Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Сравнительно-правовой анализ мировой юстиции относительно центральной России и Сибири в Советской России
Научные статьи
19.02.13 14:51

вернуться

  
ЕврАзЮж № 1 (56) 2013
ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Степанова С.О.
Сравнительно-правовой анализ мировой юстиции относительно центральной России и Сибири в Советской России
Данная статья посвящена рассмотрению двух моделей мировой юстиции: мировой юстиции центрального региона России, созданной в соответствии с Судебными уставами 1864 г. и модели мировой юстиции в Сибири, в основе которой лежали как Судебные уставы, так и Временные правила 1896 г.

       В данной работе мы проведем сравнительно-правовой анализ мировой юстиции в Сибири, учрежденной в конце XIX в., и модели мировой юстиции, предусмотренной Судебными уставами 1864 г.
Отмена крепостного права стала катализатором для проведения массовых изменений в общественной жизни и требовала проведения реформ, которые и имели место во второй половине XIX в. По мнению некоторых исследователей, «отмена крепостного состояния ставила как сиюминутные, так и перспективные задачи: организационно-техническое обеспечение; доступный и скорый суд, отделенный от администрации; реформа местного самоуправления (в том числе создание сельского самоуправления). Решение большей части этих задач сфокусировалось, по общему мнению, на введении мировых учреждений. В их основу была положена теоретическая концепция статс-секретаря Государственного совета С.И. Зарудного. Согласно этой концепции мировой суд рассматривался не столько как орган ограниченной юрисдикции, а главным образом как местный патриархальный гарант законности и порядка.

  Судебная реформа, проводимая Александром II во второй половине XIX в., не создала единой системы судебных органов: мировые суды различных губерний имели свои специфические черты, особенно отличались друг от друга мировые учреждения центрального региона и национальных окраин Российской империи.

     Согласно Судебным уставам для губерний центральной России мировые суды создавались с целью приближения правосудия к населению и разгрузки общих судов, в компетенцию которых входили более важные дела. Мировым судьям были подсудны дела, касающиеся незначительных преступлений и проступков, за которые могли последовать следующие санкции: денежное взыскание до 300 рублей, незначительные штрафы, арест до 6 месяцев или заключение в тюрьму до года. Ими рассматривались дела в качестве первой инстанции единолично. Мировые судьи разрешали большинство дел ранее подсудных многочисленным сословным судам. В разделе I Учреждения судебных установлений, который посвящается мировым судьям и их съездам, а именно в ст. 12–15 закреплялось, что мировой округ разделялся на мировые участки, а в каждом мировом участке отправлял правосудие мировой судья.

   При рассмотрении дел в мировом суде использовались принципы единоличного и коллегиального рассмотрения дел. Первая инстанция, в лице мирового судьи, рассматривала дела единолично, второй инстанцией, рассматривающей дела в порядке апелляционного и кассационного производства, был съезд мировых судей, он рассматривал дела в качестве коллегиального органа. Учреждение судебных установлений выдвигало ряд требований к лицам, претендующим на должность мирового судьи. Во-первых, был установлен возрастной ценз: мировыми судьями не могли быть лица младше 25 лет. Во-вторых, необходимо было получить образование в высших или средних учебных заведениях или выдержать соответствующее испытание, или же прослужить не менее трёх лет в таких должностях, при занятии которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел.3 Таким образом, состав российского мирового суда был не полностью профессиональным, что в первую очередь было связано с нехваткой кадров. Как отмечал М.Г. Коротких, «квалифицированных юристов в то время не хватало: с 1840 по 1863 г. юридическое образование в России получили лишь 3650 человек, а только мировых судей требовалось не менее 1320».

   В ст. 21, 22 Учреждения судебных установлений закреплён запрет на замещение должности мировых судей следующими категориями людей:
1. состоящие под следствием или судом за преступления или проступки, а равно и подвергшиеся по судебным приговорам за противозаконные действия заключению в тюрьме или иному более строгому наказанию, и те, которые, были под судом за преступления или проступки, влекущие за собою такие наказания, не оправданы судебными приговорами;
2. исключенные из службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;
объявленные несостоятельными должниками;
3. состоящие под опекою за расточительность;
4. священно- и церковнослужители.

   Должность мирового судьи была выборной, судьи избирались на три года. Введение принципа выборности на эту должность официально объяснялось тем, что мировой судья должен обладать доверием местного населения. Как было замечено Н.Н. Ефремовой институт мировых судей «был призван применять право в таких областях, где до судебной реформы не существовало даже его признака. Этот институт должен был способствовать формированию истинного правосознания и человеческого достоинства в русском народе».

    Помимо участкового мирового судьи, Судебные уставы предусматривали и должность почётного мирового судьи; введение новой должности обуславливалось необходимостью укрепления мирового института лучшими людьми, желающими безвозмездно служить на благо общества. Согласно ст. 46 Учреждения судебных установлений (далее – «УСУ»): почётный мировой судья рассматривал дела только в случае обращения к нему обеих сторон дела; почетный мировой судья во время пребывания своего в мировом округе обязан был производить суд и расправу по всем делам, подлежащим мировому разбирательству, в тех случаях, когда обе стороны обращались к его посредничеству.

   Что касается вопроса подведомственности, то почётному мировому судье была подведомственна вся территория округа, но закон не предписывал ему постоянно жить там. УСУ в ст. 42 предписывало почётному участковому мировому судье постоянно присутствовать на вверенной ему территории, закреплялся равный объём прав и обязанностей, как для почётных мировых судей, так и для участковых мировых судей.7 Второй инстанцией мировой юстиции, рассматривающей дела в порядке апелляционного и кассационного производства, был съезд мировых судей, рассмотрение дел происходило коллегиально. УСУ определило статус съезда мировых судей как собрания почётных и участковых мировых судей каждого мирового округа, составляющего высшую мировую инстанцию.

  К задачам, стоящим перед съездом мировых судей, относились:
1. окончательное решение дел, подлежащих рассмотрению в порядке апелляционного производства;
2. рассмотрение дел в качестве кассационной инстанции;
3. рассмотрение споров о подсудности;
4. управление корпусом мировых судей: проводил ревизии, рассмотрение ежегодных отчётов судей о движении.

  Съезд мировых судей состоял из тех же мировых судей, которые рассматривали дела в I инстанции. Так, К.И. Малышев отмечал, что «составители уставов последовательно проводили принцип обособленности мировой юстиции, а потому предложение учредить вместо съездов в больших городах (по крайней мере, в столицах) постоянные городские суды было отвергнуто.»

   Дела рассматривались не менее, чем тремя судьями. Законодательно, в ст. 54–56 Учреждения судебных установлений, была закреплена возможность созыва внеочередных съездов.9 Однако, несмотря на то, что по замыслу законодателя съезд мировых судей предполагался как непостоянный, периодически созываемый орган. Однако со временем съезды мировых судей постепенно превращались в постоянно действующие судебные органы. Одной из причин этого Лонская С.В. называет российские дороги.

  Во главе съезда стоял председатель, которого согласно ст. 17 УСУ выбирали самими мировые судьи из своего состава на три года.11 Должность заместителя председателя съезда мировых судей не была предусмотрена законодательно, поэтому в случае отсутствия или устранения председателя, мировые судьи избирали временного председателя съезда.

  Как деятельность мировых судей, так и деятельность их съездов подлежала контролю и надзору.

    Для проведения ревизии единоличной деятельности мировых судей съезд назначал трёх мировых судей округа, помимо них в ревизии участвовал прокурор окружного суда. А в городах ревизия над мировыми судьями проводилась в аналогичном составе, но также участие принимали депутаты от уездной управы и городской думы. Каждый месяц председатель мирового съезда предоставлял в контрольные учреждения отчётные ведомости о количестве поступивших казённых и партикулярных сумм. Высшими надзорными инстанциями являлись Правительствующий сенат и министр юстиции. Сенат, в качестве высшего кассационного суда, обладал правом отменять или оставлять в силе решения мирового съезда, проводить свои ревизии и другие полномочия в отношении мировых судей. В свою очередь министр юстиции обладал большими полномочиями в сфере судейских кадров. Он утверждал кандидатуры непременных членов мирового съезда, а в некоторых местностях назначал судей; утверждал регламенты съезда мировых судей, утверждал формы отчётности, предоставленные мировыми судьями и их съездами за прошедший год.

    Такая модель мировой юстиции, закрепленная в Судебных уставах учреждалась в центральной России, в остальных же регионах, она имела свои особенности (обусловленные социо-культурными, географическими, экономическими и иными факторами) или же вообще не учреждалась. По мнению В.Г. Вишневского, проведение судебной реформы было весьма положительным опытом для нашей страны и «завершение судебной реформы в конце XIX в. на окраинах Российской империи дополнило этот опыт определенными особенностями местного характера».12 Однако, как было отмечено Чечелевым С.В., большую проблему представлял собой вопрос введение мирового суда в Сибири, что было обусловлено невозможностью применения требований к кандидатам, предусмотренными ст. 19 Учреждения судебных установлений, в виду особенностей сибирского региона. Таких особенностей Чечелев С.В. выделил несколько: частная собственность на землю в Западной Сибири начала развиваться с 1861 г. – с момента проведения крестьянской реформы и размер дохода с земли еще не успел определиться, в Восточной же Сибири частная собственность на землю и вовсе отсутствовала; стоимость недвижимого имущества в Сибири была ниже, чем в центральной России; проблематичным было и установление принадлежности к местным жителям.

    Проведение судебной реформы в Сибири совпало со временем, когда в центральных регионах основные демократические институты и достижения судебной реформы были сведены к минимуму вследствие принятия в 1889 г. «Положения о земских участковых начальниках». Нормативной базой для судебной реформы в Сибири служили Временные правила 1896 г.13, вводимые на основании Судебных уставов Александра II с некоторыми изменениями и дополнениями. Участковые, добавочные и почетные мировые судьи назначались на должность Министром юстиции в соответствии со ст. 1,2 Временных правил.14 Требования к кандидатам в судьи в Сибири в основном совпадали с требованиями к судьям в центральной Российской империи, закрепленными в УСУ, однако существовали и некоторые особенности:
1. Судьями могли стать не состоявшие под судом и следствием за преступления и проступки; не подвергавшиеся по решению суда заключению и «те, которые, быв под судом за преступления или проступки, влекущие за собой такие наказания, не оправданы судебными приговорами» (п. 1 ст. 201 УСУ);16
2. Не могли стать судьями лица, исключённые из службы по суду или из духовного ведомства за пороки, или же из среды сообществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат (п. 2 ст. 201 УСУ);17
3. Несостоятельные должники исключались из кандидатов в мировые судьи, а также состоявшие под опекой за расточительность (п. 3, 4 ст. 201 УСУ);18
4. Необходимым было наличие аттестата Университета или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или о сдаче экзамена в сих науках, или же доказавших на службе свои познания по судебной части (ст. 202 УСУ);19
5. Могли стать судьями лица, прослужившие по судебной части не менее трёх лет, в званиях не ниже Секретаря Окружного суда; присяжные поверенные, состоявшие в этом звании не менее десяти лет и получившие аттестаты Советов Присяжных поверенных, а равно свидетельства судебных мест, при которых они состояли, о точном, исправном и безукоризненном исполнении обязанностей (ст. 203, 204 УСУ);
6. Кандидаты на судебные должности, достигшие 25-летнего возраста, если они занимались судебной практикой не менее четырёх лет, и по свидетельство Председателя судебных мест и состоящих при оных Прокуроров, приобрели достаточные познания по следственной части.

  Почётные мировые судьи назначались Министром Юстиции сроком на три года из числа местных жителей, достигших 25-лет, получивших образование в высших или средних учебных заведениях, или выдержавшие соответствующее испытание, или прослуживших не менее трёх лет в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести сведения в производстве судебных дел (п. 1,2 ст. 19 УСУ).21 Так, во Временных правилах отсутствует условие о наличии у почетного мирового судьи определенного имущества.

   Не могли быть почётными мировыми судьями те же категории лиц, что и в центральном регионе (п. 1, 2, 3, 4 ст. 21 УСУ).22 По данным, Чечелева С.В, преобладание торгово-промышленного и землевладельческого населения в губернии предопределило состав корпуса почетных мировых судей по округу Тобольского окружного суда. В Акмолинской и Забайкальской областях, в Омском уезде большинство кандидатов почетные мировые судьи относились к государственным служащим.23 Несмотря на существующие недостатки, институт почетных мировых судей способствовал удешевлению системы правосудия, повышению правосознания населения.

  Особенность статуса мирового судьи (участкового и добавочного) заключалась в объединении судебных функций, обязанностей участковых судебных следователей и функций нотариуса (ст. 53 Временных правил)24. Ещё одним отличием судебной реформы в Сибири и центральной России было отсутствие в Сибири Съезда мировых судей, функции которого в Сибири выполнял Окружной суд. Последний определял место пребывания мировых судей в пределах мирового участка (ст. 13 Временных правил)25, разрешал вопрос отпусков на срок более месяца (ст. 4 Временных правил)26, помимо всего прочего мировые суды были очень зависимо от исполнительной власти, в частности от Министра Юстиции.

   В отличие от мировой юстиции в центральной Российской империи, которая была практически уничтожена в 1889 г. введением института земских начальников, в Сибири практически повсеместно (кроме Якутской области и Охотско-Камчатского края) был учрежден институт крестьянских начальников, к которому отошел совсем небольшой круг судебных дел. Таким образом, постепенное учреждение мировой юстиции на территории Российской империи, растянувшееся на не одно десятилетие только лишний раз выявило общие проблемы для России проблемы установления новых судебных органов, такие как нехватка квалифицированных кадров и завышенность имущественного ценза, в связи с чем кандидатами в судьи могли быть либо государственные чиновники, либо представители дворянской знати.

   Свою жизненность и необходимость доказал и институт почетных мировых судей, вокруг целесообразности которого в научных кругах ведется немало споров. Но в ходе «контрреформы», мировая юстиция была упразднена повсеместно, кроме Москвы, Одессы и Петербурга. Судебная «контрреформа» не была мгновенным действием, процесс «наступления» на либерально-демократические принципы новой судебной системы был достаточно протяженным во времени, и его апогеем стало принятие Положения о земских участковых начальниках в 1889 г.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика