности, сохранялись штрафы за неправые иски и апелляции, широко применялась присяга .

    Организация гражданского процесса на новых принципах, заложенных реформой 1864 г., имела важное значение в контексте защиты прав личности, а также воспитания этой личности, думающей о своих правах и старающейся их отстаивать. В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства, «обвиняемый, жалобщик, истец и ответчик суть активные участники суда, наделенные самостоятельными правами, уважать которые суд обязан. Это не значит, что закон отказался от оказания им помощи, необходимой в силу их слабости, но эта помощь есть помощь в осуществлении прав, а не поглощающая дееспособную личность опека» .

   В процессе контрреформ ряд положений Судебных уставов 1864 г. подвергся пересмотру и ревизии. Это касалось таких вопросов, как ликвидация несменяемости судей, ограничение гласности судопроизводства, ограничение компетенции суда присяжных. В целом данные меры были ориентированы в первую очередь на дела политической и уголовной направленности. Судопроиз-водство по гражданским делам в судах общей юрисдикции контрреформами затронуто практически не было. Однако на рассмотрение гражданских дел повлияла фактическая ликвидация системы мировых судов, которая повлекла за собой переход от судебного порядка рассмотрения малозначительных гражданских дел к их рассмотрению в судебно-административных учреждениях.

   Наряду с этим существовала и еще одна тенденция в развитии гражданского судопроизводства после 1864 г. – расширение области гражданского процесса. Компетенция гражданского суда была распространена в 1866 г. на акционерные компании, в 1867 г. – на ипотеку, в последующие годы – на дела судебно-межевые, дела о несостоятельности, дела брачные у раскольников, дела об усыновлении детей и т. д. «Таким образом, в движении гражданского процесса подмечается, с одной стороны, введение в его сферу новых предметов, расширение компетенции, а с другой – из ведения гражданского суда изъемлются некоторые категории дел, по общим правилам ему под-судных» .

   Столкнувшись с реальной практикой жизни, Устав гражданского судопроизводства потребовал некоторого усовершенствования. Изменения, принятые в последующие годы, коснулись, например, такого вопроса, как особенности вызова свидетелей в суд.

 Также Закон 12 июня 1890 г. допустил право сторон требовать рассмотрения дел в их отсутствие, «чем облегчалась задача истца по делам с простым основанием и бесспорными доказательствами, не требующими словесного состязания, и бремя ответчика по искам явно ошибочным или чисто формальным» .

   Также изменения, происходившие в последующий после 1864 г. период, были связаны с постепенным повышением сборов, взимавшихся с тяжущихся: судебного, канцелярского, гербового.

   Таким образом, гражданское процессуальное законодательство, впервые появившееся в России в «чистом» виде в результате принятия Устава гражданского судопроизводства 1864 г., было основано на прогрессивных принципах: гласности и устности процесса, его состязательности, возможности обжаловать вынесенное судом решение, равенстве сторон, свободной оценке судом представленных сторонами доказательств. Такой суд был явлением принципиально новым для России, в которой дореформенный суд оставлял, по свидетельству современников, тягостное, ужасающее впечатление. Справедливое и скорое гражданское судопроизводство стало важной предпосылкой активного развития гражданского оборота. Другой такой предпосылкой могло бы стать принятие нового, более прогрессивного и современного гражданского законодательства. Но, несмотря на определенные усилия, предпринятые правительством в данном направлении, этого так и не произошло. Подготовленный проект Гражданского уложения принят не был. В результате, можно констатировать, что процессуальные нормы в гражданско-правовой сфере опережали в своем развитии нормы материальные.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика