Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблема терроризма в социально-политических процессах: политологический анализ
Научные статьи
13.03.13 10:49




ЕврАзЮж № 7 (14) 2009
АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЕ ПРАВО
Алиев И.М.
ПРОБЛЕМА ТЕРРОРИЗМА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ: ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
В статье дан анализ проблемы терроризма в социальнополитических процессах. Террористическая стратегия не может действовать без усиливающего эффекта публичности. Террористические акты нередко обращены к тем, кого стратеги терроризма считают потенциально заинтересованной стороной.
     
   При изучении истории и теории политической системы, особенно политической науки и общества, одним из объектов изучения является терроризм, его внутренняя структура, состав, идеология, характер взаимоотношений с другими элементами. В последние годы наблюдается более расширительное употребление понятия «терроризм».

   Террор (от лат. страх, ужас) – это метод, посредством которого организованная группа или партия стремятся достичь провозглашенных ею целей преимущественно через систе¬матическое использование насилия. «Именно это обстоятельство и определяет террор как особую форму политического насилия, характеризующуюся жестокостью, целенаправленностью и кажущейся эффективностью. Эти особенности предопределили широкое использование террора на протяжении человеческой истории в качестве средства политической борьбы в интересах государства, организаций и отдельных групп лиц» .

   Террор – это эмоциональное состояние, возникновения которого как раз и добиваются террористы, осуществляя те или иные специальные действия – террористические акты. Российский ученый Д.Б. Ольшанский утверждает, что «террористический акт всего лишь средство, метод, использование которого ведет реальные или потенциальные жертвы к состоянию террора. Таким образом террор оказывается необходимым для террористов результатом их террористических действий. В совокупности же вся цепочка «террорист – террористический акт – террор» составляет терроризм как целостное явление» .

   Понятие «терроризм» и «террорист» появились в конце XVIII века. Если верить одному французскому словарю, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе – и всегда с положительным оттенком.

    Однако уже в ходе Великой французской революции слово «террорист» стало носить оскорбительный смысл, превратившись в синоним слова «преступник». Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Позже, до самых недавних пор, слово «терроризм» употреблялось очень широко и означало весь спектр различных оттенков насилия.

   «Террор был распространенным инструментом борьбы революции и контрреволюции в период глубоких социальных потрясений общества. И дело не в том, кто первый начинал, «белый» или «красный» террор, а в том, что острота противоречий и уровень политической культуры каждой из противоборствующих сторон предполагали один исход – ликвидацию своего оппонента» .

    Терроризм можно определить как стратегию, которая при мобилизации незначительных собственных ресурсов позволяет террористам соперничать с многократно превосходящими их по силе и возможностям государственными силовыми структурами. Именно это отличает террористическую стратегию от других форм вооруженного разрешения конфликтов. Террористы, как правило, полностью игнорируют все правила ведения войны. От войны классической война террористическая отличается применением неклассических средств, нетрадиционных способов и совершенно других правил. Не обладая высокоточным оружием, террористы наносят точные удары, используя, например, пассажирские самолеты, самоубийц-камикадзе. Террористические группы нередко используют гражданское население, мирных жителей, больных или раненых в качестве живого щита или заложников.

    С разворачиванием терроризма внутри движения появляются свои идеологи и теоретики. Еще в 1840-х гг. близкий немецким анархистам Вильгельм Вейтлинг (создатель одной из первых пролетарских организаций – «Союза справедливости») высказал идею непрерывной партизанской войны. Немецкий радикал, публицист Карл Гейнцен в статье «Убийство» объявил мораль относительным понятием и доказывал правомочность адресных убийств власть имущих. Французский анархист Брусс ввел для обоснования терроризма ставший популярным термин «пропаганда действием» (отсюда «прямое действие», «немедленное действие»). Анархо-террорист Мост, немец по происхождению, эмигрировавший в США, в статье «Советы террористам» (1884) утверждал, что теракт – лучшее средство пропаганды. Каждый теракт находит подражателей и вызывает следующие теракты. Американская анархистка Эмма Гольдман представляла террористов мучениками, подобными Христу, которые за свою веру платят своей кровью. Известен вклад в теорию терроризма русских анархистов и радикалов. Прежде всего вспоминаются имена Бакунина, Нечаева (например, его «Катехизис революционера»). Однако были и другие идеологи террора. К примеру, русский максималист Иван Павлов (брошюра «Очистка человечества», 1907) развивал теорию, согласно которой человечество делится на этические расы. Эксплуататоры и угнетатели передают «злобу, жестокость, жадность и ненасытность» по наследству, а потому для спасения человечества раса морально разложившихся звероподобных дегенератов должна быть уничтожена. Свой вклад в идеологию терроризма внесли идеологи фашизма – Примо де Ривьера, Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс, Отто Штрассер, Бенито Муссолини. В 1960–1970-х гг. получил известность теоретик городской герильи бразилец Хуан Карлос Маригелла, автор классического труда «Мини-учебник городской герильи». Над теорией терроризма работали лидеры западно-германской лево-радикальной группы Баадер-Майнхоф (например, «Концепция городской герильи» и «Городская герилья и классовая борьба» Ульрики Майнхоф). По иному видят перспективу террористы, вдохновленные тоталитарными идеологиями и фундаменталистскими прочтениями религиозных доктрин, – анархисты, радикалы-коммунисты, фашисты, фундаменталисты. Для них террор выступает как пролог освободительной мировой войны. Терроризм понимается как камень, падение которого стронет с места лавину. Народы поднимутся на борьбу с империалистами, плутократами, неверными и сметут ненавистную власть сил мирового Зла. Здесь отчетливо раскрывается связь идеологического терроризма с манихейским мироощущением. Следует отметить, что исламский религиозный фанатизм далеко не единственный источник современного религиозного терроризма. К методам терроризма прибегают религиозные фанатики индуисты или иудаисты. К терроризму пришла религиозная секта «Аум синрике», христианский фанатик американец Тимоти Маквей.

   Терроризм имеет свою специфику и особенности. Политический терроризм можно рассматривать как террористические действия разного рода, имеющие целью оказание влияния на политических лидеров, власти или проводимую ими политику, вынудить те или иные политические действия или властные решения. В отдельных случаях он направлен на устранение неугодных политических лидеров, в том числе и ради изменения политического строя в целом. Рассматривая терроризм с такой точки зрения, следует объективно оценивать акты возмездия и устрашения со стороны отдельных стран по отношению к другим не иначе как политический терроризм, который совершается под видом борьбы с терроризмом . Мишенью политического терроризма часто являются государства, наиболее значимые общественные нормы и государство как таковое. Международный терроризм – это совокупность общественно опасных в международном масштабе деяний, влекущих бессмысленную гибель людей, нарушающих нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющих осуществление международных контактов и встреч, а также транспортных связей между государствами . Международный терроризм – явление в мировой политике, связанное с распространением насилия в форме террористических актов, ставящих под угрозу нормальный ход международных отношений . Проблема этики стоит в террористическом движении с самого начала. Со времени возникновения терроризма (начало XIX в.) существовал этический кодекс тираноборчества, согласно которому деспот должен быть поражен кинжалом, а убийца не пытается скрыться с места преступления.

   Среди основных проблем этики терроризма – проблема оправдания террора и проблема критериев допустимости терактов как средства политической борьбы. Теоретики и идеологи терроризма исходили из доставшейся им в наследство тираноборческой установки. Они начинали с того, что террор допустим в обществах с тираническим режимом, не дававшим своим гражданам возможностей легальными способами (в рамках парламентского процесса и демократических процедур) бороться за утверждение своих идеалов и переустройство общества. Логика исторической эволюции терроризма вела идеологов движения к тому, что любые правительства, и авторитарные, и демократические, объявлялись сатрапами и кровавыми диктатурами. Утверждается принцип революционной необходимости, согласно которому все средства хороши, если они служат делу свержения «антинародного режима». Не менее существенна проблема случайных жертв терактов. Практика терроризма начиналась со стремления избегать и минимизировать случайные жертвы. Однако логика террористической борьбы двигала боевиков ко все большим жертвам. Соответственно, идеологи терроризма стали развивать тезис о допустимости и оправданности любых, в том числе и случайных жертв. Последние объявляются «буржуями» («неверными», «инородцами») или их «прислужниками».

   Побеждает идея, что все, кто терпит эту власть, ответственны за нее. Они исправные налогоплательщики, с их согласия и на их деньги существует эта власть, они ее слуги и т. д. Есть и другой ответ – в гибели случайных жертв виновата власть, с которой борются террористы. Эмоциональное понимание того, что террор не имеет оправдания, а также потрясение и искренняя солидарность с народом США после террористических актов 11 сентября 2001 г. не должны заслонять тот факт, что международный терроризм обусловлен глубокими причинами. И хотя спецслужбы развитых стран владеют тысячами способов борьбы с террористами, но сами по себе они никогда не смогут их победить. К победе ведет лишь один путь: искоренение причин террора. После 11 сентября 2001 г. основным противоречием мировой истории стало противоречие между развитыми и развивающимися странами, находящимися в принципиально разных условиях и развивающимися по совершенно различным, недоступным друг для друга моделям. Противоречие между развитыми и развивающимися странами наиболее ярко и нетерпимо проявляется в прямом ухудшении условий существования основной части человечества за счет ускорения развития и роста благосостояния его абсолютного меньшинства. При этом растущий разрыв между двумя частями, на которые раскалывается мир, становится объективным тормозом развития человечества. Сегодня некоторые государства напрямую проводят политику поддержки терроризма на государственном уровне с целью отторжения и последующего захвата территорий других государств, активно сотрудничают с различными террористическими группировками, используют их для претворения в жизнь своих намерений.

    Учитывая все вышесказанное, можно ясно увидеть, что борьба с терроризмом является первостепенной проблемой. Против терроризма были приняты международно-правовые акты ООН, такие как, например, «О борьбе с бомбовым терроризмом» от 16 декабря 1997 г., «О борьбе с финансированием терроризма» от 9 декабря 1999 г. и др. Азербайджан является сравнительно молодым независимым государством, интегрировавшим в мировое сообщество и ставшим членом многих международных организаций. Азербайджан также занимает особое геостратегическое положение в регионе и располагается на пересечении Европы и Азии. Таким образом, Азербайджанская Республика не должна стоять в стороне от мировых процессов и должна вести активную борьбу с терроризмом и проводить правдивую правовую политику. В связи с этим можно отметить, что Азербайджан присоединился ко многим правовым международным конвенциям, например, «О борьбе с бомбовым терроризмом» или «О борьбе с финансированием терроризма». В самой Азербайджанской Республике был принят Закон «О борьбе с терроризмом» от 18 июля 1999 г. Население развивающихся стран, отставание которых от развитых стремительно нарастает, несмотря на все усилия, оказывается в целом враждебно настроено по отношению к этим странам и их ценностям еще и потому, что, знакомясь с этими ценностями, все более остро сознает их принципиальную недоступность для себя и своих детей. Связанное с этим отчаяние переходит в озлобление и враждебность к развитым странам и в первую очередь к их лидеру и символу – США.

  По мере того, как разумные и цивилизованные методы протеста против столь очевидной несправедливости будут доказывать свою несостоятельность, неизбежно будет возрастать склонность представителей развивающихся стран к варварским, грубым и создающим иллюзию эффективности террористическим мерам. При этом террористы будут сознавать и эффективно использовать эту тенденцию. Терроризм оказывает на глобальные процессы значительное влияние. Нападение на США 11 сентября 2001 г. позволяет понять, каким образом террористические организации одной страны могут воздействовать на экономику суверенных государств всего мира. Таким образом, терроризм нельзя больше рассматривать как внутреннюю проблему каждого отдельного государства. Терроризм, подобно экологическим проблемам, не останавливается на границах государства, но, напротив, создает сеть отношений, пересекающих границы и бросающих вызов национальным юрисдикциям. Таким образом, борьба с терроризмом требует международных усилий. Однако трансграничная борьба с терроризмом не должна заключаться в одних только совместных военных действиях. Опыт различных стран, в том числе Великобритании и Ирландской Республики, показал, что в качестве долгосрочной стратегии борьбы с терроризмом можно применять многостороннюю дипломатию.

    Во многих смыслах терроризм представляет собой замедленную войну. Терроризм, в отличие от войны, нельзя отделить от гражданского общества. Сама природа войны изменилась таким образом, что неизбежным следствием ее эволюции становятся гражданские, невоенные потери. Когда-то войну определяли как состояние вооруженного конфликта между суверенными государствами. В ходе конфликта такого типа происходили сражения и умирали солдаты, однако гражданское население оставалось вне конфликта. ХХ век стал свидетелем эскалации конфликтов и изменения природы войны. Война превращалась в жестокую борьбу, где гражданские лица более не рассматривались вне конфликта, а, напротив, считались винтиками военной машины.

    Действия террористов рассчитаны не только на нанесение материального ущерба и угрозу жизни и здоровью людей, но и на информационно-психологический шок, воздействие которого на большие массы людей создает благоприятную обстановку для достижения террористами своих целей. Одновременно террористы учитывают особенности информационной эпохи, связанной с существованием глобальных СМИ, готовых оперативно освещать «террористические сенсации» и способных с помощью определенных комментариев к происходящим событиям эффективно воздействовать на общественное мнение в любой стране мира. Можно однозначно обозначить как одну из важнейших роль, оказываемую телевидением, радио, периодическими печатными изданиями, Интернетом на общественную мысль, мораль, мировоззрение сегодня, в век информационного бума. Способность доносить любые сведения до миллиардов людей за секунды делает средства массовой информации уникальными механизмами информационно-психологического воздействия на население. Это воздействие становится еще более массированным, глубоким и эффективным, если СМИ находятся «в руках» профессионалов, владеющих пером и словом, умело сочетающих в процессе контакта со своей аудиторией рациональную и эмоциональную составляющие преподносимой информации. Терроризм перевел конфликт на новый уровень. Традиционные этнические аргументы в пользу справедливой войны оказались спутаны необходимостью борьбы с действиями, направленными против гражданских лиц, выполняющих свои повседневные дела. Попытки сокрушить терроризм военными операциями в «непокорных государствах» могли бы со временем способствовать разгрому одного врага, однако картины разбомбленных больниц и раненых гражданских лиц лишь создадут новых врагов.

    По общему признанию, военные действия никогда не были единственным инструментом войны с терроризмом, хотя именно они получили наибольшую известность. Для многих бомбежка Афганистана – это демонстрация тщетности использования военных средств для борьбы с угрозой, затрагивающей все аспекты жизни общества. Убеждение, что терроризм можно победить путем военной кампании, проводимой коалицией государств против «непокорных государств», свидетельствует о фундаментальном непонимании природы терроризма. Терроризм транснационален и сводит на нет способность суверенных государств контролировать трансграничные связи. Суверенное государство – орудие, плохо приспособленное к началу долгосрочной войны против терроризма. Те, кто стал жертвами терроризма, могут испытывать инстинктивное моральное желание уничтожить его сторонников. Криминализировав терроризм, можно нанести удар потенциальным угрозам миру и безопасности. Однако история терроризма демонстрирует, что простое приравнивание терроризма к преступным действиям мало что дает для его предотвращения. Северная Ирландия видела ужасные проявления бесчеловечности, ставшие барьерами, которые разделяют общины и не дают им прийти к взаимопониманию. Однако в эпицентре этого раскола и страха некоторые смелые защитники мира нашли способ создания основы для примирения. Эти основы создавались не уничтожением сторонников террора сверху донизу, но, напротив, проводились в жизнь через медленный процесс установления доверия снизу доверху. Вместо постоянной борьбы с симптомами террора основное внимание уделяется процессу установления отношений между общинами для того, чтобы победить непонимание, которое и питает террор. Только через контакты можно воздействовать на разум тех, кто чувствует себя участниками замкнутой игры с нулевой суммой, где страх и отчуждение, которые они ощущают, приводят к поддержке терроризма во имя защиты своего образа жизни.

    Итак, вместе с тем стратегия терроризма лишь отчасти нацелена на прямые физические последствия терактов, а в значительной мере ориентирована на психологические эффекты, такие как страх и ужас. Террористическая стратегия не может действовать без усиливающего эффекта публичности. Террористические акты нередко обращены к тем, кого стратеги терроризма считают потенциально заинтересованной стороной. Речь идет об этнических или религиозных меньшинствах, об ущемленных в политическом и социально-экономическом отношении слоях и классах или о населении, которое принадлежит к широко распространенной религиозной культуре. Нападения террористических групп с религиозной мотивацией приводят, как правило, к значительно большему количеству жертв, чем теракты групп с националистическими или социально-революционными мотивами. При этом для террористов с религиозной мотивацией не имеют значения границы применения насилия, которые вынуждены устанавливать террористы с националистическими или социально-революционными мотивами. Террористы – религиозные фанатики, как правило, выбирают такой способ осуществления террористического акта, который не оставляет им путей отхода и спасения, сигнализируя о своей решимости вести бескомпромиссную борьбу и вызывая в обществе сильнейший резонанс. В современных условиях наблюдается эскалация террористической деятельности экстремистских организаций, усложняется их характер, возрастает изощренность и антигуманность террористических актов. Террор вошел и в политическую жизнь: взятие заложников, угоны самолетов, акты геноцида в этно-конфессиональных конфликтах, прямые угрозы в ходе политической борьбы и т. д. Причина террора кроется в возрастании кризисных явлений, неспособности общества регулировать сложные социально-политические процессы, быстрой смене систем человеческих и политических идеалов и ценностей, в подключении к активной политической жизни широких масс населения, лишенных политического опыта. В результате активизируются стремления использовать слабости общественной и государственной системы и проложить «кратчайший» путь к поставленной цели, каким представляется путь насилия, путь террора.

   Центральным элементом террора является террористический акт, который, как говорилось выше, даже если он преследует далеко идущие цели, привлекает внимание общественности и государственных органов к конкретной политической проблеме или ситуации и имеет в качестве своей непосредственной задачи захват заложников, похищение политических деятелей или их убийство, получение денег, специальных материалов, транспортных средств или оружия, освобождение политических заключенных, распространение общего состояния террора, устранение «сильной личности» или ее сторонников, провоцирование репрессий со стороны государства, которые, по мнению организаторов террора, могут дать детонирующий политический эффект. Террористический акт лишен непосредственной возможности достижения объявленной конечной цели и обычно состоит из следующих элементов: насильственное действие во всем многообразии его форм (выбор наиболее воздействующих, шокирующих форм террористического акта), политический мотив в основе совершения террористического акта, сам акт направлен против отдельных лиц, организаций, наций, национальностей и меньшинств, государственных институтов или их представителей с целью их запугивания или выполнения определенных требований. Террор в отношении национальной, этнической, расовой или религиозной группы, осуществляемый с целью ее полного или частичного уничтожения, рассматривается мировым сообществом уже как акт геноцида. Поэтому единственным разумным путем обеспечения безопасности в XXI в. является достижение определенного баланса своих интересов и интересов других стран, определенного компромисса в целях обеспечения международной безопасности .


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика