Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Совокупность преступлений в советском законодательстве и доктрине второй половины XX века.
Научные статьи
06.03.13 14:29


  
ЕврАзЮж № 6 (13) 2009
Уголовное право
Шкредова Э.Г.
Совокупность преступлений в советском законодательстве и доктрине второй половины XX века.
Представленная статья посвящена анализу уголовно-правовой регламентации совокупности преступлений по советскому законодательству второй половины XX века. В работе осуществляется исследование норм Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25.12.1958 и УК РСФСР от 27.10.1960, а также научной доктрины на предмет выявления позитивных и негативных моментов в установлении уголовной ответственности за совокупность преступлений. По результатам исследования автор приходит к ряду выводов, полезных для современного законодателя, это в частности относится как к понятию совокупности преступлений, так и к её видам: реальной и идеальной совокупности.
     
   Изучение истории развития норм представляет особый интерес с позиции современного правового регулирования тех или иных общественных отношений. Такие исследования проводятся с целью выявления позитивных и негативных моментов с последующим использованием положительного исторического опыта и недопущением ранее  возникших ошибок в правовой регламентации. Законодательное закрепление и доктринальное исследование такого института уголовного права, как множественность преступлений, всегда создавало проблемы. Возможно, обращение к опыту советских законодателей и ученых поможет сформулировать рекомендации по реформированию современного российского уголовного законодательства. В рамках представленной статьи подробнее остановимся на одной из распространенных форм  множественности – совокупности преступлений. 

     Рассмотрим  нормы, регламентирующие совокупность преступлений в Основах уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик от 25.12.1958 и УК РСФСР от 27.10.1960, с учетом многочисленных изменений и дополнений, вносимых  в течение длительного времени, с целью выделения характерных черт правовой регламентации  исследуемой разновидности множественности и её правовых последствий.

    В отличие от дефиниций совокупности преступлений, используемых ранее, Основы впервые конкретизировали характер преступных деяний, входящих в структуру совокупности преступлений. Так, в  ч. 1 ст. 35 отмечается: «Если лицо признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, ни за одно из которых оно не было осуждено…». Как мы видим, законодатель уточнил, что совокупность преступлений образуют только разнородные преступные деяния (деяния, предусмотренные различными статьями). УК РСФСР 1960 г. ещё более конкретизировал формулировку совокупности преступлений, так, ст. 40 указывает на преступления, предусмотренные различными статьями именно Особенной части УК. Таким образом, законодателем были устранены споры о том, куда относить совершение нескольких тождественных преступлений, оконченных на различных стадиях или совершенных одним лицом, выполняющим разные уголовно-правовые роли (исполнитель, пособник, подстрекатель, организатор), ибо последние также подпадают под различные статьи Кодекса, но за счет статей Общей части УК. Следует заметить, что суды продолжали квалифицировать описанные случаи по правилам совокупности преступлений . 

    К сожалению, оба закона не дали ответа на другой вопрос,  который часто обсуждался среди ученых-криминалистов: входят ли в структуру совокупности преступлений однородные преступления, т. е. преступления, предусмотренные разными частями в рамках одной статьи. Данную проблему удалось решить лишь российскому законодателю путем принятия УК РФ 1996 г., где четко закреплено, что совокупность преступлений может быть образована преступными деяниями, предусмотренными разными частям статьи.

    Исследуемая форма множественности так же, как и ранее, продолжает влиять на назначение наказания, но вот правила, изложенные в ст. 35 Основ, ст. 40 УК РСФСР, были более продуманы и уточнены по сравнению с предшествующими нормативными правовыми актами, в частности указаны три механизма назначения общего наказания: поглощение менее строгого наказания более строгим; полное сложение и частичное сложение в пределах, установленных статьёй закона, предусматривающей более строгое наказание. Таким образом, мы наблюдаем расширение судейского усмотрения в выборе механизма назначения общего наказания за счет перечисления альтернативных способов. Это неплохо, но возникает проблема с применением принципа поглощения. Данный принцип мог быть использован и использовался, ничем не ограничиваясь (ни категориями преступлений, ни перечнем преступных деяний), что приводило к частому и необоснованному его применению.

     В статьях Основ и УК РСФСР впервые упоминается возможность назначения наряду с основными наказаниями дополнительных, хотя правила назначения этих дополнительных наказаний не указаны. И, наконец, с целью избежания споров в Основах и УК РСФСР закрепили положение, которое было изложено  в доктрине XIX века.  Согласно данному положению по правилам совокупности преступлений назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен ещё и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в срок общего наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

    Таким образом, анализ норм о совокупности преступлений свидетельствует о ряде положительных и отрицательных моментов в правовом регулировании.  К положительным следует отнести:
1) введение четко сформулированных альтернативных правил назначения общего наказания;
2) конкретизацию ряда положений досоветской доктрины в законе (ч. 2, 3 ст. 35 Основ, ч. 2, 3 ст. 40 УК РСФСР).
К отрицательным моментам относятся:
1) ограничение (согласно буквальному толкованию Основ и УК РСФСР) совокупности преступлений только разнородными преступлениями;
2) разрешение использовать принцип поглощения при совокупности любых преступлений;
3) неиспользование специальной терминологии – совокупность преступлений;
4) отказ не только от особых правовых последствий в отношении идеальной совокупности, но и отсутствие такого понятия в новых законах.

    В 60-х  годах ХХ столетья и позже продолжаются исследования совокупности преступлений, особый интерес ученые проявляют к назначению наказания. К основным трудам в этой области следует отнести работы А.С.Горелика , Г.А.Кригера , М.Ленау , В.П.Малкова, А.С.Никифорова, Н.А.Стручкова , Т.Г.Ткешелиадзе , Ю.Н.Юшкова, А.М.Яковлева.  Впервые в учебниках и научных  работах в исследуемый период стали отмечать, что совокупность преступлений является одним из институтов, входящих в общую систему учения о преступлении , а не учения о наказании, хотя все равно изложение текста проходило в  Курсе уголовного права в главе «Назначение наказания по совокупности преступлений». Таким образом,  мы видим значительный шаг вперед в развитии доктрины о совокупности преступлений, признающей за совокупностью отдельный институт, входящий в генеральный институт «преступление».

    Все проблемы, которые рассматривались учеными, можно разделить на следующие группы:
1) о структуре совокупности преступлений; 
2) о видах совокупности преступлений и необходимости осуществлять за них дифференциацию уголовной ответственности;
3) о необходимости при назначении наказания за каждое преступление, входящее в совокупность, учитывать предыдущую преступную деятельность;
4) 0 целесообразности применения  отдельных правил назначения общего наказания;
5) о максимальном пределе общего наказания;
6) о возможности применения нескольких правил назначения общего наказания при совершении трех и более преступлений;
7) о правилах назначения общего наказания при вынесении различных наказаний. 
Рассмотрим основные споры по отмеченным выше проблемам.

    Что касается структуры и видов совокупности, то все мнения ученых можно разделить на две группы. Так, одни, руководствуясь буквальным толкованием уголовных законов, считали, что совокупность образуют только преступления, предусмотренные разными статьями (разнородные преступления) .  Данную позицию поддерживает современный исследователь Т.Г.Черненко . Другие же, расширительно толкуя нормы, отмечали необходимость введения в структуру совокупности и преступлений, предусмотренных одной статьёй, но разными частями . Последняя позиция нашла свое отражение и в судебной практике .  Избежать данных споров можно было путем уточнения нормы, устанавливающей дефиницию совокупности преступлений, что и было сделано в УК РФ 1996 г.

    Хотя уголовные законы отказались от деления совокупности на идеальную и реальную, ученые-криминалисты продолжали широко использовать данную классификацию, при этом отмечалась необходимость её выделения в уголовном законе по основным двум причинам: во-первых, она помогала отграничивать единичные преступления со сложным составом от совокупности преступлений , во-вторых, способствовала установлению дифференциации уголовной ответственности за виды совокупности преступлений.  В частности, многие ученые выступали за использование только правил поглощения при идеальной совокупности , заимствуя опыт предшествующих законодательств. Но, наряду с предложенной классификацией, отдельные ученые предлагали более дробное деление реальной совокупности  на  виды в зависимости от связи преступных деяний, в неё входящих (т. е. являются ли одни деяния условиями, способами, средствами совершения или сокрытия других преступлений, характеризуются ли единством места, времени, однородностью мотива) . Любое подразделение правового явления на виды должно иметь прикладное значение, выражающееся в особенностях назначения наказания или квалификации. В связи с этим особый интерес представляет классификация совокупности на идеальную и реальную с последующей дифференциацией ответственности.

    Остальные научные дебаты велись по проблемам назначения наказания. Так,  обсуждался вопрос о необходимости при назначении наказания за каждое преступление, входящее в совокупность, учитывать предыдущую преступную деятельность. Мнения также разделились, одни, в частности Г.А.Кригер, считали, что суд должен отвлечься от факта совершения лицом нескольких преступлений и за каждое преступление назначить наказание, соответствующее его характеру и степени общественной опасности . Другие же , напротив, указывали, что, назначая наказание за  второе и последующие преступления, суд должен учитывать предшествующую преступную деятельность, так как нормы уголовных законов предусматривали в качестве отягчающего обстоятельства «совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление». Е.Ю.Жинкина и Л.Ф.Еникеева противопоставляют мнению Н.А.Беляева позицию  В.П.Малкова, отмечая, что он является сторонником  того, чтобы не учитывать предшествующую преступную деятельность . Но с их выводами сложно согласиться. Во-первых, говоря, что «правило о назначении отдельного наказания за каждое входящее в совокупность преступление обуславливается тем, что оно обеспечивает возможность индивидуализации наказания в соответствии с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления и вины осужденного, повышает предупредительное и воспитательное значение процедуры наказания…» , В.П.Малков не имеет в виду  учет предшествующей преступной деятельности, он говорит об отдельном изолированном назначении наказания за каждое преступное деяние, входящее в совокупность. Во-вторых, Е.Ю.Жинкина  и Л.Ф.Еникеева далее, противореча себе, ссылаются на мнение В.П.Малкова, согласно которому при назначении наказания по совокупности преступлений суд должен учесть каждое предыдущее преступление в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания за последующее преступление .  Анализ норм уголовных законов позволяет прийти к выводу, что учет предшествующей преступной  деятельности при назначении наказания за каждое преступление в совокупности не противоречит действовавшим нормам, но нарушает принцип справедливости, а именно: одно и то же правовое явление – множественность преступлений – дважды  учитывается при назначении наказания.

     Следующей часто обсуждаемой проблемой является выбор правил назначения общего наказания (поглощения или сложения).  Ученые отмечали необходимость выработки единых критериев при назначении общего наказания. Г.А.Кригер, В.П.Малков, Г.А.Мендельсон, А.С.Никифоров, М.А.Шнейдер, Ю.Н.Юшков  даже разработали рекомендации по применению правил поглощения и сложения при определенных сочетаниях преступлений, входящих в совокупность, и наказаний за них.  Самый подробный перечень, при котором возможно поглощение, был разработан В.П.Малковым, он предлагал применять поглощение в случаях: когда судом использован максимум наказания по статье, предусматривающей наиболее строгое наказание; когда за отдельные преступления назначены наказания, которые не могут слагаться друг с другом; когда имеет место идеальная совокупность преступлений; когда входящее в совокупность преступление явно малозначительно по сравнению с другими преступными деяниями .  В дополнение другими учеными предлагалось использовать вышеотмеченные правила,  если одно  из преступлений значительно более опасно, чем другие и за него было назначено значительно более строгое наказание .  Если входящие в совокупность преступления и назначаемые наказания за них не относились к отмеченным вариантам, то рекомендовалось применять правила сложения. Интересную рекомендацию дал А.С.Никифоров, который отметил, что окончательное наказание должно назначаться по принципу сложения, если преступления связаны между собой общей линией, составляют единую цепь преступного поведения и свидетельствуют о стойкости определенных черт виновного . Как видим, существовал плюрализм мнений в применении правил назначения общего наказания. Некоторые из них можно использовать и сегодня, адаптировав к современному законодательству, в частности: рекомендацию по использованию правил поглощения в случаях, когда за отдельные преступления назначены наказания, которые не могут складываться друг с другом (например, пожизненное лишение свободы и лишение свободы на определенный срок); когда входящее в совокупность преступление явно малозначительно по сравнению с другими преступными деяниями или если одно  из преступлений значительно более опасно, чем другие и за него было назначено значительно более строгое наказание, а также при идеальной совокупности.  Последние три из предложенных правил могут быть применены, только если все преступления, входящие в совокупность, относятся к небольшой или средней тяжести.

    Споры среди ученых-криминалистов  велись и по другим вопросам, связанным с назначением наказания по совокупности преступлений, в частности: о максимальном пределе общего наказания; о возможности применения нескольких правил назначения общего наказания при совершении трех и более преступлений; о правилах назначения общего наказания при вынесении различных наказаний. Так, М.Д.Шаргородский и А.С.Никифоров предлагали выходить за максимальные пределы наказаний, предусмотренные за наиболее тяжкие из совершенных преступления, при этом А.С.Никифоров отмечал необходимость назначать наказание даже выше предела, предусмотренного Общей частью,  для данного вида наказания . М.Д.Шаргородский, ещё дальше заглядывая в будущее (УК РФ), указывал, что одновременно с повышением пределов сложения наказаний по совокупности выше максимума санкции за наиболее тяжкое преступление необходимо предоставить суду право повышать максимум наказания, предусмотренного соответствующей статьей, также при совершении до первого суда нескольких тождественных преступлений . Предложенные рекомендации с некоторыми уточнениями были использованы при реформировании российского уголовного закона.

    Нередко совокупность преступлений состояла не из двух, а из большего количества преступлений, поэтому споры о возможности применения сразу нескольких правил назначения общего наказания вполне были обоснованы. Одни ученые считали, что такая возможность существует , это и подтверждала судебная практика , другие, наоборот, категорически опровергали её . Наконец, последняя проблема, которая решалась учеными, – это возможность сложения разнородных наказаний, но здесь особых противостояний в точках зрения не происходило, большинство ученых считало возможным использовать данные правила, где они не противоречили смыслу закона, например, в случаях, когда они складываться не могли в принципе (смертная казнь и лишение свободы). Подтверждением тому явилось постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 31 июля 1981 г., где в п. 5 отмечалась возможность полного или частичного сложения в случаях назначения как однородных, так и разнородных видов наказаний за отдельные преступления .

    Итак, анализ учений о совокупности преступлений показывает многообразие точек зрения на различные вопросы, касающиеся как понятия, признаков и видов, так и правил назначения наказания. Ряд из изложенных доктринальных положений был учтен российским законодателем при реформировании УК, но отдельные так и не были использованы, хотя ранее были апробированы, в частности это касается идеальной совокупности.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика