Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Грамзапись как институт социальной коммуникации. Организационно-правовой анализ опыта Германской Демократической Республики, Венгерской Народной Республики и Польской Народной Республики
Научные статьи
21.03.13 12:41

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (57) 2013
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Синеокий О.В.
Грамзапись как институт социальной коммуникации. Организационно-правовой анализ опыта Германской Демократической Республики, Венгерской Народной Республики и Польской Народной Республики
В статье рассматривается история организации звукозаписывающей индустрии стран Центрально-Восточной Европы при социализме. Особое внимание автором уделено правовым и коммуникативным особенностям развития грамзаписи поп-музыки в Германской Демократической Республики, Венгерской Народной Республики и Польской Народной Республики. Автором обосновывается гипотеза, согласно которой музыкальная звукозапись является уникальным институтом социальной коммуникации. Предлагаются практические пути решения некоторых поднятых вопросов, прежде всего, на правовом уровне.

   Музыкальная звукозапись каждой страны является неповторимым, уникальным и самобытным феноменом, с присущими ей национальными традициями и другими определяющими чертами и особенностями. История ХХ столетия дополняется новыми фактами не в последнюю очередь благодаря грамзаписи как институту социальной коммуникации, у которого в условиях закрытой идеологической системы была особая роль. Роль музыкальной грамзаписи в государствах «восточного блока», создавшей широкий тематический спектр музыкальных ф­нограмм, в изменении социально-информационной жизни общества весьма значительна. Вот поэтому изучение истории компаний грамзаписи восточно-европейских стран и их продукции, как основного источника, является актуальной проблемой, исследование которой позволяет проследить становление мировой аудиоиндустрии и первичного аудиорынка во второй половине XX века.

    Нужно признать, что проблемы звукозаписи популярной музыки как социально-коммуникационного феномена в бывших социалистических странах Центрально-Восточной Европы в контексте общей истории второй половины XX века практически не исследовались. Из работ, посвященных истории популярной музыки в системе социальной коммуникации бывших социалистических странах Центрально-Восточной Европы, можно назвать исследования, посвященные, в основном, национальным особенностям музыкальной звукозаписи. Это работы венгерских (А. Семере, М. Саги и др.), немецких (Р. Братфиш, М. Брюлл, Б. Мейер-Рахниц, Б. Раухут, М. Раухут и др.), польских исследователей (А. Замойски, В. Панек, Г. Михальски, Е. Обниска, Г. Сволкен, Е. Вальдорф и др.). Однако до настоящего времени не существует ни одной научной работы, посвященной системному анализу феномена восточно-европейской звукозаписи в условиях социализма.

  Предметом статьи является история развития системы музыкальной звукозаписи в структуре массовых коммуникаций таких стран Центрально-Восточной Европы, как Германская Демократическая Республика, Венгерская Народная Республика и Польская Народная Республика в период социализма и основные тренды ее трансформации в посткоммунистический период.

    «Deutsche Schallplatten Berlin» была единственной официальной звукозаписывающей компанией в Германской Демократической Республике, просуществовавшая вплоть до 1990 года. Первой компанией в послевоен­ное время стала частная «Lied Der Zeit GmbH», основанная 12-го августа 1946 года немецким актером и певцом-коммунистом Эрн­стом Бушем с разрешения советской военной администрации. В том же году были образованы дочерние торговые марки компании: «Amiga» – для легкой, развлекательной поп-музыки, и «Eterna» – для клас­сической и народной музыки. В некоторых других источниках указано, что звукозаписывающий лейбл «Amiga» как структурное подразделение компании «VEB Deutsche Schallplatten Berlin» был создан годом позднее, т.е. в мае 1947 года [1]. Называется и более точная дата создания «Амиги» как сублейбла «VEB Deutsche Schallplatten Berlin» – 3 февраля 1947 года [2]. 1 апре­ля 1953 года лейбл был переименован в «VEB Lied Der Zeit», а в 1954 году был продан в восточногерманскую государственную звукозапись «VEB Berlin», находившуюся под контролем со стороны Министерства культуры ГДР, и наконец, 18 марта 1955 го­да стал называться «VEB Deutsche Schallplatten Berlin»  [3].

  «Amiga» как лейбл основан в Восточной Германии в 1954 году в подчинении Министерства культуры. К концу 1980-х годов «Амига» стала выпускать пластинки совместного производства при официальном участии западных партнеров.

    У «Deutsche Schallplatten Berlin» действовал еще один сублейбл «Aurora», который был сосредоточен исключительно на переиздании творчества знаменитого немецкого актера, певца и видного деятеля международного коммунистического движения Ernst Busch, который к тому же был основателем «Lied der Zeit GmbH» (1946) – «Deutsche Schallplatten Berlin». Этот сублейбл действовал с 1967 по 1981 год.
3 февраля 1947 г. в ГДР был основана еще одна звукозаписывающая фирма «Eterna» – также предшественница «Deutsche Schallplatten Berlin», специализирующаяся на производстве классической музыки, политических песен, фолка, джаза и некоторых религиозных записях.

   И, наконец, в ГДР с 1971 по 1989 год действовал еще один сублейбл «Nova», выпускавший исключительно виниловые грампластинки (т.е. этим сублейблом компакт-кассеты не выпускались) с музыкой различных жанров.

    В связи с объединением Германии 3 октября 1990 года практически сразу компания была переименована в «Deutsche Schallplatten GmbH» и под этим именем функционировала вплоть до конца 1993 года. За этот промежуток времени компания практически полностью постаралась перейти на выпуск музыкальной продукции на новых носителях – компакт-дисках. Однако в 1994 году лейбл не прошел лицензирование (!) и утратил права на дальнейший выпуск музыкальной продукции в объединенной Германии. Тем не менее, значительная часть «амиговского» каталога переиздавалась на компакт-дисках другими немецкими лейблами. Причем издатели, видимо из маркетинговых побуждений, иногда указывали традиционную марку «Amiga» как известный бренд  [4]. Таким образом, за период с 1947 по 1994 года наследие «Амиги» составило более чем 30 000 названий (производства 2 200 и 5 000 синглов записи). Как торговая марка для выпуска записей периода ГДР «Amiga» до сих пор иногда еще используется.

   Заметим, что лейбл «Amiga» также имел западный сублейбл под наименованием «Bellaphon», основанный в 1961 году Бранко (Браниславом) Живановичем, штаб-квартира которого находилась во Франкфурте-на-Майне [5]. По другим данным «Bellaphon» был основан 25 ноября 1963 года  [6]. Именно через этот сублейбл по отношению к «Амиге» музыкальная продукция исполнителей из ГДР и других социалистических стран Восточной Европы становилась доступной в Западной Европе  [7].

  Итак, изложенный материал позволяет прийти к выводу о том, что, с одной стороны, торговая марка «Amiga» была создана единственной в ГДР звукозаписывающей компанией «Deutsche Schallplatten Berlin» как рекорд лейбл со статусом юридического лица для производства, распространения и продвижения аудиозаписей, главными из которых выступали виниловые грампластинки и компакт-кассеты. Вместе с тем, с другой стороны, по отношению к «Deutsche Schallplatten Berlin» «Amiga» на протяжении всего периода своего существования – неполных сорока лет с 1955 по 1994 год, находилась в статусе дочернего лейбла (сублейбла), обеспечивая деятельность на международном рынке и некоторые другие коммерческие цели. Очевиден также и тот факт, что торговая марка «Аmiga» юридически «пережила» как создавшую ее базовую компанию «Deutsche Schallplatten Berlin» и ее правопреемника «Deutsche Schallplatten GmbH» на два года, так и страну, в которой была создана (ГДР) на пять лет  [8].

    Современная венгерская звукозапись появилась в 1951 году, когда государство создало «Hungarian Record Company (MHV)». «Нungaroton» была единственной в Венгрии звукозаписывающей компанией-монополистом на протяжении всего коммунистического периода. К началу 1950-х годов все венгерские частные предприятия, специа­лизировавшиеся на грамзаписи, были национализированы. Первоначально компания называлась «Qualiton». В 1951 году по решению Совета Народного Хозяй­ства была создана Венгерская фирма грампластинок. В 1962 году на «MHV» была произведена первая стерео-запись [9]. В этот период «Qualiton» преобразовывается в государственную ком­панию «Magyar Hanglemezgyártó Vállalat» («Венгерская звукозаписывающая компа­ния»), сокращенно «МНV». С середины 1960-х годов, из-за увели­чившегося экспорта, основной маркой компании взамен «Qualiton» стал «Нungaroton», однако первая марка также осталась на рынке для выпуска фолк- и набирающей оборо­ты рок-музыки  [10].

   Интенсивное раз­витие «Хунгаротона» началось с 1971 года. В результате проведенной реконструкции студии были оснаще­ны самой современной аппаратурой, а новая фабрика грампластинок в городе Дорог уже готовилась к се­рийному производству пластинок с записями по дигитальной системе.

    В начале 1970-х годов, следуя новой ры­ночной стратегии, компания образовала несколько брендов для эстрадной, джа­зовой и рок-музыки: «Pepita», «Bravó» и «Krém». Так, подразделение «Нungaroton», специализировавшееся исключительно на поп- и рок-музыке, именовалось «Pepita».

    С 1970-х годов, по определенным причинам маркетинговой политики, в структуре «МНV» был создан совет музыкальных лейблов, который играл роль координационного центра между «Bravó» и «Krém», а также самого известной марки «Pepita» [1]. Начало выпуска рок-продукции под новым лейблом «Пепита» было положено в 1970 году. В конце 1970-х – начале 1980-х годов под сублейблом «Pepita» были выпущены и долгоиграющие лицензионные пластинки ведущих мировых диско-, поп- и рок-музыкантов. Под маркой «Qualiton» же в 1970-е годы выпускались записи классической, цыганской и оперной музыки.
В начале 1980-х годов был образован но­вый лейбл «Start», которым маркировали записи популярных в то время коллективов стилей хэви-метал, пост-панка, электронного рока, т.е. «новую волну» рок-испол­нителей.

    В 1983 году «Хунгаротон» после серьезного спада сумел снова твердо встать на ноги. В 1984 году его оборот внутри страны увеличился на 9,3 %, в том числе на 16,7 % увеличилась продажа пластинок с записями классической му­зыки и литературных произведений. На 11,6 % перевыполнило пред­приятие свой экспортный план, во многом благо­даря тому, что «Хунга­ротон» в первом квартале 1984 года – то есть менее чем через год после крупных фирм грампластинок – сумел поставить на мировой рынок свои компакт-дис­ки [11].

   К концу 1980-х годов завод, существенно изменив организационную структуру, уже полноценно выпускал компакт-диски ежегодным тиражом 6,5 млн. штук. Остается не совсем понятным, как либерализация венгерского рынка в 1988 году [12], да еще при таких тиражах, привела компанию практичес­ки к банкротству. Компания оказалась неспособной рассчитаться по банковским займам для расширения производственных мощ­ностей и строительства новых заводов. Стремительное проникновение венгерской продукции на мировой рынок было остановлено в 1988 году. В это время на рынки Венгрии и других социалистических стран стали широко поступать пластинки известных музыкантов, как фирменные, так и выпущенные по лицензии западных фирм грамзаписи своими производителями. По этой причине эксклюзивность дисков «МНV» утрачивалась.

    В результате этого к началу 1990-х годов продажи дисков «Hungaroton» резко сократились. Такие тенденции дополнительно усиливались также и тем, что необходимо было выплачивать банковские кредиты, полученные для строительства нового звукозаписывающего завода. Так, компания «Hungaroton Record Company» чуть было не разрушилась под действием указанных факторов. Несмотря на потерю оригинального имени, компания «Нungaroton» продолжи­ла выпуск продукции, используя старый торговый знак, но в иных качествах: в 1992 году был образован бренд «Нungaroton-Gong» – для легкой музыки, а в 1993 году было придумано еще одно брендовое название – «Нungaroton-Classic», для классической и фолк-музыки, выпуска музыкальной литературы, детских сказок и некоторых других жанров, кото­рые контролировались несколькими не­зависимыми фирмами.

    В результате с 1990 года (в некоторых источниках дата указана неточно – 1991 год) возникли студии «Hungaroton-Mega», «Hungaroton-Vivát», «Hungaroton-Mambo», «Hungaroton-Stone», «Hungaroton-Profil», «Hungaroton-Gong», действовавшие на правах сублейблов. И все же будущее компании оставалось неясным до 1995 года, когда «Нungaroton» оказался в огромной финансовой задолженности. Для разрешения данной конфликтной ситуации группа венгерских инвесторов возглавила «Hungaroton», в результате основной венгерский завод по выпуску рекординговой продукции «Dorogi Hanglemezgyár» в 1995 году был приватизирован, а затем в апреле 1995 года и вовсе ликвидирован как юридическое лицо [13].

   К счастью, правительство Венгрии по­заботилось об архиве компании, который представляет собой огромное культурное наследие страны, и приобрело значи­тельную долю акций во вновь образован­ной компании «Нungaroton Music Co.». Впрочем, на этот раз владельцы фирмы столкнулись с не менее глобальными про­блемами музыкального пиратства и неза­конного распространения музыки через Интернет.

   В 1998 году компании «Нungaroton-Gong» и «Нungaroton-Classic» были объединены, и вся продукция без исключения стала выходить под маркой «Нungaroton Records», положив, таким образом, конец многолетней путанице для непосвященных. Лейбл «Нungaroton» являет собой один из редких примеров среди стран бывшего соцлагеря, который смог устоять благо­даря грамотной реорганизации, укрепить и вновь завоевать новый музыкальный ры­нок Венгрии, при этом значительная часть этой компании продолжает принадлежать государству [14, С. 411].

    Польская звукозапись, начинавшая свою историю задолго до Второй мировой войны, – одна из самых старых в Восточной Европе. В 1945 году фирма по выпуску грампластинок «Odeon» была переименована в «Polskie Zakłady Fonograficzne» – основу будущих «Polskie Nagrania». 1946 год встретил компанию с новым названием – «Zakłady Fonograficzne “Muza”», а в 1947 г. она была переименована в «Warszawskie Zakłady Fonograficzne» [15]. Таким образом, торговая марка «Muza» существует с 1946 года.

    В 1953 году были серьезные планы польского руководства на создание единого звукозаписывающего завода с большой мощностью, подчиненного государству. Однако, вначале возникло два пред­приятия: «Zakłady Nagrań Dźwiękowych» и «Fabryka Płyt Gramofonowych “Muza”», ко­торые исповедовали принцип разделения труда. Основной завод по выпуску грампластинок открыли в 1955 году. Наконец, в этом же году сформи­ровалось окончательное название госу­дарственной компании – «Polskie Nagrania Muza», сохранившееся до сих пор [16]. С 1956 года компания под названием «Роlskie Nagrania» зани­мает лидирующие позиции на польском рынке зву­козаписывающих услуг, и ее не поко­лебала даже либерализация. При издании пластинок для реализации на западном рынке лейбл иногда использовал также такое название, как торговая марка «Tonpress». Это наименование родилось достаточно давно, еще в 1956 году, практически сразу после постройки нового здания завода по выпуску грампластинок в Варшаве.

   В 1970-е годы на лейбле записывались как джазовые артисты, так и рок-музыканты. Это привело к тому, что продажи пластинок существенно возросли. В отличие от социалистических соседей лейбл «Polskie Nagrania Muza» практически не выпускал международных исполнителей, сфокусировавшись исключительно на национальных группах и исполнителях. Записывая джаз и классическую музыку, фирма «Муза» сильно пострадала, когда в 1980-е годы польское правительство решило создать конкурирующий лейбл «Polton», который был сконцентрирован больше на выпуске «новой волны», легкой поп-музыки и музыки в стиле «панк».

    Таким образом, во времена социализма в Польше функционировало шесть фонографических фирм, среди которых у фирмы «Польске Награня» было особое положении. Именно этот лейбл производил 70 % от общего количества пластинок и магнитофонных кассет на польском рынке. С 1981 года фирма «Польске Награня» при­ступила к расширению своей производственной базы (к созданию прес­сового цеха на 30 млн. пластинок и студийного комплекса).

    После политического переворота в 1990 году лейбл «Muza» попытался возвратиться на рынок фонографической продукции, привлекая к записи современных поп-исполнителей, а также получив лицензию на продажу альбомов лучших западных артистов. С 1 июля 2005 года компания стала полностью принадлежать государству в лице фирмы «Polish State Recordings». Лейбл до сих пор записывает альбомы и выпускает некоторые замечательные сборники польского джаза, бит- и соул-музыки, которые хранятся в его богатом каталоге. Покупатели в настоящее время узнают торговую марку «Muza» по изображению маленького петуха на логотипе  [1].

   Второй по значимости польской рекординговой компанией была «Polton», созданная в 1983 году. Для производства новой музыкальной продукции в Польше было создано три лейбла, подчиненных государству – «Polton», «Savitor» и «Arston». «Польтон» был основан в 1983 году и из этих трех звукозаписывающих компаний стал самым крупным. К 1990 году он ушел от государственного контроля и стал коммерческим. В середине 1990-х годов «Polton» был продан «Warner Music Group»  [1].

   Польская фирма грамзаписи «Tonpress» («Тонпресс»), начинавшая с «сорокопяток», в конце 1970-х годов приступила к выпуску дисков-гигантов, на которые к середине 1980-х гг. перешла полностью. В ее лицензионной политике с конца 1980-х гг. удачно сочетались коммерческие интересы с творческими, предоставляя польским любителям рок-музыки возможность познакомиться с труднодоступными образцами рок-классики [17, С. 54–55].

    В ПНР в конце 1980-х гг. действовали, наряду с государственными (упомянутая выше «Польска награня», а также «Пронит», «Вифон» и «Веритон») звукозаписывающими предприятиями, также и кооперативные, самые значительные из которых – студия «CCS» и фирма «Польтон», но выпуск пластинок к 1990 году неуклонно падал, уступая место производству магнитофонных кассет с записью.
Таким образом, на основании изложенного материала можно сделать вывод о том, что в информационно закрытой идеологической системе в условиях социализма возник и получил самобытное развитие феномен грамзаписи популярной музыки, в содержание которого были вплетены особые компоненты, которые существенно отличали это явление от западной индустрии рекординга со своими социально-правовыми парадоксами.

    Вышесказанное свидетельствует о том, что музыкальная звукозапись каждой страны является неповторимым, уникальным и самобытным коммуникативным феноменом, с присущими им национальными традициями и другими определяющими чертами и особенностями. Один звукозаписывающий лейбл, но с разветвленной производственной инфраструктурой, в которую входили различные торговые марки и заводы по выпуску грампластинок, фактически действовавшие в статусе сублейблов, был в Венгрии – лейбл «Magyar Hanglemezgyártó Vállalat – Нungaroton» и торговые марки «Pepita», «Start», «Bravo», «Favorit», «Krém», «Qualiton». В ГДР также был один звукозаписывающий лейбл: «Deutsche Schallplatten Berlin», но торговая марка имела другое название – «Amiga».

   Начала рыночной многовекторности звукозаписывающей индустрии пытались создать в Польше (лейбл «Polskie Nagrania» с торговой маркой «Muza», лейблы «Polton», «Savitor», «Arston», «Pronit», «Tonpress», «Veriton», «Wifon» с одноименными торговыми марками).

   И в завершение заметим, что в настоящее время активизировалась работа в направлении заботы о сохранении звукового наследия практически во всех в странах Центрально-Восточной Европы, ранее входивших в социалистический блок. Все это требует совершенствования механизмов правовой помощи в рекординговой сфере и повышения качества юридических услуг по сопровождению рекординговых проектов. В этой связи дальнейшие перспективы исследований видим в изучении особенностей грамзаписи как средства социальной коммуникации в других посткоммунистических странах, а также в детальном изучении новейших информационных тенденций в рекординговой сфере, и в первую очередь – юридической составляющей музыкальной звукозаписи.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика