Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


«Сделка о признании вины» как альтернатива суду присяжных заседателей в уголовном правосудии США
Научные статьи
12.02.13 10:16


  
ЕврАзЮж № 3 (10) 2009
Уголовно-процессуальное право
Гарипов Р.Ф.
«Сделка о признании вины» как альтернатива суду присяжных заседателей в уголовном правосудии США
В статье рассматриваются достоинства и недостатки суда присяжных в США, где традиции подобного судопроизводства имеют давнюю историю. Автор анализирует критерии отбора присяжных заседателей и их отвода, взаимоотношения между судьей и присяжными заседателями в ходе процесса, а также недостатки суда с участием присяжных – замедление и дороговизну такого процесса. Выходом из ситуации становится очень распространенная неофициальная «сделка о признании вины» обвиняемым, взамен чего ему обещают снисхождение судьи.
     
   В современной правовой доктрине стран Запада принято считать, что справедливым судом является суд, в котором решения принимаются при участии народных представителей – присяжных заседателей. Призванные государством исполнять обязанности непрофессиональных судей, присяжные заседатели олицетворяют, как предполагается, волю народа и право народа на участие в отправлении правосудия. При этом присяжные заседатели привносят в судебное разбирательство свои знания, жизненный опыт и ценностные ориентации, отражающие правосознание всего общества.

  Однако суд присяжных должен выражать не отдельные мнения различных общественных слоев и групп, а их согласие под главенством единого для всех обязательного закона, что придает решению суда большую авторитетность. Именно такой суд призван играть роль вершителя истинного правосудия от имени представителей всего общества и выступать защитником установленного в стране правопорядка.

   Институт присяжных заседателей закреплен в Конституции США и в конституциях штатов. Статья III Конституции США гласит: «Дела обо всех преступлениях, исключая те, которые преследуются в порядке импичмента, подлежат рассмотрению судом присяжных. Такое рассмотрение должно происходить в том штате, где преступления совершены». Поправка VI к Конституции США устанавливает, что «при всяком уголовном преследовании обвиняемый имеет право на скорый и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, ранее установленного законом, где было совершено преступление». Следовательно, всякий человек, обвиняемый в совершении любого преступления и отрицающий свою вину, имеет конституционное право на то, чтобы его дело рассматривал суд с участием присяжных заседателей.

    Участие в судебном разбирательстве в качестве присяжного по традиции считается и привилегией, и гражданской обязанностью. Кандидат в присяжные заседатели должен быть гражданином США, достигнуть возраста не менее 18 лет, уметь читать, писать, говорить и понимать по-английски, постоянно проживать на территории данного судебного округа. Законодательство не-которых штатов предусматривает также и дополнительные требования, например умение толковать Конституцию, владение недвижимостью и др.

  Присяжным заседателем не может быть: 1) гражданин, в отношении которого возбуждено уголовное дело; 2) осужденный за тяжкое преступление, если его избирательные права не восстановлены амнистией или помилованием; 3) гражданин, физические или психические недостатки которого препятствуют надлежащему исполнению им обязанностей присяжного; 4) сотрудник правоохранительных органов, пожарный, судейский чиновник, священник, пилот авиалиний, авиационный или железнодорожный диспетчер; 5) в некоторых штатах – женщина, имеющая малолетних детей.

   Участие присяжного в судебном процессе длится несколько дней, а иногда и недель. Поэтому многие кандидаты в присяжные стремятся уклониться от исполнения этого гражданского долга на том основании, что не в состоянии сочетать исполнение своих служебных обязанностей с необходимостью длительное время пребывать в суде. В результате подобной практики другим гражданам приходится выполнять эту обязанность почти регулярно, каждые 2-3 года, а то и чаще. Таким образом, появляется категория «профессиональных» присяжных (например, домохозяйки, пенсионеры, лица «свободных профессий» и др.), чьи жизненные установки, часто отличающиеся от интересов других слоев населения, могут оказывать существенное влияние на многие судебные решения.

  По традициям англосаксонского «общего права» коллегия присяжных состоит из 12 человек. Судейский чиновник составляет общий список граждан, которые могли бы исполнять функции присяжных в суде. Для каждого конкретного процесса список кандидатов в присяжные составляется с таким расчетом, чтобы в составе присяжных были по возможности представлены все слои местного населения. Список кандидатов в присяжные должен быть предоставлен в распоряжение обвинителя и защитника по их просьбе. Главным критерием при этом считается беспристрастность кандидата в присяжные, поэтому присяжному не должны быть известны материалы дела до начала процесса. Однако в наши дни широкое и быстрое распространение информации по самым разнообразным каналам делает почти невозможным соблюдение условия беспристрастности присяжных, их неосведомленности о фактах дела, подлежащего судебному рассмотрению, особенно если дело получает громкий общественный резонанс. Чаще всего присяжные благодаря средствам массовой информации к началу судебного рассмотрения дела уже имеют свое мнение о нем. Если же пресса, и особенно телевидение, сообщают о непроверенных фактах, такое мнение может оказаться ошибочным.

  Судья, обвинитель и защитник имеют право отводить из числа кандидатов в присяжные тех, кто, по их мнению, не сможет быть объективным в оценке доказательств и беспристрастным при определении виновности или невиновности подсудимого. Для этого проводится специальная процедура опроса каждого кандидата обвинителем и защитником. Вопросы не должны ущемлять права и законные интересы сторон. Судья обязан исключить из числа присяжных того, кто уже участвовал ранее в прежнем разбирательстве этого же уголовного дела в качестве основного или запасного присяжного заседателя, а также того, кто мог бы оказаться свидетелем по этому же делу.

   Многие кандидаты в присяжные не склонны признаваться в своей предвзятости или предубеждении (например, в расизме), а иногда при опросе и просто лгут о неосведомленности в данном деле. Поэтому судебная практика не требует обязательным условием для присяжных ничего не знать о фактах, которые известны многим. Принято считать достаточным, чтобы присяжный мог принять решение на основании рассмотренных в суде доказательств, отбросив свои ранее сформировавшиеся личные впечатления и мнения. Однако каждая из сторон стремится дискредитировать с помощью дотошного опроса, отвести неугодных ей кандидатов и создать более приемлемый для себя состав присяжных, с соответствующими положительными пристрастиями и предрасположением.

  Стороны обвинения и защиты имеют право заявлять отводы как в отношении всех, так и в отношении отдельных кандидатов в присяжные. Основаниями для заявления отвода всему списку кандидатов могут быть: 1) нарушение установленного порядка составления списка кандидатов; 2) обоснованное сомнение в беспристрастности должностного лица, составлявшего этот список. От-вод же отдельных кандидатов в присяжные может быть мотивированным и немотивированным, т. е. без объяснения причин. Мотивом для отвода может быть: 1) несоответствие кандидата предъявляемым законом требованиям; 2) обстоятельства, которые могут помешать ему решать дело без пристрастия и без предубеждения к стороне, заявившей отвод.

    Число допустимых немотивированных отводов регламентировано законом и судебной практикой. По федеральному законодательству, если за совершенное преступление может быть назначена смертная казнь, обвинитель и защитник имеют право заявить по 20 немотивированных отводов. Если подсудимый может быть приговорен к лишению свободы более чем на год, обвинителю разрешается заявить 6, а защитнику – 10 немотивированных отводов. Если же лишение свободы по данному составу не превышает года или налагается штраф, то каждая из сторон имеет право на 3 отвода . Таким образом, стороны имеют возможность без объяснения причин влиять на социальный и расовый состав жюри, увеличивать или снижать относительную численность сторонников или противников смертной казни или другого уголовного наказания и тем самым влиять на исход всего судебного разбирательства. Поэтому опытные юристы с полным основанием полагают, что отбор присяжных оказывает решающее влияние на судьбу всего дела. Уже при отборе присяжных можно понять, будет ли дело выиграно или проиграно.

  После укомплектования состава коллегии присяжных для участия в данном процессе их приводят к присяге, а затем инструктирует судья. В частности, он разъясняет, что присяжные обязаны признавать права обвиняемого, в том числе и на отказ от дачи показаний, напоминает о презумпции невиновности, об обязанности обвинителя доказать вину обвиняемого и т. п. На этом же этапе присяжные выбирают старшину. В некоторых штатах старшина выбирается судьей. С этого момента присяжные вплоть до вынесения вердикта обязаны находиться в максимально возможной изоляции от влияния извне.

   Присяжные не должны вступать в контакт с публикой, знакомиться с какой-либо информацией или доказательствами по данному делу, кроме представленных обвинением и защитой в ходе судебного рассмотрения, получать разъяснения и указания от кого-либо, кроме судьи, рассматривающего данное дело. При нарушении этих условий присяжный должен немедленно сообщить об этом судье. Присяжные могут делать для себя записи по поводу представленных доказательств и пользоваться ими при обсуждении вердикта.

  Поскольку судьбу подсудимого и данного процесса в целом определяют явные дилетанты в области права – присяжные заседатели, – то судья может использовать свое право исключить доказательства, по его мнению, не относящиеся к делу или полученные с нарушением надлежащей правовой процедуры. Он определяет существенность или несущественность для дела свидетелей обвинения или защиты, отклоняет вопросы, не относящиеся, по его мнению, к делу или направленные на выяснение обстоятельств, о которых, по его мнению, не должны знать присяжные, или вопросы, в которых уже содержится подсказка желательного ответа. Таким образом, судья, формально отстраненный от участия в оценке фактических обстоятельств дела, в действительности руководит ходом процесса, осуществляет отбор доказательств обвинения и защиты и этим может оказывать на присяжных, оценку или предлагаемых фактов а, в конечном счете и на, их вердикт довольно сильное, хотя и косвенное, влияние.

   Присяжные заседатели не должны задавать вопросов, проявлять инициативу в исследовании доказательств, вообще каким-либо образом вмешиваться в ход судебного разбирательства. Они являются лишь пассивными и бессловесными слушателями и зрителями судебного процесса. В действительности же присяжные не столько оценивают содержание свидетельских показаний, сколько решают для себя лишь вопрос о том, можно ли верить данному свидетелю. «В значительной мере – это всего лишь догадки присяжных о достоверности или недостоверности показаний свидетелей» . Особенно сложно присяжным, не имеющим профессиональных знаний, приходится при оценке показаний экспертов, предоставляющих научные доказательства, например данные спектрального анализа или генетических исследований и т. п. Впрочем, другая сторона имеет право противопоставить мнение своего эксперта. Присяжные не могут точно оценить научную объективность заключений конкурирующих в суде экспертов, а потому в основном решают для себя вопрос, какой эксперт заслуживает большего доверия.
Вопрос о том, устанавливается ли виновность или невиновность подсудимого единогласно или большинством голосов, решается по-разному в разных юрисдикциях. В федеральных судах и судах большинства штатов требуется единогласие присяжных. Законодательство некоторых штатов разрешает принятие вердикта большинством голосов.

   Исследования американских специалистов показали, что при обсуждении вердикта мнение присяжных, занимающих более привилегированное общественное положение или более активно защищающих свое мнение, обычно оказывает сильное влияние на оценку других членов жюри. В случаях же, когда особого мнения придерживается один из присяжных, остальные 11 почти всегда «перетягивают» его на свою сторону.

  Без преувеличения можно сказать, что без знания юриспруденции, без осознания ответственности за принятое решение присяжные заседатели оказываются плохими судьями. Примерно в 5 % случаев «судьи факта», т. е. присяжные, не могут прийти к единому мнению в отношении вердикта . Тогда судья распускает жюри и назначает дату повторного судебного рассмотрения с участием присяжных другого состава.

   Вердикт присяжных не должен содержать какие-либо обоснования принятого решения. Вердикт о невиновности обязывает судью немедленно оправдать подсудимого и освободить его от дальнейших уголовных преследований по тому же обвинению (институт, заимствованный из английского закона «Habeas corpus act» 1679 г. и закрепленный поправкой V к Конституции США). Это решение окончательное и не подлежит апелляции. Если же присяжные признают подсудимого виновным, судья назначает дату вынесения приговора о наказании. Никакой ответственности за свое решение присяжные не несут, хотя в общественном мнении моральная ответственность за решение дела по существу обычно возлагается на них. Не существует процессуальной возможности проверить обоснованность решения присяжных, т. е. не проводится новое разбирательство и не пересматриваются доказательства. Поэтому апелляционная жалоба может касаться лишь чисто уголовно-правовых или уголовно-процессуальных нарушений или ошибок. Такие апелляции подают практически все приговоренные к смертной казни.

   Высокий уровень преступности в США и, как следствие, огромное число уголовных дел, подлежащих судебному рассмотрению, перегружают судебный механизм. По мнению американских специалистов, если хотя бы часть всех возбужденных уголовных дел доходила до стадии процесса с участием присяжных, система уголовного правосудия в США перестала бы нормально функционировать.

   В судебной практике США с участием присяжных заседателей рассматривается не более 10 % из числа только серьезных уголовных дел, привлекших внимание общественности. Тем не менее ежегодно
более 2-х миллионов американских граждан призываются в качестве присяжных, а их деятельность обходится государству не менее чем в 500 млн долларов в год . Так, суды выплачивают присяжным «гонорар» за потраченное ими время, возмещают транспортные расходы, проживание в гостинице, частично – потерю зарплаты за время исполнения обязанностей присяжного. При этом около 60 % потраченного времени уходит впустую – на пребывание в «комнате ожидания».

  Проблема эффективного правосудия решается во многом благодаря тому, что в уголовном процессе США огромное значение имеет признание обвиняемым своей вины в совершении преступления. В таком случае присяжные не созываются, так как факт совершения преступления считается доказанным собственным признанием подсудимого. Однако если обвиняемому грозит смертная казнь, судья обычно рекомендует ему отказаться от своего признания, что дает основание обратиться к суду присяжных.

    Если обвиняемый виновным себя не признал и отказался от своего права на суд присяжных, судья рассматривает дело единолично. В подобных случаях обычно имеет место так называемая «сделка о признании вины». Сущность ее в том, что между защитником обвиняемого и обвинителем происходят неофициальные переговоры, в результате которых обвиняемый соглашается признать себя в суде виновным, если ему будет предъявлено обвинение в преступлении менее тяжком, чем указано в обвинительном документе, исключены некоторые обвинения, обещано вынесение менее сурового приговора или сделаны другие поблажки.

   Процессуального оформления того, что обвиняемый побуждался признать себя виновным, не происходит, поэтому нет гарантий, что судья последует рекомендациям обвинителя о более мягком приговоре. Однако возможность снисходительного приговора поощряет других обвиняемых к признанию своей вины и является своеобразной платой за признание, облегчающей проведение судебной процедуры.

   На практике в «сделках о признании» нередко заинтересованы все участники уголовного процесса: и обвинитель, и судья, и даже защитник, а иногда и сам обвиняемый. Переговоры о признании вины в обмен на возможное снисхождение судьи не предусмотрены законодательством США, но в судебной практике широко распространены, допускаются судами и воспринимаются заинтересованными лицами как нечто само собой разумеющееся. Более 90 % уголовных дел решается с помощью «сделок о признании».

   Сторонники использования подобных сделок исходят из того, что большинство обвиняемых в преступлении действительно виновны. Тогда зачем затевать длительное судебное слушание, проводить дорогостоящую и утомительную процедуру рассмотрения доказательств и многочисленных ходатайств сторон, искать пути устранения противоречий, возникающих при полно-ценном судебном рассмотрении дела? К тому же разбирательство дела в суде присяжных таит в себе риск, неизбежный в любом состязательном процессе. По мнению американских юристов, чуть ли не треть подсудимых, признавших себя виновными, могли бы быть оправданы судом присяжных из-за недостаточной убедительности доказательств обвинения, мастерства адвокатов подсудимых, отношения к делу судей, каприза присяжных или просто везения. Каждая из сторон заинтересована в ограничении подобного риска. Поэтому «сделка о признании» представляется удачным компромиссом.

    Однако широко распространенная практика подобных закулисных сделок между обвинителем и защитником подсудимого не дает права говорить о действительно демократическом, публичном осуществлении правосудия с участием представителей общества. Признание виновности, сделанное в обмен на обещание обвиняемому каких-либо выгод, не может считаться добровольным и потому недействительно в принципе, а приговор, вынесенный на основании подобного фактически недобровольного признания, не может считаться правосудным и справедливым. Ведь судья в этом случае зачастую осуждает обвиняемого не за те действия, в совершении которых тот действительно виновен, а за совсем другие, в которых подсудимый согласен признаться. Неофициальный характер сговора сторон создает условия для неправомерного давления со стороны обвинителя, при которых обвиняемому кажется выгодным признать себя виновным.

   При объявлении себя виновным обвиняемый под присягой в суде утверждает, что ему никто ничего за такое признание не обещал. Тем самым он отрицает проведение переговоров и заключение «сделки». Поэтому он не может отказаться от состоявшейся «сделки о признании» да-же тогда, когда судья не последовал рекомендациям обвинителя о назначении менее сурового наказания. Право назначить меру наказания всегда остается у судьи. Признав себя виновным, обвиняемый уже не может пожаловаться на неправомерные действия и процессуальные нарушения, допущенные в ходе расследования его дела.

   Участие народных представителей в судебном разбирательстве – явление, несомненно, демократическое, и, несмотря на некоторые недостатки, присущие институту присяжных, оно в большей мере, чем другие методы осуществления уголовного правосудия, отвечает требованиям правового государства. Вместе с тем перегруженность судов уголовными делами, продолжительность и дороговизна процедуры рассмотрения уголовных дел при участии присяжных, необходимость привлекать к участию в этой процедуре значительное число граждан не позволяют в полной мере осуществить идею народного участия в судебной деятельности. В современных условиях «суд присяжных – это роскошь, принцип единогласия при вынесении присяжными решения устарел, и жюри присяжных в составе 3-4 человек в такой же мере способно прийти к истине, как и традиционные 12 человек» .

   Поиски путей ускорения, удешевления и упрощения судебной процедуры привели к тому, что вместо суда присяжных более 90 % уголовных дел американский судья решает единолично, а судом присяжных рассматривается лишь небольшая часть из числа важнейших уголовных дел. Тем самым институт присяжных заседателей превратился из важнейшего демократического средства осуществления уголовного правосудия лишь в символ демократии. Подобный опыт необходимо учитывать и в современной российской судебной практике.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика