Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу об объекте организации занятия проституцией
Научные статьи
03.04.13 11:21

вернуться

  
ЕврАзЮж № 11 (18) 2009
Уголовное право
Герасимов Н.В.
К вопросу об объекте организации  занятия проституцией
В статье на основе анализа научных работ и материалов судебной прак­тики рассматриваются вопросы определения объекта преступления, преду­смотренного ст. 241 УК РФ, а именно – организации занятия проституцией.

Организация занятия проституцией имеет осо­бую специфику, а потому вопросы, отнесенные к объекту посягательства этого преступления, опреде­ляющему содержание, характер и общественную опасность рассматриваемого состава, требуют самого тщательного рассмотрения.

Значение объекта определяется прежде всего тем, что он является одним из элементов состава пре­ступления. Правильное определение объекта посяга­тельства дает возможность определить юридическую природу конкретного преступления, разграничить сходные между собой преступления и правильно их квалифицировать. Кроме того, объект является одним из критериев отграничения преступлений от иных правонарушений.

Объекту преступления в юридической литерату­ре дается разное толкование, но чаще всего под ним понимаются общественные отношения. Так, общим объектом каждого преступления является вся систе­ма общественных отношений, охраняемых уголов­ным законодательством, система, способствующая уяснению общественной опасности преступления, т. е. социальной сущности деяния, отграничения пре­ступления от иных правонарушений.

Родовым (специальным) объектом преступления является определенный круг тождественных (одно­типных, однородных по своей социальной сущности, близких по содержанию) общественных отношений, которые в силу этого охраняются комплексом взаи­мосвязанных уголовно-правовых норм.3 Включение законодателем организации занятия проституцией в раздел IX УК РФ «Преступления против обществен­ной безопасности и общественного порядка» к родово­му объекту рассматриваемого преступления относит общественные отношения, обеспечивающие общест­венную безопасность и общественный порядок.

Видовым объектом преступления является часть родового объекта, объединяющая более узкие груп­пы отношений, «отражающие один и тот же интерес участников этих отношений или же выражающие некоторые тесно взаимосвязанные интересы одного и того же объекта», соотносящаяся с родовым объ­ектом как часть с целым, или, иначе, как вид с родом. В качестве видового объекта преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, к которым относится и организация занятия про­ституцией, рассматриваются здоровье населения и общественная нравственность.

Непосредственным объектом преступления яв­ляется составная часть видового, родового и общего объекта — конкретные общественные отношения, про­тив которых непосредственно направлено преступ­ное посягательство. В качестве непосредственного объекта преступлений против общественной нрав­ственности, в том числе и преступления, предусмо­тренного ст. 241 УК РФ, традиционно рассматривается именно общественная нравственность — совокупность общественных отношений, определяющих представ­ление в данном обществе о добре и зле, о пристой­ности и непристойности, о гуманном и негуманном, о справедливом и несправедливом, выработанная людьми система норм и правил поведения, идей, традиций, взглядов о справедливости, долге, чести, достоинстве, которая является господствующей в обществе,8 один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе, особая форма общественного сознания и вид общественных отношений, охватывающих выработанные человече­ством и являющиеся господствующими в данный пе­риод в обществе систему норм и правил поведения, идеи, традиции, обычаи, представления о справед­ливости, о категориях добра и зла, долге, чести, со­вести, достоинстве.

В качестве непосредственного объекта органи­зации занятия проституцией общественную нрав­ственность рассматривает и правоприменительная практика. Представляется, однако, что общественная нравственность в качестве непосредственного объекта организации занятия проституцией и ряда смежных составов рассматривается по старинке, в силу сло­жившейся традиции, и взгляд этот не в полной мере отражает современные реалии.

Рассмотрим, каким же именно общественным отношениям наносит вред проституция.

А.Я.Вилкс отмечал, что повышенная опасность преступления, предусмотренного ст. 210 УК РСФСР (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, в пьянство, в занятие попрошайниче­ством, проституцией, азартными играми, а равно использование несовершеннолетних для целей па­разитического существования), заключается в следу­ющем:

1.     При вовлечении несовершеннолетних в заня­тие проституцией не только создаются условия для развития наказуемого сервиса платных сексуальных услуг, но и деформируются естественные обществен­ные отношения, подрывается здоровье молодых лю­дей, утрачиваются нравственные ценности. В итоге создаются предпосылки для наступления соответ­ствующих неблагоприятных последствий - внебрач­ных половых контактов, распространения венериче­ских заболеваний и СПИДа, распада семей. Все это ставит под удар нормальное генетическое (физиче­ское) и социальное (нравственное) воспроизводство новых поколений.

2.     Социально-негативные последствия проститу­ции несовершеннолетних проявляются в антиобще­ственных установках определенных неформальных групп молодежи - изменении представления о роли женщины-матери, воспитании детей, уважении к ро­дителям и старшим по возрасту.

3.     Распущенная половая жизнь и проституция в несовершеннолетнем возрасте отрицательно ска­зываются на здоровье. «Здоровье женщин опреде­ляет богатство нации». От женщин-матерей в свою очередь зависит здоровье детей, их физическое ипсихическое состояние, уровень половой культуры подрастающего поколения.

И.С.Кон отмечает следующие отрицательные стороны коммерческого секса: во-первых, он угро­жает здоровью населения, будучи рассадником вене­рических заболеваний (в последние годы - СПИДа); во-вторых, он покоится на угнетении женщин, вы­нужденных торговать собой, в-третьих, проституция безнравственна, в-четвертых, она тесно связана с пре­ступным миром, в-пятых, в нее, несмотря ни на какие запреты, вовлекаются несовершеннолетние.

При изучении работ, посвященных этому вопро­су, обращают на себя внимание два тезиса, декла­рируемые всеми исследователями: проституция со­действует массовому распространению венерических заболеваний и СПИДа и развращает общество, пося­гая на основные принципы морали.

Первый тезис имел особую актуальность в XIX ве­ке, когда распространение сифилиса среди населе­ния России во многом было связано именно с про­ституцией. Одними из основных распространителей венерических заболеваний являлись проститутки. Согласно статистике столетней давности, в 1893 году в Минске различными венерическими заболевания­ми страдало 99,3 % проституток, в 1896 году в Москве 82,2 % проституток страдали такими болезнями. Именно распространение венерических заболеваний вызвало попытку государства поставить проститу­цию под контроль и повлекло широкое обсуждение проблем проституции в обществе.

Многочисленные исследования устанавливают прямую связь между проституцией и распростране­нием СПИДа. Так, в Греции и Руанде было установ­лено, что 83 % обследованных проституток являют­ся носителями ВИЧ-инфекции. Доля американских проституток, зараженных смертельным вирусом, в начале 90-х годов составляла 40 %. Главный санитар­ный врач Москвы Г.А.Анищенко сообщал, что по со­стоянию на 30 июня 1999 года у 10 % московских про­ституток была обнаружена ВИЧ-инфекция.

Несомненно, что проституция способствует рас­пространению венерических заболеваний. Однако следует признать, что ни единственной, ни главной причиной этого распространения проституция не является. Исследователями не раз отмечалось, что вред физическому здоровью лиц, вовлеченных в про­ституцию, причиняется далеко не всегда. Не каж­дое лицо, занимающееся проституцией, страдает венерическими болезнями или является носителем

ВИЧ-инфекции, далеко не каждый клиент, прибе­гающий к услугам такого лица, заражается. Более того, в последнее время стала обращать на себя забо­та лиц, организующих занятие проституцией, о том, чтобы в ходе оказания сексуальных услуг никто из участников таких контактов не заразился венериче­ским заболеванием. Разумеется, причиной такой за­боты о здоровье проституток и их клиентов является желание получения максимальной прибыли, однако и проигнорировать тот факт, что следствием ее стало значительное сокращение заражений именно от про­ституток, нельзя.

С учетом этого обстоятельства здоровье населе­ния в качестве непосредственного объекта организа­ции занятия проституцией ни исследователями, ни законодателем не рассматривается.

Второй тезис стал актуален уже в ХХ веке, в пе­риод, когда государством были провозглашены чуж­дость советскому обществу проституции, названной явлением, присущим лишь буржуазному строю, и ее полное в стране искоренение (в заявлении, сделанном при ратификации СССР Конвенции ООН о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 года, было указа­но: «В Советском Союзе устранены социальные усло­вия, порождающие преступления, предусмотренные этой Конвенцией»).

А.Н.Игнатов подчеркивает, что опасность прости­туции для общества заключается в моральном разло­жении определенной части населения, особенно мо­лодежи, при этом имея в виду и тех, кто занимается этим ремеслом, и тех, кто пользуется услугами про­ституток, а снижение уровня половой нравственности, ею вызываемое, отрицательно влияет и на другие сфе­ры общественной морали. Очевидно, что, попадая в определенную микросреду, например в группу, кото­рая занимается проституцией, или общаясь с людьми, живущими представлениями специфической морали, человек с неустойчивым мировоззрением становится на их позиции, воспроизводит их мораль и идеоло­гию. Его потребности и интересы, мысли и настрое­ния формируются под влиянием среды, в которую он попал. Под воздействием таких условий складыва­ются антиобщественные взгляды индивида на жизнь, ее ценности и представления о правилах поведения. Устанавливая уголовную ответственность за организа­цию занятия проституцией, законодатель тем самым стремился обеспечить благоприятные условия нрав­ственного формирования личности, потому что его ха­рактер и последствия играют главную роль в генезисе преступного и отклоняющегося поведения.

Сомнений в том, что проституция, организация занятия ею наносят вред общественной нравствен­ности, не имеется, как не имеется сомнений и в том, что безнравственным (посягающим на общественную нравственность) является любое преступление.

Однако является ли общественная нравственность важнейшим объектом из тех, которым организация занятия проституцией наносит вред? Преступление это посягает одновременно на несколько объектов, что отмечалось исследователями, ведь проституция не только способствует падению общественной мо­рали и распространению венерических заболеваний, но и оказывает отрицательное влияние на семейные отношения, воспитание детей, сопутствует алкого­лизму, наркомании, преступности.

Рассмотрим соотношение проституции со свобо­дой, честью и достоинством личности.

Е.Б.Мизулина отмечает, что в УК РФ имеет место ошибочное разделение однородных преступлений на преступления, связанные с торговлей людьми, и на преступления, связанные с использованием че­ловека для занятия проституцией: «Примечание 2 к ст. 127-1 УК РФ квалифицирует использование заня­тия проституцией другими лицами как одну из форм сексуальной эксплуатации. В этом смысле с точки зрения цели действий виновного торговля людьми, осуществляемая с целью сексуальной эксплуатации, ... организация занятия проституцией другими ли­цами однородны по своему характеру. И в том, и в другом случае человек подвергается сексуальной экс­плуатации, вовлекается в сексуальное рабство».

Термин «эксплуатация проституции» был уза­конен в 1949 году Генеральной Ассамблеей ООН в Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуа­тацией проституции третьими лицами. Этот доку­мент обязал подвергнуть наказанию каждого, кто для удовлетворения похоти другого лица:

-      сводит, склоняет или совращает в целях про­ституции другое лицо даже с согласия этого лица;

-      эксплуатирует проституцию другого лица да­же с согласия этого лица;

-      содержит дом терпимости или управляет им, сознательно финансирует или принимает участие в финансировании дома терпимости;

-      сдает в аренду или снимает здание или другое место или часть такового, зная, что они будут исполь­зованы в целях проституции третьими лицами.

Организация занятия проституцией представ­ляет собой явление, требующее постоянного при­общения к проституции новых лиц, вокруг которых создается целая сеть разного рода посредников, дис­петчеров, охранников, врачей-венерологов, владель­цев притонов, каждый из которых, паразитируя на проституции, получает из доходов проститутки свою долю. По данным В.В.Дюкова (и это подтверждается анализом уголовных дел), каждая из них отдает до 75 % своего заработка (причем, скорее, не отдает 75 %, а получает 25 %). Автор, безусловно, прав, утверждая, что «экономической заинтересованностью тех, кто наживается на эксплуатации проституток, и объяс­няется живучесть этого явления».

Таким образом, деятельность лиц, занимающих­ся коммерческим посредничеством в занятии про­ституцией и созданием организаций для указанных целей, может рассматриваться как преступная экс­плуатация проституции. Отдельные практические работники органов внутренних дел даже считают, что «секс-воротилы» по существу выступают в каче­стве работорговцев, а клиенты в качестве временных рабовладельцев.20 Такая постановка вопроса относит организацию занятия проституцией к преступлени­ям против свободы, чести и достоинства личности. Вместе с тем, представляется, что установленное за­конодателем в указанном выше примечании равен­ство между использованием занятия проституцией другими лицами, рабским трудом и подневольным состоянием как формами эксплуатации человека не вполне обоснованно. На практике чаще всего имеют место случаи, когда субъект, организуя занятие про­ституцией другими лицами, решившими встать на путь проституции добровольно, присваивает лишь часть (пусть и большую) заработанного этими лица­ми, причем такое присвоение происходит по обоюд­ному согласию. В этой ситуации имеет место своего рода «трудовой договор», разумеется, незаконный, поскольку запрещены и само занятие проституци­ей, и его организация. Однако приравнивать такую эксплуатацию к подневольному состоянию или, тем более, рабскому труду, на наш взгляд, нельзя, так как лицо, занимающееся проституцией, стало занимать­ся ею добровольно и, нередко, вольно в любой мо­мент прекратить это занятие.

Те же случаи, когда лица в проституцию вовле­каются против их воли, занимаются проституцией по принуждению, весь заработок их от проституции присваивается, действительно могут быть рассмотре­ны с точки зрения равенства занятия проституции рабскому труду, что, однако, не дает оснований при­равнять к нему всякую организацию занятия прости­туцией. Следует все же отметить, что сама по себе эксплуатация в любой форме проституции причи­няет вред чести и достоинству эксплуатируемой лич­ности, что законодателем оставлено без внимания.

Рассмотрим соотношение проституции с семей­ными отношениями и воспитанием детей.

Статья 38 Конституции РФ провозглашает, что материнство и детство, семья находятся под особой защитой государства. Это положение вытекает из норм международно-правовых актов о том, что се­мья является естественной и основной ячейкой обще­ства и имеет право на защиту со стороны общества и государства (ч. 3 ст. 16 Всеобщей декларации прав человека,21 ч. 1 ст. 23 Международного пакта о граж­данских и политических правах),22 семье должны предоставляться самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответ­ственности лежит забота о несамостоятельных детям и их воспитании (ч. 1 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах), материнство и детство дают право на особое попече­ние и помощь (ч. 2 ст. 25 Всеобщей декларации прав человека), ребенок имеет право на такие меры за­щиты, которые требуются в его положении как мало­летнего со стороны его семьи, общества и государства (ч. 1 ст. 24 Международного пакта о гражданских и по­литических правах), дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуа­тации (ч. 3 ст. 10 Международного пакта об экономи­ческих, социальных и культурных правах), семейное воспитание должно включать в себя правильное пони­мание материнства как социальной функции и при­знание общей ответственности мужчин и женщин за воспитание и развитие своих детей при условии, что во всех случаях интересы детей являются преоблада­ющими (п. «Ь» ст. 5 Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин).

Кроме того, Конвенция о правах ребенка закре­пляет, что государства-участники принимают все не­обходимые законодательные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсут­ствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление (ст. 19). В целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка 3 июля 1998 года Государственной Думой принят Федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ».

Существование этих документов подчеркивает исключительную значимость для общества семьи и ее нормального функционирования. Это объясняет­ся теми функциями, которые семья выполняет в про­цессе своего существования. Обычно исследователи семьи выделяют следующие ее функции:

1.     Хозяйственно-бытовая функция, заключающа­яся в обеспечении жизнедеятельности семьи.

2.     Репродуктивная функция, связанная с дето­рождением.

3.     Воспитательная функция семьи - осуществле­ние первичной социализации ребенка и воспитание его вплоть до достижения социальной зрелости. Под воспитанием понимается система целенаправлен­ных воздействий на воспитуемого с целью привития ему определенных идейных воззрений, нравственных норм, образцов поведения, а также определенных нравственно-психологических и физических ка-честв.

4.     Рекреационная функция, которая включает в себя оказание физической, материальной и психоло­гической взаимопомощи, организацию досуга чле­нов семьи.

5.     Коммуникативная функция как суть удовлет­ворения потребности семьи в общении и взаимо- понимании.

Подавляющее число лиц, занимающихся про­ституцией, в период этого занятия в браке не состо­ят, вследствие чего оторванной от выполнения вы­шеуказанных функций оказывается большая группа людей, находящихся в наиболее благоприятном для создания семьи, рождения и воспитания детей воз­расте - 18-30 лет. Более того, несмотря на то, что жен­щины, занимающиеся проституцией, все же нередко рожают детей, не вступая в брак, последующее вос­питание их матерями, чаще всего не прекращающи­ми занятия проституцией, осуществляется далеко не в тех условиях, которые декларируются вышеприве­денными нормативными актами.

Давно отмечено, что одной из основных причин половой распущенности среди девочек, проживаю­щих с одной матерью, является аморальное поведение последней (более чем в 50 % случаев). М.И.Арсеньева приводит такой пример. Несовершеннолетняя К. со­стояла на учете в инспекции по делам несовершен­нолетних с 13-ти лет (за побеги из дома, кражи, амо­ральное поведение), ее мать пила, приводила домой разных мужчин, К. во всем ей стала подражать, по­ловую жизнь начала с 13-ти лет, группировала вокруг себя подростков, распивала с ними спиртные напитки, оставляла их у себя ночевать. Очевидно, что занятие матери проституцией ничуть не лучше отразится на воспитании ее ребенка, чем поведение матери К.

Половая жизнь до достижения биологической и социальной зрелости разрушительно влияет на нормальное нравственное, психическое и духовное развитие малолетних и несовершеннолетних. Осо­бенно отрицательно это сказывается на формирова­нии у женщины воспитательных функций будущей матери. Преждевременная половая жизнь прерыва­ет нормальное становление и развитие материнских чувств. Специальные исследования показали, что у многих деморализованных в сфере полового поведе­ния женщин так и не сформировались эти функции. Став затем матерями, такие женщины безразлично относятся к своим детям

П.П.Блонский писал:              «.дальнейшее      развитие сексуальности девочек, рано начавших половую жизнь, происходит по пути преимущественного раз­вития элементарного полового влечения, препятству­ющего развитию чувства любви, являющегося своео­бразным ограничителем сексуальных отношений по объему: любят одного. Любовь моногамна, тогда как элементарно-чувственная сексуальность полигамна».

По той же причине ранней половой демора­лизации женщины уклоняются от обязанностей по воспитанию и материальному содержанию своих детей, оставляют их в родильных домах и домах ре­бенка - ввиду отсутствия чувства любви и привязан­ности, препятствующего нормальному социальному общению с другими людьми.

Воспитание детей в семьях и контроль за их по­ловым поведением исторически складываются под влиянием традиции, согласно которой нарушение полового запрета девушкой морально осуждается более строго, чем аналогичное нарушение со сторо­ны юноши. В этом проявляется двойственный харак­тер традиционной половой морали. Такое неравно­правие обусловлено рядом психо-физиологических особенностей девочек, связанных с подготовкой их к осуществлению материнских и воспитательных функций. Здоровая атмосфера в семье, основанная на любви, дружбе, взаимопонимании между роди­телями, их уважительном отношении друг к другу, является основой формирования у детей правильных отношений к противоположному полу. Изучение криминологами условий воспитания в семьях детей, вставших на путь нарушения норм половой морали, показывает, что основными причинами тому стали взаимное неуважение родителей друг к другу, уни­жение достоинства одного из них, перенесение забот по воспитанию детей и ведению домашнего хозяй­ства на плечи только матери или только отца, нецен­зурная брань, рукоприкладство, проявление половой распущенности, факты супружеской измены и т. п.

Таким образом, следует признать, что прости­туция наносит существенный вред институту семьи, воспроизводству населения, воспитанию детей. Вред этот - прямой, причем описанные общественно­опасные последствия наступают в каждом случае, когда конкретное лицо встает на путь проституции. В результате этого лицо, вставшее на путь проститу­ции, не создает семьи, либо не создает полноценной семьи, либо не рожает детей, либо не воспитывает их надлежащим образом, поскольку занятие проститу­цией накладывает отпечаток на все поведение лица, ею занимающегося. Если же лицо, занимающееся проституцией, все же рожает ребенка и воспиты­вает его, ребенок усваивает шкалу ценностей своего воспитателя, оказывается под его дурным влиянием либо - по меньшей мере - недополучает от воспита­теля необходимое ему внимание, хотя имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих ро­дителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, право на воспитание своими ро­дителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (ст. 54 Семейного кодекса РФ). Лицо же, занимающе­еся проституцией и родившее ребенка, имеет право и обязано воспитывать своего ребенка, несет ответ­ственность за его воспитание и развитие, обязано за­ботиться о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии (ст. 63 Семейного кодекса РФ).

Следует ли признать, как это сделано действу­ющим уголовным законодательством, что вред, причиняемый организацией занятия проституцией общественной нравственности, представляет собой большую опасность, чем вред, причиняемый этим преступлением институту семьи и несовершеннолет­ним? Представляется, что нет. Об этом прямо гово­рит то обстоятельство, что организацией занятия проституцией всегда наносится прямой вред брачно­семейным отношениям и интересам детей, пусть и не рожденных, а вред, наносимый этим преступлением общественной нравственности, носит довольно аб­страктный характер. Косвенно об этом свидетельству­ет и преамбула Конвенции ООН о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН 2.12.1949), указывающая, что проституция несо­вместима с достоинством и ценностью человеческой личности и угрожает благосостоянию человека, семьи и общества, и не называющая среди объектов, кото­рым проституцией наносится вред, нравственность.

Преамбула Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 года указывает, что семье, как основной ячейке общества и естественной среде для роста и бла­гополучия всех ее членов и особенно детей, должны быть предоставлены необходимые защита и содей­ствие, с тем, чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества; ребенку для пол­ного и гармоничного развития его личности необходи­мо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания. Отнесение организации занятия проституцией к преступлениям против общественной нравственности демонстрирует то, что законодатель это преступление как посягающее на интересы семьи и несовершеннолетних не рассматривает. Обществен­ная нравственность вообще представляет собой явле­ние, которое непрерывно меняется. Создается впечат­ление, что, относя организацию занятия проституцией к преступлениям против общественной нравственно­сти, законодатель руководствовался сформированной в советский период доктриной считать проституцию явлением, чуждым советскому обществу, явлением, не соответствующим моральному облику советского че­ловека. Тем самым законодатель не учел реалий наше­го времени, в котором проституция из чего-то далеко­го и чуждого, посягающего на довольно абстрактную и довольно сомнительную нравственность, преврати­лась в обыденность, реально калечащую жизнь совер­шенно конкретных людей.

Оценивая состояние нравственности российского общества, И.С.Кон отмечает, что современные люди значительно терпимее относятся к разводу, аборту, внебрачным связям и проституции, хотя моральное регулирование и оценка сексуальных отношений не исчезают, становясь более гибкими и реалистиче­скими, в результате чего уменьшается разрыв между повседневной, бытовой и официальной моралью и, следовательно, становится меньше лицемерия.

В российском обществе, в котором уже давно ста­ли нормальными нежелание вступать в брак, погоня за новыми сексуальными контактами, времяпре­провождение в обществе проституток, секс-туризм, обилие обнаженной натуры в печати, Интернете и по телевидению, незавуалированная торговля пор­нографией, прямая реклама сексуальных услуг, кон­статация того, что целью уголовного преследования организации занятия проституцией является за­щита морального облика проститутки, ее клиента или общества, в котором они существуют, выглядит ханжески. Более того, как отмечают некоторые ис­следователи, в условиях системной капитализации общественных отношений тезис об аморальности проституции не всегда убедителен, утверждение об аморальности, безнравственности проституции не является общепризнанной ее характеристикой и бесспорным объектом проституции как правона- рушения.

По существу, это очевидно всем, в том числе и тем, кто осуществляет уголовное преследование. О ка­кой защите нравственности в сфере половой морали можно говорить, если в ходе оперативно-розыскных мероприятий по выявлению фактов организации за­нятия проституцией лицо, сотрудничающее с мили­цией, выступающее в роли клиента — «закупщика» сексуальных услуг, государственными деньгами опла­чивает проститутку, с которой затем, по прямому указанию представителей государства — сотрудников милиции, совершает половой акт, подтверждая тем самым имеющиеся подозрения и создавая доказатель­ство обвинения? Случай этот — не единичен, в рамках оперативно-розыскных мероприятий имеют место половые акты представителей государства, которыми, по существу являются «закупщики», сотрудничающие с милицией, даже с несовершеннолетними Очевид­но, что борьба с организацией занятия проституцией такими методами просто недопустима, так как сами они, безусловно, безнравственны и аморальны.

В целом борьба с организацией занятия прости­туцией, то есть защита нравственности, носит вялоте­кущий характер. Подавляющему большинству лиц, осуждаемому за преступления, предусмотренные ст. 241 УК РФ, назначается достаточно мягкое на­казание — в виде штрафа либо условного лишения свободы. Крайне редки случаи, когда по ст. 241 УК РФ виновному назначается реальное лишение свободы. Такая практика позволяет некоторым организаторам привлекаться к уголовной ответственности по ст. 241 УК РФ не по одному разу и без каких бы то ни было серьезных для себя последствий, очевидно — что и без прекращения ими преступного бизнеса.

Все это указывает на то, что и правоохранитель­ные органы, и суды, и законодатель (не зря же санк­ция ч. 1 ст. 241 УК РФ предусматривает в качестве самого строгого наказания лишение свободы на срок лишь до 5-ти лет, а санкция ч. 2 ст. 241 УК РФ - лишь до 6-ти) относятся к организации занятия проститу­цией достаточно снисходительно, возможно - не осо­знавая в полной мере опасности этого преступления. Кодекс РФ об административных правонарушениях как серьезное препятствие проституции рассматри­вать сложно: во-первых, милиция, на которую воз­ложена обязанность выявлять и пресекать правона­рушения, предусмотренные ст. 6.11, 6.12 КоАП РФ, к этому не стремится, очевидно, осозна­вая незаинтересованность государства в таком пре­сечении, во-вторых, лицам, занимающимся прости­туцией, привлечение к административной ответ­ственности никак не мешает и далее заниматься проституцией.

В Ульяновской области за период с 2003 по 2008 год к административной ответственности по ст. 6.11 КоАП РФ привлечено лишь 40 проституток, по ст. 6.12 КоАП РФ к административной ответствен­ности никто не привлекался. Вместе с тем, за тот же период по области по ст. 241 УК РФ было возбуждено 16 уголовных дел, по каждому из которых фигуриро­вало не менее чем 8-10 проституток, а областные га­зеты по-прежнему изобилуют объявлениями, пред­лагающими интимные услуги. Сопоставление этих фактов однозначно указывает на недостаточность применения в борьбе с проституцией мер админи­стративного законодательства.

Таким образом, следует признать, что обще­ственная нравственность в области половой морали в качестве непосредственного объекта такого престу­пления, как организация занятия проституцией, рас­сматриваться не может, но не потому, что в резуль­тате проституции общественная нравственность не страдает, а потому, что непосредственным объектом, которому проституцией наносится гораздо больший вред, являются семейные отношения и интересы не­совершеннолетних.

Обоснованность такого утверждения подтверж­дает и то обстоятельство, что ранее в качестве видово­го объекта вовлечения в занятие проституцией несо­вершеннолетнего (ст. 151 УК РФ в редакции закона от 13.06.1996) уже рассматривались общественные отно­шения, обеспечивающие нормальное развитие и вос­питание несовершеннолетних, а также правильное, обеспечивающее требованиям личности и общества, функционирование семьи, а в качестве непосред­ственного объекта этого преступления - обществен­ные отношения по поводу нормального физического, нравственного и сексуального развития несовершен- нолетних, пусть в качестве непосредственного объекта вовлечения в занятие проституцией и рассма­тривалась общественная нравственность. Внеся 8 де­кабря 2003 года в УК РФ изменения, законодатель устранил это противоречие и объединил вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией и во­влечение в занятие проституцией в статье 240 УК РФ, чем констатировал, что объектом вовлечения несо­вершеннолетних в занятие проституцией являются не семейные отношения и интересы несовершеннолет­них, а общественная нравственность, тем самым при­знав, что в случае вовлечения несовершеннолетнего в занятие проституцией основным, наиболее тяжким, является вред, причиняемый общественной нрав­ственности в сфере половой морали, а не тот вред, что причиняется интересам конкретного несовершенно­летнего, вовлеченного в занятие проституцией. При­ходится лишь сожалеть о том, что такое противоре­чие, как отнесение вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией и вовлечения в занятие про­ституцией к преступлениям, посягающим на разные объекты, законодателем было устранено путем от­несения ответственности за вовлечение несовершен­нолетних в занятие проституцией к ст. 240 УК РФ. Представляется более логичным отнести и вовлече­ние в занятие проституцией, и организацию занятия проституцией к преступлениям против семьи и несо­вершеннолетних, поскольку вред, наносимый этими деяниями семейным отношениям и интересам несо­вершеннолетних, представляет собой наибольшую опасность.

В рамках изучения вопроса объекта организации занятия проституцией обращает на себя внимание и тот факт, что занятие проституцией (ст. 6.11 КоАП РФ) законодателем отнесено к правонарушениям, пося­гающим на общественную нравственность. То есть за­конодатель устанавливает, что и организация занятия проституцией, и занятие проституцией посягают на один и тот же объект. Тогда почему же организация занятия проституцией является уголовно-наказуемым деянием, а занятие проституцией - лишь правонару­шением? Сравнение масштабов воздействия этих дей­ствий на общественную нравственность невозможно, поскольку какие-либо объективные критерии оценки ущерба, наносимого общественной нравственности, отсутствуют. Вместе с тем, можно предположить, что лицо, чье занятие проституцией никто не организу­ет, может обслужить клиентов не меньше, чем лицо (группа лиц), чье занятие проституцией кем-то ор­ганизуется, и тем самым причинить общественной нравственности не меньший вред.

Следовательно, общественная нравственность как непосредственный объект организации занятия проституцией законодателем избрана произволь­но, без каких бы то ни было объективных предпосы­лок и не может рассматриваться в качестве такового, поскольку в противном случае в качестве уголовно­наказуемого деяния должно рассматриваться и заня­тие проституцией. Однако все встанет на свои места, если мы примем следующие положения.

1.      Принимать решение о том, иметь или не иметь семью и детей, - неотъемлемое право каждо­го человека, и его личное решение не иметь семьи и детей, а также реализация этого решения, не могут рассматриваться в качестве деяния, посягающего на интересы семьи и несовершеннолетних.

2.      Организация занятия проституцией связана с осознанием того, что в результате этого занимаю­щиеся проституцией лица не вступят в брак, либо не родят детей, либо не дадут детям надлежащего вос­питания. Реализация умысла организовать занятие проституцией подразумевает то обстоятельство, что субъект безразлично относится к наступлению таких последствий.

Указанные положения дают ответ на вопрос о том, по каким основаниям организация занятия проститу­цией подлежит отнесению к уголовно-наказуемым деяниям, а занятие проституцией - к правонарушени­ям. Вместе с тем, эти положения требуют признания того факта, что организация занятия проституцией является преступлением, посягающим на семейные отношения и интересы несовершеннолетних.

Прогноз рассматриваемого асоциального явле­ния на ближайшие годы неблагоприятен в связи с причинами прежде всего социально-экономического характера. Поэтому в случае непринятия эффектив­ных мер борьбы с проституцией следует ожидать ее значительного роста. Понятно, что одними правовы­ми запретами эту задачу не решить, здесь требуется комплексный подход, основанный на учете широкого спектра социально-экономических, психологических, воспитательных, медицинских и иных факторов. В то же время следует максимально ужесточить уголовно­правовые меры к лицам, эксплуатирующим прости­туцию в корыстных и иных личных целях.

Я.И.Гилинский пишет: «Пока существуют товар­но-денежные отношения (и сексуальность человека!), будет и проституция. И никакие призывы и закли­нания (а равно запреты, которые приведут лишь к более тайному, «подпольному» существованию про­ституции и увеличению размеров оплаты предо­ставляемых услуг) не смогут ее «ликвидировать». Об этом свидетельствует весь мировой многотысячелет­ний опыт. Только нашим удивительным пренебре­жением и к истории, и к разуму, и к науке можно объяснить святую веру в силу запрета, репрессии и морализаторства». Полагаем, что непосредствен­ным объектом организации занятия проституцией должны быть признаны именно семья и интересы несовершеннолетних. Потерпевшим от деятельности каждого такого организатора могут быть признаны как те лица, занятия проституцией которых он орга­низовывал, так и те лица, которые пользовались их сексуальными услугами. Следует признать, что в ре­зультате проституции в первую очередь страдают се­мейные отношения, и именно семейные отношения в первую очередь должны защищаться от проститу­ции уголовным законом.

После признания этого факта становится яс­ной истинная опасность организации занятия проституцией: расширение проституции, вовлече­ние в нее новых лиц, пресечение их попыток прекра­тить это занятие, создание им условий, в которых они могут обслужить максимальное количество клиентов, и - тем самым - все большее влияние, безусловно от­рицательное, преступности на развитие российской семьи, воспроизводство населения и воспитание но­вых поколений.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика