Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Влияние Конституционного Суда РФ на институт выборов
Научные статьи
21.03.13 12:50

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (57) 2013
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
Васенькин А.А.
Влияние Конституционного Суда РФ на институт выборов
В статье проведен обзор решений Конституционного Суда России, его правовых позиций
в отношении института выборов, применения избирательных систем и конституционных принципов избирательной системы, закрепления механизма их реализации, доктринального восприятия. Определена и аргументирована роль правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом РФ в отношении института выборов.

   Выборы – высшая форма непосредственного народовластия, субъективное право гражданина и один из элементов реализации Россией конституционного императива демократической государственности.

  Правовые позиции, сформули­рованные Конституционным Судом РФ в отношении института выборов, значимы и весомы для практиков и теоретиков. Рассмотрим два аспекта: принципы избирательного права и избирательная система в решениях Конституционного Суда России.

    Правовые позиции Конституционного Суда России в области принципов избирательного права представляют большой интерес для теории избирательного права, для института выборов, для правотворческой и правоприменительной деятельно­сти. Ими обязаны руководствоваться все правопримени­тели при разрешении конкретных дел; для пра­вотворческих органов они выступают своеобразным ориентиром при принятии новых правовых норм, фактически выполняя предупредительную функцию в обеспечении конституционной законности.

    Под принципами избирательного права понимаются основополагающие руководящие начала, идеи, положения, закрепленные в нормах избирательного права.

    Это исходные правовые предписания, в соответствии с которыми строится правовое регулирование избирательных отношений на всех его стадиях от правотворчества в сфере избирательного права до реализации избирательно-правовых норм. Сущность и значение народовластия в России выражают принципы избирательного права, закрепленные, прежде всего, на конституционном уровне (статьи 32, 81 Конституции РФ).

    Существенное обогащение перечня принципов про­изошло за счет того, что Конституционный Суд РФ в своих выво­дах опирается на международно-правовые нормы. Оценка прин­ципов избирательного права, произведенная в контексте междуна­родных обязательств в России, позволяет согласовать в рамках национальной правовой системы конституционные и междуна­родные избирательные стандарты. Это обеспечивает их защиту на качественно более высоком уровне. Суд указал, что согласно п. «b» ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый гражданин должен иметь без какой-либо дискриминации и без необоснованных огра­ничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеоб­щего избирательного права при тайном голосовании и обеспечи­вающих свободное волеизъявление избирателей. Конституционно обоснованным может быть признан только такой механизм органи­зации и проведения выборов, который гарантирует соблюдение ука­занных демократических принципов (Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 2000 г. № 4-П).

  Между тем конституционная защита политических прав граждан не представляется достаточной.

  Проблемы защиты избирательных прав граждан и обеспечения конституционности избирательного законодательства занимают осо­бое место в судебной практике Конституционного Суда РФ.

    В его решениях нашли аргу­ментированные оценки и интерпретации: кон­ституционные принципы избирательного права, возможности изменения избирательных норм во время одной избирательной кампании, процедуры регистрации кандидатов, проблемы реализации активного и пассивного права, избирательные цензы, признание за гражданином права быть включенным в список избирателей.

   Ряд принципов был охарактеризован Конституционным Судом в качестве универсальных, общих и обязательных применительно к любому уровню выборов. В частности, Суд указал, что соблюдение принципов избирательного права, включая свободные выборы на основе всеобщего равного и пря­мого избирательного права при тайном голосовании, делает выборы подлинным народным волеизъявлением, а законодательный орган – действительно представительным. Они имеют универсальный характер и обязательны при формировании органов публичной власти.

   Система принципов избирательного права в целом статична. Динамика их эволюции в большей мере связана с развитием содер­жательной стороны, которая раскрывается под влиянием практики и опыта конкретного государства в области развития демократиче­ских институтов в целом и избирательных механизмов инсти­тута выборов. В них воплощаются как личный интерес каждого конкретного избирателя, так и публичный интерес, реализующийся в объективных итогах выборов и формировании на этой основе ор­ганов публичной власти (Постановление Конституционного Суда РФ от 29 ноября 2004 г. № 17-П).

     Особое место в практике Конституционного Суда РФ занимают дела, связанные с обеспечением принципа равенства. Принцип равенства является одним из самых сложных для интерпретации и уязвимых с точки зрения его гарантирования. В правовых позициях Конституци­онного Суда РФ нашли отражение различные аспекты принципа равен­ства. Так, в Постановлении от 14 июня 1997 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Конституции Республики Хакасия Конституционный Суд РФ указал, что прин­цип равенства в полной мере относится к регулированию пра­ва граждан избирать и быть избранными в органы государ­ственной власти (активное и пассивное избирательное право), предусмотренного ст. 32 (ч. 2) Конституции РФ. Закрепление же в статьях 74 (ч. 1) и 90 Конституции Республики Хакасия иных условий приобретения гражданами пассивного избирательно­го права, чем установленные Российской Федерацией, является нарушением этого принципа (Постановление Конституционного Суда РФ от 24 июня 1997 г. № 9-П).

   Важной гарантией равного избирательного права является принятый порядок образования избирательных округов. При их образовании должно соблюдаться примерное равен­ство по числу избирателей с допустимым отклонением от сред­ней нормы представительства избирателей не более чем на 10 %, а в труднодоступных и отдаленных районах — не более чем на 15 %. Тем самым обеспечивается равенство значимости голоса каждого избирателя, так как все депутаты избираются от одинакового количества избирателей. Суд констатировал, что государство гарантирует равенство из­бирательных прав граждан независимо от принадлежности к обще­ственным объединениям. Наделение избирательных объединений, избирательных блоков правом выдвигать кандидатами в депутаты лиц, не являющихся членами входящих в них избирательных объе­динений, способствует реализации права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти.

   Конституция РФ, устанавливая право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, предъявляет к кандидатам в Президенты РФ и де­путаты Государственной Думы ряд требований, в том числе и воз­растные, что является подтверждением конституционного значения достижения определенного возраста для приобретения пассивного избирательного права, а следовательно, и статуса кандидата. Зако­нодатель вправе требовать внесения в избирательные документы дат рождения кандидатов. Это требование в равной степени распро­страняется на всех кандидатов, не нарушает и не ограничивает их избирательные права.

   Проблему возрастных ограничений для приобретения в ряде случаев пассивного избирательного права Конституционный Суд оценивал и с иной точки зрения. В частности, он указал, что для адекватного выражения воли и интересов избирателей их предста­вители в органах публичной власти должны обладать определенным жизненным опытом, уровнем знаний и зрелости. Предусмотренные возрастные ограничения для кандидатов не являются чрезмерными или недопустимыми в силу Конституции РФ, которая связывает возможность ограничения федеральным законом прав и свобод в целях защиты основ конституционного строя, а значит, и ценно­стей представительной демократии, а также прав и законных инте­ресов других лиц (Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2002 г. № 27-О).

  Законодатель вправе предусмотреть специальные предваритель­ные условия выдвижения и регистрации кандидатов, в частности, требование о представлении избирательных документов, необходи­мых для регистрации кандидата. Эти требования в равной степени распространяется на всех кандидатов, а потому не ущемляют их равноправия (Определение Конституционного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. № 203-О).

  Из статей 3, 19 и 32 Конституции РФ вытекает необходимость обес­печения принципа равных выборов, гарантируемых в том числе ус­тановлением в федеральном законе требований к примерному равенству избирательных округов по числу избирателей. Тем самым обеспечивается соответствующее конституционному принципу на­родовластия в демократическом правовом государстве представитель­ство народа в выборных органах государственной власти и местного самоуправления.

   Ряд решений Конституционного Суда РФ отразил его мнение в отношении допустимости изменения избирательного законодательства, поскольку законодательные новации могут послужить фактором нарушения принципа равенства. Правовая оценка новаций зависит от времени их введения в действие. Так, Конституционный Суд указал, что изменение избирательного законодательства не наруша­ет принципа равенства при осуществлении гражданами как актив­ного, так и пассивного избирательного права в период проведения новых выборов, каковыми являются и дополнительные выборы, про­водимые в связи с прекращением полномочий депутата. Таким об­разом, не нарушает принципа равенства изменение избирательного законодательства вне рамок конкретной избирательной кампании (Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 169-О).

  Гарантии всеобщего и равного избирательного права должны быть в обязательном порядке предусмотрены в законах субъектов Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда РФ от 10 июля 1995 г. № 9-П).

   Правовые позиции Конституционного Суда России об избирательной системе также внесли весомый вклад в формирование теории и практики института выборов в России.

  Одним из первых назовем Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 1995 г. № 77 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания и запроса Верховного Суда РФ о проверке конституционности ряда положений ФЗ от 21 июня 1995 г.  “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ”» где он указал, что выбор того или иного варианта избирательной системы и его закрепление в избирательном законе зависит от конкретных социально-политических условий и является вопросом политической целесообразности.

  Конституционный Суд в Постановлении от 17 ноября 1998 г. № 26-П признал конституционность наличия в избирательном законодательстве «заградительного барьера», способствующего недопущению монополии на власть и гарантирующего избирательные права граждан. Противники внесенного законопроекта о 3 % «заградительном барьере» отметили, что главное требование Конституционного Суда о предусмотрении в законодательстве механизма защиты избирательных объединений в случае получения одним из них абсолютного большинства голосов избирателей, принявших участие в голосовании, соблюдено. Такому общественному объединению не могут быть переданы все депутатские мандаты. В связи с этим в современных условиях отсутствует необходимость, а также целесообразность в снижении столь высокого «заградительного барьера». Кроме того, его принятая величина на федеральных выборах будет способствовать повышению ответственности политических партий перед избирателями, их активности в предстоящих избирательных кампаниях, а также позволит сформировать законодательный орган из партий, которые действительно пользуются поддержкой электората.

    Он указал на два условия, которые должны выполняться при выборах по пропорциональной системе: прохождение в законодательный орган не менее двух списков и получение этими избирательными объединениями абсолютного большинства голосов избирателей (т. е. 50 % плюс один голос), принявших участие в голосовании (Постановление Конституционного Суда РФ от 17 ноября 1998 г. N 26-П). В соответствии с п. 16 ст. 35 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» «заградительный ,барьер» может устанавливаться законом субъекта и не должен превышать 7 %. Следовательно, региональный законодатель может вообще не вводить необходимый для допуска к распределению депутатских мандатов процентный барьер голосов избирателей, полученных списком кандидатов. Но, тем не менее, ни один субъект не отказался от его введения, причем на уровне 7 % он установлен в 62 субъектах, 6 % – в двух, 5 % – в 17, 4% – в двух. Таким образом, в зависимости от различных условий один и тот же размер барьера может выступать и как допустимый, и как чрезмерный. Поэтому при установлении величины «заградительного барьера» необходимо учитывать требование обоснованности, выполнения принципа пропорциональности, тех задач, ради осуществления которых он вводится. С точки зрения автора, установление 7 % барьера при формировании представительного органа субъекта федерации чрезмерно – вполне обоснованным и адекватным был бы 5 % барьер.

    В отношении избирательных систем на муниципальном уровне Конституционный Суд РФ высказал свою позицию в Определении от 1 июня 2010 г. N 830-О-О. Рассматривая вопрос о возможности применения на выборах в представительные органы муниципального образования первого созыва вновь образованных муниципальных образований вместо мажоритарной избирательной системы полностью пропорциональной избирательной системы Конституционный Суд РФ не признал такое регулирование нарушением конституционных прав граждан избирать и быть избранными в представительные органы местного самоуправления. Было отмечено, что определение видов избирательных систем, в рамках которых происходит формирование состава представительных органов муниципальных образований, должно соотноситься с конституционной природой местного самоуправления как наиболее приближенного к населению уровня публичной власти и быть по возможности гибким, с тем чтобы местные сообщества могли сами на основании закона и в соответствии с ним определять конкретный организационно-правовой механизм осуществления местного самоуправления на соответствующей территории с учетом исторических и иных местных традиций.

    В Конституционном Суде Российской Федерации решался вопрос о конституционности использования пропорциональной избирательной системы на муниципальных выборах как единственно возможной.

    Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 7 июля 2011 г. N 15-П отметил, что «законодательное регулирование видов избирательных систем, в рамках которых происходит формирование состава представительных органов муниципальных образований, должно соотноситься с конституционной природой местного самоуправления как наиболее приближенного к населению уровня публичной власти и предназначенного для осуществления совместной, под свою ответственность деятельности граждан на территории муниципального образования и решения именно вопросов местного значения с учетом исторических и иных местных традиций», а «использование избирательных систем, в том числе пропорциональной, должно осуществляться с учетом особенностей избирательной демократии на муниципальном уровне».

   При этом Конституционный Суд фактически признал оптимальность использования при формировании представительных органов поселений как наиболее приближенного к населению уровня публичной власти мажоритарной избирательной системы, отметив, что «потенциал личного участия граждан в местных делах, в том числе выборных, в поселениях, прежде всего сельских, с малочисленным населением более высок, чем в муниципальных районах и городских округах, и депутаты их представительных органов находятся в прямых, непосредственных отношениях с избирателями, чему в оптимальной степени соответствует их избрание с применением мажоритарной избирательной системы».

   Разбиение списка на территориальные группы создает дополнительные основания для отказа спискам в регистрации или отмены их регистрации в ходе кампании через «выбывание» списка тем или иным путем одной из групп, после чего их число становится меньше установленного законом, как было 11 марта 2007 г. со списками партии «Союз правых сил» на выборах в Волгоградской, Псковской областях и Республике Дагестан. Эта ситуация стала предметом обращения в Конституционный Суд РФ. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 марта 2008 г. № 4-П признавалась неконституционной норма закона «О выборах депутатов Законодательного Собрания Вологодской области» о снятии с выборов партии при выбытии хотя бы одной региональной группы из ее предвыборного списка. В результате Законом Вологодской области от 28 апреля 2008 г. № 1778-ОЗ «О внесении изменения в ст. 41 Закона области “О выборах депутатов Законодательного Собрания Вологодской области”» данная формулировка была заменена нормой следующего содержания: «выбытие кандидатов, в результате чего число региональных групп кандидатов в областном списке кандидатов оказалось менее десяти».

   Краткий обзор некоторых правовых позиций и решений Конституционного Суда России определил ведущую роль конституционного правосудия в институте выборов вообще, и в частности – в применении избирательных систем и конституционных принципов избирательной системы, в закреплении механизма их реализации, в доктринальном восприятии.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика