Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Общетеоретические вопросы взаимосвязи между законодательством азербайджанской республики и международными правовыми нормами в области прав детей (человека)
Научные статьи
13.03.13 15:42


  
ЕврАзЮж № 8 (15) 2009
Право стран СНГ
Адилов Н.А.
ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖДУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫМИ ПРАВОВЫМИ НОРМАМИ В ОБЛАСТИ ПРАВ ДЕТЕЙ (ЧЕЛОВЕКА)
В этой статье проанализированы различные аспекты изучения и исследования международной и национальной нормативно-правовой базы правового статуса детей. Конституция и законодательство Азербайджанской Республики и ее соответствие с международными конвенциями научно анализированы и конкретные результаты определены в статье. Взаимоотношение правовых норм теоретически изучены и сравнительно анализированы в статье. Особое значение было уделено роли международных стандартов в национальном законодательстве. Национальное законодательство, и адаптация международных стандартов и законодательство других стран сравнительно проанализированы.
     
  Изучение и применение международных и внутригосударственных нормативно-правовых основ юридического статуса детей важно с точки зрения нескольких аспектов. Во-первых, имеет место теоретическое изучение и сравнение этих норм. Во-вторых, определяется роль международных стандартов, применяемых  в данной области, в национальном законодательстве. В-третьих, с одной стороны, национальное законодательство приводится в соответствие с международными стандартами, а с другой стороны, сравнивается с внутренним законодательством других стран, что способствует значительному сближению законодательных актов и устраняет коллизию правовых норм.

   В первую очередь, следует отметить необходимость принятия национальных законов на основе международных норм, т. е. международных документов в области прав человека, и, соответственно, регулирующих юридический статус детей в каждом государстве. 

   Отсутствие противоречий между внутренним законодательством и международными правовыми нормами в таких государствах можно считать явлением, заслуживающим уважения и положительной оценки. Поскольку, международная правовая норма является важным элементом механизма международно-правового регулирования. Без нее невозможно осуществление международного правового регулирования. Международно-правовые нормы являются оценочным критерием деятельности государств в международной сфере .

  В Декларации Тысячелетия, принятой ООН в 2000-м году, наряду с согласием государств укреплять принцип уважения к правам человека, как в национальных делах,  так и в международных вопросах, нашла свое отражение идея равного соблюдения внутренних и международных законов .

   В юридической литературе справедливо отмечается, что гарантии являются системой социальных, экономических, политических, моральных, юридических, организационных условий, способов и средств, создающих для личности равные условия для реализации своих прав, свобод и интересов, и делятся по сфере действия на внутригосударственные и международные гарантии. Внутригосударственные гарантии – это система социально-экономических, политических, моральных и юридических способов и средств, обеспечивающих защиту непосредственно прав человека и гражданских прав. Они, в первую очередь, подтверждаются законами страны или конституцией. Международные гарантии – это коллективные меры международного сообщества  экономического, политического, идеологического, организационного характера, которые обеспечивают права человека и гражданские права .  

  В области прав человека, включая права детей, одной из главных задач является анализ взаимосвязи международных и внутренних юридических норм.  На Московском совещании ОБСЕ по правам человека в 1991 году страны-участницы заявили, что  вопрос прав человека является прямым и законным интересом  всех стран, и не является исключительно внутренним делом заинтересованного государства. Все государства обязаны соблюдать общепризнанные международные принципы и нормы в области прав человека, в том числе, выполнять все свои международные обязательства в данной области .

   Как справедливо отмечается в юридической литературе, государства, подписавшие множество соглашений в области прав человека, согласно принципу pacta sunt servanda, должны добросовестно соблюдать эти права и  с этой целью осуществлять внутренние меры для реализации международных обязательств .

   В полной мере соглашаясь с вышеизложенным, можно прийти к заключению, что перед государствами стоит одна из главных и первостепенных задач - создать необходимые условия для реализации международных правовых норм в области прав и свобод. Известно, что международные правовые нормы могут быть реализованы только при участии внутригосударственных правовых систем.

  В этом смысле, отмечает Г.В.Игнатенко, в качестве внутригосударственных мер как важного средства имплементации международных правовых норм выступают принятие определенных законодательных и прочих нормативных актов,  а также выполнение мероприятий организационного характера .

   Согласование же внутреннего и международного права приводит к нарушению государством своих международных обязательств и, в конечном итоге, делает невозможным реализацию государством своих международных прав. Существуют различные способы согласования внутреннего и международного права - это зависит от  права конкретного государства. Правда, тут необходимо сделать оговорку: государства могут прийти к соглашению о  применении определенных способов согласования. Однако, суть этого процесса всегда одна и та же: т.е., она заключается в согласовании государством своего внутреннего права с международным правом с целью обеспечения выполнения указаний, разрешений и правил, предусмотренных  международным правом.  На основании Статьи 26 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, можно отметить, что согласно одному из главных принципов международного права pacta sunt servanda, каждый договор является для его участников  обязательным и должен добросовестно выполняться. Тем самым указывается на то, что международное право требует от государств выполнения  своих обязательств. В тоже время, выбор этих способов и средств не является обязательным, так как государства свободны в выборе средств выполнения своих договорных обязательств . Еще один интересный тезис был выдвинут А. Н. Талалаевым. Так, А. Н. Талалаев отмечает, что определение того или иного правила выполнения международных договорных обязательств является внутренним делом государств. В международном праве нет норм в связи с этим.  Здесь главным является результат выполнения международного договора .

   Таким образом, внутригосударственное право должно быть так согласовано с международным правом, чтобы было обеспечено применение последнего.  Если даже государства придут к соглашению по применению определенных методов согласования, суть этого процесса не изменится: т.е. она заключается в согласовании государством своего внутреннего права с международным правом с целью обеспечения выполнения указаний, разрешений и правил, предусмотренных  международным правом. Название указанного процесса стало причиной разногласий в юридической литературе. Для этого используются  такие термины, как «трансформация», «рецепция», «национально-правовая имплементация» и т.д. В то же время, в международной юридической литературе отмечаются некоторые недостатки этих терминов в описании международных правовых норм во внутреннем праве. Например, С. В. Черниченко вместо термина «имплементация» использует термин «трансформация». Он различает пять общих методов трансформации: автоматическая инкорпорация, отправка, индивидуальная инкорпорация, адаптация и легитимация, и одновременно, с технико-правовой точки зрения, различает следующие виды: инкорпорация, легитимация и отправка .

   А Р.А. Мюллерсон, критикуя термин «трансформация», предлагает вместо него использовать понятие «имплементация международных договоров» . Как видно, в международной юридической литературе и в данном вопросе нет единого понятия. А. С. Гавердовский предлагает обозначать соответствующий процесс термином «рецепция» . По мнению Э. М. Аметистова, усилия государств, направленные на осуществление целей международного права, в международном праве называются «имплементация норм международного права» .

   Было бы уместным отметить, что важные формы имплементации зависят не только от правовой системы государства, но и правового характера международной нормы. Занимавшийся анализом этих вопросов Л. Г. Гусейнов отмечает, что имплементация, т.е. претворение в жизнь, положений международного права, в принципе, возможно лишь при участии национального законодательства и национального суда. Выбор форм и средств выполнения данного требования определяется собственным конституционным законодательством и практикой данного государства . Отмечая это, Л.Г. Гусейнов выделяет три основных метода обеспечения внутригосударственной силы договоров о правах человека: принятие (adoption), инкорпорация и трансформация .

   Изучавший эти вопросы Е.Т. Усенко также указывает на то, что трансформация отражает способ претворения в жизнь международного права путем принятия государствами внутренних нормативных актов с целью обеспечения выполнения своих международных обязательств. Далее, Е.Т. Усенко выделяет два вида трансформации - главную и специальную .

    По мнению Б.Л. Зимненко, инкорпорация является важным способом согласования международных и внутренних правовых норм и это находит свое выражение в принятии внутренних нормативных актов для реализации государством международных обязательств .

   Кроме того, ряд ученых (Р.А. Мюллерсон , Е.М.Аметистов , А.С. Гавердовский ) используют термин «национально-правовая имплементация» для выражения связи между международного права с внутренним правом. 

    Таким образом, проблема реализации международных норм в области прав человека имеет как международный, так и внутригосударственный аспект. В то же время, имплементация международных норм в области прав человека, основная обязанность по установлению правил их защиты определяется внутренним правом. С.В.Черниченко отмечает, что внутригосударственное право должно быть согласовано с международным правом для того, чтобы было обеспечено выполнение международного права .

    В юридической литературе также серьезно оправдывается невозможность выполнения государством международных обязательств, ссылаясь на свое внутреннее законодательство. Так, Г.И. Тункин считает, что в случае возникновения несоответствия (коллизии) между внутренними и международными правовыми нормами, государство должно выполнить свои международные обязательства, поскольку ссылка на внутреннее законодательство не освобождает его от международных обязательств. . Таким образом, в юридической литературе совершенно справедливо отмечается то, что  международное право создает благоприятные условия для нормального функционирования и интеграции внутренних законодательных систем  и без международного права трудно представить себе усовершенствование национальных правовых систем .

   Посмотрим на эту проблему с практической точки зрения путем анализа основных положений конституций разных стран. Например, согласно Статье 25 Основного Закона Германии, общие нормы международного права являются составной частью федерального права,  они имеют преимущественную силу перед законами государства, образуют права и обязанности для лиц, проживающих на территории федерации .

   В Статье 9 Конституции Австрии отмечается, что общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права .

  Согласно п.1 Статьи 28 Конституции Греции,  международный договор, вступивший в силу на основании международных правовых норм и закона на определенных условиях, с момента его ратификации является частью внутреннего права .

   Согласно  Статье 98 Конституции Японии, договоры, подписанные Японией, и нормы, определенные международным правом, должны добросовестно выполняться .

  В статье 55 Конституции Франции говорится, что ратифицированные или утвержденные международные договоры с момента их публикации имеют преимущественную силу перед законами, при условии применения этих договоров или соглашений другой стороной. В таких случаях, особое значение имеет  также принцип взаимности .

   Согласно Статье 5 Швейцарии, соблюдение международного права является одним из принципов государственно-правовой деятельности федерации и кантонов. Для Швейцарии международные договоры  являются составной частью внутреннего права с момента вступления их в силу, при этом не требуется принятия или даже публикации специального акта об инкорпорации. А для физических лиц требуется его официальная публикация .

    Международные договоры, в которых участвует Турция, инкорпорируются во внутренние законы страны без принятия каких-либо дополнительных актов законодательного или административного характера.  Инкорпорация начинается с момента вступления договора в силу для Турции .

   Согласно Статье 28.1 Конституции Греции 1975 года, общепризнанные нормы международного права, а также международные договоры после ратификации и вступления в силу становятся составной частью внутреннего права Греции .

  Согласно Статье 9 Конституции Украины, международные договоры, обязательность которых подтверждена Верховной Радой, являются составной частью национального законодательства. Международные договоры инкорпорируются законом о ратификации, принятии и об объединении, при этом не требуется принятие дополнительного специального акта законодательного или административного характера .

   В п. 4 статьи 15 Конституции РФ отмечается, что общепринятые принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если в международных договорах РФ, в отличие от законов, определены другие правила,  то применяются правила международного договора .

    Для недавно получившей независимость АР важное значение имеет выбор имплементационных форм политики определения взаимосвязи международного права и внутреннего права и выполнения принятых на себя международных обязательств. 

   В связи с вышеуказанным,  стоит выделить ряд особенностей:
    1) Принятая путем общенародного референдума 12 ноября 1995 года Конституция АР и другие нормативные акты, принятые в области прав человека,  определяющие адекватную правовую основу для внутригосударственной имплементации международного права, в том числе международных стандартов  прав человека, строятся на основе принципа уважения международных правовых норм. 

  Защита прав человека и гражданских прав и свобод, предусмотренных Конституцией, возложена на  органы законодательной, исполнительной и судебной власти. 

   Одновременно, Конституция объявляет преимуществую силу прав человека и гражданских прав на территории страны, а обеспечение этих прав объявляется высшей целью АР.   Отмечая эти особенности, указывается, что приняв путем референдума демократическую Конституцию, которую, в принципе, можно назвать «манифестом прав человека», АР  сделала решительный шаг навстречу правовому государству, гражданскому обществу .

   2) Взаимосвязь международного и внутреннего права прямо отражена в Конституции АР. Так, в Статье 151 Конституции АР указано, что нормативно-правовыми актами, входящими в законодательную систему АР (за исключением Конституции АР) актов, принятых путем референдума, в случае возникновения противоречий в межгосударственных договорах, подписанных АР, применяются те самые международные договоры. Как видно, при этом Конституция АР и принятые референдумом акты исключаются. Аналогичные положения отражены и в нормативно-правовых актах, связанных с иностранными государствами и подписанными АР, что должно определяться как важная норма.

    3)  Позиция АР в области обеспечения прав человека полностью отражает в себе принцип уважения к международным правовым нормам. В отношении  прав человека, необходимо отметить статью 12 Конституции АР. Так, согласно 1-й части Статьи 12, обеспечение прав человека и гражданских прав и свобод  является высшей целью государства. Согласно 2-й части Конституции, права человека и гражданские права и свободы, перечисленные в Конституции,  применяются в соответствии с международными договорами, подписанными АР. Это должно расцениваться как положительный шаг, направленный на приведение прав человека и гражданских прав и свобод в АР в соответствие с международными правовыми нормами. Далее, в  части 6 Статьи 71 отмечается, что на территории АР права человека и гражданские права и свободы имеют непосредственную силу. 

   4) В п. 5 Статьи 71 Конституции АР затрагивается другой вопрос, связанный с правами человека и правами и свободами граждан. Так, в ней отмечается, что ни одно положение настоящей Конституции не может толковаться как направленное на отмену прав человека или прав и свобод граждан. Соответствующее положение нашло свое отражение и в международных правовых нормах. Например, в Статье 53 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных гражданских прав и свобод говорится, что ни одно положение настоящей Конвенции не может толковаться как ограничение или отмена какого-либо из прав человека или гражданских прав и свобод, предусмотренных законодательством стороны, подписавшей соглашение, или каким-либо иным договором,  участником которого является данная сторона. 

  5) Большинство положений международных договоров в области прав человека не нуждаются для вступления в силу в издании соответствующего национального закона. Поэтому, лучшим средством более реального обеспечения защиты прав человека могла бы быть трансформация этих прав в национальное законодательство.  Так, во второй части Статьи 148 Конституции АР говорится, что международные договоры, к которым присоединилась АР, являются неотъемлемой частью законодательной системы АР. Действительно, указанное положение занимает особое место в определении взаимосвязи международных и внутренних правовых норм. 

  Необходимо отметить, что большинство норм международного права в области прав человека не являются нормами, нуждающимися для вступления в силу в издании соответствующего национального закона. Так, во 2-й части Статьи 2 Международного Пакта «О гражданских и политических правах» 1966 года говорится, что государства обязуются сделать все необходимое для принятия законодательных и прочих мер с целью осуществления всех прав, предусмотренных настоящим Пактом, в соответствии с конституционными процедурами своих стран и положениями настоящего Пакта. Во 2-й части Статьи 3 Конвенции о правах детей, 1989 г., говорится, что страны-участницы обязуются обеспечить детей необходимой защитой и заботой и с этой целью принять необходимые законодательные и административные меры, с учетом прав и обязанностей родителей, опекунов и лиц, несущих законную ответственность  за них.

   Одной из важнейших задач в практике государств является определение того, является  ли международный договор нуждающимся для вступления в силу в издании соответствующего национального закона (self-executing) или нет (non self-executing). Нуждающимися для вступления в силу в издании соответствующего национального закона считаются международные договоры (положения), в которых предусмотрены точные юридические обязательства.  Эти юридические обязательства автоматически регулируют отношения с участием национальных субъектов права, и создают права и обязанности, которые позволяют заявить права на суде . Говоря иными словами, если включение самовыполняющейся международной нормы во внутреннее право осуществляется путем принятия какого-либо нормативного акта, то после несамовыполняющихся договоров требуется принятие определенных законодательных актов. 

   Однако в юридической литературе отмечается, что не существует определения или определяемого списка самовыполняющихся и несамовыполняющихся договоров и это, практически, даже невозможно. Вопрос о том, является ли тот или иной договор вступающим в силу немедленно или нет, является вопросом внутреннего права и  в разных странах он решается по-разному. Его решение зависит от национальной Конституции, судебной практики, юридических традиций и пр. Правда, договоры, после которых требуется принятие внутренних законодательных мер и предусматривающие обязательства общего и программного характера, скорее всего, во многих странах будут объявлены договорами, нуждающимися для вступления в силу в принятии соответствующего национального закона .

  6) Важные нормы, принятые в области прав человека, соответствуют стандартам международного права в данной области, что одновременно нашло свое отражение и в законодательстве в области прав детей. Так, в Статье 45 закона АР «О правах детей» от 19 мая 1998 года отмечается, что в случае возникновения противоречий между международными договорами, к которым присоединилась АР, и настоящим законом, применяются положения международных договоров.

  7) Однако, возрастающая роль международного права ни в коей мере не умаляет роли внутреннего права. Потому, что повышение роли международного права приводит к принятию новых соответствующих норм. Наряду с этим, трансформация этих положений во внутренне право имеет важное значение с точки зрения обеспечения этих прав.  


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика