Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Российская национальная инновационная система: эффективность правового механизма
Научные статьи
09.04.13 16:13
  
ЕврАзЮж № 1 (20) 2010
Гражданское право
Карцхия А.А.
Российская национальная инновационная система: эффективность правового механизма
В статье рассматриваются особенности правового регулирования националь­ной инновационной системы. Автор исходит из того, что переход на инновационный путь развития требует максимального использования средств правового регулирова­ния результатов интеллектуальной деятельности, интеллектуальной собственности. Вместе с тем, существующий правовой механизм создания и использования интел­лектуальной собственности также нуждается в совершенствовании. Национальная инновационная система рассматривается как структурная система инновационного развития, основу которой составляют интеллектуальная собственность, права на ре­зультаты интеллектуальной деятельности, обеспечивающие эффективный граждан­ский оборот разработок, а также охрану и защиту интересов правообладателей.

Период рубежа ХХ-ХХ1 веков свидетельствовал о неуклонном переходе мирового сообщества от индустри­ального к информационному обществу и о повышении «веса» нематериальных активов в рыночной оценке ком­паний, их капитализации, об усилении тенденции к по­вышению значения нематериальных активов (акции, облигации, интеллектуальной собственности и др.) и со­кращения основных фондов, материальных запасов, основ­ных средств компаний. Часто складывалась ситуация, при которой интеллектуальная собственность, связанная с пра­вами на патенты, товарные знаки и иные средства инди­видуализации, топологии интегральных микросхем, ком­пьютерные сети и базы данных, передовые технологии и «ноу-хау», т. е. «интеллектуальный капитал», по своей сто­имостной оценке превосходила материальные активы ком­паний.

Например, основной капитал компании IBM в 1996 го­ду имел рыночную стоимость 70,7 млрд. долл. США, основ­ной капитал Microsoft - 85,5 млрд. долл. При этом IBM вла­дела собственностью на 16,6 млрд. долл. (с учетом аморти­зации), вложенных в землю, заводы и оборудование, в то время как Microsoft обладал основными фондами в разме­ре 0,93 млрд. долл.

Бурный экономический рост был прерван масштаб­ным финансовым, а затем и экономическим кризисом 2008-2009 гг. Современный мировой экономический кризис проявил ряд интересных закономерностей, став оборотной стороной мировой глобализации. Глобализация породила не только резкий рост мирового производства, но и острую конкуренцию экономически развитых стран и стреми­тельно развивающихся новых экономик. Правительства практически всех стран мира значительно усилили госу­дарственную помощь национальной экономике для пре­одоления кризиса, существенно расширили финансовую поддержку банковского сектора и крупных корпораций, особо акцентировав внимание на поддержке малого бизне­са, предприняли меры по сохранению социальных гаран­тий населения.

В такой ситуации особенно актуален поиск более эф­фективной архитектуры экономического и финансового механизма, дальнейшего пути развития российского го­сударства. В конце первого десятилетия ХХ1 века Россия противостоит новым вызовам времени в различных обла­стях, в том числе связанных с волной высокотехнологичных инноваций, оказывающих принципиально новое влияние как на сам характер производственных отношений, так и на общественные ожидания и социально-экономическое развитие.

Вполне закономерно в связи с этим Стратегия нацио­нальной безопасности Российской Федерации до 2020 года предусматривает совершенствование государственной ин­новационной и промышленной политики, которые опре­деляют в качестве безусловного приоритета инновационно­го развития национальной экономики фундаментальную и прикладную науку, образование, совершенствование фе­деральной контрактной системы и системы государствен­ного заказа на подготовку высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров, развитие государственно­частного партнерства в сфере науки и технологий, создание условий для интеграции науки, образования и промыш­ленности, проведение системных исследований в интере­сах решения стратегических задач национальной обороны, государственной и общественной безопасности, а также устойчивого развития страны.

Одной из главных стратегических целей обеспечения национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования является развитие национальной инноваци­онной системы как средства обеспечения конкурентных преимуществ российской экономики и потребности на­циональной обороны.

Модернизация традиционных отраслей экономики и увеличение стратегического присутствия России на рынках высокотехнологической продукции в ближайшие годы бу­дут определять конкурентоспособность российской эконо­мики, ее уязвимость в условиях нарастающего геополити­ческого соперничества. Потому стратегически необходим переход к инновационно ориентированному типу эконо­мического развития, который предусмотрен Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Рос­сийской Федерации на период до 2020 года, определяю­щей создание максимально благоприятных условий для предпринимательской инициативы и стимулов развития бизнеса прежде всего в сферах исследований и разработок, распространения новых технологий.

Инновационное развитие в настоящий период скла­дывается из двух основных составляющих. Во-первых, мо­дернизация и техническое перевооружение существующих отраслей и предприятий производственного сектора эко­номики и создание высокотехнологических новых произ­водств на приоритетных для страны направлениях в целях значительного повышения производительности труда и выпуска современной конкурентоспособной продукции. Во-вторых, создание национальной инновационной систе­мы как реально действующего механизма разработки и использования передовых результатов интеллектуальной деятельности в производственном секторе и индивидуаль­ном потреблении, т. е. механизма вовлечения в граждан­ский, экономический оборот передовых, высокотехнологи­ческих научно-технических результатов интеллектуальной деятельности.

Структура создаваемой в России национальной ин­новационной системы имеет свои особенности, которые выражаются в следующем. Прежде всего, это связано с ис­точниками финансирования и выделения значительных бюджетных средств на научно-исследовательские, научно­технические и опытно-конструкторские разработки. Орга­низация и проведение НИОКР проводится в значительной степени за счет бюджетного финансирования и государ­ственной поддержки научно-технических разработок в со­ответствии с Федеральным законом № 127-ФЗ «О науке и го­сударственной научно-технической политике», Бюджетным кодексом РФ, федеральными и региональными программа­ми перспективного развития. Помимо этого, значительные средства федерального бюджета сосредотачивались в госу­дарственных корпорациях «Ростехнологии», «Роснанотех», а также в Российском венчурном фонде для финансиро­вания высокотехнологичных и передовых разработок, ор­ганизации использования результатов интеллектуальной деятельности в промышленности и экономике страны.

Несмотря на кризис, Правительством РФ избрана стратегия по увеличению расходов федерального бюдже­та на прикладные исследования в 2010 г. до 115 млрд руб. Бюджетные средства распределяются между министер­ствами и ведомствами, которые перераспределяют их по конкурсу на отобранные проекты между НИИ и ФГУП. В 2009 году крупнейшими получателями бюджетных средств стали Федеральное космическое агентство (112,2 млрд. руб.) и Министерство промышленности и торговли (23,6 млрд. руб.). Минобрнауке вместе с входящим в его состав Феде­ральным агентством по науке и инновациям предоставле­но на исследования 15 млрд. руб. Роскосмос воспользуется предоставляемыми средствами на исследования по изуче­нию природных ресурсов страны, развитие спутниковой системы «Глонасс», создание и совершенствование косми­ческих аппаратов и разработку ракеты «Ангара», космиче­ские медицинские исследования. Минпромторг расходует средства на разработку оборонных федеральных целевых программ, программы «Национальная техническая база», проектов государственно-частного партнерства. Миноб- рнаука - на исследования в сфере нанотехнологий, мате­риаловедения, энергосбережения.

Пока национальная инновационная система не при­обрела устойчивую организационную конфигурацию, и ее существование определяется на уровне постановки задач и основных направлений деятельности. Однако создание национальной инновационной системы и инновационной инфраструктуры, которая формируется на государствен­ном уровне, обусловлено, прежде всего, теми угрозами, ко­торыми чревато отставание в развитии научно-технической сферы. Прямое негативное воздействие на обеспечение на­циональной безопасности в сфере науки, технологий и об­разования оказывают, в частности, отставание в переходе на последующий технологический уклад, зависимость от импортных поставок научного оборудования, приборов и электронной компонентной базы, стратегических материа­лов, несанкционированная передача за рубеж конкурен­тоспособных отечественных технологий, необоснованные односторонние санкции в отношении научных и образо­вательных организаций России, недостаточное развитие нормативной правовой базы и слабая мотивация в сфере инновационной и промышленной политики.

Вместе с тем, все большее значение в настоящее время придается развитию государственно-частного партнерства в сфере науки, передовых технологий, интеллектуальной собственности, которое основано на партнерском взаимо­действии частного капитала и государственных инвестиций в инновационную сферу. Такое партнерство преследует цель создания соответствующей инновационной инфра­структуры, которая включает в себя сложные механизмы, например, особые экономические технико-внедренческие зоны, технопарки, бизнес-инкубаторы, а также осущест­вление венчурного инвестирования в инновационные раз­работки в форме как государственных корпораций, так и частных венчурных фондов.

Применение механизма государственного стимули­рования создания новейших научно-технических резуль­татов и их промышленного использования предполагает образование инфраструктуры инновационной экономики России, в том числе создание крупных компаний, аккуму­лирующих значительные бюджетные средства для финан­сирования перспективных научно-технических разработок и широкого промышленного использования полученных результатов интеллектуальной деятельности, например, та­ких госкорпораций, как Ростехнологии, Росатом, Роснано. В механизм инновационного развития включены и особые экономические зоны, технопарки, бизнес-инкубаторы, цен­тры трансфера технологий, венчурные компании. В настоя­щее время создано 55 технопарков, 80 бизнес-инкубаторов, 12 наукоградов, 66 инновационно-технологических цен­тров. Действуют технико-внедренческие особые эконо­мические зоны, в Российской Федерации их 4 - в Санкт- Петербурге, Москве (г. Зеленоград), Московской области (г. Дубна), Томске. Резиденты таких зон осуществляют технико-внедренческую деятельность по созданию и реа­лизации научно-технической продукции (включая про­граммные продукты, системы сбора, обработки и передачи данных, оказание услуг по внедрению, обслуживанию и до­ведению до промышленного применения таких продуктов и систем).

Однако функционирование существующей инфра­структуры инновационного развития не приносит ожи­даемых результатов и не дает эффективной отдачи от инвестиций соразмерно их вложению. Далеко не всегда деятельность государственных корпораций достаточно эф­фективна с точки зрения соотношения затрат и внедрения (использования) полученных результатов интеллектуаль­ной деятельности. Исключительность их правового стату­са не гарантирует достижения поставленных целей при их создании. Например, по результатам 2008 года прибыль Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» сформировалась в основном за счет про­центов, полученных от размещения средств на депозитах в коммерческих банках Ранее получила большой резонанс и ситуация с Российской венчурной компанией, которая, имея существенные государственные средства в уставном фонде, использовала их не в инновационных проектах в со­ответствии с задачами и целями компании, а нашла более оптимальным вложить предоставленные денежные сред­ства в банковские депозиты и иные финансово-кредитные инструменты в целях получения большей прибыли.

В целом ряде случаев венчурные инвестиции оказа­лись слабо востребованы, технопарки и другие иннова­ционные структуры, предназначенные для расширения использования передовых технологий, в большинстве случаев ограничиваются сдачей в аренду имеющихся пло­щадей. Неэффективность системы управления особыми экономическими зонами повлекла реорганизацию этой структуры федеральных органов исполнительной власти и упразднение указом Президента РФ Федерального агент­ства по управлению особыми экономическими зонами с передачей функций РОСОЭЗ Министерству экономиче­ского развития. Россия по-прежнему сохраняет за собой менее 1 % мирового рынка наукоемкой продукции. В то же время, например, США обладает 37 % этого рынка, а Китай - 6 %. Мировая тенденции роста интеллектуальной составляющей, интеллектуальной добавочной стоимости выпускаемой продукции в начале XXI века уже составляла около трети и, по экспертным оценкам, будет только ра­сти быстрыми темпами. По данным Еврокомиссии, общий объем докризисных расходов на инновации в России, по оценке Всемирного банка, - 1,2 % ВВП, в ЕС - 1,7 % ВВП, в США - 2% ВВП. При этом в России финансировалось государством более 50 % расходов на исследования и раз­работки. Ни одна страна в мире не имеет такого уровня финансовой господдержки инноваций: у занимающей вторую строчку Словакии доля государства порядка 30 %, в США - менее 10 %, в Японии - 2 %. Большую же часть инвестиций в интеллектуальные разработки осуществляют частные инвесторы.

В направлении развития государственно-частного партнерства по инициативе Президента РФ государствен­ным научным (академическим) учреждениям и высшим учебным заведениям в целях применения (внедрения) созданных результатов интеллектуальной деятельности предоставлено право учреждать хозяйственные общества с внесением в их уставный капитал исключительных прав на такие результаты, принадлежащие данным учреждениям и вузам.

Развитие инновационной системы должно предпола­гать ее многоуровневость: федеральный уровень с финан­сированием из средств федерального бюджета, уровень субъектов РФ и муниципальный уровень. В субъектах Рос­сийской Федерации разрабатываются и осуществляются свои региональные программы комплексного инноваци­онного развития. Например, действует Городская целевая комплексная программа создания инновационной системы в городе Москве на 2008-2011 годы, разработанная в соот­ветствии с Концепцией инновационной политики города Москвы. Программа нацелена на инновационное развитие посредством достижения конкурентоспособности высоко­технологичных и наукоемких производств и предприятий города, повышения технического уровня и экономической эффективности.

Вместе с тем, определяя программные задачи и цели, а также подходы в реализации инновационной политики и инновационной деятельности, федеральное законодатель­ство не содержит легального определения инновационной деятельности. Но в региональном законодательстве такие определения имеются. В частности, Закон города Москвы № 45 «Об инновационной деятельности в городе Москве» рассматривает инновационную деятельность как деятель­ность, направленную на внедрение научно-технических или научно-технологических достижений в технологиче­ские процессы, новые или усовершенствованные товары, услуги, реализуемые на внутреннем и внешнем рынках. Продуктом инновационной деятельности являются вне­дренные научно-технические или научно-технологические достижения, освоенные в производстве новые или усовер­шенствованные товары, услуги или технологические про­цессы.

Между тем, исходя из логики построения националь­ной инновационной системы, инновационная деятельность не должна ограничиваться только промышленным исполь­зованием или внедрением научно-технических и техноло­гических достижений. Национальная инновационная си­стема должна охватывать весь процесс: непосредственной разработки и получения результатов интеллектуальной деятельности, оформления прав на полученные охрано­способные результаты и государственную регистрацию прав в предусмотренных законом случаях, внедрение (ис­пользование) объектов интеллектуальной собственности и введение в гражданский оборот интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также эф­фективную защиту этих прав с использованием всех спосо­бов, предоставленных законом (судебная защита, примене­ние административных и уголовных санкций и др.).

Иными словами, национальная инновационная си­стема должна быть создана как структура взаимоотноше­ний разработчиков, правообладателей интеллектуаль­ной собственности и правопользователей результатами научно-технических достижений в отношении результатов (объектов) интеллектуальной деятельности и прав на та­кие результаты, системно образующих последовательный процесс создания и использования результатов интеллек­туальной деятельности. Универсальность и эффективность правового регулирования сферы инноваций может быть до­стигнута путем взаимной увязки и координации (путем из­менений и дополнений) уже существующего федерального и регионального законодательства. Сохранение многоуров­невой взаимоувязанной системы правовых актов, каждый из которых регулирует «узловые», «опорные» сферы ин­новаций, обеспечит гибкость, эффективность и примени­мость правовых конструкций. Например, сфера граждан­ского оборота результатов интеллектуальной деятельности (результатов инноваций) регулируется нормами Граж­данского кодекса РФ, в том числе действующей с 1 января 2008 года частью IV Гражданского кодекса РФ «Права на результаты интеллектуальной деятельности средства инди­видуализации» и связанными с ней нормативными право­выми актами. Регулирование бюджетно-финансовых отно­шений строится на основе Бюджетного кодекса РФ и т. д.

Основу национальной инновационной системы со­ставляет, прежде всего, интеллектуальная собственность, результаты интеллектуальной деятельности и права на них. В силу этого и в соответствии со ст. 71 Конституции РФ правовой базой национальной инновационной системы является федеральное законодательство в сфере правового регулирования интеллектуальной собственности. Исходя из этого, необходимо координировать на деятельность федеральных органов исполнительной власти их деятель­ность и деятельность органов исполнительной власти субъ­ектов РФ в сфере инноваций, а также координировать осу­ществление программ инновационного развития, создание организационных структур, органов управления, систему финансирования как федеральных, так и региональных компонентов национальной инновационной системы.

Система инновационного развития России должна ориентироваться на развитие инновационного интереса прежде всего предприятий и организаций частного капи­тала через создание механизма стимулирования и моти­вации инновационного развития, максимального исполь­зования результатов интеллектуальной деятельности в гражданском, экономическом обороте, а также всемерной защиты интеллектуальных прав и интеллектуальной соб­ственности ее законных правообладателей.

Эффективность механизма национальной иннова­ционной системы проявляется в степени использования, вовлечения в гражданский оборот, в сферу производства результатов, продуктов интеллектуальной деятельности. Такой механизм предусмотрен частью IV Гражданского ко­декса РФ, содержащей правовые нормы, регулирующие от­ношения в сфере интеллектуальной собственности, охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятель­ности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, способов использования этих прав в товарном обороте.

Правовая конструкция «интеллектуальных прав», ко­торая составляет основу доктринальной концепции части IV Гражданского кодекса РФ, предполагает включение в гражданский оборот имущественных прав на различные результаты интеллектуальной деятельности (авторские и смежные произведения, патентные и селекционные дости­жения) и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (то­варные знаки и знаки обслуживания, наименование мест происхождения товаров и коммерческие обозначения), а также права на топологии интегральных микросхем, пра­ва на секреты производства (ноу-хау) и права на единую технологию.

Уровень инновационного развития экономики имеет определяющее значение для выхода ее из кризиса. Спо­собствует ли этому проведение курса на неограниченную, монопольную охрану интеллектуальных прав в сфере ин­теллектуальной собственности? Монополизация интеллек­туальных прав приводит (а в ряде случаев это непосред­ственная цель установления охраноспособности объекта и его защиты) к монополизации хозяйственной деятельно­сти, монополизации рынка, что, в свою очередь, позволяет манипулировать ценой на продукцию или услуги, может привести к сдерживанию научно-технического развития и является препятствием повышению общего технического уровня и качества продукции, способствует созданию нео­правданных преимуществ в коммерческой деятельности и способно даже устранить конкуренцию.

Процесс модернизации и ускорения темпов научно­технического развития влечет значительное сокращение сроков «морального старения» технических достижений и новаций. В связи с этим система патентования технических новшеств (изобретений, промышленных образцов, полез­ных моделей и др.), при которой правообладатель патента в течение 20 лет имеет исключительное право использова­ния запатентованной технической новации при производ­стве или продаже товаров, позволяет покрывать издержки на разработки и патентование, но одновременно может служить и препятствием для общего научно-технического инновационного развития.

Чтобы предотвратить исключительную монополиза­цию сферы новых технологий и других передовых нова­ций и не создавать дополнительные препятствия научно­му и техническому прогрессу, применяются различные правовые средства, ограничивающие исключительные права на охраноспособные объекты интеллектуальной собственности, предусмотренные законом. В частности, к ним относятся установление предельного срока действия исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и последующий переход объектов интеллек­туальной собственности в свободное использование (обще­ственное достояние). Например, исключительное право автора на произведение науки, литературы и искусства действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти, срок действия исключительного права на изобре­тение составляет 20 лет, для полезных моделей - 10 лет, для промышленных образцов - 15 лет. Применяются также принцип исчерпания прав на использование запатенто­ванных объектов; конструкции права преждепользования и права послепользования; использование свободного па­тента; применение принудительной лицензии в целях ис­пользования результатов интеллектуальных деятельности в интересах обороны и безопасности и др.

Эти случаи ограничения исключительного права правообладателя на результаты интеллектуальной дея­тельности основаны на известных положениях статьи 30 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуаль­ной собственности (TRIPS, 1994 г.), заключенного в рам­ках Всемирной Торговой Организации (ВТО), которая предполагает ограничение прав интеллектуальной соб­ственности в законных интересах третьих лиц. К ним также относятся предусмотренные законом случаи свободного использования результатов интеллектуальной деятельно­сти (изобретений, авторских произведений и др.) и дей­ствия, не являющиеся нарушением патентных прав или иных интеллектуальных прав, а также свободное исполь­зование объектов интеллектуальной собственности в автор­ском праве.

Кроме того, часть IV Гражданского кодекса РФ преду­сматривает возможность в установленных законом случаях выдать по решению суда принудительную лицензию, кото­рая предоставляет право использования интеллектуальной собственности иному заинтересованному лицу, которому не принадлежит исключительное право на эту интеллекту­альную собственность (ст. 1239 ГК РФ).

Правовой механизм использования результатов ин­теллектуальной деятельности предусматривает возмож­ность распоряжения интеллектуальными правами на объ­екты интеллектуальной собственности прежде всего на основании договоров, которые заключает правообладатель интеллектуальной собственности с другими лицами. К ним относятся договоры об отчуждении исключительного права на интеллектуальную собственность (по которым правооб­ладатель передает или обязуется передать принадлежащее ему исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в пол­ном объеме приобретателю), лицензионные договоры (по которым обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности предоставляет другой сто­роне (лицензиату) право использования такого результата в предусмотренных договором пределах), договоры ком­мерческой концессии, договоры аренды, договоры залога интеллектуальных прав (ст. 1234, 1235 ГК РФ).

Лицензионные договоры представляют собой доста­точно гибкий инструмент инновационного развития, и ши­рокое их использование служит наглядным показателем развития инноваций.

Тем не менее, по данным Роспатента, в настоящее вре­мя в экономический оборот введено лишь 2,3 % из всего разнообразия действующих патентов. При этом на долю бюджетных учреждений приходится всего 0,2 %. По данным Росстата, число организаций, осуществляющих технологи­ческие инновации, с 2005 года практически не изменилось и составляет 2400-2500 структур. Их удельный вес в общем числе организаций не превышает 9 %, объем отгруженной инновационной продукции - 5,5 % и не растет с 2005 года. Необходимо переломить такую тенденцию.

Исключительно важным для инновационной системы является наличие эффективного механизма правовой за­щиты интеллектуальных прав, интеллектуальной собствен­ности. Защита интеллектуальных прав имеет существенное значение как для правообладателей, так и для иных лиц. ГК РФ предусматривает защиту интеллектуальных прав с учетом существа нарушенного права и последствий нару­шения этого права. Для защиты интеллектуальных прав (как имущественных, так и личных неимущественных прав) применимы все предусмотренные законом гражданско- правовые способы защиты. В частности, для защиты на­рушенных прав из договоров об отчуждении исключи­тельного права или лицензионных договоров применимы общие меры ответственности, предусмотренные ГК РФ за нарушения обязательственных правоотношений. Но, исхо­дя из правовой природы исключительных прав, Граждан­ский кодекс РФ предполагает ответственность за нарушение исключительного права за пределами прав по договору (ст. 1237 ГК РФ), предоставляет право отказа от исполнения лицензионного договора. В то же время отсутствие вины на­рушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интел­лектуальной деятельности или на средство индивидуализа­ции либо создающих угрозу нарушения такого права, осу­ществляются независимо от вины нарушителя и за его счет (ст. 1250 ГК РФ).

Защита личных неимущественных прав авторов мо­жет быть осуществлена путем признания права, восстанов­ления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, пу­бликации решения суда о допущенном нарушении (ст. 1251 ГК РФ), а защита чести, достоинства и деловой репутации автора осуществляется в соответствии с правилами статьи 152 ГК РФ.

Защита исключительных прав на результаты интел­лектуальной деятельности и на средства индивидуали­зации осуществляется, в частности, путем предъявления требования: о признании права; о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его наруше­ния; о возмещении убытков; об изъятии материального носителя у изготовителя, импортера, хранителя, перевоз­чика, продавца или иного распространителя или недобро­совестного приобретателя; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (ст. 1252 ГК РФ). При нарушении исклю­чительного права в предусмотренных ГК РФ случаях право­обладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение ука­занного права, которая подлежит взысканию при доказан­ности факта правонарушения и в размере, определяемом судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Защита интеллектуальных прав осуществляется гражданско-правовыми способами, в том числе в судебном порядке (судами общей юрисдикции и арбитражными су­дами), а также применением мер административной и уго­ловной ответственности.

Неоднократно поднимался вопрос об учреждении Патентного суда. Предполагается создать такой суд в си­стеме арбитражных судов. Несомненно, требуется не­зависимый судебный орган для разрешения споров по делам в сфере патентных и иных интеллектуальных прав на научно-технические и иные охраноспособные резуль­таты интеллектуальной деятельности. Вместе с тем, при существующих способах защиты интеллектуальных прав, предусмотренных частью IV ГК РФ, достаточно сложно бу­дет провести разграничение подсудности Патентного суда и других судов по делам о защите интеллектуальных прав. Поэтому предпочтительнее создать специальную колле­гию по патентным спорам в структуре арбитражных судов РФ и в структуре судов общей юрисдикции соответственно, которые и будут рассматривать патентные споры.

Другим важным направлением совершенствования механизма инновационного развития может стать стиму­лирование спроса на инновационную продукцию и его стабильность. Это может быть достигнуто посредством су­щественного расширения государственного заказа на разра­ботки НИОКР в виде создания перспективных высокотехно­логичных проектов, в том числе на основе права на единую технологию, по которым исполнителям-разработчикам пре­доставляются долгосрочные лицензионные права исполь­зования полученных результатов инноваций на льготных условиях. Государственный заказ на НИОКР и другие виды охраноспособных результатов интеллектуальной деятель­ности должен отличаться от выполнения иных видов работ и оказания услуг для государственных нужд особыми усло­виями, а именно: заключением государственного контракта на основе конкурса или запроса котировок, возможностью заключения госконтракта на срок более года, определением исходных конкурсных условий о качественных технических характеристиках конечных результатов разработок, которые должны являться определяющими при выборе исполни­теля, а также предоставлением более широких прав разра­ботчику по распоряжению результатами интеллектуальной инновационной разработки в своей последующей коммер­ческой деятельности на основе лицензионного договора. В этом направлении следует совершенствовать законодатель­ство о государственных закупках и, в частности, Федераль­ный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для го­сударственных и муниципальных нужд».

Пока же основным критерием при размещении госу­дарственных заказов на поставки товаров, выполнение ра­бот, оказание услуг для государственных (муниципальных) нужд остается цена. Расширение государственного заказа на инновационные разработки обеспечивает содействие сбыту инновационной продукции, реальное продвижение этой продукции, формирование условий, исключающих создание искусственных препятствий по внедрению и ши­рокому использованию инноваций.

Помимо этого, учитывая высокие коммерческие риски и значительные объемы финансовых вложений в научно­технические разработки (венчурные инвестиции), необхо­димо расширить мотивацию частных инвесторов и частных разработчиков интеллектуальной продукции налоговыми льготами (например, отмена НДС для предприятий инно­вационной сферы), льготным кредитованием в целях актив­ного вовлечения передовых научно-технических и других интеллектуальных разработок в гражданский оборот, т. е. создать реальные благоприятные условия для инноваций. Это могут быть, например, низкопроцентные банковские кредиты, выдаваемые предприятиям для финансирования инновационных проектов или получения охраноспособ­ного результата интеллектуальной деятельности в форме программ для ЭВМ, изобретений или промышленных об­разцов, селекционных достижений, топологий интеграль­ных микросхем, баз данных, секретов производства (ноу- хау) и других объектов интеллектуальной собственности.

Перспективным является и совершенствование част­ногосударственного партнерства в сфере инноваций, в част­ности, развитие технико-внедренческих парков, технопар­ков и других объектов для создания условий, поощряющих широкое использование передовых разработок, примене­ние инновационного подхода. Так, введение Федерального закона от 02.08.2009 № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образова­тельными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов ин­теллектуальной деятельности» включает новые механизмы развития инновационной деятельности с использованием малого предпринимательства. Бюджетные научные (ака­демические) учреждения вправе в упрощенном порядке создавать хозяйственные общества, деятельность которых заключается в практическом применении (внедрении) ре­зультатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобре­тений, полезных моделей, промышленных образцов, се­лекционных достижений, топологий интегральных микро­схем, секретов производства (ноу-хау)), исключительные права на которые принадлежат данным научным учреж­дениям. Этот механизм должен найти как можно быстрее свое практическое применение.

Использование всего спектра правовых средств инно­вационного развития приобретает еще большее значение в условиях мирового экономического кризиса, а радикаль­ное повышение инновационной активности и продолже­ние технологической модернизации отечественной про­мышленности является одним из главных направлений антикризисной политики государства.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика