Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблема социально-правовой природы правовых актов органов местного самоуправления Кыргызской Республики
Научные статьи
03.04.13 10:26

вернуться

  
ЕврАзЮж № 11 (18) 2009
Право стран СНГ
Шадыбеков К.Б.
Проблема социально-правовой природы  правовых актов органов местного самоуправления Кыргызской Республики
В настоящей статье рассматривается проблема социально-правовой природы актов местного самоуправления, так как потребности юридиче­ской практики в этой сфере вызывают необходимость ее исследования и решения. Так, современная Конституция Кыргызской Республики одной из основ реализации государственной власти устанавливает «принцип разгра­ничения функций и полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления» (ст. 7). Такая конституционная обособленность от государственной власти характеризует акты местного самоуправления как не имеющие государственно-властного характера, а значит формально они не являются правовыми. Отсюда возникает проблема признания их в каче­стве правовых и, соответственно, включения подобного рода актов в общую нормативно-правовую среду республики.

Правовые акты местного самоуправления в на­стоящее время достаточно распространены и имеют соответствующую нормативную основу, т. е. возмож­ность и порядок издания таких актов установлены в законодательных и иных нормативных актах. Норма­тивные правовые акты вообще и системы местного самоуправления в частности являются важнейшими источниками права, с помощью которых устанавли­ваются, изменяются, отменяются нормы права, тем самым создается важнейшее звено механизма право­вого регулирования - его нормативная основа.

В сфере местного самоуправления нормативные правовые акты являются одними из средств осущест­вления органами местного самоуправления задач и функций, реализации своей компетенции, доведе­ния до населения принятых решений. Поэтому есте­ственным становится тот факт, что органы местного самоуправления ведут активную нормотворческую деятельность, результатом которой являются соответ­ствующие акты местного самоуправления как внеш­няя форма выражения и закрепления воли местного сообщества. К ним относятся акты представительных органов местного самоуправления в лице местных кенешей, исполнительно-распорядительных органов самоуправления (айыл окмоту, горуправы, мэрии), а также решения, принимаемые непосредственным путем на собраниях, сходах и курултаях граждан в соответствии с установленной законодательством ре­спублики процедурой.

Вместе с тем, потребности юридической прак­тики в сфере местного самоуправления вызывают необходимость решения ряда общетеоретических вопросов, в числе которых немаловажной является проблема социально-правовой природы актов мест­ного самоуправления.

В юридической литературе понятие норматив­ный правовой акт имеет множество определений, что связано со сложностью данного явления, наличием у него многих внутренних и внешних связей и отноше­ний. Юридический словарь характеризует норматив­ный акт «как официальный письменный документ, порождающий определенные правовые последствия, создающий юридическое состояние и направлен­ный на регулирование общественных отношений». Ю.А.Тихомиров определяет правовой акт как «пись­менный документ, принятый управомоченным субъектом права (государственным органом, мест­ным самоуправлением, институтами демократии), имеющий официальный характер и обязательную силу, выражающий властные веления и направлен­ный на регулирование общественных отношений».[2] В.К.Бабаев предлагает рассматривать нормативный правовой акт как письменный документ соответству­ющего государственного органа, которым устанавли­ваются, изменяются или прекращаются нормы права, содержащие правила общего характера.

Закон КР «О нормативных правовых актах Кыр­гызской Республики» определяет нормативный пра­вовой акт как «письменный официальный документ установленной формы, принятый правотворческим органом в пределах его компетенции и направлен­ный на установление, изменение и отмену правовых норм, т. е. общеобязательных предписаний посто­янного или временного характера, рассчитанных на многократное применение».

В результате, анализируя данные формулиров­ки, можно выделить признаки, характеризующие нормативный правовой акт, в частности, такие как официальный характер документа, правомочность субъекта, общеобязательность норм принятого акта, длительность действия и многократность примене­ния его норм.

Как следствие, в современной правовой доктрине нормативный правовой акт рассматривается как акт правотворчества государственных органов, основной признак которого - государственно-властный харак­тер. Причем государственно-властный характер пра­вового акта управления означает то, что его появление обусловлено общественными и государственными интересами (публичными интересами) в целях уре­гулирования конкретных отношений, установления общеобязательных правил поведения или решения единичного вопроса, а также спора, возникающего в системе функционирования исполнительной власти и всего публичного управления. Субъекты принятия правового акта управления, принимая соответству­ющий акт, осуществляют государственную власть, характеризующуюся, как известно, и таким призна­ком, как обязательность исполнения действующих законов, властных предписаний, действий и реше­ний. Государство и его специальные органы контро­лируют, а также гарантируют исполнение актов. Это выражается в том, что в случае неисполнения либо неподчинения требованиям правового акта государ­ство может на законных основаниях применять меры административно-правового принуждения к юри­дическим и физическим лицам, не исполняющим решения органов публичной власти. Правовой акт управления при несоблюдении содержащихся в нем юридически властных предписаний предусматрива­ет применение мер юридической ответственности к стороне, виновной в неисполнении установленных норм.

В свою очередь, положения современной Консти­туции Кыргызской Республики однозначно устанав­ливают одной из основ реализации государственной власти «принцип разграничения функций и полно­мочий органов государственной власти и органов местного самоуправления» (ст. 7). Исходя из смысла данной конституционной нормы, представляется, что такая обособленность от государственной власти характеризует акты местного самоуправления как не имеющие государственно-властного характера, а зна­чит формально они как бы не являются правовыми. Отсюда возникает проблема признания их в качестве правовых и, соответственно, включения подобного рода актов в общую нормативно-правовую среду ре­спублики.

Интересно, что в юридической науке существует несколько мнений относительно данной проблема­тики, причем противоположных друг другу. Одна точка зрения, опираясь на общественную природу института самоуправления, считает, что акты мест­ного самоуправления не имеют правового характера. Другая, основываясь на публично-правовом характе­ре деятельности местного самоуправления, рассма­тривает эти акты как правовые, однопорядковые с нормативно-правовыми актами государственных ор­ганов. Сложность данного явления и дискуссионность вопроса, прежде всего, вызвана самим существом местного самоуправления, вариативностью теорий происхождения и природы самоуправления.

Тем не менее, учитывая политико-правовую основу организации местного самоуправления в Кыр­гызстане, представляется, что правовые акты местно­го самоуправления все же имеют свою социально­правовую природу, которая предопределяется следующими обстоятельствами. Наиболее важная для существа анализируемой проблемы, а также с точки зрения права норма содержится в статье 1 Конституции Кыргызской Республики, отражаю­щей общие принципы государственного устройства и фундаментальное право граждан на демократию. В соответствии с ней органы местного самоуправления являются одними из органов, наряду с органами го­сударственной власти, через которые носитель суве­ренитета - народ осуществляет принадлежащую ему власть, тем самым государственная и муниципальная власть единообразна в смысле первоисточника. Од­нако данная норма лишь закрепляет право местного самоуправления на властные полномочия, при этом оставляя открытым вопрос о существе самих власт­ных полномочий.

Содержание же «властности» местного самоу­правления вытекает из норм статей 93-97 главы 8 Кон-

ституции Кыргызской Республики, согласно которым «местное самоуправление в Кыргызской Республике осуществляется местными сообществами и обеспечи­вает самостоятельное решение населением вопросов местного значения. Местное самоуправление осущест­вляется гражданами непосредственно либо через вы­борные и другие органы местного самоуправления» (ст. 93). Конституционная норма о том, что «Органы местного самоуправления в пределах своих полномо­чий, установленных Конституцией и законодатель­ством Кыргызской Республики, принимают акты, обязательные для исполнения на их территории», позволяет сделать вывод, что юридическим инстру­ментом реализации властных полномочий является издание местным самоуправлением соответствую­щих правовых актов. При этом «конституционность правового акта органа или должностного лица мест­ного самоуправления опосредует государственно­властный характер данного акта. Именно в силу кон­ституционности власть в государстве осуществляется не только системой государственных органов, но и системой субъектов, принадлежащих местному са­моуправлению, в силу конституционности власть ор­ганов и должностных лиц местного самоуправления обеспечена государственными средствами и метода­ми, в том числе методами государственного убеж­дения и принуждения».

В силу того, что сущностью актов местного само­управления является формально определенная и до­кументально закрепленная воля народа, такие акты приобретают свойства «общности» и гарантируются государством. Гарантированность выражается в пре­доставлении государством местному самоуправле­нию права на судебную защиту, что дает ему возмож­ность обратиться в суд в случае неисполнения норм, изданных в пределах компетенции муниципальных органов власти. Соответственно, содержащие такие нормы акты приобретают характер нормативно­правовых, обладают необходимым для правовых актов властным признаком и являются составной ча­стью общей нормативно-правовой системы. Наряду с этим необходимо отметить и сходство по формаль­ным признакам, таким как наличие письменной до­кументальной формы при реализации правотворче­ских полномочий и опубликовании правовых актов. То есть нормы, формулируемые органами местного самоуправления, в установленных пределах облада­ют свойствами правовых норм.

Анализируя правовой характер актов местного самоуправления, следует указать и на то, что пра­вовые акты, принимаемые в системе местного са­моуправления, можно подразделить на те, которые издаются организационно оформленными и власт­ными субъектами муниципальных правоотношений (органы и должностные лица местного самоуправ­ления), и акты, являющиеся результатом непосред­ственного волеизъявления местных сообществ. В соответствии с законодательством республики пред­ставительные и исполнительные органы местного самоуправления в лице местных кенешей, мэрий, го­родских и сельских управ (айыл окмоту) и их долж­ностных лиц вправе издавать соответствующие пра­вовые акты.

При этом наиболее важные правовые акты яв­ляются, по общему мнению и в соответствии с пра­вовой системой, прерогативой представительных органов местного самоуправления. Это вытекает из их природы как представительных учреждений, являющихся по своему социальному назначению, способу формирования, составу и организационно­правовым формам работы в наибольшей степени приспособленными для организации муниципаль­ного нормотворческого процесса и способными наи­более полно выразить в этом процессе публичные интересы местного сообщества. Решения местного кенеша по вопросам, отнесенным к его ведению, при­нимаются большинством голосов от общего числа избранных депутатов, за исключением случаев, ког­да законодательством предусмотрен иной порядок. В частности, местные кенеши принимают решения большинством в две трети голосов от общего числа депутатов при выражении недоверия главе местного самоуправления и его заместителям, мэру города и его заместителям, а также главам районных государ­ственных администраций.

Решения местных кенешей, принятые ими в пределах их полномочий, обязательны для исполне­ния всеми гражданами, проживающими на соответ­ствующей территории, территориальными органами государственной власти и управления, а также пред­приятиями, организациями и учреждениями незави­симо от форм собственности в пределах полномочий, установленных законодательством. Причем решения местных кенешей могут быть отменены либо при­знаны утратившими силу в порядке, установленном законодательством Кыргызской Республики, то есть либо сами местные кенеши принимают по своим ак­там соответствующее решение, либо акты отменяют­ся Конституционным судом в случае противоречия Конституции КР и судом общей юрисдикции в случае противоречия законам и иным актам республики.

В свою очередь, исполнительные органы местно­го самоуправления (айыл окмоту, городские управы, мэрии) также вправе издавать соответствующие пра­вовые акты в форме постановлений. Нормативные акты исполнительных органов местного самоуправ­ления в целом необходимы для выполнения функ­ции организации управления на соответствующем уровне, а также повседневного решения местных дел в соответствии с законами страны и правовыми акта­ми представительных органов местного самоуправ­ления. При этом правовые акты исполнительных органов местного самоуправления, в частности айыл окмоту, изданные в пределах его полномочий, не подлежат утверждению какими-либо государствен­ными органами и обязательны для исполнения на соответствующей территории. Однако исполнение актов айыл окмоту, противоречащих законодатель­ству Кыргызской Республики, может быть приоста­новлено соответствующими кенешами, главами го­сударственных администраций района, области до вынесения решения судом.

Обратим внимание на то, что решения органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции, не могут быть отменены органами го­сударственной власти и управления иначе как по ре­шению суда.8 Это важная государственная гарантия, за несоблюдение которой установлена дисципли­нарная, а также административная ответственность должностных лиц.

Таким образом, исходя из сущности местного самоуправления и законодательства Кыргызской Ре­спублики, выделим некоторые признаки, присущие правовым актам местного самоуправления. В первую очередь, они принимаются компетентными на то ор­ганами и должностными лицами, реализующими в рамках закона функции и полномочия субъектов му­ниципального права. Все правовые акты местного са­моуправления носят подзаконный характер, их под- законность выражается в соответствии действующим законам и иным актам страны, обладающим по срав­нению с ними высокой юридической силой. В силу того, что правовые акты местного самоуправления выражают соответствующую волю субъекта муни­ципального правотворчества и влекут юридические последствия, они имеют официальный характер. Ре­шения субъектов муниципального правотворчества становятся правовым актом при условии соблюде­ния процедуры его принятия и надлежащего оформ­ления. Соответственно акты местного самоуправле­ния не могут не обладать необходимыми вообще для правовых актов качествами - признаком властности, общеобязательности, компетентности соответствую­щего субъекта и т. д.

Правовые акты местного самоуправления по своей природе, источнику, порядку образования и юридическим свойствам, по целевой и социальной направленности, по действию во времени, в простран­стве и по кругу лиц обладают теми же характерными чертами, присущими и нормативным правовым ак­там государственных органов, соответственно их мож­но понимать как правовые акты, элементы единой правовой системы наряду с актами, принимаемыми путем референдума и органами государственной власти. Такое единство закрепляется и действующим законодательством Кыргызской Республики. В част­ности, прокурорский надзор распространяется и на акты местного самоуправления, действие и закон­ность таких актов могут быть обжалованы в суде. Кро­ме того, может быть возмещен ущерб, причиненный в результате издания незаконного акта, что в равной степени относится как к актам государственных орга­нов, так и местного самоуправления. Однако в силу различных обстоятельств органы местного самоу­правления не используют в полной мере предостав­ленные им права по защите собственных интересов.

Резюмируя свое исследование, считаем безуслов­ным, что муниципальные правовые акты, несмотря на организационную обособленность местного само­управления от государственной власти, имеют свою конституционно-правовую природу и место в общей правовой системе Кыргызстана.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика