Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экологическое страхование как базовый элемент экономического механизма охраны окружающей среды и природопользования в контексте обеспечения экологической безопасности: проблемы правового регулирования
Научные статьи
02.04.13 14:06

вернуться

  
ЕврАзЮж № 10 (17) 2009
Экологическое право
Ахатов А.Г.
Экологическое страхование как базовый элемент экономического механизма охраны окружающей среды и природопользования в контексте обеспечения экологической безопасности: проблемы правового регулирования
В статье рассматриваются проблемы правового регулирования эко­логического страхования как базового элемента экономического меха­низма охраны окружающей среды и природопользования (ЭМП). Автор, анализируя основные положения и принципы «теоремы Коуза» в рам­ках новой институциональной теории об ограничении роли государства в вопросах охраны окружающей среды, приходит к выводу, что в услови­ях рыночной экономики и существования наряду с другими видами соб­ственности частной роль государства не может ограничиваться лишь уста­новлением правил игры для субъектов экономической и иной деятельности.

  
      Введение

  С тех пор, как В.И.Вернадский приравнял преобразующую деятельность человечества к геологическим переворотам малого масштаба, эти масштабы многократно возросли и их теперь никак нельзя считать малыми.

  Все виды природопользования (промышленное, сельскохозяйственное, лесохозяйственное и др.) сопровождаются получением не только бизнес-результатов, но и экологическими последствиями, возникновение которых предопределило кризисную для развития общества экологическую ситуацию во многих регионах мира и на планете в целом.

  Даже в Российской Федерации, несмотря на на спад производства как в промышленности, так и в сельском хозяйстве из-за мирового финансового кризиса, удельные выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в пересчете на единицу конечной продукции продолжают расти.

  В рамках экологической проблемы в ХХI веке наиболее актуальным является вопрос о возможной деградации человека как биологического вида.

   Цивилизованное регулирование правоотношений в сфере взаимодействия человечества и окружающей его среды реализуется мегамеханизмом, включающим, прежде всего, комплекс административных и экономических мер, преимущественное использование которых зависит от множества социально-экономических и политических факторов.

   В условиях свободного рынка безусловно наиболее привлекательным является экономический механизм охраны окружающей среды и природопользования (ЭМП) как инструмент финансового обеспечение экологически ориентированной деятельности во всем многообразии ее форм, иерархии уровней, объектов и субъектов [1].

  Анализ практических результатов использования ЭМП показал, с одной стороны, их высокую эффективность для реализации государственной экологической политики перехода страны на путь устойчивого развития, но, с другой стороны, выявил в самих принципах экономического регулирования определенные противоречия [2, 3].

    Теорема Р. Коуза и экологические экстерналии

   Положения «Теоремы Коуза» из новой институциональной теории, основополагающие выводы которой Рональд Коуз опубликовал в работе «Проблема социальных издержек» [8].Причем Р. Коузом не была поставлена цель сформулировать какую-либо теорему.Выражение «теорема Коуза» были введены в научный оборот Джорджем Стиглером [10].

  Теорема определяет проблему экстерналий - побочных результатов всякой деятельности, которые касаются не самих ее непосредственных (прямых) участников, а третьих лиц (к примеру, нефильтрованный дым из труб металлургического завода, которым вынуждены дышать люди, загрязнение рек сточными водами, что оказывает негативное влияние на здоровье населения и т. д.).

    Примеры положительных экстерналий: клумба из цветов, посажанная частными лицами перед своим частным домом, которыми могут любоваться посторонние люди - просто прохожие, посадка деревьев в частных угодьях и на территории усадеб, которые очищают атмосферный воздух, которым дышат другие люди (третьи лица) и др.

  Само наличие экстерналий по сути приводит к разделению между частными и общественными издержками.Последние равны сумме частных и экстернальных, т. е. возлагаемых на третьих лиц.При негативных внешних эффектах частные издержки становятся ниже общественных, в случае же позитивных внешних эффектов — общественные издержки ниже частных.

   Расхождения между частными и общественными издержками впервые исследовал Артур Пигу в труде «Теория благосостояния» [9], маркируя их как «провалы рынка», поскольку тренды лишь на частные выгоды и собственные затраты приводят или к перепроизводству благ c негативными экстерналиями (загрязнение атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, почвы, шумовое загрязнение и т. д.), или к недопроизводству благ с позитивными экстерналиями (к примеру, отказ частных лиц от цивилизованной утилизации отходов, прокладки дорог и т. п.). Упоминая «провалы рынка», А. Пигу пытался обосновать необходимость государственного вмешательства в «свободную» экономику.При этом им было предложено налагать штрафы на деятельность, являющуюся источником негативных внешних эффектов, причем равные по величине экстернальным издержкам, а также возмещать производителям благ эквивалент экстернальных выгод с позитивными внешними эффектами в виде субсидий. Р. Коуз выступил решительным противником взглядов А. Пигу о необходимости государственного вмешательства. Своеобразным стержнем «атаки» Коуза на Пигу явилось понятие «трансакционные издержки», введенное в научный оборот Р. Коузом еще в работе «Природа фирмы» [7].Коуз, используя данный термин, подразумевал затраты и потери, неизбежно образующиеся при любых сделках (трансакциях). Это целая группа издержек, связанная со сбором и переработкой информации, поиском потенциальных партнеров, проведением  деловых переговоров, оформлением контрактов и других юридических документов, оплата адвокатов, консультантов и т. д. Существование данного класса издержек априори устанавливает признание «небесплатности» самого процесса взаимодействия между экономическими субъектами.

    Квинт-эссенция «теоремы Коуза» заключается в том, что в условиях нулевых трансакционных издержек рынок сам совершенно автономно может справиться с любыми внешними эффектами, т.е., если права собственности определены достаточно четко и трансакционные издержки нулевые, то структура производства будет эффективной и независящей от тех или иных изменений в распределении прав собственности.

   При таких условиях, по мнению Коуза, о «провалах рынка» не могло бы быть и речи, а у государства не было бы никаких причин для вмешательства с целью изменения текущих механизмов рынка.

   Из «теоремы Коуза» следует ряд актуальных теоретических и практических выводов:
    «теорема Коуза» доказывает, что экстерналии образуются лишь в условиях нетранспорентных, размытых прав собственности. В случае, если права собственности установлены достаточно прозрачно, четко, ясно, то в этом случае все экстерналии «интернализируются», т.е. внешние издержки становятся внутренними. Согласитесь, что не случайно основной причиной конфликтов оказываются ресурсы, которые из категории неограниченных попадают в категорию ограниченных (водные ресурсы, воздушный бассейн)  и на которые до этого права собственности даже не заявлялись.

    «теорема Коуза», нивелируя на нет обвинения рынка в «провалах», показывает пути к преодолению экстерналий через образованиее новых прав собственности в тех сегментах, где они были нетранспорентны. Таким образом, внешние эффекты и их негативные последствия являются результатом лишь неэффективной (провальной) деятельности самого государства из-за, скажем, дефектного законодательства.

    «теорема Коуза» выявляет базовое смысловое значение понятия «трансакционные издержи», т.е. при их позитивном характере права собственности перестают быть нейтральным фактором с точки зрения влияния на структуру (эффективность) производства.

    «теорема Коуза» доказывает, что внешние эффекты еще не могут быть причиной для вмешательства государства. При низких трансакционных издержках такое вмешательство должно  полностью отсутствовать, тогда как в случае высоких издержек также не всегда экономически оправданно, поскольку по существу сами действия государства связаны с положительными трансакционными издержками.

    «Теорема Коуза» нивелирует стандартные обвинения рыночной экономики и частной собственности в хищническом отношении к природопользованию и окружающей среде. Из  теоремы вытекает обратное: деградации окружающей среды происходит из-за недостаточного развитие частной собственности.

    «Теорема Коуза» показывает, что, если «загрязнитель» получает права собственности на природный ресурс, руководствуясь правилом рыночной свободы - «Laissers-faire», то «пострадавший» для того, чтобы снизить внешний эффект, должен побудить к этому «загрязнителя», предлагая ему взамен компенсацию. Если же права собственности полностью предоставляются «жертве загрязнения», то «пострадавший» получает полные права по распоряжению ресурсом, а «загрязнитель» не имеет никакого права причинять ему ущерб.

    «Теорема Коуза», широко известная в неоинституциональной экономической теории, - может вполне являться методологической платформой для современных подходов к установлению правоотношений между «загрязнителем» и «жертвой загрязнения».Стратегия интернализации внешних эффектов состоит в том, что природные ресурсы, как проводник этих эффектов, путем установления на них имущественных прав, становятся по существу обычным рыночным товаром.

  Таким образом, совершив небольшой экскурс в современную западную экономическую теорию, мы можем прийти к важному выводу:
    роль государства в решении экологических проблем должна быть минимизирована и  сведена лишь к установлению определенного политико-правового порядка.
     государство путем установления имущественных прав и наделения ими экономических субъектов должно задавать лишь исходные позиции  для участников до начала их переговоров, а также определять правила их игры (правовой механизм) на рынке.

   В контексте статьи из «теоремы Коуза» вытекает «природно-правовая» необходимость лишь в добровольном экологическом страховании (узаканивает регулятор), когда «загрязнитель» опосредованно через страховые компании и соответствующие страховые взносы и выплаты компенсирует «жертве загрязнения» ущерб (урон) в случае наступления страхового случая.Правильно ли это?

    Концепция устойчивого развития и совершенствование экономического механизма охраны окружающей среды. Экологическое страхование рыночных субъектов как фактор устойчивого развития государств

   В 1971 г. Дж.Форрестер в своей книге «Мировая динамика» [11] привел результаты расчетов возможных вариантов развития цивилизации. По одному из сценариев выходило, что при сохранении в будущем тенденций развития, к 2030 г. в результате резкого истощения природных ресурсов, загрязнения и других непоправимых изменений окружающей среды начнется вымирание населения Земли.

  В 1972 г. вышел первый доклад «Римского клуба», подготовленный группой авторов под руководством Д. Медоуза «Пределы роста» [12], в котором по сравнению с оценками Форрестера прогнозируемые сроки экологического кризиса еще более приближены и обосновывается неизбежность ограничения экономического роста по физическим объемам.

  Эти же идеи в последующем нашли отражение в последующих работах Римского клуба и в концепции устойчивого развития.

  Опасность глобального и региональных экологических кризисов обусловила развитие международных отношений в области охраны окружающей среды, которые регулируются общепризнанными принципами и нормами современного международного права, закрепленными в Уставе ООН и других международно-правовых актах [4].

   В 1987 г. Международная комиссия ООН по окружающей среде и развитию (МКОСР) опубликовала доклад «Наше общее будущее», в котором показала взаимосвязь между экологическими проблемами и проблемами экономическими, социальными и политическими.С момента одобрения данного доклада Генеральной Ассамблеей ООН в обиход прочно вошло понятие «sustainability development» - «устойчивое развитие», которое по смыслу, по мнению автора статьи, может означать «допустимое развитие» [5].

  Устойчивое развитие предполагает такую модель социально-экономического развития, при которой реализуется высокий коэффициент будущего и достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения людей без лишения такой возможности будущих поколений.

  В основе устойчивого развития лежит бережное отношение к имеющимся глобальным ресурсам и экологическому потенциалу планеты.Необходимые ограничения в области эксплуатации природных ресурсов не абсолютны, а относительны и связаны с современным уровнем техники и социальной организации, а также со способностью биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности.

   Устойчивое развитие не есть константа, это процесс изменений, в котором масштабы эксплуатации природных ресурсов и способности экосистем  к самовосстановлению, направление капиталовложений, ориентация технического развития и институционные изменения согласуются с нынешними и будущими потребностями. В конечном счете в основе устойчивого развития должна лежать политическая воля.

  В июне 1992 г. состоялась Конференция ООН по окружающей среде и развитию (КОСР-92), которая приняла Декларацию Рио по окружающей среде и развитию  и др. актуальные для человечества документы.

   В документах КОСР-92 обращается внимание на обязанность государств исключить из своей практики использование моделей производства и потребления, не способствующих устойчивому развитию, а также предлагается мировому сообществу ввести новую систему цен на все виды ресурсов с полным учетом ущерба, наносимого окружающей среде и будущим поколениям, и перейти к применению квот на загрязнение окружающей среды. Можно выделить четыре основных принципа устойчивого развития:
*принцип приоритетности глобальных требований экологического императива по отношению к национальным и региональным стратегиям природопользования;
*принцип предупреждения неблагоприятных экологических изменений и ответственности перед будущим;
*принцип подчинения экономики экологическим требованиям общества;
*принцип эколого-экономического соизмерения и сбалансированности развития.

  Следует отметить, что принципиальные основы международного права окружающей среды в комплексном виде не сформулированы и могут быть выявлены путем анализа репрезентативного числа договоров экологической направленности и иных актов нормообразующего характера.

   В развитие КОСР-92 в Москве 3-5 июня 1995 г. состоялся I Всероссийский съезд по охране природы, делегатом которого являлся и автор данной статьи (был председателем редакционной комиссии Международной секции).

  Исходя из решений съезда, Правительство РФ разработало Концепцию перехода России к устойчивому развитию, которая была утверждена Указом Президента РФ от 01.04.1996 № 440.

   По мнению автора статьи данного нормативного правового акта недостаточно для реализации политической воли, поскольку он является по существу декоративной декларацией.В Федеральном Законе РФ «Об охране окружающей среды», хотя и присутствует дух перехода страны к устойчивому развитию, все же нет «позывов» для практической реализации это «духа».

   В РФ назрела необходимость принять специальный закон о государственной политике по обеспечению перехода страны на путь устойчивого развития.Стержнем данного закона мог бы стать императив совместимости и необходимости увязывания экономической политики с экологической политикой, причем необходимо данную юридическую конструкцию трансформировать в норму прямого действия.Отдельной статьей необходимо прописать неотъемлемой частью государственного бюджетирования на среднесрочный и долгосрочный периоды стратегическую экологическую оценку и приоритет ЭМП.

   21 апреля 2004 г. в целях дальнейшего развития экологического законодательства стран ЕС была принята директива 2004/35/СЕ Европейского парламента и Совета Европы «Об экологической ответственности в отношении предотвращения и ликвидации вреда окружающей среде». Отмечая,  экологическое страхование как фактор устойчивого развития, документом предусмотрено до 30 апреля 2007 г. привести национальные законодательства стран-членов Европейского союза в соответствии с новыми требованиями, а также доработать до 2010 г. систему «гармонизированных обязательных финансовых гарантий» в рамках Европейского союза при осуществлении определенных видов деятельности. В директиве вопросу предоставления финансовых гарантий посвящена целая статья и отдельная декларация, где указано, что страны - члены Евросоюза должны стимулировать развитие финансовыми организациями, в том числе и страховыми, инструментария финансовых гарантий, которые давали бы возможность субъектам рыночной деятельности использовать их для покрытия своей ответственности в отношении предотвращения и ликвидации вреда окружающей среде, причем, независимо от финансово-экономического состояния экономического субъекта.

  18-19 июня 2008 г. в Найроби (Кения) проходило консультатвное совещание правительственных должностных лиц и экспертов, в том числе и России, по рассмотрению и дальнейшей доработке проекта руководящих принципов для разработки национального законодательства об ответственности, возмещении и компенсации за ущерб, причиненный в результате опасной для окружающей среды деятельности. Данный доклад был предоставлен Совету управляющих ЮНЕП/Глобальному форуму по окружающей среде на уровне министров на его двадцать пятой сессии, которая проходила в Найроби 16-20 февраля 2009 г., для рассмотрения в целях его принятия.

   Таким образом, необходимо в Российской Федерации в кратчайшие сроки определить наиболее приемлемую модель правового регулирования экологического страхования и в соответствии с этим форсировать разработку и принятие национального законодательства по правому регулированию отношений в этой сфере.

    Институционализация экологического страхования. Двухуровенная модель правового регулирования экологического страхования. Экологический аудит как платформа экологического страхования.

   По мнению автора статьи, экологическое страхование можно рассматривать как страхование экологических рисков через призму образующийся при этом совокупности правоотношений страховщика и страхователя. Экострахование осуществляется в форме страхования гражданской ответственности и (или) имущественного страхования, направленного на создание страховой  защиты на случай причинения ущерба природным объектам и имуществу третьих лиц в результате непреднамеренного и неожиданного, т.е. внезапного «залпового», загрязнения окружающей природной среды.

   Институт экологического страхования появился в результате презумции экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности.Отличительной чертой экологического страхования является также возможность компенсации непредвиденного чрезвычайного ущерба.

   Зачатки экологического страхования возникли в мировой практике в 50-60-х годах XX в.  В связи с этим необходимо упомянуть, прежде всего, международные соглашения - Конвенцию «Об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности» 1952 г., Венскую Конвенцию «О гражданской ответственности за ядерный ущерб» 1963 г., Конвенцию «О гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью» 1969 г.

   Среди зарубежных стран США стали первыми, кто законодательно закрепил экологическое страхование. Так, в 1957 г. Конгресс США принял поправки в статью 170 Закона Прайса-Андерсона, позволяющие требовать при выдаче лицензии операторам ядерных установок страховой полис.

    Правовая система по экологическому страхованию в Европе зарождается лишь в 70 - 80-х годах XX столетия, в период, когда заключались договоры страхования гражданской ответственности.В эти же договоры начали включать условия гражданской ответственности за природоохранные правонарушения.Выделение же экологического страхования в самостоятельный вид договоров в странах Европы происходило еще позже.К примеру, в 1990 г. был принят федеральный закон Германии об экологической ответственности и в связи с этим страховании экологических рисков.Через год (1991 г.) уже и Английская ассоциация страховщиков постановила, что страховые компании обязаны осуществлять страхование ответственности за причинение ущерба окружающей природной среде в самостоятельных договорах, кроме случаев внезапного «залпового» загрязнения.Через три года после этого и французские страховые компании приняли модель автономного договора экологического страхования.

    В Российской Федерации свое первое законодательное оформление экологическое страхование получило в 1991 году в Законе РФ "Об охране окружающей природной среды" (ст. 23).В развитие этого Закона Министерством охраны окружающей природной среды и природных ресурсов и Росгосстрахом были утверждены Типовые положения о порядке добровольного экологического страхования в России.Ряд субъектов Российской Федерации принял собственные законы об экологическом страховании.

   В настоящее время в Российской Федерации правовое регулирование экологического страхования осуществляется рядом нормативных актов, в первую очередь, Гражданским кодексом РФ, глава 48 (ст. 927, 929, 931, 935, 936, 947, 963, 966), которые прямо закрепляют различные стороны, относящиеся к страхованию ответственности:
А. Страхование гражданской ответственности за причинение экологического вреда осуществляется в силу прямого указания закона; данный вид страхования может осуществляться страхователями (хозяйствующими субъектами) как за свой счет, так и за счет заинтересованных лиц (ч. 2 ст. 927 ГК РФ).
B. Риск гражданской ответственности рассматривается как имущественный интерес, страхуемый по договору имущественного страхования (ч. 2 ст. 929 ГК РФ).

   C. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда (и в том числе экологического) считается заключенным в пользу лиц (выгодоприобретателей), которым может быть причинен вред. Эти лица вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно страховщику (ч.ч. 3, 4 ст. 931); иск по требованиям, вытекающим из договора данного вида, может быть предъявлен в течение двух лет (ст. 966).

   Другими актами правового регулирования отношений по экологическому страхованию являются: Федеральный закон РФ "Об охране окружающей среды" (ст. 18) и Федеральный закон РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации". Первый из них рассматривает экологическое страхование как метод экономического регулирования охраны окружающей природной среды (глава 4, ст. 14, 18).В частности в ст.18 п.1 отмечается, что "экологическое страхование осуществляется в целях защиты имущественных интересов юридических и физических лиц на случай экологических рисков".Федеральный закон РФ "Об организации страхового дела в РФ" в большей части регулирует организационные аспекты страхования.

   В соответствии с Федеральным законом РФ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" заключение договора страхования риска ответственности за причинение вреда при эксплуатации опасных производственных объектов является необходимым для соответствующих организаций (ст. 9), а в лицензиях на эксплуатацию объекта делается запись о наличии такого договора (ст. 6).Вред окружающей среде рассматривается как часть общего, возможного в случае аварии, вреда.Установлен минимальный размер страховой суммы, зависящий от критериев опасности объектов, названных в самом же законе (ст. 15, Приложение 1 и 2).

   Федеральный закон РФ "О безопасности гидротехнических сооружений" рассматривает обязательное страхование риска гражданской ответственности собственников гидротехнических сооружений в качестве основной меры обеспечения ответственности за вред, причиненный в результате аварии гидротехнического сооружения во время строительства и эксплуатации объекта.Условия и порядок такого страхования регулируются специальным федеральным законом (ст.ст. 15 - 18).

  Федеральный закон РФ "О соглашениях о разделе продукции" предусматривает для инвестора страхование ответственности по возмещению ущерба в случае аварий, повлекших за собой вредное воздействие на окружающую природную среду (п. 2 ст. 7).

   В соответствии со ст.56 Федерального закона РФ "О животном мире" в случае невозможности предотвратить ущерб, нанесенный в результате жизнедеятельности объектов животного мира сельскому, водному и лесному хозяйству, убытки возмещаются из фондов экологического страхования.Предусмотрено регулирование страховых отношений и в Федеральном законе РФ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", в котором указывается на страхование как на источник финансирования мероприятий по ликвидации чрезвычайных ситуаций (ст. 24).

   Страхование ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц влиянием космической деятельности на окружающую природную среду, предусматривается Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О космической деятельности".
В настоящее время российские ученые  не могут определиться, что же можно отнести к экологическому страхованию, поскольку понятие «экологическое страхование» до сих пор законодательно не закреплено.

   Большинство исследователей склоны считать реализацию экологического страхования возможной во всех видах страхования, т.е. как гражданской ответственности, так и имущественного страхования природных объектов, а также  личного страхования. Другая группа ученых считает, что экострахование должно осуществляться лишь в форме гражданской ответственности (Серов Г. П. и др.).И, наконец, третья группа полагает, что страхование экологических рисков может осуществляться также и в виде имущественного страхования (Моткин Г. А. и др.).Автор статьи, делая оговорку, что страхование можно называть экологическим лишь в том случае, если оно направлено на компенсацию ущерба окружающей природной среде, считает возможным экострахование как в форме гражданской ответственности, так и имущественного страхования.

    В целом, по мнению автора, исходя из того, что страховые взносы предприятий в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 22 ноября 1996 г. № 1387 "О первоочередных мерах по развитию рынка страхования в Российской Федерации" относятся на себестоимость в размере до 1% от объема реализации продукции (работ, услуг), экологическое страхование по сути имеет некую двусмысленность, поскольку в данном случае нарушается принцип: «загрязнитель платит», а все издержки несет потребитель продукции (работ, услуг), т.е. «жертва загрязнения». Необходимо изменить данную норму:  «загрязнитель» (он же страхователь) должен вносить страховые взносы лишь из прибыли или специальных фондов предприятия.

  Исходя из вышеизложенного,автор данной статьи считает необходимым и неотложным принятие в России специального федерального закона об экологическом страховании, а также предлагает самостоятельно разработанную в соответствии со ст. 18 Федерального закона РФ «Об охране окружающей среды»двухуровенную модель правового регулирования экологического страхования:
1) Первый уровень правового регулирования экологического страхования - обязательное государственное страхование объектов - источников повышенной экологической опасности(объекты энергетики, включая АЭС и гидротехнические сооружения, объекты нефтегазового сектора экономики, нефтехимические и химические предприятия, военные объекты специального назначения и т.д.). Единым страховщиком должен быть специализированный государственный Российский фонд экологического страхования (РФЭС), учреждаемый на основании закона постановлением Правительства РФ.Страховые тарифы при этом должны устанавливаться в соответствии с классом опасности объекта.РФЭС должен также образовать из полученных страховых взносов необходимые резервы для проведения превентивных природоохранных мероприятий [6]. Кроме страховых взносов от страхователей РФЭС, что важно,  должен иметь перестраховочный фонд, формируемый за счет бюджетных средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета напрямую или через МЧС РФ.
2) Второй уровень правового регулирования экологического страхования - обязательное негосударственное страхование производственных и иных объектов(средние и небольшие предприятия, не имеющие стратегического значения и наличия особо опасных и вредных производств). Страховщиками данного уровня могут быть частные страховые компании, объединенные в страховой пул, имеющий фонды для проведения превентивных  экологически ориентированных мероприятий, а также перестраховочный фонд на случай крупной аварии.

  Во все иных случаях может осуществляться добровольное экологическое страхование, осуществляемое в соответствии с договором между страхователем и страховщиком.Правила добровольного страхования устанавливаются страховщиком самостоятельно на основании положений Федерального закона РФ «Об организации страхового дела в РФ» и главы 48 ГК РФ.

  Так или иначе платформой (правовой мерой) экологического страхования, по мнению автора статьи, должен являться  экологический аудит, который был бы способен максимально предоставить страховщикам объективные сведения и оптимально спланировать возможные превентивные мероприятия.

   С принятием международных стандартов ISO 14000 и EMAS требование периодического проведения аудиторских проверок стало одним из важнейших условий получения компаниями соответствующего сертификата. В рамках серии стандартов ISO 14000 требования к экологическому аудиту включены в следующие стандарты: «ISO 14010 - 98. Руководящие указания по экологическому аудиту.Общие принципы», « ISO 14011 - 98.Руководящие указания по экологическому аудиту. Процедуры аудита. Проведение аудита систем управления качеством окружающей среды, «ISO 14012 - 98.Руководящие указания по экологическому аудиту.Квалификационные требования для аудиторов в области экологии».К сожалению, данные международные стандарты в России имеют лишь добровольный характер и интересуют лишь компании, имеющие экспортную составляющую в своей деятельности.В РФ нормативная база экологического аудита определяется Постановлением Госстандарта России от 21.10.1998 № 378, которая в целом основывается на соответствующих международных требованиях, хотя имеет и некоторые особенности.

   Таким образом, в большей степени разделяя выводы «теоремы Коуза», описанные во второй части статьи, автор тем не менее, исходя из анализа большого количества техногенных аварий и катастроф, произошедших в России и за рубежом, пришел к выводу о необходимости принятия именно двухуровенной модели правового регулирования экологического страхования. Авария на крупнейшей в мире Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшая 17 августа 2009 г.,  показала необходимость именно двухуровенной модели экологического страхования. Так, ОАО «РусГидро», которой принадлежит ГЭС, застраховала объект в частной страховой компании «РОСНО» на 200.000.000 USD, однако, если и удастся получить эти средства, что само по себе сомнительно, их будет явно недостаточно для восстановления данного объекта - для этого потребуется как минимум 1500.000.000 USD.Для таких объектов необходимо государственное обязательное экологическое страхование.

    Автором статьи подготовлен соответствующий законопроект об экологическом страховании в РФ и  пакет проектов подзаконных актов, необходимые для его реализации. 

    Заключение

  На основании вышеизложенного автором статьи сделаны следующие выводы:
     Базовой нормой-принципом охраны окружающей среды, закрепленной системой права в данной сфере, является принцип соблюдения права человека на благоприятную окружающую среду, который реализуются мерами по обеспечению экологической безопасности.  В условиях перехода к устойчивому развитию данные меры предполагают основной акцент на использование ЭМП, базовым элементом которого должно стать экологическое страхование, причем с точки зрения правового регулирования, оно должно иметь вид двухуровенной модели, включающей обязательное государственное (первый уровень) и обязательное негосударственное экострахование (второй уровень). Однако в случаях презумции экологической опасности деятельности не явной и не столь масштабной (на основе проведения экологического аудита) предлагается  другая модель - добровольное экологическое страхование.

     Автор считает, что в РФ для законодательного закрепления отношений в сфере экологического страхования было бы своевременным актом принятие специального федерального закона об экологическом страховании.

Благо, что купить биотуалет для дачи что первого, что второго типа не составляет сейчас никакой проблемы. Химический портативный биотуалет. Биотуалет для дачи вся подробная информация на сайте http://www.medtechnika.com.ua


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика