Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Экстремизм в российском уголовном праве
Научные статьи
04.04.13 10:56


  
ЕврАзЮж № 11 (18) 2009
Юридическая наука
Шошин С.В.
Отзыв на автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно исполнительное право Сергуна Евгения Петровича на тему «Экстремизм в российском уголовном праве»
     

Автореферат диссертации Сергуна Е.П. может быть охарактеризован как отличающийся актуально­стью. Следует в полной мере согласиться с мнением диссертанта, указывающего (С. 3) на необходимость пересмотра устоявшегося в российском законода­тельстве и науке российского уголовного права по­нимания сущности экстремизма, как с учетом пси­хологического свойства данного явления, так и его политической природы.

Работа диссертанта имеет высокую степень но­визны. Результаты, полученные диссертантом и от­раженные в автореферате его диссертации, имеют значение для практики и отечественной науки.

Диссертационное исследование Сергуна Е.П. яв­ляется самостоятельным и оконченным.

Теоретическую основу работы составили много­численные труды отечественных и иностранных уче­ных, посвященные философским, психологическим, политическим и правовым аспектам экстремизма.

Нормативную базу диссертационного исследо­вания составляют действующая Конституция РФ и широкий спектр иного действующего федерального законодательства, положения которого прямо или косвенно регулируют отношения в сфере противо­действия экстремистской деятельности в Российской Федерации (С. 7).

Методологическую основу исследования состав­ляет всеобщий диалектический метод познания со­циально-правовых явлений и процессов. В диссер­тационном исследовании применяется весьма неха­рактерный для российского уголовного права подход к определению сущности экстремизма - теоретико­дедуктивный, который составляет методическую ос­нову исследования. Названный подход осуществля­ется с применением иных формально-логических, общенаучных, частно-научных и частно-правовых методов исследования (С. 7).

Объектом исследования диссертанта является экстремизм как сложное психолого-политическое явление, выступающее мотивом преступного пове­дения, и общественные отношения, возникающие в сфере противодействия преступлениям экстремист­ской направленности в России (С. 7).

Предметом диссертационного исследования яв­ляются:

-      УК РФ, в частности, п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ, а так­же ст. 239, 278, 279, 280, 282, 282.1 и 282.2 УК РФ;

-      некоторые составы преступлений против обще­ственной безопасности и другие нормы уголовного закона;

-      Федеральный закон РФ от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской дея­тельности»;

-      иные нормативные правовые акты, регулирую­щие отношения в сфере противодействия преступ­ным формам экстремизма;

-           уголовное законодательство зарубежных стран;

-           научно-теоретические и специальные ис­точники;

-      материалы следственной практики,

-      материалы судебной практики;

-      статистические данные;

-      результаты проведенного анкетирования со­трудников органов внутренних дел РФ (С. 7).

Цель диссертационного исследования была определена диссертантом следующим образом:

-      комплексное изучение экстремизма в россий­ском уголовном праве;

-      разработка основного понятийно-категориаль­ного аппарата и поправок и изменений норм уголов­ного права, способных, по мнению автора, расширить некоторые проблемы квалификации преступлений экстремистской направленности;

-      изменение устоявшихся в российской науке стереотипов относительно толкования сущности экстремизма и расширение научного видения этого сложного явления (С. 7).

Поставленные автором цели данного исследова­ния были им достаточно успешно достигнуты.

В то же время, наряду с безусловно положи­тельными моментами, при изучении автореферата возникают и некоторые вопросы достаточно поле­мического характера, не оказывающие какого-либо принципиального влияния на его общую положи­тельную оценку, в частности:

1.    Весьма неоднозначно наименование темы дан­ного диссертационного исследования. Аналогичным же образом сложно воспринимается и наименование второй главы работы диссертанта, определенное им как «Экстремизм в Уголовном кодексе РФ». Можно предположить, что в обоих этих случаях речь идет об уголовно-наказуемом (преступном) экстремизме. Указанная неоднозначность восприятия, как пред­полагается, может быть объяснена неточностью (по­грешностью) авторской формулировки, не изменяю­щей при этом сущности полученных им результатов научного исследования.

2.    С. 4, 14, 21 - отнесение РФ в современном виде к числу демократических государств характерно не для всех ученых. Учитывая использование диссертантом при выполнении исследования ресурсов всемирной сети Интернет, можно, в частности, отметить доступ­ность мнения Анны Борщевской (аспирант по ближ­невосточным исследованиям международного права и международной экономики Университета Джона Хопкинса Пол Н.Нитца, школа перспективных меж­дународных исследований (SAIS) в Вашингтоне, округ Колумбия, США). В своей статье под названием «Рос­сии не дали демократию», опубликованной 17 апре­ля 2009 года на сайте «Post Global», поддерживаемом международным редактором «Newsweek» Дэвидом Игнатиусом и Фаридом Закариа (газета «Вашинг- тонПост»), она ставит под сомнение наличие демо­кратии в современной России.1 Примечательно, что в данной критической статье имеется и адрес e-mail ее автора, что позволяет без особых затрат времени и сил осуществить ее интервью с использованием воз­можностей электронной почты по анализируемой проблематике.

В совместной статье Джеймса Гольдгейера, стар­шего научного сотрудника трансатлантических ис­следований фонда Уитни Шепардсон, и Майкла Макфола из Стэндфордского университета, опубли­кованной в газете «The Washington Post» за 9 апреля 2006 года под названием «Россия - не демократиче­ская. Ну и что?», утверждается, что дискуссия закон­чена, в России нет демократии.2 Ограниченность объ­ема настоящего отзыва не предполагает подробного анализа указанной статьи. Возможным представля­ется лишь упомянуть о многочисленных причинах,

приводимыми авторами данной статьи в подтверж­дение их доводов.

Весьма любопытны и точки зрения отечествен­ных авторов. Например, по мнению А.Г.Горшенкова, Г.Г.Горшенкова и Г.Н.Горшенкова, посредством кри­минализации экономической власти российское преступное сообщество (в которое втянуты десятки миллионов человек) успешно проникает во все сфе­ры общественной жизни, в том числе и в информа­ционную. Сегодня так называемая «четвертая власть» также попала в зависимость от криминализирован­ной экономической власти. Некоторые, в том числе и российские, авторы считают, что в значительной мере подвержена криминализации и государствен­ная власть. Больше того, некоторые исследователи преступности и ее причин, обращаясь к данному об­стоятельству, прямо указывают на преступность госу­дарственной власти. Так, «Новая газета» от 27 мар­та - 2 апреля 2001 года писала: «Криминализация верховной власти началась с легализации всех видов финансовых махинаций и завершилась приватизаци­ей компаний... властное сообщество автоматически изменило свою природу на чисто криминальную».

Также весьма любопытно мнение Ю.А.Бабикова, который пишет, что сам способ существования иму­щего слоя, который обладает государственной вла­стью, преступен, «ибо в его основу заложен преступ­ный принцип жизни за счет чужого труда», и потому следует вести речь о двух формах преступности, одна из которых именуется государственностью, а дру­гая, оппозиционная, - криминалом. У этих форм преступности разные лица, но единое начало - та и другая паразитируют на чужом труде. Ю.А.Бабиков находит закономерным то, что «при усилении госу­дарственности снижается криминальная составляю­щая преступности и наоборот».

Кроме того, А.И.Шестаков, рассматривая статус криминологии будущего, содержание ее объекта, на­ходит, что эта наука в какой-то части станет наукой «о подлинных преступлениях, значительная доля кото­рых совершается властью».

Как справедливо заметил С.Л.Сибиряков, исходя из философской точки зрения об аморальности (по крайней мере) власти, люди, получающие возмож­ность распоряжаться судьбами других людей, рано или поздно попадают в такое положение, «при ко­тором не нарушить закон, не говоря уже о морали, невозможно».

При наличии к тому необходимости перечень аналогичных точек зрения, излагаемых как учеными, постоянно проживающими на территории РФ, так и иностранными учеными, весьма легко продолжить.

В науке, вне зависимости от сущности конкретных складывающихся обстоятельств, предполагается, как минимум, учитывать (принимать к сведению) мне­ния оппонентов. Целесообразно рассмотреть вопрос и о последовательной логической оценке подобной точки зрения. В зависимости от мировоззрения кон­кретного исследователя возможным, как показывает мировая практика, развивавшаяся на протяжении весьма длительного периода времени, оказывается весьма широкий диапазон вариантов ответов на ис­следуемый вопрос.

3.    Неоднозначно на восприятие степени развития демократии на территории современной РФ влияет содержание текстов решений, вынесенных Судьями Европейского Суда по правам человека, в частности, в 2009 году, по делам, направленным против РФ. В све­те этого весьма оригинальной представляется точка зрения автора диссертации (С. 8), рассматривающего в своем исследовании принципы демократического государства и понятия «демократия» применительно к современной России. Подобное отношение возмож­но в Германии, в целом ряде других стран. В Россий­ской Федерации в настоящее время только провоз­глашается построение демократического общества. Соответственно, небесспорно (С. 9, 15) отнесение дис­сертантом демократии к «форме политической орга­низации российского общества и государства».

4.    С. 5, 18 - отступление от принципов демокра­тического государства, по мнению автора настоящего отзыва на автореферат (рецензента), не может быть «условным». Оно или есть, или его нет. Любое от­ступление от таких принципов свидетельствует об отсутствии некоторых элементов демократического государства (общества) в современной РФ. Никакие самые благие цели здесь не могут являться оправда­нием. Аналогично: С. 19 - нельзя «условно» нарушить положения Конституции РФ.

5.    С. 11 - спорно мнение диссертанта о необхо­димости изменения действующего законодательства в части установления уголовной ответственности как за оконченное преступление «за разработку планов и (или) условий для совершения тяжких или осо­бо тяжких преступлений». В подобном случае, воз­можно, следует ставить вопрос о некоей моральной ответственности таких оступившихся граждан, но никак не более административной ответственности. Существующее сегодня уголовное законодательство

10        Сибиряков С.Л. Преступность и власть: проблемы и возмож­ные решения // Власть: криминологические и правовые пробле­мы. - М., 2000. - С. 61; Горшенков А.Г. и др. Указ. соч. - С. 223.

РФ необходимо кардинальным образом реформи­ровать в сторону резкой минимизации величины возможных санкций за указанные в нем деликты. Возможно, следует также отказаться от криминали­зации составов уголовно-наказуемых преступлений, которые могут быть определены как связанные с экс­тремизмом.

6.     С. 15 - спорно мнение автора диссертации о том, что психологическая готовность лица к совер­шению уголовно-наказуемых деяний оценивается в уголовно-правовом смысле. Сегодня готовность лица к чему-либо даже по российскому уголовному праву не является преступлением. Аналогично: С. 16 - спор­но относить к числу подлежащих изучению в рамках уголовного права «любое экстремистки мотивиро­ванное поведение».

7.     С. 20 - весьма неоднозначно воспринимается мысль автора диссертации о том, что «потерпевший становится лишь случайной жертвой антидемокра­тической идеологии». Видимо, продолжая философ­ское осмысление указанной сентенции, можно пред­положить, что и правонарушитель в анализируемых в работе диссертанта преступлениях также становит­ся лишь случайной жертвой антидемократической идеологии. Сложно в указанной проблеме опреде­лить, какая именно идеология в каждом конкретном случае является антидемократической. Недавняя отечественная история наглядно иллюстрирует эту проблему многочисленными случаями неоднознач­ностей и противоречивых оценок отдельных прояв­лений общественных явлений в жизни социума.

8.     С. 16, 17, 20 - говоря о квалификации престу­пления как общественно-опасного деяния, следует помнить и об иных точках зрения, существующих в мире на указанный вопрос. Например, Зоран Стоя- нович, доктор юридических наук, профессор Бел­градского университета (Сербия), в своем выступле­нии на IV Российском конгрессе уголовного права, проходившем в МГУ имени М.В.Ломоносова 28­29 мая 2009 года, указывает на возможность иного ре­шения данного вопроса. Как указывает З.Стоянович, при рассмотрении общественной опасности деяния речь идет о преодоленном понятии, которое исходит из советского уголовного права, угрожающего осно­вам законности, поэтому общественной опасности нет места в уголовном праве, основанном на принци­пах правового государства. УК Сербии (ст. 14), давая определение преступлению, не содержит признака общественной опасности, а только правовые элемен­ты (деяние, определение деяния в законе, противо­правность и вина). Исходя из того, что общественная опасность некоего понятия не является уголовно­правовым догматическим понятием, оно не опреде­ляется судом, ни in abstracto, ни in concreto. Интересно отметить, что законодатель в Черногории во взглядах на этот вопрос в процессе принятия нового УК про­демонстрировал неуверенность. Несмотря на то, что Проект УК, который был направлен в парламентскую процедуру, не содержал понятия общественная опас­ность, оно было внесено позже поправками, для того чтобы изменениями УК 2006 года быть исключен­ным. Таким образом, на сегодняшний день решение в УК Черногории идентично решению в УК Сербии. И в случае, если общественную опасность прини­мать как материальную сторону противоправности (которая берет свое начало еще от Листа), ей нет ме­ста в уголовно-правовой догматике и в действующей уголовно-правовой норме. Негативное отношение к понятию общественной опасности в законодательстве и теории западноевропейских стран стало причиной отказа от нее в новом УК Сербии. Нередким являет­ся утверждение, что в социалистическом уголовном праве она имела такую же цель, как и «здоровое на­родное чувство» в фашистском уголовном праве (на­пример, H.J.Hirsch, Aktuelle Probleme rechtsstaatlicher Strafgesetzgebung, Juridica International, VII, 2003, p. 7); несмотря на то, что она была введена в югославское уголовное право в 1947 году с целью иметь главенство над основами законности, благодаря УК 1951 года, как и пониманию теории и практики, к счастью, она главным образом не имела эту функцию.

Автореферат написан научным, грамотным язы­ком, доступным для понимания читателя.

Судя по содержанию автореферата, диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, подготовленная Сергуном Евгением Петрови­чем на тему «Экстремизм в российском уголовном праве», соответствует требования, предъявляемым к диссертационным исследованиям, а ее автор заслу­живает присвоения искомой ученой степени.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика