Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций с участием Китайской Народной Республики
Научные статьи
05.03.13 09:43


  
ЕврАзЮж № 5 (12) 2009
Международное инвестиционное право
У Цюаньлэй
Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций с участием Китайской Народной Республики
КНР участвует как в универсальных, так и в региональных международных договорах об инвестициях. Например к первым относится «Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам» (ТРИМС) 1994 г., к вторым – «Соглашение об основах всестороннего экономического сотрудничества между Китаем и АСЕАН» 2002 г. и «Добровольный кодекс» прямых иностранных инвестиций 1994 года АТЭС. Международные договоры, в которых участвует КНР, закрепляют три важнейших аспекта в отношении либерализации инвестиций: предоставляемый режим иностранных инвестиций (национальный режим или режим наибольшего благоприятствования), доступ иностранных инвестиций и прозрачность национальной правовой системы. Оценивая ситуацию в целом, можно заметить, что Китай для применения международных документов предпочитает внесение изменений в существующие законы.
  
    КНР участвует как в универсальных, так и в региональных международных договорах об    инвестициях.

    Во-первых, КНР участвует во Всемирной торговой организации. КНР, кстати, являлась первоначальным членом Генерального соглашения по тарифам и торговле 1947 года. Постоянный совет Всекитайского Собрания Народных Представителей (далее ВСНП) ратифицировал «Протокол о вступлении Китайской Народной Республики во Всемирную торговую организацию»1 от 10 ноября 2001 года (далее «Протокол»).

1    Коммюнике Постоянного совета ВСНП. - 2001. - № 7.

   Как известно, составной частью права ВТО  является Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМС) 1994 года . В приложении к ТРИМС содержится Иллюстративный перечень, предусматривающий меры  по национальному законодательству, которые могут оказать «сдерживающее или искажающее воздействие на торговлю». В соответствии с пунктом 1 статьи 2 ТРИМС страны - члены ВТО берут на себя обязательство не применять вышеуказанные меры.

   В соответствии с пунктом 3 статьи 7 «Протокола» с момента вступления в ВТО Китай берет на себя обязательство по соблюдению ТРИМС. КНР обязалась устранять или приостанавливать исполнение законов, постановлений или других правовых норм, в которых предусматриваются требования к местному содержанию, к инвалютному и торговому балансу.

  В 2000 и 2001 годах с целью гармонизации с положениями ТРИМС правительство КНР внесло ряд изменений в законодательство. Так, до изменений, в соответствии с положениями, вытекающими из статьи 10 Закона «Об эксплуатации смешанных предприятий, основанных на китайском и иностранном капитале» (далее Закон «О смешанных предприятиях на капитале»), статьи 51 Положения Госсовета «Об осуществлении Закона “Об эксплуатации смешанных предприятий, основанных на китайском и иностранном капитале”», статьи 15 Закона «О предприятиях иностранного капитала», статьи 42 Положения «Об осуществлении Закона “О предприятиях иностранного 4. В соответствии с Соглашением ТРИМС местное содержание понимается: как а) закупки или использование предприятием товаров отечественного производства или товаров из любого отечественного источника, выражающиеся либо в виде конкретных товаров, их объема или стоимости, либо в виде доли от объема или стоимости его местного производства;
б)    положение о том, чтобы закупки или использование предприятием импортируемых товаров ограничивались количеством, связанным с объемом или стоимостью экспортируемых им местных товаров;
в)    экспорт или продажа предприятием товаров на экспорт, выражающихся либо в виде конкретных товаров, их объема или стоимости, либо в виде доли от объема или стоимости его местного производства.

     В соответствии с Соглашением ТРИМС, инвалютный и торговый баланс понимается, как а) импорт предприятием товаров, используемых в его местном производстве или имеющих отношение к нему в целом или количеством, связанным с объемом или стоимостью экспортируемых им местных товаров;
б)    импорт предприятием товаров, используемых в его местном производстве или имеющих отношение к нему, путем ограничения доступа предприятия к иностранной валюте объемом притока иностранной валюты, относимого на счет данного предприятия.

   5    Коммюнике Госсовета КНР. - 1983. - № 7. капитала”»  и статьи 19 Закона «Об эксплуатации смешанных предприятий, основанных на китайском и иностранном сотрудничестве» (далее Закон «О смешанных предприятиях на сотрудничестве») , ПИИ обязаны закупать материальное сырьё, топливо и другие материалы в Китае. После изменения в этих статьях ПИИ имеют право закупать материальное сырьё, топливо и другие материалы и в Китае, и за границей.

  Кроме того, были устранены ограничения в отношении инвалютного баланса (статья 9 Закона «О смешанных предприятиях на капитале»», статья 18 Закона «О предприятиях иностранного капитала» и статья 16 Закона «О смешанных предприятиях на сотрудничестве»).

    В 2000 году в Закон «О предприятиях иностранного капитала» 1986 года были внесены изменения, касающиеся торгового баланса. В статье 3 Закона предусматриваются меры поощрения государством иностранных предприятий к экспорту продукции либо применению передовых технологий. Любопытно, что не все ученые одобрили данное новшество. Так, профессора Чжуншанского университета Му Япин и Хуан Юн называют измененное положение статьи 3 Закона «О предприятиях иностранного капитала» «неправильным» . По их мнению, такие положения могут вызывать споры о торговом балансе  с другими странами. Действительно, пункт 4 статьи 61 Положения Госсовета «Об осуществлении Закона “Об эксплуатации смешанных предприятий, основанных на китайском и иностранном капитале”» предусматривает уменьшение налогов или освобождение от них в случае, если предприятие с иностранным капиталом ввозит через границу «сырье, подсобные материалы, оборудование, запчасти и упаковочные материалы для производства продукции, предназначенной для экспорта». Статья 62 Положения предусматривает уменьшение налоговых ставок, освобождение от налогов или их возвращение в случае, если предприятия иностранного капитала производят продукцию для экспорта, за исключением продукции, которую Китай запрещает перевозить через границу. Данные нормы разрешают уменьшение или освобождение от налогов при условии, что предприятия выполняют свои обязанности по экспорту. Поэтому данные положения рассматриваются как требование к балансу торговли.

    Более того, Китай обязан гарантировать другим государствам выдачу иностранным предприятиям лицензий на импорт, справедливое распределение квот экспортируемых товаров вне связи со следующими условиями: существует ли внутренний поставщик продукции, составляющий конкуренцию продукции данного типа из другого государства; выдвигаются ли любые виды требований, например, к местному содержанию, возмещению, передаче технологий, экспортному объему или проведению исследований и освоения.

    Статья 2 ТРИМС закрепляет положение о национальном режиме иностранных инвестиций. В соответствии с пунктом 2 данной статьи, иллюстративный перечень ТРИМС, который несовместим с обязательством национального режима, предусмотренного в пункте 4 статьи III ГАТТ 1994 года, и обязательством общего устранения количественных ограничений, предусмотренных в пункте 1 статьи XI ГАТТ 1994 года, содержится в приложении к ТРИМС.

   В соответствии с подпунктом 3 пункта «b» статьи 2 «Протокола» об особых экономических зонах в случае предоставления льгот предприятиям, находящимся на территории особых экономических зон, недискриминация и национальный режим, предусмотренные в ВТО, должны быть полностью соблюдены, за исключением случаев, предусмотренных данным «Протоколом».

    На основании пункта 1 статьи 5 «Протокола» Китай должен постепенно смягчать критерии получения права на торговлю, а также сферы такого права, с тем чтобы в течение трех лет с момента вступления в ВТО все предприятия, находящиеся на территории КНР, имели право на торговлю всеми видами товаров на всей таможенно-пошлинной территории Китая, за исключением товаров, торговля которыми продолжает осуществляться государством в соответствии с приложением «2А» «Протокола». Такое право включает в себя право на импорт и право на экспорт товаров, предоставляющиеся данным видам товаров в области их сбыта внутри государства, сбыта на реализацию, покупки, перевозки, а также использования прямого контакта с конечными потребителями национальным режимом в соответствии со статьей 3 ГATT 1994 года.

   Согласно пункту 2 статьи 5 «Протокола», режим, предоставляемый иностранным физическим лицам или предприятиям, включая также те, которые не были зарегистрированы в Китае, не должен быть менее благоприятным, чем режим, предоставляемый китайским предприятиям, за исключением случаев, предусмотренных данным «Протоколом».

    На основании пункта 2 статьи 8 «Протокола» режим, который предоставляется иностранным физическим лицам, предприятиям или предприятиям с иностранными инвестициями, не должен быть менее благоприятным, чем режим, предоставляемый китайским физическим лицам или предприятиям, за исключением случаев, предусмотренных данным «Протоколом». Таким образом, правительство КНР уравнивает статус иностранной инвестиции и отечественной инвестиции, а также инвестиций, происходящих из разных государств.

   Статья 3 «Протокола» предоставляет режим наибольшего благоприятствования иностранным физическим лицам, предприятиям или предприятиям с иностранными инвестициями при закупке материалов, товаров и услуг, необходимых для производства, при условиях, когда товар производят и сбывают на внутреннем рынке или используют для экспорта. Этот режим также предоставляется унитарным или государственным предприятиям в области транспорта, энергии, электросвязи, иных производственных мероприятий или элементов.

    Ученые Китайского университета политики и права Лю Цзячжэнь и Ма Юй считают, что ТРИМС заимствовал у ГАТТ национальный режим, перенеся его в сферу международной инвестиции . Профессор Пекинского университета Шэн Цземинь и член правления Китайской ассоциации международного экономического права Цзоу Лиган развивают эту мысль. «Все Договаривающиеся Стороны должны предоставлять иностранным инвесторам национальный режим на всех этапах процесса эксплуатации капитала ». Тан Шумэй придерживается мнения, что режим, предоставляемый всеми Сторонами инвестициям другой Договаривающейся Стороны, не должен быть хуже, чем режим, который предоставляется национальной инвестиции аналогичного типа, включая и налоговой режим.

  Однако, на наш взгляд, с мнением указанных ученых согласиться нельзя. ТРИМС регулирует лишь инвестиционные меры, связанные с торговлей. Поэтому национальный режим, предусмотренный в ТРИМС, распространяется не более чем на торговлю. Профессор Нанкайского университета Чжан Сяобинь полагает, что «национальный режим иностранной инвестиции не является абсолютным национальным режимом» . Чжан Сяобинь считает, что ТРИМС наделяет иностранных инвесторов одной договаривающейся стороны на территории другой договаривающейся Стороны национальным режимом не во всех отраслях, а лишь в определенной обстановке при определенных условиях . «ТРИМС, - пишет он, - не регламентирует международную инвестиционную деятельность во всех отношениях. Сфера его действия ограничивается только тем, что связано с торговлей, то есть с инвестиционными мерами в сфере торговли. Поэтому предоставление национального режима иностранным инвесторам, которое предусмотрено в соглашении, распространяется лишь на те инвестиционные меры, которые связаны с торговлей и оказывают сдерживающее или искажающее воздействие на торговлю».

   Му Япин и Хуан Юн подчеркивают: «Хотя ТРИМС предусматривает предоставление национального режима иностранным инвесторам, однако связано это лишь с торговлей товарами. Например, в Иллюстративный перечень приложения к соглашению включены требования к местной доле. Если не устранить такое требование, расширится объем реализации национального товара и, конечно, иностранный товар подвергнется режиму дискриминации. Однако, не все меры, которые подвергают иностранную инвестицию режиму дискриминации, следует отменить - например, требование к местному паю. Хотя такая мера и не соответствует национальному режиму, иностранный товар все же не подвергается режиму дискриминации. Поэтому ТРИМС и не требует ее отмены».

   Таким образом, национальный режим, который требует ТРИМС, распространяется только на те инвестиционные меры, которые связаны с торговлей товарами. В целом же национальный режим иностранных инвестиций в национальном законодательстве КНР ограничен.

   Анализ имплементации «Протокола о вступлении КНР во Всемирную торговую организацию» показывает, что Китай добросовестно выполняет положения норм ВТО. В качестве способа имплементации норм ТРИМС в КНР был избран следующий - внесение изменений в законодательство.
В документах, принятых в рамках других международных организаций, в которых участвует КНР, есть ссылки на нормы ВТО. Например, статья 4 «Декларации экономических лидеров АТЭС о действиях», которая была принята на Осакском саммите 19 ноября 1995 года, гарантирует, что АТЭС остается совместимым с соглашениями ВТО.

   Статья 11 Субикской Декларации 1996 года подтверждает принципы открытой, многосторонней системы торговли, осно¬ванной на соглашениях ВТО19. Абзац 8 преамбулы «Соглашения об основах всестороннего экономического сотрудничества между Китаем и АСЕАН»  предусматривает, что все договаривающиеся стороны заново объявляют права, обязанности и обещания, которые заключены в рамках Всемирной торговой организации, а также в рамках других многосторонних, региональных и двусторонних соглашений.

   Важную роль в регламентации инвестиционных отношений в КНР играют региональные соглашения.

    Первое. В частности, 6 ноября 2001 года КНР и АСЕАН  приняли решение до 2010 года создать зону свободной торговли - China-ASEAN Free Trade Area (CAFTA). На основе данного решения 4 ноября 2002 года Китай подписал с АСЕАН «Соглашение об основах всестороннего экономического сотрудничества между Китаем и АСЕАН» (далее - «Соглашение об основах сотрудничества»). Основными целями «Соглашения об основах сотрудничества» являются: максимальное снижение барьеров, укрепление экономической связи между договаривающимися сторонами; увеличение торговли и инвестиций в регионе; повышение экономической эффективности взаимоотношений; создание большего по масштабу рынка, коммерческих шансов и большей экономической емкости для промышленной и торговой отраслей; повышение привлекательности договаривающихся сторон в отношении капиталов и человеческой силы.

     В «Соглашении об основах сотрудничества» был закреплен ряд мер по созданию открытой и конкурентоспособной системы, удобной для инвестиций и стимулирующей их в зоне свободной торговли между Китаем и государствами - участниками АСЕАН . В соответствии со статьей 5 «Соглашения об основах сотрудничества» для стимулирования инвестиций и создания свободной, удобной, прозрачной и конкурентоспособной инвестиционной системы стороны обязались:
а)    проводить постепенную либерализацию инвестиционной системы посредством переговоров;
б)    укреплять сотрудничество в инвестиционной сфере, создавать удобные условия для инвестиций, а также повышать прозрачность законов и других нормативных актов, регулирующих отношения в данной области;
в)    предоставлять защиту инвестиций.

    Абзац 8 преамбулы «Соглашения об основах сотрудничества» предусматривает, что все договаривающиеся стороны подтверждают свои обязательства в рамках ВТО и других многосторонних, региональных, а также двусторонних соглашений . Режим иностранных инвестиций, предусмотренный в «Соглашении об основах сотрудничества», соответствует режиму ВТО. Однако не все члены АСЕАН являются членами ВТО. Возник вопрос: будет ли распространяться национальный режим, предусмотренный ТРИМС, на всех членов ВТО, включая те страны АСЕАН, которые не входят в ВТО? На момент заключения «Соглашения об основах сотрудничества» Вьетнам , Лаос и Камбоджа не вступили в ВТО. Поэтому в статье 9 «Соглашения об основах сотрудничества» предусмотрено, что Китай должен предоставлять режим наибольшего благоприятствования всем членам АСЕАН, включая тех, которые не являются членами ВТО.

    30    декабря 2003 года Генеральное управление таможни КНР издало имплементационный акт - постановление «Об исполнении правил “Соглашения об основах всестороннего экономического сотрудничества между Китаем и АСЕАН” о месте производства в зоне свободной торговли между Китаем и АСЕАН»26. Данное постановление устанавливает порядок определения места производства:
1)    если продукты полностью приобретены или произведены в странах АСЕАН;
2)    если не менее 40 % продуктов, произведенных в любой стране АСЕАН, составляют продукты зоны свободной торговли между Китаем и АСЕАН;
3)    если общая стоимость материалов, запасных частей или продуктов, произведенных за пределами зоны свободной торговли, не больше 60 % от цены приобретенных или произведенных продуктов; а также если завершающая стадия процесса производства продукта осуществляется в пределах АСЕАН.

  Важную роль в развитии инвестиций в КНР играет режим зоны свободной торговли КНР и АСЕАН (China-ASEAN Free Trade Area - CAFTA). «Соглашение об основах всестороннего экономического сотрудничества между Китаем и АСЕАН» от 4 ноября 2002 года стимулировало взаимные инвестиции стран-участниц. Уже после заключения Соглашения в 2003 году Китай вложил в страны АСЕАН 188,7 млн долларов США. По сравнению с 2002 годом сумма инвестиций резко увеличилась - на 223 % . В 2003 году суммарная инвестиция из стран АСЕАН в Китай составила 3 млрд долларов США и достигла рекордного уровня после финансовой бури 1997 года .

    Второе. В 1991 году КНР вместе с Сянганом (Гонконгом) и Тайванем стала членом Азиатско- Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) . На конференциях АТЭС неоднократно поднимался вопрос о создании Азиатско- Тихоокеанского экономического сообщества - APEC (Asia-Pacific Economic Community) - как зоны свободной торговли и инвестиций. Курс на создание АРЕС был зафиксирован в ряде официальных документов (в Богорской Декларации 1994 года , в «Манильской программе действий», которая содержится в Субикской (Subic) Декларации 1996 года ). Чтобы достичь этой цели, в 1995 году на Осакском саммите странами АТЭС было определено пятнадцать приоритетных сфер деятельности:
1)    торговые тарифы;
2)    нетарифные меры регулирования взаимной торговли;
3)    международные услуги;
4)    международные инвестиции;
5)    стандартизация товаров и услуг;
6)    таможенные процедуры;
7)    права интеллектуальной собственности;
8)    конкурентная политика;
9)    распределение государственных заказов;
10)    смягчение контроля;
11)    правила, касающиеся происхождения товара;
12)    посредничество в спорах;
13)    мобильность бизнесменов;
14)    внедрение результатов уругвайского раунда переговоров по торговле в рамках ВТО;
15)    сбор и анализ информации.

   В отношении инвестиций зона свободной торговли и инвестиций означает введение национального режима и режима наибольшего благоприятствования для создания возможности беспрепятственного инвестирования из-за рубежа в любые отрасли между членами АТЭС. Таким образом, инвестиционная либерализация в АТЭС означает проведение в жизнь необязывающих инвестиционных принципов, содержащихся в «Добровольном кодексе»33 иностранных инвестиций, который был принят в 1994 году в рамках АТЭС. Охарактеризуем некоторые необязывающие инвестиционные принципы:
1.    Прозрачность. Страны-члены обязываются сделать все законы, другие нормативные акты и политику, имеющие отношение к инвестициям, в их экономических системах публично доступными в быстрой, прозрачной и простой форме.

   АТЭС не устанавливает способов доступа к информации о законодательстве. За образец взят опыт ВТО. В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 6 ТРИМС о прозрачности каждый член уведомляет Секретариат о публикациях, в которых могут излагаться ТРИМС, включая применяемые государственными и местными властями и органами управления на своей территории. Каждая страна-член благожелательно рассматривает запросы о предоставлении информации и обеспечивает соответствующие возможности для консультаций по любому вопросу, вытекающему из настоящего Соглашения и поднятому любым другим государством-участником.

   Согласно пунктам 1 и 2 статьи 3 ГАТС о прозрачности каждая страна-участница безотлагательно и, за исключением чрезвычайных обстоятельств, не позднее времени их вступления в силу публикует все соответствующие меры общего применения, которые имеют отношение к настоящему Соглашению или затрагивают его функционирование. Публикуются также международные соглашения, участником которых является страна-участница, имеющие отношение к торговле услугами или затрагивающие ее .

   Вопрос о прозрачности законодательства в науке КНР рассматривается пока только как доступ к информации о законодательстве (Люй Яньфэн, Хэ Чйпэн и Сунь Лу) . По нашему мнению, его содержание намного шире. Мы считаем, что прозрачность законодательства состоит из двух элементов: первый - доступ к информации о законодательстве для всех заинтересованных лиц; второй - транспарентность властных органов в области инвестиций.

     В этой сфере КНР в последнее время исправляет ситуацию. В 80-90-х годах ХХ века в КНР принимались правовые акты, которые официально не публиковались. Об их содержании знали только сотрудники государственных органов. Эти документы действовали как «скрытые правила», в их числе Временное Положение об «Инструкции по привлечению направления иностранных инвестиций» 1988 года, выработанное Государственным Плановым Советом. Данный документ служил внутренней руководящей инструкцией для государственных органов и должностных лиц при рассмотрении и утверждении иностранных инвестиций. Иностранные инвесторы не имели доступа к данным инструкциям. И лишь 20 июня 1995 года было принято Временное Постановление об «Инструкции по направлению иностранных инвестиций» , которое установило критерии «четырех политик» к иностранным инвестициям - поощрение, разрешение, ограничение и запрет. Оно было опубликовано совместно Государственным Плановым Комитетом, Государственным Экономическим и Торговым Советом и Министерством по внешней торговле и экономическому сотрудничеству.

    2.    Недискриминация между экономическими системами. Этот принцип означает, что страна - член АТЭС предоставляет инвесторам от любого государства-участника в отношении учреждения, расширения и других операций с их инвестициями режим не менее благоприятный, чем предоставленный инвесторам из любого другого государства.

   КНР в инвестиционной сфере придерживается принципа недискриминации. Во всех двусторонних договорах КНР об инвестициях это правило закреплено.

    3.    Национальный режим. За исключением случаев, предусмотренных во внутригосударственных нормативных актах и политике, экономические системы государств-членов предоставляют иностранным инвесторам в отношении учреждения, расширения, операций и защиты их инвестиций режим не менее благоприятный, чем предоставленный в подобных ситуациях внутренним инвесторам.

   В КНР национальный режим для иностранных инвестиций не предусмотрен до сих пор. Однако КНР потихоньку двигается в этом направлении. Так, были устранены требования к местному содержанию, к инвалютному балансу и торговому балансу. В Положении Госсовета «О контроле финансовых учреждений с иностранными инвестициями» 1994 года не было предусмотрено предоставление финансовым учреждениям с иностранными инвестициями статуса и льгот, которые устанавливаются законами о ПИИ.

    4.    Инвестиционные стимулы. Экономические системы государств - членов АТЭС не будут ослаблять здоровье, безопасность и экологию как стимул для поощрения иностранных инвестиций.

    В начале экономической реформы Китай использовал льготы, связанные с налогами, таможенной пошлиной, облегчением импорта и экспорта, использованием земельных участков, процедурой учреждения, оказанием коммунальных услуг, финансовым кредитом и т. д. Однако, некоторые ограничения в этой сфере существуют. Так, Положение «Об осуществлении Закона “О смешанных предприятиях на капитале”» и Положение «Об осуществлении Закона “О предприятиях иностранного капитала”» запрещают учреждение предприятий с иностранными инвестициями, если это:
1)    нарушает суверенитет Китая или публичные интересы;
2)    угрожает государственной безопасности Китая;
3)    нарушает китайские законы или подзаконные акты;
4)    не соответствует требованиям развития народного хозяйства;
5)    приведет к загрязнению окружающей среды.

    5.    Минимизация ограничений. Согласно принципам АТЭС, их положения не затрагивают независимого права государства назначать условия допуска инвестиций в стратегические (чувствительные) секторы экономики. В то же время экономические системы государств - членов АТЭС минимизируют использование требований, которые искажают или ограничивают расширение торговли и инвестиций.

   «Инструктированный каталог отраслей для иностранных инвестиций», разработанный Государственным Плановым Советом, Государственным Экономическим и Торговым Советом и Министерством по внешней торговле и экономическому сотрудничеству 1995 г.38, был изменен в 1997 г., 2002 г., 2004 г., 2006 г. и 2007 г. Каждое изменение в Каталоге ослабило требования для иностранных инвестиций в отраслях сельского хозяйства, горнодобывающей промышленности, пищевого производства и т. д.

    6.    Конфискация и компенсация. Экономические системы стран - участников АТЭС берут на себя обязательства о невозможности конфискации иностранных инвестиций или принятия мер, которые имеют сходной эффект. Исключение составляют общественно-полезные цели и на справедливом основании, в соответствии с законами каждой экономической системы и принципами международного права, с условием быстрой выплаты адекватной компенсации.

   В соответствии со статьей 2 Закона «О смешанных предприятиях на капитале» 1979 года и статьей 5 Закона «О предприятиях иностранного капитала» 1986 года Китай следует принципу неприменения конфискации. Исключение составляют случаи, необходимые для обеспечения общественных интересов и государственной безопасности. Компенсация за конфискацию должна быть соответствующей.

   7.    Репатриация и конвертируемость инвестиций. Экономические системы государств - членов АТЭС разрешают свободно вывозить инвестиции, прибыль, дивиденды, лицензионны платежи, платежи ссуды и ликвидаций в конвертируемой валюте.

    Китайские законы гарантируют вывоз иностранными инвесторами и иностранными рабочими полученных законных доходов. Так, в соответствии со статьей 11 Закона «О смешанных предприятиях на капитале» чистая прибыль, полученная иностранной стороной после выполнения всех ее обязательств по закону и по положениям соглашений и договоров, средства, полученные по окончании или прекращении деятельности, а также другие средства могут быть переведены за границу в соответствии с положениями о валютном контроле в валюте, обусловленной в договоре. По статье 12 данного Закона зарплаты и другие законные доходы иностранных рабочих и служащих смешанного предприятия могут, с соблюдением всех правил валютного контроля и после уплаты в соответствии с налоговым законодательством КНР личного подоходного налога, быть переведены за границу. Аналогичные положения предусмотрены в Законе «О предприятиях иностранного капитала» и Законе «О смешанных предприятиях на сотрудничестве».

   8.    Урегулирование споров. Экономические системы стран-членов признают, что споры, возникающие в связи с иностранными инвестициями, будут улажены быстро путем проведения консультаций и переговоров между сторонами или, в случае неудачи, через процедуры арбитража в соответствии с международными обязательствами государств-членов или через другие арбитражные процедуры, приемлемые для обеих сторон.

    В Китае функционируют государственные и частные организации, действующие в сфере разрешения коммерческих споров несудебным путем. Пекинская арбитражная комиссия  и Китайская международная экономическая и торговая арбитражная комиссия  являются государственными, Инвестиционный стимулирующий центр, Ассоциация предприятий с иностранными инвестициями (в каждой провинции) - частными.

  9.    Въезд и пребывание персонала. Экономические системы государств - членов АТЭС разрешают временный въезд и пребывание иностранного технического и управленческого персонала для проведения мероприятий, связанных с иностранным инвестированием, при соблюдении соответствующих законов и прочих норм.

   22    ноября 1985 года Постоянным Комитетом ВСНП был принят Закон «О контроле въезда и выезда иностранных лиц в Китай» . Статья 14 данного закона предусматривает, что иностранные лица, которые постоянно проживают в Китае в связи с тем, что они осуществляют инвестицию в Китае в соответствии с китайским законом или сотрудничают с китайскими предприятиями, учреждениями в отрасли экономики, науки, технологии и культуры, могут получать долгосрочное или бессрочное право на жительство.

   10.    Предотвращение двойного налогообложения, связанного с иностранными инвестициями. В соответствии со статьей 28 Закона КНР «О подоходном налоге с предприятий с участиеминостранного капитала и иностранных предприятий»  1991 года, если положения заключенных соглашений об избежании двойного налогообложения отличаются от положений настоящего Закона, должны применяться соглашения. В данный момент Китай заключил 82 соглашения об избежании двойного налогообложения.

   11.    Устранение барьеров к экспорту капитала. Государства - члены АТЭС должны минимизировать регулирующие и установленные барьеры к оттоку инвестиций .

    Долгое время в Китае отсутствовали законы в сфере экспорта инвестиций, поскольку Китай являлся исключительно капиталополучающей страной. В 1992 году Министерство внешней экономики и торговли приняло Постановление «О рассмотрении, утверждении и контроле учреждения предприятий неторгового характера за пределами границы» . В 1992 году Комитет по надзору и контролю за государственным имуществом принял временное Постановление «О контроле регистрации имущественных прав государственного имущества за пределами границы». Однако этим дело и ограничилось. Таким образом, институт экспорта инвестиций в Китае находится в стадии становления и пока не гармонизирован с нормами АТЭС.

   Несмотря на то, что решения АТЭС несут рекомендательный характер, Китай достаточно тщательно следует документам, принятым в рамках этой организации.

   Оценивая ситуацию в целом, можно заметить, что Китай для применения международных документов предпочитает внесение изменений в существующие законы. При этом необходимо учитывать, что большинство положений, предусмотренных в многосторонних международных инвестиционных договорах или решениях международных организаций, тождественно по содержанию. Когда КНР выполняет обязательство, возникшее из одного документа, она в то же время выполняет обязательство, возникшее из другого документа.

   Таким образом, международные договоры, в которых участвует КНР, закрепляют три важнейших аспекта в отношении либерализации инвестиций: предоставляемый режим иностранных инвестиций (национальный режим или режим наибольшего благоприятствования), доступ иностранных инвестиций и прозрачность национальной правовой системы.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика