Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ликвидация недействующих организаций: упрощенное банкротство и административный порядок
Научные статьи
13.03.13 11:09


  
ЕврАзЮж № 7 (14) 2009
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Баранова А.Н.
Ликвидация недействующих организаций: упрощенное банкротство и административный порядок
Ликвидация юридических лиц, фактически не осуществляющих никакой деятельности, в настоящее время испытывает существенный недостаток в правовом регулировании. Действующие в этой сфере правовые акты содержат ряд противоречий, создающих значительные проблемы
в правоприменении. В статье содержатся конкретные предложения по усовершенствованию законодательства в затронутой сфере.
     
   Согласно ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности. По ст. 49 ГК РФ юридическое лицо как участник гражданского оборота приобретает правоспособность в момент создания и утрачивает ее в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

   Давайте разберемся, в каких целях была обновлена декларация, чем новая форма отличается от прежней и что изменилось в порядке заполнения декларации по НДС. Новая декларация по НДС вся подробная информация на сайте http://buh.ru

   Таким образом, из легального определения юридического лица следует, что одним из квалифицирующих его признаков является наличие обособленного имущества, позволяющего отвечать по собственным обязательствам перед кредиторами и иными лицами, имеющими к данному юридическому лицу право требования. Однако не все из числа зарегистрированных в Российской Федерации юридических лиц отвечают установленным критериям. Имеется значительное количество коммерческих и некоммерческих организаций, не имеющих никакого имущества и фактически не осуществляющих хозяйственной деятельности. По некоторым данным, общее количество такого рода организаций в настоящее время в России превышает 1 миллион.

   Причины появления и существования подобной категории юридических лиц различны. Самыми распространенными являются потеря интереса к данным организациям со стороны учредителей в связи с убыточностью их деятельности; основание так называемых «фирм-однодневок» для совершения одной или нескольких сделок, общая цель которых зачастую противоречит действующему законодательству (например, создание незаконных схем ухода от налогообложения).

   Действующее на сегодняшний день законодательство не может предложить более или менее эффективного механизма, препятствующего появлению отсутствующих должников, поскольку в момент регистрации юридического лица нет принципиальных возможностей для объективного установления будущей судьбы организации.

    Существование этих лиц и наличие их в ЕГРЮЛ влечет за собой ряд негативных последствий. Во-первых, длительное отражение в едином государственном реестре юридических лиц, которые лишь формально являются таковыми, но на самом деле не осуществляют какой-либо деятельности, приводит к искажению действительной информации, то есть, по сути, является ложной информацией, что само по себе способно приводить к негативным последствиям для делового оборота .

    Во-вторых, государственные органы, осуществляя в отношении указанных лиц различные мероприятия, проведения которых требует закон, вынуждены нерационально реализовывать контрольно-надзорные функции, в результате чего эффективность деятельности этих органов значительно снижается.

    Исключение отсутствующих должников без их ликвидации из сферы контрольной деятельности упомянутых органов также может сказаться негативным образом на правопорядке, в частности может открывать возможности для злоупотреблений со стороны недобросовестных участников оборота.

    Для эффективного решения данной проблемы необходим четко разработанный правовой механизм ликвидации данной категории юридических лиц и исключения их из ЕГРЮЛ.

    До принятия Федерального закона от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»  (Закон о банкротстве 1998 г.) ликвидация недействующих юридических лиц осуществлялась в общем порядке, предусмотренном ст. 61–64 Гражданского кодекса РФ. В случае отсутствия в деятельности или при создании данных лиц прямого нарушения закона юридические лица ликвидировались по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, или в связи с достижением цели, ради которой оно создавалось. Однако подобная практика ликвидации недействующих юридических лиц не нашла широкого применения. Учредители (участники) организаций, прекративших свою деятельность, теряли к ним интерес и избегали ликвидационных процедур, так как они требовали определенных организационных и имущественных затрат. В то же время в кодексе отсутствовали положения, предусматривающие ответственность этих лиц за неосуществление ликвидации созданных ими организаций.

    Как отмечает С. Сарбаш, одним из возможных путей решения проблемы массового появления и приумножения числа отсутствующих должников могло бы стать законодательное установление обязанностей учредителей (участников) по ликвидации фактически прекративших деятельность организаций. При этом, видимо, было бы оправданным установление такого правового режима, при котором неисполнение этой обязанности могло бы повлечь возложение всех расходов по принудительной ликвидации отсутствующих должников на учредителей (участников) организаций, а размер соответствующих солидарных обязательств учредителей (участников) в указанной ситуации должен был бы экономически стимулировать их к проведению добровольной ликвидации юридического лица. Такое положение вещей представляется верным по существу, ибо лица, получающие выгоду (имущественную или моральную) от создания юридического лица, должны нести бремя и по прекращению организации (как, например, собственник, получая выгоду от обладания вещью на праве собственности, несет бремя всех расходов по содержанию вещи, включая ее утилизацию) .

    Начало решению проблемы ликвидации недействующих юридических лиц было положено принятием Закона о банкротстве 1998 г. Данный Закон ввел в гражданский оборот понятие «отсутствующий должник» и определил критерии отнесения юридических лиц к данной категории. Отсутствующими должниками признавались лица, фактически прекратившие свою деятельность, если должник – гражданин либо руководитель должника – юридического лица отсутствует и установить его местонахождение не представляется возможным, а также в случаях, когда имущество должника – юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы по делу о банкротстве, или когда в течение последних 12 месяцев не проводились операции по счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника. Заявление о признании отсутствующего должника банкротом могло быть подано кредитором, налоговым или иным уполномоченным органом, а также прокурором независимо от размера кредиторской задолженности (ст. 177, 180 Закона о банкротстве 1998 г.). Исходя из судебной практики, для признания юридического лица отсутствующим должником вообще не требовалось наличие у него какой-либо задолженности .

   Для отсутствующих должников также была установлена упрощенная процедура их ликвидации. Арбитражный суд обязан был рассмотреть соответствующее заявление в течение двух недель с даты его поступления и, минуя процедуру наблюдения, на которую законом отведен срок от двух до пяти месяцев, вынести решение о признании отсутствующего должника банкротом и открытии в отношении него процедуры конкурсного производства. Решение суда направлялось в территориальный орган Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству, которая в недельный срок предоставляла суду кандидатуру конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий письменно уведомлял всех известных ему кредиторов отсутствующего должника, которые в месячный срок имели право предъявить свои требования. В это время конкурсный управляющий должен был предпринять попытки по розыску имущества отсутствующего должника, которые, как правило, сводились к направлению соответствующих запросов в государственные и иные органы и учреждения, обладающие соответствующими сведениями. В случае получения отрицательных ответов конкурсный управляющий составлял ликвидационный баланс и представлял его в арбитражный суд вместе с отчетом о своей деятельности и ходатайством о завершении процедуры банкротства отсутствующего должника.

    Указанная процедура банкротства не должна была превышать трех–четырех месяцев, однако на практике она могла длиться годами. Применение данной процедуры столкнулось с существенной проблемой ее финансирования. Затраты на банкротство отсутствующего должника состояли из расходов на опубликование предусмотренных законом сведений, почтовых расходов, государственной пошлины, а также расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. В Законе же о банкротстве 1998 г. был определен единственный источник покрытия расходов, связанных с банкротством, – имущество самих должников. У отсутствующих должников, как правило, не имелось какого-либо имущества для финансирования собственной процедуры банкротства. Арбитражные управляющие вынуждены были банкротить отсутствующих должников за свой счет либо за счет иных должников, находящихся в их управлении. По понятным причинам данная деятельность не отвечала интересам арбитражных управляющих, цель которых, как индивидуальных предпринимателей, состояла в получении прибыли.

    Несмотря на это, заявления о признании отсутствующих должников банкротами продолжали поступать в суд, и суд был вынужден назначать арбитражных управляющих на подобные объекты. Так, согласно сведениям, предоставленным Высшим арбитражным судом РФ, в 2002 г. в арбитражные суды поступило 81 251 заявление о признании банкротом отсутствующего должника . Как правило, на отсутствующих должников арбитражные управляющие назначались судом «в нагрузку» при назначении их на объекты со значительными активами, или имело место назначение начинающих арбитражных управляющих с целью приобретения ими практического опыта и повышения профессиональной репутации.

   Отсутствие законной финансовой заинтересованности у арбитражных управляющих в делах о банкротстве отсутствующего должника, по мнению С. Сарбаша, могло служить основанием для злоупотреблений в этой области, поскольку безвозмездная деятельность индивидуального предпринимателя – арбитражного управляющего едва ли может быть признана отвечающей его интересам и, следовательно, может инициироваться незаконным интересом .

   Руководитель Федеральной службы по финансовому надзору России Т.И. Трефилова комментировала данное положение вещей следующим образом: «Вы, наверное, все знаете, что вознаграждение арбитражного управляющего выплачивается за счет конкурсной массы, то есть за счет реализации того имущества, которое есть у должника. А если вообще нет имущества, откуда возьмет арбитражный управляющий свое вознаграждение? Ниоткуда. Так наших арбитражных управляющих заставляли работать без вознаграждения. Естественно, это вело к криминалу, поскольку расходы на ведение дел о банкротстве отсутствующих должников покрывались незаконными доходами от ведения других дел» .

   Указанная проблема была решена в связи с принятием нового Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности «банкротстве»  (Закон о банкротстве 2002 г.). Согласно п. 2 ст. 227 данного Закона заявление о признании отсутствующего должника банкротом подается уполномоченным органом только при наличии средств, необходимых для финансирования процедур банкротства. Также в Законе было предусмотрено, что порядок и условия финансирования процедур банкротства в отношении отсутствующих должников, в том числе размер вознаграждения конкурсному управляющему, определяются Правительством РФ.

   Поскольку Постановление Правительства РФ «О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников» № 573 было принято лишь 21 октября 2004 г. , в течение двух лет, с даты вступления в силу вышеуказанного Закона о банкротстве 2002 г. до момента принятия соответствующего Постановления Правительством РФ, процедуры банкротства отсутствующих должников государственными органами не инициировались. Вышедшее в свет в 2004 г. Постановление Правительства закрепило положение, по которому финансирование процедуры банкротства отсутствующего должника, проводимой по заявлению уполномоченного в делах о банкротстве и процедурах банкротства органа, осуществляется в соответствии со сметой расходов уполномоченного органа за счет средств, выделенных ему из федерального бюджета. В развитие названного Постановления совместным Приказом от 10 марта 2005 г. Федеральной налоговой службы РФ № 3-19/80, Министерства экономического развития и торговли РФ № 53 и Министерства финансов РФ № 34н «О реализации положений Постановления Правительства Российской Федерации от 21 октября 2004 г. № 573 «О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников»  был утвержден перечень и предельный размер расходов, возмещаемых конкурсному управляющему, осуществлявшему процедуру банкротства отсутствующего должника по заявлению уполномоченного органа, а также порядок их возмещения. В перечень возмещаемых расходов вошли почтовые, телефонные, транспортные расходы, расходы на необходимые публикации, уплату госпошлины, копирование документов, изготовление печатей, открытие и закрытие счетов, расходы по передаче на хранение документов должника и расходы на дополнительное страхование арбитражных управляющих. Также конкурсному управляющему полагалось единовременное вознаграждение за проведение процедуры банкротства в размере 10 000 рублей.

    Федеральной налоговой службе на реализацию мероприятий, связанных с проведением процедур банкротства, в 2005 г. были выделены из федерального бюджета денежные средства в размере 200 млн руб.  Перед территориальными налоговыми органами была поставлена цель по максимальному освоению выделенных из бюджета денег.

    Учитывая, что средний размер денежных средств, выплачиваемых за процедуру банкротства отсутствующего должника, составляет от 20 до 60 тыс. руб., налоговым органам предстояло подать в суд за оставшиеся 8 месяцев 2005 г. до 10 тыс. заявлений о признании банкротами отсутствующих должников. В 2006 г. выделенная из бюджета сумма на финансирование данных мероприятий возросла в пять раз и составила 964 356,4 тыс. руб.

   Налоговые органы вынуждены были подавать заявления о возбуждении подобного рода дел буквально в «промышленных» масштабах. При этом нередко размер задолженности недействующего лица перед бюджетом составлял сумму меньшую, чем бюджет тратил на возмещение расходов по проведению процедуры банкротства.

   Согласно имеющейся статистике, имущество отсутствующих должников находят лишь в 1% случаев, поэтому в бюджет не поступает не только недоимка по налогам, но еще за его счет финансируются все судебные расходы, в том числе и вознаграждение арбитражным управляющим.

    «Налоговые органы затеяли целую компанию. По докладам наших судов речь идет о десятках тысяч дел, с которыми налоговые органы обращаются в суд формально, чтобы освоить выделенные по бюджету денежные средства налоговым органам, – прокомментировал ситуацию заместитель председателя ВАС РФ В.В. Витрянский. – На наш взгляд, эта практика – антигосударственная. Они заваливают суды абсолютно ненужными делами, бюджет несет абсолютно ненужные расходы» .

    Таким образом, выявилась очевидность низкой эффективности существующей процедуры банкротства отсутствующих должников и ее убыточность для бюджета.

    Вполне правомерно довольно резкое высказывание председателя Высшего арбитражного суда РФ А.А. Иванова по данному вопросу: «Наши суды вправе удостовериться, что делал налоговый орган 5 лет. Почему он не предпринимал попытки получить эту задолженность в принудительном порядке, а если предпринимал и не получил ничего, то зачем банкротить данное юридическое лицо как отсутствующего должника? Выполняя формальную процедуру, налоговый орган снимает с себя ответственность, загружая наши суды делами» .

    Также интересной является точка зрения заместителя начальника Управления анализа обобщения судебной практики ВАС РФ А. Егорова: «В идеале вообще не стоило бы ликвидировать через банкротство фирмы-однодневки, которые были созданы для одной–двух незаконных операций и при этом никогда не имели активов. Деятельность таких фирм следует рассматривать в рамках уголовных дел, а не дел о банкротстве» .

   С целю разрешить назревшую проблему Федеральным законом от 2 июля 2005 г. № 83-ФЗ были внесены изменения в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ (Закон о регистрации) и в ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации  (Закон № 83-ФЗ). Данным Законом введена новая административная процедура исключения недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, минуя судебный порядок.

    Принятое в развитие положений названного Закона Постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 20.12.2006 г. № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц»  разъясняло, что процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ лиц является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией.

   Однако с принятием указанных правовых актов возникли значительные разногласия в практике применения норм, регулирующих порядок прекращения недействующих организаций, которые значатся в ЕГРЮЛ, но фактически не осуществляют никакой деятельности. Закон № 83-ФЗ имеет ряд недостатков юридической техники, которые на практике создают неясность в его применении и вызывают споры между налоговыми органами и арбитражными судами .

   По мнению Ю. Добронравова, несмотря на острейшую необходимость разгрузить арбитражные суды от стремительно увеличивающегося числа заявлений о банкротстве такого рода должников, данный вопрос не может быть решен без внесения изменений в гражданское и налоговое законодательство .

    Представляется, что положения Закона № 83-ФЗ входят в противоречие с нормами Гражданского кодекса РФ, регулирующими порядок прекращения деятельности юридических лиц. До принятия названного закона юридическое лицо прекращалось как субъект права путем реорганизации или ликвидации. Ликвидация могла быть добровольной – либо по решению учредителей (участников), либо органа, уполномоченного на то учредительными документами; а также принудительной – по решению суда в связи с нарушением закона или невозможностью удовлетворения требований кредиторов (банкротством). Внесение соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) представляло собой завершающий этап ликвидации юридического лица, после которого оно считалось прекратившим свое существование. С принятием Закона № 83-ФЗ юридическое лицо стало способным прекратить свое существование, минуя процедуру ликвидации, сразу путем исключения его из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Как отмечает Ю. Добронравов, при этом остается неясным, что представляет собой с точки зрения доктрины гражданского права принятие регистрирующим органом административного акта об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ (если принятие этого акта не является завершающим этапом процедуры ликвидации), как принятие этого акта соотносится с ликвидацией, и в частности с банкротством . Правоведы обращают внимание на тот факт, что после внесения указанных изменений в Закон о регистрации и Гражданский кодекс РФ появилась возможность исключения юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке, несмотря на то, что в отношении указанного лица начата процедура принудительной ликвидации или банкротства .

    Положения Закона № 83-ФЗ не согласуются с существующими нормами права, регулирующими порядок прекращения как гражданско-правовых, так и налоговых обязательств. Согласно ст. 419 ГК РФ основанием прекращения гражданско-правового обязательства является именно ликвидация юридического лица. Вопрос о том, каким образом должны будут относиться кредиторы к обязательствам исключенного из реестра в административном порядке юридического лица, остается нерешенным. Существует мнение, что обязательство прекращается не только ликвидацией юридического лица, но и его исключением из реестра юридических лиц, поскольку согласно изменениям, внесенным в ст. 49 Гражданского кодекса, правоспособность юридического лица прекращается в момент внесения записи о его исключении из ЕГРЮЛ . Однако данное мнение основано скорее на здравом смысле, чем на норме права . Следовательно, требуется законодательное урегулирование указанного вопроса путем внесения соответствующих изменений как в Гражданский кодекс, так и в Закон о регистрации.

    Порядок прекращения налоговых обязательств содержится в ст. 44 Налогового кодекса РФ. Согласно данной статье, обязанность организации по уплате налога прекращается в связи с его уплатой, с ликвидацией организации-налогоплательщика после проведения всех расчетов с бюджетной системой Российской Федерации, с возникновением иных обстоятельств, с которыми законодательство о налогах и сборах связывает прекращение обязанности по уплате соответствующего налога или сбора. Закон о банкротстве 2002 г. содержит специальную норму, регулирующую порядок прекращения налоговых обязательств перед бюджетом в связи с банкротством должника. В соответствии с п. 8, 9 ст. 142 Закона о банкротстве 2002 г. погашенными являются следующие требования: удовлетворенные требования; требования, в отношении которых достигнуто соглашение о предоставлении отступного; требования, относительно которых конкурсный управляющий заявил о зачете требований; требования, относительно которых имеются иные основания прекращения обязательств; требования, не признанные конкурсным управляющим или признанные необоснованными арбитражным судом, а также требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника. Судебная практика исходит из того, что к моменту внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника – юридического лица, которой завершается стадия конкурсного производства, все его обязательства, как гражданско-правовые, так и налоговые, уже считаются погашенными, т. е. прекращенными (см.: Определение Конституционного суда РФ от 08.06.2004 г. № 254-О; Постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.03.2007 г. по делу № А36-2125/2006, Федерального арбитражного суда Московского округа от 31.07.2007 г., 06.08.2007 г. по делам № КА-А40/7435-07, № А40-55178/06-107-315, от 17.03.2005 г. № КАА40/668-05) .

    Относительно списания долгов организации, исключенной из реестра в административном порядке в качестве безнадежной к взысканию, Министерство финансов РФ в письме от 27.07.2005 г. № 03-01-10/6-347  разъяснило следующее. Согласно ст. 266 Налогового кодекса Российской Федерации исключение организации из единого государственного реестра юридических лиц не является основанием для отнесения долга такой организации к безнадежным долгам (долгам, нереальным к взысканию). Следовательно, в случае исключения недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц кредитор не вправе учитывать его долги во внереализационных расходах как убытки (пп. 2 п. 2 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации).
Закон № 83-ФЗ ввел в гражданский оборот понятие «недействующее юридическое лицо», однако четко не отграничил его от понятия «отсутствующий должник», применяемого в соответствии с Законом о банкротстве.

    К недействующим отнесены юридические лица, фактически прекратившие деятельность, если ими в течение последних 12 месяцев не представлялись документы отчетности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, и не осуществлялись операции хотя бы по одному банковскому счету.

   В качестве критерия отнесения юридических лиц к «отсутствующим должникам» Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает: а) заведомую невозможность должника покрыть судебные расходы в связи с делом о банкротстве, б) отсутствие в течение последних 12 месяцев операций по банковским счетам должника, в) наличие иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской и иной деятельности должника.

    Как видим, критерии признания юридических лиц отсутствующими должниками недостаточно четко определены в Законе о банкротстве и плотно перекликаются с признаками недействующих юридических лиц, установленными Законом о государственной регистрации. Любая организация, отвечающая установленным последним Законом критериям недействующего юридического лица, в полной мере может быть отнесена к отсутствующим должникам и в отношении нее может быть применена упрощенная процедура банкротства.

   Из изложенного следует вывод о недостаточной урегулированности данного вопроса и наличии противоречий в нормах права. Как отмечают некоторые авторы, на законодательном уровне до сих пор нет четкого определения данной административной процедуры, отсутствует единообразие в критериях отнесения юридического лица к недействующему .

   Разрешить указанные противоречия сделал попытку Пленум Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 20.12.2006 г. № 67, который разъяснил судам, что заявление о признании банкротом отсутствующего должника может быть подано налоговым органом лишь при наличии у него доказательств, обосновывающих вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также полностью или частично может быть погашена задолженность по обязательным платежам и денежным обязательствам перед публично-правовым образованием, от имени которого выступает уполномоченный орган.

    При этом неясным остается вопрос, каким образом согласуются указанные разъяснения Пленума с положениями ст. 227, 230 Закона о банкротстве 2002 г., определяющими в качестве одного из критериев отнесения должников к категории «отсутствующие» заведомую невозможность покрыть судебные расходы, связанные с делом о банкротстве, а также с правом налоговых органов подать заявление о банкротстве должника в отсутствие у него задолженности по обязательным платежам в бюджет.

   В этой связи при выборе порядка прекращения юридического лица, отвечающего одновременно признакам как недействующего, так и отсутствующего должника, в качестве критерия может быть использован факт наличия или отсутствия у данного юридического лица недоимки по налогам и сборам. В случае если у организации имеется задолженность перед бюджетом, в отношении нее применяется судебный порядок ликвидации через процедуру банкротства. Если же организация не имеет долгов перед налоговыми органами по обязательным платежам, она исключается из реестра в административном порядке по решению регистрирующего органа.

   Пленум Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 20.12.2006 г. № 67 дал иную оценку положениям Закона № 83-ФЗ, указав, что исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней. Существуют мнения, что этим суд фактически сотворил новую норму права, а не дал толкование Закону о регистрации.

    Указанные разъяснения Пленума вошли в противоречие с пониманием данного вопроса Федеральной налоговой службой России, которая разработала собственные методические рекомендации по организации работы регистрирующих (налоговых) органов в целях реализации положений Закона № 83-ФЗ, приведенные в приложении к письму Федеральной налоговой службы России от 09.08.2005 г. № ЧД-6-09/668. Согласно указанным рекомендациям в первоначальной редакции было так: «Решение о предстоящем исключении из Единого государственного реестра юридических лиц может быть принято при наличии в регистрирующем (налоговом) органе документов, подтверждающих отсутствие у недействующего юридического лица задолженности по обязательным платежам в бюджеты». В последующем в методические рекомендации письмом Федеральной налоговой службы РФ от 24.09.2007 г. № СК-6-09/732 были внесены изменения, указанный пункт был изложен в следующей редакции: «Решение о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ в отношении организаций, имеющих задолженность по обязательным платежам в бюджеты, принимается при наличии в регистрирующем (налоговом) органе документа о применении в отношении таких юридических лиц процедур банкротства». Таким образом, Федеральная налоговая служба полностью исключила возможность прекращения недействующих юридических лиц, имеющих задолженность перед бюджетом, в административном порядке.

    Кроме того, не основанными на законе являются требования Постановления Пленума ВАС РФ, возлагающие на налоговый орган обязанность по представлению в суд доказательств, обосновывающих вероятность обнаружения имущества отсутствующего должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве. Как представляется, подобные доказательства могут быть добыты налоговым органом путем направления соответствующих запросов в государственные органы и иные учреждения, которые могут располагать информацией об имуществе должника. Однако обязанность налогового органа по представлению в суд указанных доказательств должна корреспондироваться его правом на истребование этих сведений и соответствующей обязанностью органов и учреждений по их предоставлению. Данные правомочия налоговых органов вне рамок мероприятий налогового контроля, и обязанности органов и учреждений не предусмотрены ни Налоговым кодексом РФ, ни Законом о банкротстве.

    При этом необходимо учитывать следующее. Согласно пп. 5 п. 1 ст. 10 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»  Высший арбитражный суд РФ изучает и обобщает практику применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, дает разъяснения по вопросам судебной практики. Пленум Высшего арбитражного суда РФ в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 13 Закона об арбитражных судах рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Как следует из приведенных выше норм, постановления Пленума ВАС РФ представляют собой разъяснения по вопросам применения арбитражными судами нормативных актов, т. е. являются способами обеспечения единообразия в толковании и применении арбитражными судами уже существующих норм права. Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ не относятся к числу нормативных актов. Следовательно, ФНС России и ее территориальные органы при определении своей компетенции не могут руководствоваться толкованиями норм действующего законодательства, содержащимися в постановлениях Пленума, если данные толкования не соответствуют содержанию нормативных правовых актов.

    Данная ситуация приводила к серьезным противоречиям в работе судебных и налоговых органов. Налоговые органы, руководствуясь разъяснениями Федеральной налоговой службы РФ, продолжали направлять в суд заявления о банкротстве юридических лиц с незначительной суммой задолженности. При этом суды, ссылаясь на Постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ, отказывали в принятии данных заявлений. Указанные противоречия фактически блокировали применение положений Закона № 83-ФЗ, направленных на расчистку реестра от недействующих должников.

  В настоящее время, следуя сложившейся судебно-арбитражной практике, налоговые органы прекратили инициирование процедур банкротства подобной категории отсутствующих должников, однако исключить их из ЕГРЮЛ в административном порядке также не получили правовой возможности.
Таким образом, в целях повышения эффективности административной ликвидации недействующих юридических лиц необходимо согласовать нормы Закона о государственной регистрации с положениями гражданского и налогового законодательства. Для этого должны быть внесены следующие изменения в действующее законодательство.

    Необходимо дополнить ст. 61 Гражданского кодекса РФ изменениями, согласно которым ликвидация недействующего юридического лица может быть произведена в административном порядке по основаниям, предусмотренным Законом о регистрации.

    В Законе о регистрации понятие исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке следует заменить понятием его ликвидации в административном порядке.
В Законе о регистрации следует закрепить возможность налоговых органов применять административный порядок ликвидации к недействующим юридическим лицам, имеющим задолженность перед бюджетом в сумме, например, более 60 тыс. руб. Данная сумма складывается из возможных расходов на процедуру банкротства отсутствующего должника.

    В Законе о банкротстве исключить положения о возможности применения процедуры банкротства отсутствующего должника, не имеющего задолженность по обязательным платежам. Редакция п. 1 ст. 227 Закона о банкротстве 2002 г. может выглядеть следующим образом: «В случаях, если гражданин – должник или руководитель должника – юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность, отсутствует или установить место их нахождения не представляется возможным, заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано конкурсным кредитором, уполномоченным органом при наличии у него кредиторской задолженности, независимо от ее размера». Данные изменения оставят за налоговыми органами право выбора процедуры прекращения юридического лица, отвечающего одновременно критериям как недействующей организации, так и отсутствующего должника. В случае если налоговый орган будет располагать доказательствами, свидетельствующими о наличии или возможности получения от юридического лица либо его учредителей имущества, достаточного для покрытия расходов, связанных с процедурой банкротства, у налогового органа возникнет право инициировать процедуру банкротства отсутствующего должника. При этом недействующие юридические лица, не имеющие задолженности или не имеющие перспективы применения к ним процедуры банкротства, будут ликвидироваться в административном порядке.

   Для того чтобы указанный механизм мог работать, представляется необходимым наделить регистрирующий орган правомочиями по истребованию у государственных органов и учреждений сведений, касающихся хозяйственной деятельности и имущественного положения юридического лица, отвечающего признакам недействующего. Ответственность за неисполнение законных требований регистрирующего органа в данном случае может наступить по ст. 19.7 Кодекса об административных правонарушениях РФ «Непредставление сведений (информации)». В целях избежания злоупотреблений со стороны регистрирующих органов по истребованию указных сведений необходимо закрепить, что данные сведения могут быть запрошены лишь после принятия регистрирующим органом решения о предстоящей ликвидации юридического лица в административном порядке и публикации данного решения в официальном издании. В запросе должна иметься ссылка на соответствующую публикацию.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика