Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы обеспечения качества юридического образования в России
Научные статьи
06.03.13 11:55


  
ЕврАзЮж № 6 (13) 2009
Проблемы юридического образования
Сумской Д.А.
Проблемы обеспечения качества юридического образования в России
В статье рассматриваются современные проблемы повышения качества российского юридического образования. Автором анализируются некоторые причины падения качества юридического образования и предлагаются конкретные меры, направленные на его обеспечение.
     
   Уже 18 лет Россия переживает бум юридического образования.  Специальность «юриспруденция» стала одной из самых массовых на рынке образовательных услуг. Это легко объяснить, поскольку произошли изменения в общественном строе, которые вызвали увеличение спроса на юристов. Достаточно сказать следующее: если наши вузы при советской власти, то есть до 1991 года, готовили юристов таким образом, что у нас в стране юристов было меньше, чем в одном городе Мадриде, то сегодня картина резко изменилась – в России, по словам министра  образования и науки Российской Федерации А.А.Фурсенко, обучается более 700 тысяч студентов-юристов . Это обусловлено не только увеличением спроса на юристов, но и спецификой нашей профессии, ведь многие связывают ее с высокой зарплатой, влиятельностью, престижностью и так далее.

  Нужно отметить, что для России это явление не новое. Так, О.Е.Кутафин, выступая на парламентских слушаниях в Совете Федерации в феврале 2005 года на тему «Юридическое образование в России: перспективы и проблемы», отмечал, что в 1864 году после судебной реформы в России тоже начался бум на юристов. Дело доходило до того, что 50 %  всех студентов в Российской империи были юристами. Правда, потом ситуация несколько изменилась: был такой наплыв выпускников, что рабочих мест не хватало, и они разделились на тех, кто способен работать, и тех, кто не способен. То есть речь шла о перепроизводстве юристов. А что у нас сейчас?

   По словам Председателя Счетной палаты Российской Федерации, сопредседателя Ассоциации юристов России С.В.Степашина, в настоящее время в нашей стране насчитывается 1165 юридических вузов, факультетов и филиалов, в то время как в СССР их численность составляла всего 52.

    В последнее время представители органов государственной власти постоянно высказываются о необходимости обеспечения качества юридического образования. Так, например, 27 марта 2008 года состоялось совместное заседание коллегий Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства образования и науки Российской Федерации, посвященное вопросам состояния законности при исполнении законодательства о высшем и послевузовском юридическом профессиональном образовании. Открывая данное заседание, Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я.Чайка сказал, что «Россия оказалась в достаточно парадоксальной ситуации, когда при колоссальном количестве выпускников юридических вузов обнаружилась нехватка квалифицированных кадров… Бессистемно создаются новые негосударственные вузы. Качество подготовки студентов, получающих образование исключительно посредством дистанционных технологий, в форме экстерната, в неаккредитованных вузах и их филиалах и, что совершенно недопустимо, в представительствах вузов, не соответствует государственным образовательным стандартам высшего юридического образования» .

    16 апреля 2009 года на заседании президиума Ассоциации юристов России с участием Президента Российской Федерации Д.А.Медведева обсуждалась реформа юридического образования, призванная решить проблему перепроизводства юристов. Перебор плохих юристов Д.А.Медведев назвал критическим: «Я еще могу себе представить не до конца грамотного юриста, который помогает компании, юридическому лицу, хотя это тоже плохо, потому что может создать проблему самому предприятию… Но если такой выпускник оказывается в кресле следователя или адвоката, или в конечном счете судьи, то это может иметь просто очень серьезный негативный эффект для всей нашей страны» .

    Об актуальности данной темы свидетельствует и тот факт, что только за последний год эта проблема рассматривалась на Всероссийской конференции «Юридическая наука и методология преподавания юридических дисциплин в условиях реформирования системы высшего образования», проходившей в Ростове-на-Дону в октябре 2008 года, на Всероссийской научно-методической конференции «Законодательство об образовании: состояние, тенденции и перспективы. Проблемы обеспечения качества юридического образования» (Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова, март 2009 года), конференции Ассоциации юридических вузов «Реформа системы высшего профессионального образования в Российской Федерации и ее влияние на качество подготовки юридических кадров» (Москва, РосНОУ, апрель 2009 года).

   Указанная проблема стала и предметом различных социологических опросов. Так, например, в социологическом опросе, проведенном на форуме Александра Федорова в мае 2006 года по инициативе газеты «ЭЖ-Юрист», приняло участие более 100 юристов. На вопрос «Как вы оцениваете состояние современного юридического образования в Российской Федерации?» 43,75 %  респондентов оценило его  как ухудшающееся, а еще 18,75 % – как застой.

   При этом хотелось бы отметить, что вопрос качества юридического образования является далеко не новым. Так, например, еще в 1986 году на совместном заседании коллегий Минвуза, Минюста и Прокуратуры СССР обсуждался вопрос об относительно низком уровне подготовки юристов по вечерней и заочной формам обучения.

    На учредительном съезде Союза юристов СССР (ныне Международный союз юристов) в июне 1989 года было принято решение подготовить Концепцию развития юридического образования в СССР на 1990–2000 годы, а в декабре 1989 года была утверждена Общегосударственная программа развития юридического образования на 1990–2000 годы .

    Позднее Ассоциацией юридических вузов была разработана согласованная с Минюстом России, Генеральной прокуратурой, Правовым управлением Администрации Президента России и другими заинтересованными ведомствами Программа развития юридического образования в Российской Федерации на 1996–2000 годы. Ключевым в ней был вопрос повышения качества юридического образования и, вместе с тем, повышения уровня правовой культуры населения. Судьба этих программ, по словам М.Н.Марченко, президента Ассоциации юридических вузов, заведующего кафедрой теории государства и права и политологии МГУ имени М.В.Ломоносова, оказалась такой же, как и судьба последующей  Программы развития юридического образования в Российской Федерации на 2006–2010 годы, представленной в Министерство образования и науки Российской Федерации. А именно – никакой реакции со стороны этого органа государственной власти .

    Однако сейчас не время искать крайних, гораздо важнее – адекватно оценить сложившуюся ситуацию и принять соответствующие меры для ее исправления.

    При этом следует согласиться с позицией многих ученых о том, что кризис юридического образования поразил, хотя и в разной степени, все без исключения юридические вузы страны, и, несомненно, носит системный затяжной характер. К основным «слагаемым» кризисного состояния юридического образования можно отнести следующие.

1. Огромный дефицит высококвалифицированных преподавательских кадров и резкое (причем, повсеместное) падение уровня юридического преподавания.
Данная проблема возникла в начале 1990-х годов и была связана с  тяжелой социально-экономической ситуацией в стране, когда преподаватели, для того чтобы прокормить себя и свою семью, были вынуждены искать дополнительные средства для выживания, работать в двух, трех и более местах (зачастую в качестве мест работы такие лица выбирали совсем не вузы, а адвокатские бюро, нотариальные палаты, коммерческие банки, юридические фирмы, т. е. организации, работа в которых приносила намного больший доход, нежели преподавательская деятельность). В этом заключается одна из отличительных особенностей профессии юриста – высокопрофессиональный юрист всегда будет зарабатывать больше доктора юридических наук, профессора, работающего по основной должности в юридическом вузе и не имеющего никаких иных побочных заработков. Именно поэтому даже сейчас большинство аспирантов после успешной защиты диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук не остается в вузе.

   Такая ситуация в стране привела к тому, что наиболее мобильные и грамотные преподаватели-юристы в возрасте 25–55 лет (которых и так было в 1990-е годы совсем немного) ушли из вузов и в преподавательской среде образовался своеобразный вакуум, который начал заполняться людьми, не имеющими юридического образования, но имеющими какие-либо ученые степени (например, кандидатами и докторами философских, педагогических, исторических наук), или людьми, совсем недавно получившими юридическое образование и не имеющими никакого профессионального опыта в этой сфере. Все это не могло не сказаться на качестве юридического образования, хотя надо заметить, что за несколько последних лет ситуация начала меняться к лучшему.

   В связи с этим, не случайно, согласно результатам уже упоминавшегося мной социологического опроса Александра Федорова, в качестве основных проблем юридического образования в России респондентами были названы следующие:
– оторванность от практики (44,00 %);
– нехватка квалифицированных преподавательских кадров (36,00 %).

   Второй проблемой является резкое снижение фундаментальных научных исследований, методической и методологической работы в юридических вузах.

   По верному замечанию М.Н.Марченко, перспективные научные исследования стали все чаще подменяться прикладными исследованиями, а серьезные монографические работы – объемными, имеющими сиюминутный рыночный спрос комментариями административного, финансового, гражданского, уголовного и иного законодательства .

    Сейчас преподаватель-юрист (если он не является маститым доктором юридических наук) может опубликовать монографию, содержащую результаты своих научных исследований, как правило, только за свой счет, поскольку издательство попросту не заинтересовано в приобретении таких трудов. Максимальную прибыль издательству может принести только публикация комментариев к законодательству и учебной литературы. Здесь заложена еще одна проблема – в нашей стране на сегодняшний день публикуется огромное количество низкопробной учебной юридической литературы. Доброкачественная и даже грифованная учебная продукция буквально утонула в потоке низкопробной продукции.

    Сегодня практически каждый вуз (причем совсем не важно какой – государственный или негосударственный) считает своим долгом иметь хотя бы один свой учебник. Причем качество этих учебников вызывает большие сомнения... Не говоря о том, что авторы этих учебников зачастую друг у друга переписывают одни и те же ошибки. По словам О.Е.Кутафина, в России по конституционному праву издано 75 учебников. И что, все они качественные? Нет, конечно же! Тогда возникает вопрос – почему все они называются словом «учебник»?

   Вызывала тревогу и ориентация большинства юридических вузов из-за финансовых и иных причин не столько на качественную сторону обучения, сколько на количественный набор студентов, обучающихся с полным возмещением своих затрат на образование (т. е. студентов-контрактников). Вместе с тем, в условиях финансового кризиса представляется, что практически все абитуриенты, желающие стать юристами, смогут успешно сдать ЕГЭ и занять бюджетные места.

    Еще одной проблемой является переход с 2009 года на двухуровневую систему подготовки – бакалавриат и магистратуру. Не затрагивая дискуссионный и, на наш взгляд, не проработанный вопрос об адаптации абсолютно не схожего с зарубежным российского юридического образования к Болонскому процессу, хотелось бы обратить внимание на следующую ситуацию. Дело в том, что некоторые из работодателей неоднозначно относятся к выпускникам с дипломами бакалавров юриспруденции, в то же время в Российской Федерации до сих пор не разработан и не утвержден список тех должностей, которые могут быть предложены юристам-бакалаврам.

   Какие же пути возможного выхода из такой кризисной ситуации?
1. Некоторыми чиновниками и учеными предлагается в качестве такой меры установление в нормативных актах Российской Федерации ограничений на ведение образовательной деятельности в сфере юриспруденции. Речь идет о том, что вести подготовку юристов смогут только специализированные вузы, для которых юриспруденция будет профильным направлением . С таким подходом согласиться никак нельзя, поскольку неясно, как определить профиль вуза. Юридический профиль таких вузов, как Московская государственная юридическая академия, Уральская государственная юридическая академия, Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации, Российская академия правосудия не вызывает сомнений! Однако как быть с юридическими факультетами других вузов, в первую очередь, университетов – Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, Санкт-Петербургского государственного университета, Российского университета дружбы народов, Московского государственного института международных отношений, Российского государственного социального университета и других? Как определить: профильным или непрофильным направлением для этих вузов является подготовка юристов? И вообще, каковы критерии этой профильности? И, наконец, кто будет определять профильность – чиновники Минобрнауки или какие-то общественные организации (например, Ассоциация юридического образования, Ассоциация юридических вузов или Ассоциация юристов России)?

    Ответов на эти вопросы пока нет, что не помешало совсем недавно на Всероссийской конференции в МГУ в марте 2009 года сопредседателю Ассоциации юристов России С.В.Степашину озвучить, на мой взгляд, крайне радикальную и опасную идею о необходимости прекращения приема абитуриентов на юридические факультеты и отделения непрофильных вузов и прекращения их финансирования, сохраняя при этом возможность продолжения образования для уже обучающихся, а также о целесообразности отмены права предоставления отсрочки от призыва на военную службу студентам юридических факультетов в непрофильных и коммерческих вузах.

     2. Второй возможный вариант выхода из этой сложной ситуации – это разработка проектов новых федеральных государственных образовательных стандартов  высшего профессионального образования в области юриспруденции. Указанная работа проводится Учебно-методическим объединением по юридическому образованию вузов России совместно с Ассоциацией юридического образования. По словам заместителя Председателя Совета Учебно-методического объединения по юридическому образованию вузов Российской Федерации А.А.Свистунова, с целью повышения качества профессиональной подготовки студентов и приближения юридического образования к реальной практической деятельности в проекте стандарта вводится ряд нововведений:
1) требование о том, что преподаватели дисциплин профессионального цикла должны иметь соответствующую ученую степень (ученое звание) или высшее профессиональное образование в области юриспруденции (специалист, магистр) или опыт деятельности в соответствующей профессиональной сфере не менее 5 лет, а доля преподавателей, имеющих ученую степень и (или) ученое звание, в общем числе преподавателей, обеспечивающих образовательный процесс по данной основной образовательной программе, должна быть не менее 70 %; ученые степени доктора наук и (или) профессора должны иметь не менее 10 % преподавателей;
2) для повышения уровня научной и педагогической деятельности в области юриспруденции вузу предписывается иметь в своей структуре не менее четырех  кафедр юридического профиля при подготовке бакалавров, пяти – при подготовке специалистов, шести – при подготовке магистров (ранее требовалось иметь три кафедры для всех ступеней юридического образования);
3) доля штатных преподавателей профессиональных дисциплин увеличивается с 30 % до 60 %. Особенно повышаются требования к кадровому составу вузов, готовящих магистров юриспруденции. К образовательному процессу по дисциплинам профессионального цикла должны быть привлечены не менее 20 % преподавателей из числа действующих руководителей и ведущих работников профильных организаций, предприятий и учреждений. Не менее 75 % преподавателей (в приведенных к целостным значениям учебных ставок), обеспечивающих учебный процесс по профессиональному циклу, должны иметь ученые степени и ученые звания, при этом ученые степени доктора наук или ученое звание профессора должны иметь не менее 40 % преподавателей.

    При реализации магистерских программ, ориентированных на подготовку научных и научно-педагогических кадров, не менее 80 % преподавателей, обеспечивающих учебный процесс, должны иметь ученые степени и ученые звания.

     Общее руководство научным содержанием и образовательной частью магистерской программы должно осуществляться штатным научно-педагогическим работником вуза, имеющим ученую степень доктора наук и (или) ученое звание профессора соответствующего профиля, стаж работы в образовательных учреждениях высшего профессионального образования не менее 3 лет, при этом допускается одновременное руководство не более одной магистерской программой.

    Непосредственное руководство магистрантами осуществляется руководителями, имеющими ученую степень и ученое звание. Допускается одновременное руководство не более чем пятью магистрантами.
Доля штатных преподавателей, привлекаемых к учебному процессу по дисциплинам профессионального цикла, должна быть не меньше 70 % .

    На наш взгляд, со многими из этих нововведений вполне можно согласиться. Однако необходимость закрепления в стандарте минимального количества кафедр юридического профиля вызывает недоумение. Во-первых, в нормативных актах Российской Федерации не содержится никаких указаний на минимальное количество преподавателей, которые должны работать на одной кафедре. Таким образом, вполне возможна ситуация создания кафедры, состоящей из 2–5 человек. Во-вторых, из 109 направлений, по которым ведется подготовка бакалавров, специалистов и магистров в РГСУ, только в стандартах по юриспруденции содержатся требования о необходимом минимальном количестве кафедр юридического профиля. При этом отсутствие такого требования в других стандартах совсем не свидетельствует о том, что подготовка по этим направлениям ведется хуже, чем по юриспруденции.

    2. Помимо этого вызывает удивление то обстоятельство, что в отличие от всех предшествующих стандартов 1-го и 2-го поколения и значительного количества вариантов проектов стандартов 3-го поколения, в последнем из них не обозначен объем часов, который  отводится на изучение базовых юридических дисциплин
Следует согласиться с точкой зрения Н.И.Побежимовой о том, что с одной стороны, подобного рода постановка вопроса предоставит большую самостоятельность вузам, готовящим кадры юристов, а с другой – породит ничем не оправданный и не регулируемый разнобой при разработке каждым из вузов своего видения подготовки бакалавров юриспруденции .
3. В качестве основного направления для развития образования 50,00 % (т. е. половина!) респондентов уже упоминавшегося социологического опроса назвали усиление практической направленности в подготовке юристов.

    Именно поэтому важной проблемой подготовки современных юристов является связь образовательного процесса с работодателями. Вместе с тем, требования работодателей к будущим юристам далеко не во всем совпадают с требованиями, которые предъявляются преподавателями вуза к студентам. Для подтверждения этого факта приведу обобщенные данные, представленные деканом факультета права Высшей школы экономики О.М.Олейник. Обобщив различные публикации, она выделила 4 требования, которые работодатели предъявляют к нашим выпускникам.

   Первое – работодатели хотят (примерно 20 % работодателей), чтобы наш выпускник имел специальные юридические знания.

    Второе – чтобы наш выпускник умел искать информацию и работать с ней (примерно 30 % работодателей).

   Третье – чтобы у выпускника были социально-психологические навыки работы в коллективе, то есть чтобы человек пришел и мог работать в коллективе, с людьми (примерно 30 % работодателей).

   И, наконец, примерно 20 % работодателей хотят, чтобы у выпускников были так называемые вспомогательные навыки: работа с компьютером, знание иностранного языка и так далее.

    Итого, как видите, на специальные знания отводится примерно 20 %. Все остальное остается вне сферы  деятельности преподавателей юридического профиля.

   Таким образом, из этого примера видно, что проблему подготовки юридических кадров нельзя сводить сугубо к тому, какие квалифицированные (или неквалифицированные) преподаватели читают блок профессиональных (специальных) дисциплин.

   4. Необходимо разработать профессиональные стандарты в сфере юриспруденции, предназначенные для определения должностных обязанностей юристов, планирования их профессионального роста, организации профессиональной подготовки и повышения квалификации юридических кадров. Организация данной работы должна проводиться соответствующими органами федеральной исполнительной власти, осуществляющими политику в соответствующей профессиональной сфере.

   Так, например, в настоящее время проекты профессиональных стандартов разрабатываются МВД России (для системы внутренних дел), Судебным департаментом при Верховном суде России (для судебной системы), Федеральной службой исполнения наказаний (для системы исполнения наказаний) и др.

    5. Определенной гарантией качества юридического образования в соответствии со ст.33 Закона Российской Федерации «Об образовании» может и должна быть общественная аккредитация. Правда, с ней тоже не так все просто. Во-первых, необходимо разработать и закрепить в каком-нибудь подзаконном акте требования, которые будут предъявляться к организациям, которые могут проводить общественную аккредитацию. Во-вторых, следует разработать процедуру проведения общественной аккредитации, которая также должна быть утверждена соответствующим подзаконным актом. В-третьих, нужно определить критерии и требования, которые могут быть проверены или предъявлены к вузу и к подготовке специалиста.

    На сегодняшний день такие нормативные правовые акты отсутствуют, что не помешало Министерству образования и науки Российской Федерации в январе 2008 года заключить соглашение с Общероссийской общественной организацией «Ассоциация юристов России» о проведении совместной аккредитации вузов, занимающихся подготовкой юристов.

    6. Представляется необходимым изменить правила государственной аттестации выпускников. Для этого целесообразно обратиться к опыту ведущих стран мира. Так, например, в Германии обучение студента-юриста можно условно разбить на несколько этапов. Первый этап формально длится 3,5 года, фактически же студенты учатся 9 и более семестров, что разрешается законом. Затем нужно сдать первый государственный экзамен, цель которого – проверить знания важнейших дисциплин. После этого в обязательном порядке, что необходимо для получения диплома «полного юриста», студент проходит оплачиваемую подготовку в нескольких юридических учреждениях (нечто похожее на стажировку в отечественном понимании). По окончании этой подготовительной службы должен быть сдан чрезвычайно жесткий второй государственный экзамен – так называемый экзамен по профессии. При этом состав комиссии по приему этого так называемого второго государственного экзамена образует глава субъекта федерации (земли) Германии, включая в нее известных адвокатов, прокуроров и судей. Результаты первого и второго экзаменов регулярно анализируются в юридической литературе. В частности, по данным Министерства юстиции Германии, в 1998 году первый экзамен в ФРГ сдавали 17 725 человек, выдержали – 12 153, т. е. 68, 56 %; а второй экзамен сдавали 12 076 человек, выдержали – 10 397, т. е. 86,1 % . Для сравнения – в России сдают государственные экзамены на неудовлетворительную оценку только 6–8 % выпускников, что является очень низким показателем.

   Идею введения экзамена по профессии для юристов одобрил Президент Российской Федерации Д.А.Медведев на заседании президиума Ассоциации юристов России 16 апреля 2009 года, и вполне возможно, что экзамен по профессии скоро появится в нашей стране.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика