Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовые режимы иностранных инвестиций (вопросы теории)
Научные статьи
12.02.13 13:29


  
ЕврАзЮж № 3 (10) 2009
Инвестиционное право
Селим Р.А.
Правовые режимы иностранных инвестиций (вопросы теории)
В предлагаемой статье автор исследует вопросы привлечения иностранных инвестиций в Россию и определение их правового режима.
     
   Принципиальное значение для привлечения иностранных инвестиций на территории Российской Федерации имеет решение вопроса об определении их правового режима. Поэтому не удивительно, что обозначенная проблема постоянно была в центре внимания отечественных учёных, которые внесли неоценимый вклад в развитие инвестиционного права. Особое место в этом ряду занимают имена таких исследователей, как А.Г.Богатырёв, М.М.Богуславский, Г.М.Вельяминов, Н.Н.Вознесенская, Н.Г.Доронина, М.С.Евтеева, Н.Г.Семилютина, В.В.Силкин, И.З.Фархутдинов, В.М.Шумилов и др .

    Устоявшимся в юридической литературе считается мнение о том, что научная категория «правовой режим иностранных инвестиций» означает предоставление совокупности юридических принципов, норм и правил, регулирующих защиту и обеспечение благоприятных хозяйственных условий для зарубежного предпринимателя.

   Совершенно очевидно, что правительство любой страны, преследуя государственные интересы в экономической сфере, должно проводить политику разграничения соотношения между национальным и иностранным капиталом. Стратегия приоритета первого над вторым основана на том, что внутренние инвестиции направляются, как правило, в социально значимые отрасли производства и носят долгосрочный характер, в то время как зарубежные инвесторы стремятся инвестировать наиболее прибыльные отрасли экономики. Подтверждением этому служит практика международных инвестиционных отношений. Иностранные инвесторы оперативно аккумулируют свои финансовые возможности в той или иной сфере экономики для извлечения максимальной прибыли и быстрого вывоза полученных от инвестирования доходов из государства-реципиента, пренебрегая его интересами. В большинстве случаев зарубежные инвесторы не планируют долгосрочные капиталовложения в принимающем государстве. Именно это обстоятельство и вынуждает принимающее государство проводить сбалансированную инвестиционную политику, основная цель которой состоит в совершенствовании механизмов правового регулирования как на национальном, так и на международном уровнях .

   Таким образом, суверенное государство самостоятельно проводит политику, которой оно намерено придерживаться как по отношению к инвестиционным операциям, предлагаемым его гражданами, находящимися за границей, так и аналогичной деятельности (по созданию или ликвидации инвестиций), предлагаемой иностранцами на территории этого государства.

   Претворяя в жизнь свою политику, суверенное государство в отсутствие конвенционных инструментов обязано руководствоваться основными принципами и общими нормами международного права. Именно по этой причине, государство как самостоятельный субъект, обладающий суверенитетом и территориальной целостностью, вправе создавать юридические нормы, регулирующие отношения физических и юридических лиц, находящихся за рубежом и имеющихего гражданство. . Равным образом оно создаёт юридические нормы (материальные и процессуальные), определяющие порядок учреждение и ликвидации иностранных инвестиций в пределах государственной территории.

      В то же время, если речь идёт об учреждении и ликвидации инвестиций своих граждан на территории другого государства, нормы международного права устанавливают ограничения в использовании суверенным государством полномочий по применению принуждения. В таких случаях государство может только применять санкции по отношению к операциям, проводимым с нарушением его национального законодательства или внутренней регламентации. Однако устранить последствия акта, противоречащего его внутригосударственному праву не в его власти, по-скольку  юридические последствия такого акта возникают  на  территории иностранного государства.

   Таким образом, охрана и защита иностранных инвестиций определяются правом государства, на территории которого осуществляются инвестиции, а не правом государства, из которого происходит инвестор. Результатом нестабильности этого права является отсутствие безопасности инвестора, поэтому, он ищет возможность обойти эти нормы права и воспользоваться защитой международного права. Именно по этой причине правоотношения в сфере инвестиций регулируются многочисленными конвенциями, количество которых продолжает увеличиваться.

    Предоставление государством-реципиентом режима защиты и гарантий инвестиций направлено на правовое обеспечение безопасности капиталовложений. Соотношение научных понятий «правовой режим», «защита инвестиций» и «государственные гарантии инвестиций» взаимообусловлены и взаимосвязаны. Юридическая категория «правовой режим» предполагает комплекс норм внутригосударственного и международного права, которые определяют правовой статус иностранных инвестиций с момента их учреждения до момента их ликвидации. Формы и методы защиты означают комплекс норм внутригосударственного и международного права, которые регулируют отношения ответственности государственных органов, препятствующих нормальной инвестиционной деятельности.
В теории международного права и практике инвестиционных отношений принято различать абсолютные и относительные режимы иностранных инвестиций. Первые основываются на принципах полной защиты и безопасности, недискриминации, справедливого и равноправного обращения в соответствии с международным правом. Основу вторых составляют принцип наибольшего благоприятствования и национальный режим .

   Принцип абсолютного режима иностранных инвестиций предполагает обеспечение полной защиты зарубежных капиталовложений. Справедливый и равноправный режим является традиционным в международном праве, тесно связанным с классическим определением так называемого «должного прилежания», хотя его значение носит абстрактный характер. В официальном комментарии ст. 1 проекта Конвенции о защите иностранной собственности отмечается, что «справедливое и равноправное обращение означает минимальный международный стандарт, который составляет часть обычного международного права . В соответствии с этой точкой зрения данный стандарт охватывает всю систему международно-правовых принципов, в том числе принцип недискриминации и обязанность защищать иностранную собственность.

   В практике международных отношений широко используется понятие «режим абсолютного стандарта», предполагающий общую характеристику предоставляемого иностранным инвестициям режима: «равноправный и справедливый режим», «режим, обеспечивающий полную и без-условную защиту инвестиций в соответствии с теми стандартами, которые приняты в международном праве».

  Из-за отсутствия конкретной интерпретации понятия благоприятного и справедливого режима его отождествляют с режимом недискриминации, т. е., неким минимальным стандартом, обязанностью государства-капиталополучателя защищать иностранную собственность.

    Иногда применяются и другие аналогии этих понятий. Так, например, в Договоре к Энергетической Хартии (ДЭХ) в ст. 10 (1) предусматривается «справедливый и равноправный режим» и «постоянная максимальная защита и безопасность», которые, кстати, определены на основе формулировок ДСМ и ДИД, заключенных между США и Великобританией. Но они ничего не добавляют к международному минимальному стандарту, т.к. не обладают атрибутами жесткой ответственности, которую берут на себя государства в отношении ущерба, понесенного иностранцами в связи с внутренней нестабильностью, а являются скорее определенным выражением надлежащей разумной осторожности государств в отношениях с иностранцами.

   Согласно положению ст. 10 (1) ДЭХ государство - реципиент «Поощряет и создает стабильные, равноправные, благоприятные и гласные условия инвесторам». Оно  применяется главным образом к прединвестиционой деятельности, хотя возможно его применение и к послеинвестиционой деятельности,  однако не является одним из элементов международного минимального стандарта, поскольку государства, если заинтересованные в поощрении или противодействии иностранным инвестициям, в соответствии с принципом суверенитета, обладают полной свободой, .

   Представляется весьма сходной с Международным минимальным стандартом концепция, в соответствии с которой нельзя «никоим образом препятствовать посредством неоправданных или недискриминационных мер управлению и поддержанию». Считается, что эта концепция относится к случаям, которые имели место вскоре после иранской революции: народ в условиях терпимого отношения, негласной поддержки, а иногда и поощрения со стороны некоторых государственных структур нёс существенный коммерческий урон, который во многих случаях выражался в прямой или «ползучей экспроприации».

    Правовой анализ двусторонних международных договоров России с другими государства-ми содержит понятие «справедливый и равноправный» режим. Так, например, ст. 2 Соглашения России с Королевством Нидерланды устанавливает: «Каждая из Договаривающийся Сторон будет обеспечивать справедливый и равноправный режим капиталовложний инвесторов другой Договаривающееся Стороны и не будет путём принятия неоправданных или дискриминационных мер препятствовать эксплуатации, управлению капиталовложениями, осуществляемых этими инвесторами. Каждая из Договаривающихся Сторон обеспечивает таким капиталовложениям полную безопасность и защиту».

   Стандарт справедливого и равноправного режима не определяет материальные нормы в сфере международно-правового регулирования, т. к., исходя из теории государственного суверенитета, это нереально. Это означает, что стандарт справедливого и равноправного режима выполняет «не прямую, а опосредованную функцию: он позволяет оценивать соответствие международному праву национальных норм, определённых государством, на территории которого осуществляются инвестиции, в том что касается статуса международных инвестиций» . Следовательно, норма «справедливый и равноправный режим» носит декларативный характер. В ней отражена воля государства поощрять иностранные инвестиции, проводить доброжелательную политику в отношении зарубежных инвесторов. Более конкретные формулировки содержатся в статьях, определяющих понятия «режим наибольшего благоприятствования» и «национальный режим».

  Режим наибольшего благоприятствования определён нормами права в двусторонних международных договорах России с Австрией, Бельгией, Великобританией, Испанией, Италией, Канадой, Китаем, Нидерландами, Турцией, Францией, ФРГ, Финляндией, Швейцарией и др.

    Так, например, п. 2 ст. 3 Соглашения России с Францией о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений определяет: «Каждая из Договаривающихся Сторон на своей территории и в своей морской зоне будет применять в отношении инвесторов другой Договаривающейся Стороны в том, что касается их капиталовложений и связанной с ними деятельности. режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый инвесторам любого третьего государства».

  «Режим не менее благоприятный, чем в отношении капиталовложений инвесторов третьих государств», устанавливает ст. 3 Соглашения России с ФРГ. В этой же статье определено, что «без ущерба своего законодательства о совместных предприятиях с участием иностранных инвесторов каждая из Договаривающихся Сторон обязуется не предпринимать дискриминационных мер в отношении совместных предприятий с участием инвесторов другой Договаривающейся Стороны, капиталовложений таких инвесторов, а также деятельности инвесторов, связанной с капиталовложениями».

  Двусторонние договоры предусматривают также изъятия, которые допускаются при предоставлении режима наибольшего благоприятствования.

   Под режимом наибольшего благоприятствования понимается включение в международные договоры положения о том, что каждое государство обязуется предоставлять другому договаривающемуся государству в той или иной указанной в договоре сфере их взаимоотношений права, преимущества, привилегии и льготы, столь же благоприятные, как и те, которые оно предоставляет или предоставит в будущем любому третьему государству. Формула которую оно предоставляет или предоставит в будущем любому третьему государству, охватывает режим, которым пользуется любое третье государство независимо от того, основывается он на международном до-говоре, национальном законе или правоприменительной практике.

   Следует отметить, что режим наибольшего благоприятствования нельзя отождествлять с режимом недискриминации. Принципы, лежащие в основе этих режимов имеют различное со-держание. Сущность принципа недискриминации состоит в праве требования таких условий, какими пользуются все, т. е. условий, общих, одинаковых для всех. Сущность принципа наибольшего благоприятствования состоит в праве требовать льготных, привилегированных условий. По-этому режим наибольшего благоприятствования предполагает недискриминационный режим, но не сводится к нему. Принцип недискриминации является общим следствием суверенного равенства государств. Он имеет характер общеобязательной обычно-правовой нормы,  поэтому не нуждается в договорном признании (в отличие от принципа наибольшего благоприятствования) .

    Примечательно, что Комиссия ООН по международному праву относительно понятия «не-дискриминация» совершенно ясно указала, что это «общее правило, вытекающее из принципа суверенного равенства государств».

  Следует также заметить, что в дополнение к положению о предоставлении режима наибольшего благоприятствования наша страна обязалась предоставлять зарубежным инвесторам и национальный режим.

    Принцип национального режима в странах с развитой экономикой является основополагающим по отношению к инвестиционной деятельности. При предоставлении национального режима зарубежным капиталовложениям национальные и иностранные предприниматели выступают на рынке равноправными субъектами за некоторыми исключениями. Следовательно, «национальный режим» – это такой режим, при котором права инвесторов на территории принимающего государства определяются в основном национальными законами, а не законами страны происхождения капитала. При этом режим иностранных инвестиций не может быть менее благо-приятным, чем режим, предоставляемый национальным юридическим лицам (национальному капиталу), т. е. российским инвесторам. Так, например, в ст. 5 Соглашения России с Испанией сказано, что «Каждая из Договаривающихся Сторон, в соответствии с национальным законодательством, будет предоставлять в отношении капиталовложений, осуществляемых инвесторами другой Стороны, режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется её собственным инвесторам».

   Аналогичное дополнение содержат нормы п. 4 ст. 3 Соглашения России с Канадой: «по мере возможности и в соответствии со своим законодательством предоставляет капиталовложениям или доходам инвесторов другой Договаривающейся Стороны режим не менее благоприятный, чем тот, который она предоставляет капиталовложениям или доходам своих собственных инвесторов». О том, что «настоящее Соглашение не может воспрепятствовать инвесторам воспользоваться более благоприятными положениями», определено в Договоре России с Бельгией и Люксембургом о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений.

  Таким образом, вышеизложенные дополнения к режиму наибольшего благоприятствования, предоставляемому зарубежным инвесторам, свидетельствуют о стремлении создать более благоприятные условия, которые соответствуют национальному режиму как принципу подчинения иностранных инвесторов правилам предпринимательской деятельности, установленным для российских бизнесменов.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика