Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Условия усыновления российских детей при наличии иностранного элемента
Научные статьи
25.03.13 13:52


вернуться

  
ЕврАзЮж № 8 (15) 2009
Семейное право
Смолина Ю.В. , Сериков Ю.А.
УСЛОВИЯ УСЫНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ ПРИ НАЛИЧИИ ИНОСТРАННОГО ЭЛЕМЕНТА
Усыновление российских детей иностранными гражданами на сегодняшний день в Российской Федерации является вопросом, значимым не только с правовой точки зрения, но и с социальной, нравственной, психологической. Данная статья посвящена анализу регулирования отношений, складывающихся по поводу такой формы устройства детей – граждан РФ, оставшихся без попечения родителей, как усыновление иностранными гражданами.
Особое внимание в статье уделено проблеме восприятия обществом усыновления российских детей иностранными гражданами, на которую существует, как минимум, две противоположные точки зрения. Некоторые эксперты считают, что РФ стала страной экспорта детей, государство не может контролировать их положение за границей, следует запретить усыновление российских детей иностранцами. Другая группа экспертов не только не видит в международном усыновлении проблемы, но, напротив, считает, что иностранцы усыновляют больных детей, обеспечивая им возможность лечения, а проблема жестокого отношения к российским детям излишне преувеличена прессой.
В статье делается акцент на том, что лишь при соблюдении условий, установленных как международным, так и российским законодательством, усыновление российских детей иностранными гражданами может быть признано состоявшимся.
В работе сформулированы основные условия установления усыновления при наличии иностранного элемента, приведены примеры судебной практики. В статье представлен анализ международной и российской практики об усыновлении, выявлены тенденции развития усыновления как формы постоянного устройства ребенка в семье.


   Дети, которых мы любим, – свои.

  Прошедший 2008 год в Российской Федерации был объявлен «Годом семьи», в связи с чем было реализовано множество государственных программ, оказывающих помощь семье, детству и материнству.
Забота о детях, всемерная охрана их интересов является важнейшим принципом, закреплённым в действующем законодательстве. Но для практического применения данного принципа необходимо наличие механизмов его реализации, закреплённых в нормах права. Система защиты детства предполагает комплекс мероприятий, направленных на защиту семьи в целом, матери и ребёнка, на определение места ребёнка и отношения к нему в семье и обществе.

   В семейном праве РФ существует ряд институтов, имеющих своей целью обеспечение охраны интересов несовершеннолетних детей. Особое место занимают институты, призванные обеспечить защиту прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку они способствуют передаче таких детей на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приёмную семью. По состоянию на 1 октября 2008 г. под опекой (попечительством) находятся 371 тыс. детей (в 2007 г. – 360 тыс.), на усыновлении – 160 тыс. (в 2007 г. – 155 тыс.), в приёмных семьях – 8 607 тыс. детей (в 2007 г. – 6 524 тыс.), в детских домах семейного типа – 420 детей (в 2007 г. – 380 детей). При этом около 30 % детей, т. е. более 200 тыс., находятся в учреждениях интернатного типа, домах ребёнка, детских домах, школах-интернатах .

    Наиболее предпочтительной формой социальной защиты детей, оставшихся без попечения родителей, является усыновление, поскольку оно позволяет с максимальной эффективностью обеспечить не только интересы детей, но и интересы взрослых людей, которые по тем или иным причинам лишены возможности иметь своих детей. Усыновители не только по существу, но и по форме заменяют родителей, и здесь нет того временного характера воспитания детей в семье, который присущ иным формам воспитания детей, оставшихся без попечения родителей. В этом заключается одна из особенностей усыновления, обуславливающая приоритетность данной формы устройства.

  В российской доктрине гражданского права усыновление детей – это один из институтов семейного права, юридический акт, в силу которого между усыновленным ребенком и его усыновителем устанавливаются правовые (личные и имущественные) отношения, аналогичные отношениям между родителями и детьми.

   Необходимость защиты прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей и передаваемых на воспитание в семьи, проживающие за пределами Российской Федерации, требует особого подхода к процедуре международного усыновления. Имеющиеся пробелы в правовом регулировании международного усыновления нередко приводят к существенным нарушениям прав детей.

  В области международного усыновления всегда существовала сложность в решении вопроса о том, право какой страны подлежит применению при установлении усыновления. В данной ситуации применяются специальные коллизионные нормы, содержащиеся в различных источниках, прежде всего в национальном законодательстве Российской Федерации.

  Важно отметить, что согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ  Россия признает приоритет общепризнанных норм международного права, международных договоров перед нормами национального права. Нормы конвенций и международных договоров являются неотъемлемой частью национального права.

  Очевидно, что нормы международных правовых актов, касающиеся вопросов межгосударственного усыновления, имеют большое значение в правоприменительной практике. Они содержат основополагающие принципы регулирования данного вопроса, позволяют государствам разрешать возникающие коллизии.

   Основные положения, касающиеся международного усыновления, закреплены Конвенцией ООН о правах ребенка 1989 г. (ст. 20, 21) . Это, во-первых, признание его в качестве альтернативного способа ухода за детьми, лишенными семейного окружения, допустимого лишь тогда, когда обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным. Во-вторых, отнесение решения вопроса об усыновлении к ведению компетентных органов государства. В-третьих, необходимость при усыновлении в другой стране относительно ребенка применять те же гарантии и нормы, которые используются при внутригосударственном усыновлении. И, наконец, в-четвертых, недопущение того, чтобы устройство ребенка приводило к получению неоправданных финансовых и иных выгод связанными с усыновлением лицами.

  К числу международных правовых актов по вопросам охраны детства можно отнести Женевскую декларацию прав ребенка 1924 г., Декларацию прав ребенка, провозглашенную Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., Гаагскую конвенцию о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления от 5 октября 1961 г.

   Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления от 29 мая 1993 г. содержит общие требования для иностранного усыновления. Прежде всего, власти государства, в котором проживает ребенок, должны установить, что ребенок может быть усыновлен и что иностранное усыновление отвечает наилучшим интересам ребенка. Должно иметь место согласие компетентных органов государства, где это требуется, согласие матери и самого ребенка на усыновление. Также государство должно установить, обладают ли предполагаемые приемные родители правом усыновить ребенка и будет ли у ребенка возможность въехать на территорию иностранного государства. Гаагская конвенция акцентирует внимание на недопустимости извлечения материальной выгоды какими-либо субъектами в процессе осуществления деятельности, направленной на возникновение, изменение или прекращение правоотношений в сфере международного усыновления. Конвенция предусматривает некоторые процедурные требования, которые имеют место при иностранном усыновлении, а также особенности признаний и последствия усыновления. Общие требования и рекомендации, закрепленные в международных нормативных актах, конкретизированы и дополнены внутренним законодательством государств. В Российской Федерации такими основными нормами, регулирующими вопросы иностранного усыновления, являются Семейный кодекс РФ , Федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» ; «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» ; «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» ; «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» , а также ведомственные нормативные акты.

   Анализируя соотношение международно-правовых актов и семейного законодательства различных стран, стоит отметить тот факт, что некоторые государства прямо запрещают усыновление детей иностранцами. В октябре 2004 г. Президент Беларуси А.Лукашенко распорядился приостановить процесс усыновления белорусских детей иностранными гражданами, поскольку это стало одним из каналов торговли людьми. Согласно данному Указу  Президента Беларуси на каждую просьбу иностранца должен дать свое согласие лично министр образования, который и несет персональную ответственность за дальнейшую судьбу усыновленного ребенка. Это усложнило, но поставило под контроль процесс усыновления детей иностранцами. Мы считаем данный шаг вполне оправданным, так как согласно данным судебной практики в некоторых регионах усыновление детей поставлено на поток. Самый нашумевший пример – дело итальянской гражданки Н.Фратти в Волгограде, сумевшей поставить на поток усыновление детей иностранцами в России. Она осуществляла подкуп чиновников, причастных к выдаче разрешений на усыновление детей в данном регионе. Уголовное дело против бывшей гражданки России Н.Фратти было возбуждено в январе 2001 г. на основании материалов УФСБ Волгоградской области. По данным следствия в период с 1993 по 2001 г. при участии Н.Фратти из различных детских домов Волгоградской области за границу были вывезены для усыновления 558 детей, при этом за каждого ребенка она получило около 2,5 тыс долларов. При обыске в волгоградской квартире Н.Фратти были обнаружены пустые бланки и фальшивые печати для изготовления документов, необходимых для усыновления детей. 12 апреля 2002 г. Волгоградский областной суд признал невиновной гражданку Италии Наталию Фратти, обвиняемую в незаконном усыновлении российских детей гражданами Италии. Волгоградский областной суд в декабре 2002 г. вынес обвинительный приговор, который в последствии был отменен. После проведения очередного расследования в декабре 2004 г. Н.Фратти вновь была признана судом виновной в совершении вменяемых ей ранее преступлений. Как следует из материалов дела, Н.Фратти, установив связи и контакты с должностными лицами органов образования и детских домов на территории Волгоградской области, в течение нескольких лет занималась содействием итальянским гражданам в усыновлении детей, при этом нарушая требования законодательства об усыновлении. Установлено, что она предоставляла в суды поддельные документы, необходимые для решения вопроса об усыновлении. Суд признал Н.Фратти виновной в даче взяток должностным лицам по ч. 2 ст. 291 УК РФ и назначил ей наказание в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года. Эпизоды, связанные с подделкой ею документов (ч. 1 ст. 327 УК РФ), исключены из обвинения в связи с прекращением судом уголовного дела в данной части по истечении срока давности.

   Семейный кодекс РФ содержит фундаментальные положения, касающиеся иностранного усыновления. Провозглашается приоритет внутригосударственного усыновления над иностранным, устанавливается судебный порядок усыновления при обязательном участии самих усыновителей, органов опеки и попечительства и прокурора. В ст. 126.1 СК РФ содержится запрет любой посреднической деятельности других лиц в целях подбора и передачи детей на усыновление от имени и в интересах лиц, желающих усыновить детей, если такая деятельность преследует коммерческие цели. При этом не считается посреднической деятельностью по усыновлению детей деятельность органов опеки и попечительства и органов исполнительной власти по выполнению возложенных на них обязанностей по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, а также деятельность специально уполномоченных иностранными государствами органов или организаций по усыновлению детей, которая осуществляется на территории РФ в силу международного договора или на основании принципа взаимности.  Также СК РФ устанавливает порядок учета детей, подлежащих усыновлению, и лиц, желающих усыновить детей, перечень лиц, которые по тем или иным причинам не могут быть усыновителями, разницу в возрасте, которая должна быть между усыновителем и усыновляемым, содержит положение о тайне усыновления ребенка и т. д.

   В ст. 165 СК РФ решены коллизионные вопросы усыновления, включая и отмену усыновления. В соответствии с данной статьей, усыновление (его отмена) на территории РФ детей, являющихся гражданами РФ, иностранными гражданами или лицами без гражданства производится на основе законодательства государства, гражданином которого является усыновитель на момент подачи заявления об установлении усыновления (при усыновлении ребенка лицом без гражданства – в соответствии с законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства).

   Важными нормативными актами, регулирующими вопросы иностранного усыновления, являются Постановление Правительства РФ «Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни...» , Постановление Правительства РФ «О деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории РФ и контроле за её осуществлением» , Постановление Правительства РФ «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью» .

   Данные правовые акты существенно конкретизируют федеральное законодательство в сфере международного усыновления. Они содержат перечень большинства основных требований и запретов для всех субъектов указанных правоотношений, в частности перечень лиц, которые в силу различных обстоятельств не могут быть усыновителями, перечень документов, которые обязан предоставить потенциальный иностранный усыновитель для получения предварительного разрешения на усыновление.

   Сравнительный анализ законодательства РФ и иностранных государств позволяет выделить следующие общие условия усыновления детей иностранными гражданами: согласие родителей усыновляемого ребенка, согласие усыновляемого ребенка, согласие усыновителя и супруга усыновителя, отсутствие сограждан ребенка, желающих его усыновить, отсутствие определенных законом болезней у усыновителей, наличие установленной законом разницы в возрасте, наличие специального разрешения на усыновление.

  Для того чтобы усыновление было признано состоявшимся, требуется соблюдение нескольких важных условий.

   Условия усыновления – это установленные в законе требования, предъявляемые к строго определенному кругу лиц по поводу усыновления.

   Каждое условие является юридическим фактом, а все вместе они представляют собой сложный состав юридических фактов. Все условия взаимосвязаны между собой, но их единство обусловлено и поставлено в зависимость от одного условия, выступающего в качестве определяющего, – согласие усыновителя на усыновление. Именно с этого момента волеизъявления кандидата в усыновители начинается формирование этого состава и развитие сложного правоотношения по усыновлению.

   Наиболее важное условие усыновления российских детей иностранными гражданами – соблюдение принципа приоритетного устройства ребенка на воспитание в семьи российских граждан. Данный принцип закреплен как в международном законодательстве, так и в законодательстве ряда стран.

  В РФ данный принцип закреплен в Семейном кодексе РФ: «Усыновление иностранными гражданами или лицами без гражданства детей, являющихся гражданами Российской Федерации, допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников» .

   Судебная практика показывает, что в большинстве случаев не соблюдаются правила о приоритете российских граждан при усыновлении детей.

    Так, супруги Гроун, граждане ФРГ, обратились в суд с просьбой об установлении удочерения Ренаты 1998 года рождения, воспитанницы Дома ребенка № 3 г. Омска, от которой отказалась мать. Супруги ссылались на то, что у них хорошие условия и возможности для воспитания девочки, своих детей нет и быть не может по состоянию здоровья. Решением Омского областного суда от 11 марта 2000 г. в удовлетворении просьбы отказано. В кассационной жалобе супруги Гроун просили об отмене решения и вынесении нового решения об удовлетворении просьбы об установлении удочерения ребенка . Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ 20 апреля 2000 г. оснований для ее удовлетворения не нашла, решение областного суда оставила без изменения, указав следующее: обсуждая вопрос о возможности удочерения Ренаты иностранными гражданами – супругами Гроун, суд обоснованно пришел к выводу о неправомерности такого удочерения, поскольку в нарушение норм международного права – Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновление на национальном и международных уровнях, Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и российского законодательства (ст. 122, 123, 124 СК РФ) – не был соблюден принцип приоритетного устройства ребенка на воспитание в семью российских граждан .

  На основании ч. 2 ст. 76 Закона Республики Казахстан «О браке и семье»  дети, являющиеся гражданами Республики Казахстан, могут быть переданы на усыновление (удочерение) иностранцам только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание гражданам Республики Казахстан, постоянно проживающим на территории Республики Казахстан, либо на усыновление (удочерение) родственникам детей, независимо от гражданства и места жительства этих родственников.

   Статья 130 СК РФ устанавливает правовые основания передачи ребенка на усыновление без согласия его родителей. Среди них – признание судом факта неуважительности причин неучастия родителей в воспитании и содержании своих детей более шести месяцев.

   Однако до настоящего времени остается неурегулированным сам механизм судебного признания этих причин неуважительными, что на практике приводит к негативным последствиям.

   Так, 5 июня 1998 г. Санкт-Петербургский городской суд под председательством судьи М.В.Мацкова вынес решение об удочерении американцами дагестанской девочки Айзанат при ее живой матери и при отсутствии ее согласия на удочерение. Мать узнала об удочерении своего ребенка только тогда, когда судья известил ее о вынесенном решении телеграммой .

   В конкретном случае не было правовых оснований еще в период внесудебной подготовки дела передавать сведения о девочке потенциальным усыновителям. Дееспособная мать не была лишена родительских прав, место ее нахождения всем было известно. Она имеет высшее педагогическое образование, воспитывает без мужа еще двоих детей. Третий ребенок родился вне брака. Поэтому до разрешения вопроса признания маленькой Айзанат дагестанскими родственниками мать решила временно поместить ее в Санкт-Петербургский дом ребенка № 7, о чем и указала в своем заявлении.

   Суд, приняв решение о рассмотрении в рамках судебного заседания дела об удочерении и вопроса о признании неуважительными причин неучастия матери в воспитании и содержании ребенка, не привлек ни ее, ни других близких родственников к участию в процессе. И тем самым лишил себя возможности разобраться в причинах, которые, при условии их признания неуважительными, были бы единственным правовым основанием для передачи малютки на удочерение.

   Так, помимо воли матери и без фактического разбирательства в причинах ее временного разъединения с девочкой, суд передал Айзанат в американскую семью.

    Еще одним примером судебной практики и нарушения семейного законодательства может служить дело сестер Тихоновых.

   В Санкт-Петербурге в 1997 г. разлучили двух сестер Тихоновых. Старшая сестра, которой было 17 лет, ждала того дня, когда ей отдадут из детдома пятилетнюю девочку на воспитание, и они будут жить вместе. Но не дождалась. И только через несколько недель после суда ей открыли правду, что сестру передали в итальянскую семью. Санкт-Петербургский городской суд, когда устанавливал факт удочерения, опять не спрашивал, как и в случае удочерения Айзанат американцами, мнения близких родственников – в данном случае старшей сестры, а также деда с бабушкой, и рассмотрел дело в их отсутствие .

   Следующим существенным условием является согласие усыновителя. Согласие усыновителя – это исходное условие, определяющее формирование юридического состава, необходимого для процедуры усыновления. Все другие условия зависимы от него, и процесс реализации правоотношения по установлению усыновления обусловлен наличием такого согласия.

   К числу основных условий относится также согласие супруга усыновителя. При усыновлении ребенка одним из супругов требуется согласие другого супруга на усыновление, если ребенок не усыновляется обоими супругами. Совместное усыновление супругами весьма желательно, так как при этом создается обстановка, в максимальной степени совпадающая с отношениями в семье между детьми и их биологическими родителями. По общему правилу усыновление осуществляется лицами, состоящими в браке. Обычно при усыновлении имеется в виду принятие ребенка в полноценную семью, в которой у ребенка есть папа и мама, являющиеся супругами. Нормальные условия жизни ребенка в семье не могут быть обеспечены, если супруг усыновителя возражает против усыновления.

    При усыновлении ребенка супругами, имеющими различное гражданство, должны быть соблюдены требования законодательства обоих государств, при условии, что Российская Федерация связана с ними соответствующими международными договорами.

  Следующим условием усыновления является согласие ребенка, достигшего определенного законом возраста (в РФ, Республике Казахстан, Украине – 10 лет) . Известно, что десятилетний ребенок в сфере гражданского права является недееспособным, поскольку не обладает той степенью ответственности, которая позволила бы ему разумно вести свои дела. Но он, несомненно, способен разобраться в своих чувствах (симпатии, привязанности или, напротив, неприязни) к лицу, которое намерено стать его усыновителем. Необходимость получения согласия ребенка, достигшего десяти лет, на усыновление означает, что его воля не только учитывается, но ей придается самостоятельное, наряду с другими условиями, значение.

    Судья должен получить не просто согласие ребенка, ему следует выяснить отношение ребенка к усыновителям, характер установившихся между ними отношений, какие чувства испытывает к ним ребенок. В связи с этим представляет интерес норма Гражданского кодекса Франции: «Могут быть усыновлены только дети, знакомые с усыновителями в течение, по меньшей мере, шести месяцев» . Мы считаем, что такое требование закона оправданно, поскольку исключает возможность усыновления детей случайными людьми, помогает ближе познакомиться усыновителям с усыновляемым.

    Такое условие, как отсутствие у усыновителей установленных законом болезней, которые препятствуют усыновлению, закреплено в международных договорах и конкретизировано во внутреннем законодательстве государств. В Российской Федерации Постановление Правительства «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью»  указывает следующие заболевания: туберкулез; заболевания внутренних органов, нервной системы, опорно-двигательного аппарата; злокачественные онкологические заболевания всех локализаций; наркомания, токсикомания, алкоголизм; инфекционные заболевания до снятия с диспансерного учета; психические заболевания и т. д.

    В Республике Казахстан Постановление Правительства «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), патронат»  указывает такие заболевания, как: синдром приобретенного иммунодефицита человека (СПИД) и инфицированность вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ); психические заболевания; алкоголизм, наркомания, токсикомания; туберкулез (хронический с бактериовыделением, впервые выявленный с бактериовыделением (до абацилирования)); болезни, передающиеся преимущественно половым путем (сифилис не излеченный, гонорея не излеченная, урогенитальный хламидиоз не излеченный) и т. д.

   Как в РФ, так и в Республике Казахстан представляется необходимым расширить перечень заболеваний, при которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, и исключить возможность усыновления детей лицами с любыми видами психических заболеваний, вне зависимости от признания их судом недееспособными или ограниченно дееспособными.

    Если рассматривать в качестве следующего условия установленную законом разницу в возрасте между усыновителем и усыновляемым, то следует обратиться к семейному законодательству таких государств, как Российская Федерация, Германия, Франция, Казахстан, Украина, Китай, Гватемала, Южная Корея. Необходимо отметить, что отношение этих государств к данному условию усыновления детей не отличается единством, что, по всей видимости, обуславливается различным экономико-социальным уровнем их развития, а также отношением к нормам международного права в области усыновления. По сравнению с российским законодательством зарубежное право устанавливает более высокий возрастной ценз для усыновителя. В соответствии с § 1744–1745 Германского Гражданского Уложения возраст усыновителя не может быть менее 25 лет, ст. 341-1 Французского Гражданского Кодекса предусматривает, что возраст усыновителя должен быть не менее 35 лет. Законодательством РФ установлено, что потенциальный усыновитель должен быть как минимум на 16 лет старше усыновляемого ребенка. В Украине разница в возрасте между усыновляемым ребенком и приемным родителем не должна быть менее 15-ти лет. В Республике Казахстан разница в возрасте установлена в 16 лет. В КНР необходимой разницы в возрасте между усыновителем и усыновляемым не установлено, однако указано, что возраст усыновителей (семейной пары) не должен превышать 50 лет, при этом предпочтение отдается семейным парам, состоящим в браке не менее двух лет. Также согласно законодательству КНР с 1 мая 2007 г. одиноким гражданам КНР и иностранным гражданам усыновлять детей не разрешается. Следует отметить, что если хотя бы один из супругов-усыновителей имеет китайское происхождение (не зависимо от гражданства), процедура усыновления значительно упрощается. В частности, время оформления необходимых документов сокращается с 24 месяцев до 10–14 дней. В Гватемале законом не закреплены какие-либо ограничения по возрасту, семейному положению и материальному благосостоянию усыновителей. Оформление всех необходимых документов для усыновления ребенка производится в течение 2–3 дней. В Южной Корее одиноким людям запрещено усыновлять детей. Оба приемных родителя должны быть в возрасте 25–45 лет. Отступления от этого правила возможны, если речь идет об усыновлении тяжело больного ребенка или если один из родителей имеет корейское происхождение. Супруги должны состоять в браке не менее трех лет, иметь высшее образование и не более одного развода в прошлом. Кроме того, у них должен быть определенный уровень достатка и не более четырех детей .

   Международное усыновление российских детей предусмотрено российским законодательством и международными договорами РФ. Для защиты граждан РФ – детей, в отношении которых ставится вопрос об установлении усыновления, суд должен тщательным образом изучать поданные заявления, сопоставлять их содержание с требованиями российского законодательства, Конвенции, а также национального законодательства конкретно взятого иностранного государства.

    Проблемы, которые возникают на практике при усыновлении детей – граждан РФ иностранными гражданами, способствуют выявлению реальной ситуации, сложившейся с внутренним усыновлением. Необходимо проводить комплекс мероприятий, направленных на стимулирование, повышение привлекательности усыновления в нашей стране.

   Анализируя действующее национальное и международное законодательство, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день процедура усыновления является достаточно уязвимой. В первую очередь это проявляется в части предоставления и сбора информации о детях, подлежащих усыновлению. Отсутствие надлежащего контроля за поступающей в банк данных информацией о детях способствует росту злоупотреблений со стороны чиновников. Также присутствует и такой фактор, как отсутствие надлежащего контроля за процедурой усыновления.

    Анализ правоотношений, возникающих в результате усыновления, позволяет говорить о возможности создания подлинно семейных отношений между усыновителями и усыновлёнными. Значение семейного воспитания, особенно в первые годы жизни ребёнка, трудно переоценить, так как ему принадлежит основополагающая роль в формировании личности. Таким образом, усыновление является такой формой семейного воспитания, которая выгодно отличает его от других форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, таких как опека и попечительство, приёмная семья. 


оформить иностранное гражданство



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика