Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы правового статуса особо охраняемых природных территорий
Научные статьи
10.04.13 10:45


  
ЕврАзЮж № 1 (20) 2010
Экологическое право
Орлов В.П., Голубинская Т.Е., Давыдова М.В.
Проблемы правового статуса особо охраняемых природных территорий
Действующие в отношении ООПТ природоохранные нормы в ряде случаев со­провождаются чрезмерными ограничениями для хозяйственной деятельности на­селения и препятствуют социально-экономическому развитию территорий. Анализ ситуации, широко обсуждаемой в российском и международном экспертных сооб­ществах, свидетельствует о необходимости упорядочения сложившихся отношений и внесении изменений в законодательство об ООПТ с целью его гармонизации с ин­тересами экономической деятельности. Статья подготовлена на основе материалов Международной экономической конференции в г. Улан-Удэ, проходившей в рамках Байкальского экономического форума–2009.
     

Особо охраняемыми природными территориями (да­лее - ООП! ) являются участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, имеющие особое при­родоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреа­ционное и оздоровительное значение, которые изъяты ре­шениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны. С момента принятия Федерального закона от 14 марта 1995 года № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» в Российской Федерации было создано более 13 тысяч ООПТ различных категорий, которые сегодня занимают 12 процентов общей площади страны. На федеральном уровне они представле­ны 101 государственным природным заповедником, 69 го­сударственными природными заказниками федерального значения, 40 национальными парками и другими катего­риями, в совокупности составляющими 3,3 % площади страны. Остальные имеют региональную и муниципаль­ную принадлежность.

Цели создания ООПТ изначально были обозначены как сохранение уникальных природных объектов, изуче­ние естественных процессов в биосфере и контроль за происходящими изменениями, а также экологическое воспитание населения (ст. 1 Федерального закона «Об осо­бо охраняемых природных территориях»). Однако право­применительная практика впоследствии показала, что отдельные вопросы организации и функционирования ООПТ прописаны недостаточно четко либо полностью не урегулированы, что существенно затрудняет осуществле­ние важнейших природоохранных мероприятий, приво­дит к неоднозначному толкованию норм в зависимости от интересов различных субъектов.

Постоянный мо­ниторинг вопросов о состоянии и перспек­тивах развития особо охраняемых террито­рий, их влиянии на хозяйственную  дея­тельность и экономи­ку страны в настоящее время позволяет гово­рить о том, что стрем­ление законодателя за­крепить особый статус данных образований и обеспечить дополни­тельные гарантии их защиты, сохранения в них экологического ба­ланса во многих слу­чаях сопровождается чрезмерными ограни­чениями для социаль­но-экономического развития регионов и препятствует осущест­влению нормальной авыдова М.В. жизнедеятельности на этих территориях. Анализ ситуации свидетельствует о том, что назрела необходимость упоря­дочения отношений, связанных с применением норм по регулированию данных объектов национального достоя­ния, и уточнения содержания их правового статуса.

Данные проблемы с возрастающей тенденцией обсуж­даются на протяжении последних лет представителями всех уровней государственной власти и экспертным со­обществом. Широкое освещение они получили также на Международной экономической конференции в г. Улан- Удэ, проходившей в рамках Байкальского экономического форума-2009 под эгидой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

В число основных тем, всесторонне рассмотренных участниками круглого стола «Особенности использования природных ресурсов в условиях правового режима охраны природных объектов (на примере Байкальской природной территории)», вошли проблемы управления природными территориями, правового регулирования порядка измене­ния их границ, допустимости осуществления в их пределах отдельных видов деятельности, развития туризма, разработ­ки стратегии развития ООПТ и создания новых подходов к их функционированию. Подробное изучение актуальных про­блем показало, что для налаживания ситуации в этой сфере необходима разработка стратегии развития особо охраняе­мых природных территорий и незамедлительное принятие комплекса политических и социально-экономических мер, направленных на конкретизацию их правового статуса и обе­спечение должных организационных и финансовых условий для этих природных сокровищниц.

Одним из самых важных вопросов в настоящий мо­мент является различное правовое регулирование режима ООПТ в зависимости от вида или категории территории, с соответствующим объемом ограничений деятельности на ней.

Экологическая доктрина Российской Федерации, одо­бренная распоряжением Правительства Российской Феде­рации от 31 августа 2002 года № 1225-р, в числе основных направлений государственной экологической политики рассматривает создание и развитие особо охраняемых тер­риторий разного уровня и режима. Согласно статье 2 Фе­дерального закона «Об особо охраняемых природных тер­риториях» существуют следующие их виды: государствен­ные природные заповедники, национальные и природные парки, государственные природные заказники, памятники природы, дендрологические парки и ботанические сады, лечебно-оздоровительные местности и курорты. При этом они могут быть федерального, регионального и муници­пального значения. Каждая категория ООПТ имеет свой механизм удержания от разрушения и серьезного измене­ния природного комплекса или отдельных его структур­ных частей.

На федеральном уровне основной формой террито­риальной охраны природы, играющей важнейшую роль в сохранении и изучении естественного хода природных процессов и явлений, фауны и флоры, являются государ­ственные природные заповедники. Эта форма приоритет­ного значения насчитывает уже почти вековую историю существования в России - первый общегосударственный заповедник, «Баргузинский», был создан на озере Байкал в 1917 году. Особый режим охраны заповедников характе­ризуется тем, что все имеющиеся на их территории при­родные ресурсы полностью изымаются из хозяйственного оборота, тогда как в национальных парках, природных за­казниках и других категориях ООПТ допускается ограни­ченная хозяйственная деятельность.

Запретительная идеология нормативного регулирова­ния, традиционная в отношении охраны природы во всем мире, изначально объяснялась стремлением законодателя создать благоприятные и надежные условия для сохране­ния уникальных природных богатств в заповедных местах, обеспечить целостность и неизменность экосистемы. Од­нако в условиях постоянного расширения границ особо охраняемых территорий, в пределах которых оказываются населенные пункты и промышленные объекты или места с высоким производственным потенциалом, мы получаем обратный эффект, который сводится лишь к «заморажи­ванию» традиционных видов деятельности и ограничивает активность коренного населения, препятствует созданию новых рабочих мест, негативно отражается на доходной части местных бюджетов.

Установленные запреты, в том числе на освоение и до­бычу полезных ископаемых в границах охраняемых при­родных территорий, существенным образом затрудняют развитие данных территорий, а зачастую являются факто­ром, понижающим уровень жизни проживающего на них населения, интересы которого при их образовании не учи­тываются. Ярким примером такой ситуации является Бай­кальская природная территория, запретительный режим которой в отношении определенных видов деятельности (в том числе осуществляемых в связи с нахождением на ней Байкальского целлюлозно-бумажного комбината) привел к избыточным ограничениям хозяйственной деятельности и падению уровня жизни населения. Федеральный закон «Об охране озера Байкал» не работает на Байкальскую при­родную территорию и на местных жителей и, по сути, на­правлен против них.

Опасной тенденцией также является стремление к постоянному увеличению количества ООПТ в стране и расширению границ уже созданных территорий. При планировании необходимо учитывать все возможные по­следствия кардинального изменения правового режима, особенно с учетом того, что многие российские ООПТ за­нимают огромные пространства, нередко сопоставимые с площадью отдельных государств, а иногда и превышаю­щие их размеры.

Очень часто на территории ООПТ оказываются место­рождения полезных ископаемых, которые не были учтены в процессе ее учреждения в результате игнорирования экс­пертных заключений геологов. Также отдельного подхода требуют ситуации, при которых объекты транспортной или энергетической инфраструктуры приходится удли­нять в обход границ ООПТ после их создания.

На сегодняшний день, по данным Федерального агент­ства по недропользованию, в пределах особо охраняемых природных территорий «заморожено» более 1150 место­рождений полезных ископаемых, из которых 102 - угле­водородное сырье, 101 - твердое топливо, 581 - металлы и 379 - неметаллы.

Как отметил заместитель руководителя Федерального агентства по недропользованию В.Н.Бавлов, корень про­блем недропользования на особо охраняемых природных территориях состоит в том, что «правовое регулирование пользования недрами и режим особо охраняемых при­родных территорий относятся к разным отраслям зако­нодательства, и анализ действующего законодательства показывает, что на особо охраняемых природных террито­риях не устанавливается единых требований с точки зрения недропользования».

Таким образом, освоение огромных запасов и выявле­ние новых месторождений фактически не осуществляется, отсутствует возможность лицензирования месторождений, попадающих в зону особо охраняемых природных терри­торий, в связи с законодательным запретом добычи здесь полезных ископаемых. Как следствие, регионы лишаются возможности реализации экономического потенциала сво­их земель, а значит и существенной доли своего дохода. В Камчатском крае, например, в результате вхождения райо­нов концентрации золоторудных месторождений в состав региональных ООПТ из хозяйственного оборота выводит­ся сырье стоимостью более 100 млрд. руб. Образование на территории Республики Бурятия в 1991 году Тункинского национального парка в границах всего административного района явилось причиной социально-экономической де­градации района, значительных финансовых потерь, роста безработицы и формально исключило возможность даже для местного населения использовать местные природные ресурсы для удовлетворения собственных нужд.

Такое положение дел еще раз подчеркивает необхо­димость пересмотра подхода к планированию размеще­ния ООПТ в Российской Федерации с целью пресечения тенденции к постоянному расширению этих территорий и увеличению их количества без учета всех последствий. Принимая во внимание значительные запасы полезных ископаемых в границах рассматриваемых земель, пред­ставляется целесообразным расширение возможности осуществления здесь рационального недропользования, использование новых критериев выделения в составе осо­бо охраняемых территорий отдельных участков. При этом часть прибыли от добычи минеральных ископаемых может быть направлена на развитие ООПТ, расширение биологи­ческого природного капитала.

Решению обозначенных задач и проблем могло бы способствовать проведение инвентаризации всех ООПТ и получение экспертной оценки о степени полезного ис­пользования их естественного потенциала.

Актуальность принятия указанных мер обуславлива­ется также отсутствием четкой системы учета особо охра­няемых территорий. Закрепленные за Министерством природных ресурсов и экологии РФ задачи по разработке и утверждению правил ведения государственного када­стра ООПТ и порядка публикации кадастровых сведений в настоящее время не реализуются в полном объеме. Пло­щадь земель данной категории, переданных в ведение ми­нистерства согласно Распоряжению Правительства РФ от 31.12.2008 № 2055-р, превышает их площадь по кадастро­вому учету более чем в полтора раза - 53,6 млн. га против 34,4 млн. га земли. Подобная несогласованность приводит к снижению степени защиты их от нецелевого использова­ния, а также препятствует налаживанию системного про­цесса управления данными территориями и проведению единого мониторинга их состояния.

Исходя из изложенного, требуется разработать меха­низм создания и ликвидации ООПТ, изменения их границ и ведения полного кадастрового учета земель.

Особое внимание необходимо уделить взаимодей­ствию органов власти федерального, регионального и местного уровней с целью упорядочивания процесса со­гласования решений об образовании новых региональных и местных ООПТ или изменении их границ, учитывая, что на территориях регионального и муниципального уров­ня находятся природные ресурсы общенационального значения. Очевидно, что вопрос о режиме использования федеральных земель должен решаться на соответствующем уровне. Существующая практика, применяемая сегодня в регионах на основе актов регионального законодательства, предусматривающая необходимость учета муниципалите­тами при разработке планов социально-экономического развития параметров региональных схем развития и раз­мещения ООПТ на территории субъекта, требует уточне­ния и закрепления в нормах федерального законодатель­ства. Необходимо конкретизировать правила и процедуры согласования муниципалитетами решений об образова­нии ООПТ с региональными и федеральными органами власти.

Вместе с задачей по оптимизации количественного состава особо охраняемых природных территорий также важно рассмотреть проблему приоритетных видов, или категорий, особо охраняемых природных территорий, в пользу которых должен быть сделан выбор.

Следует отметить, что наиболее распространенной формой установления охранительного режима природ­ных территорий во многих странах является националь­ный парк.

Согласно статье 12 Федерального закона «Об особо охра­няемых природных территориях» национальные парки яв­ляются природоохранными, эколого-просветительскими и научно-исследовательскими учреждениями, территории (акватории) которых включают в себя природные ком­плексы и объекты, имеющие особую экологическую, исто­рическую и эстетическую ценность, и предназначены для использования в природоохранных, просветительских, на­учных и культурных целях и для регулируемого туризма. Закон предусматривает, что в границах национальных пар­ков могут находиться земельные участки иных пользовате­лей, а также собственников.

С точки зрения совмещения природоохранных задач и деятельности, обеспечивающей основные потребности населения, правовой режим национальных парков являет­ся оптимальной формой, позволяющей решать как эколо­гические, так и культурно-оздоровительные функции, что следует из статей 13 и 15 базового федерального закона, за­крепляющих их основные задачи и режим особой охраны их территорий.

В национальных парках предусмотрено разграничение на функциональные зоны, в том числе заповедную, особо охраняемую с режимом строго регулируемого посещения, познавательного туризма, рекреационную, хозяйственного назначения с возможностью ведения допустимой хозяй­ственной деятельности. При этом закон строго запрещает осуществление здесь любой деятельности, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам расти­тельного и животного мира.

В России национальные парки стали создаваться толь­ко с 1983 года, и сегодня они занимают небольшую долю среди других категорий особо охраняемых природных тер­риторий. На федеральном уровне функционирует лишь 40 национальных парков, тогда как только государственных природных заповедников насчитывается более 100.

Во многих экономически развитых странах, в том чис­ле в США и Канаде, выбор в пользу национального парка как наиболее распространенной формы охраны природы позволяет успешно реализовывать различные задачи, и прежде всего экологические, но через активное привлече­ние бизнеса, развитие туризма и соответствующей инфра­структуры.

Анализ особенностей статуса национальных парков с учетом положительного зарубежного опыта позволяет сделать вывод о целесообразности распространения и в нашей стране такой формы охраны природных террито­рий, сочетающей высокий уровень защиты окружающей среды и широкое развитие экологического туризма, и уве­личения их доли в общем количестве особо охраняемых территорий. Таким образом, важной задачей является реформирование нормативной правовой базы, регули­рующей функционирование ООПТ на всех уровнях. Необ­ходимо внесение комплексных поправок в действующее за­конодательство, обеспечивающих базу для формирования стройной системы, предусматривающей проведение эф­фективной политики управления ООПТ и рациональное использование находящихся на них природных богатств, при условии сохранения их экологического баланса.

Базовый закон «Об особо охраняемых природных тер­риториях» не учитывает всего спектра отношений в рамках правового статуса ООПТ и предусматривает обращение к другим нормам отраслевого законодательства, разрознен­ным подзаконным актам, значительное количество кото­рых существенно затрудняет положение правопримените­ля. Нет закрепленной процедуры изменения границ особо охраняемых территорий, сокращения их территорий или изменения статуса в целом. Между тем такая возможность должна быть четко прописана в законе, поскольку нередки случаи, когда по причинам природного или техногенного характера происходят значительные изменения природ­ных особенностей отдельных территорий, в результате ко­торых признаки отнесения их к категории ООПТ меняются или полностью исчезают.

Поэтому представляется необходимым внесение из­менений и дополнений в базовый закон, принятие в его исполнение соответствующих подзаконных нормативных актов и методических рекомендаций, а также гармониза­ция с нормами смежного законодательства, в частности Гражданского, Земельного, Лесного кодексов и других от­раслевых нормативных правовых актов.

Данная задача выполнима, если на государственном уровне будет пересмотрен традиционный подход к нор­мативному правовому регулированию особо охраняемых территорий и проводимая политика в этой сфере будет со­средоточена в рамках полномочий единого ответственного органа государственной власти.

В соответствии с Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях» управление ООПТ относится к компетенции специально уполномоченных государственных органов власти. На сегодняшний день в структуре федеральных органов исполнительной власти не предусмотрено наличие специального органа, обеспе­чивающего комплексное регулирование и контроль за их функционированием и реализующего весь спектр необхо­димых полномочий.

До 01.01.2009 государственные природные заповед­ники, национальные парки, государственные заказники федерального значения находились в ведении различных структур (Росприроднадзора, Российской академии наук, Агентства по образованию, Федеральной службы охраны, Министерства сельского хозяйства РФ). При этом многие территории не были обеспечены нормативными актами, определяющими их ведомственную принадлежность. Не­смотря на отнесение с 2009 года национальных парков, государственных заповедников и почти всех заказников в ведение Минприроды России, говорить о четком распре­делении компетенции в администрировании всей системы ООПТ пока не приходится, и положение базового закона об управлении ими специально уполномоченным государ­ственным органом власти в области охраны окружающей среды до сих пор остается ориентиром на будущее. Между тем, необходимость создания такого органа давно назрела.

Разными странами уже накоплена столетняя практика успешного управления особо охраняемыми территориями единым специализированным органом, являющимся ана­логом российских федеральных служб и агентств (США, Канада, Австралия, ЮАР и др.).

Исходя из ряда экспертных оценок и основываясь на предписаниях базового законодательства, необходимо уточнить полномочия Минприроды России в части регу­лирования всей системы ООПТ и рассмотреть вопрос о создании специализированного федерального органа ис­полнительной власти, осуществляющего все функции го­сударственного управления в сфере организации и функ­ционирования особо охраняемых территорий, а также о передаче в его ведение всех особо охраняемых территорий федерального значения. Реализация данных мер способ­ствовала бы последующей координации и упорядочению функций остальных исполнительных органов, в том числе региональных, выполняющих отдельные полномочия в об­ласти регулирования деятельности особо охраняемых при­родных территорий.

Помимо решения концептуальных задач по центра­лизованному управлению ООПТ, необходимым пред­ставляется повышение квалификации работников данной сферы. Для этого предлагается проведение аттестации руководящих кадров и разработка программ повышения квалификации и переподготовки, а также принятие мер по устранению противоречий между организационной формой управления ООПТ и социальной защищенностью их работников. По мнению заместителя директора Депар­тамента государственной политики в сфере охраны окру­жающей среды Министерства природных ресурсов и эко­логии РФ В.Б.Степаницкого, существенное значение имеет выполнение задачи по обеспечению востребованности на­учной продукции заповедников и повышения материаль­ных стимулов их деятельности. К сожалению, пока при­ходится констатировать, что зарплата работников ООПТ остается одной из самых низких в стране.

Важной проблемой, связанной с развитием и государ­ственным управлением особо охраняемыми территория­ми, является их финансирование.

Рассматривая этот сложный вопрос, все эксперты от­мечают, что «уровень базового финансирования федераль­ных ООПТ не обеспечивает возможность реализации ком­плекса сложных задач, поставленных перед этими структу­рами», а существующая практика работы этой системы в отрыве от реального учета практических интересов регио­нов приводит к возникновению экономических проблем и социальных конфликтов, связанных с нерешенными вопро­сами компенсации субъектам Российской Федерации вы­падающих доходов при образовании федеральных ООПТ и иных территорий с особым режимом охраны. С такой си­туацией вынужденно сталкиваются все регионы, в границах которых функционируют особо охраняемые территории. Одним из наиболее ярких примеров в этой части является Республика Бурятия, где создание Байкальской природной территории привело к значительным затруднениям осу­ществления традиционных видов хозяйствования.

В соответствии со статьями 11 и 16 Федерального зако­на «Об особо охраняемых природных территориях» госу­дарственные природные заповедники и национальные пар­ки финансируются за счет средств федерального бюджета.

Однако за многие годы функционирования ООПТ в России закрепилась постоянная тенденция существенного превышения потребностей обеспечения данных террито­рий над плановыми расходами. И последние годы, несмо­тря на активное стремление власти к решению проблем экологии и охраны окружающей среды, к сожалению, не являются исключением.

Объем финансирования заповедных территорий в других странах, в частности США, в десятки раз превыша­ет показатели по России. Слабая финансовая поддержка, спорные вопросы, возникающие в связи с распределением полномочий федеральной, региональной и местной вла­сти, отсутствие существенной доходной части деятельности в рамках режима ООПТ препятствуют развитию данных территорий и, в конечном счете, минимизируют выполне­ние основной задачи их создания - сохранения уникальной природной среды и ведения мониторинга ее состояния.

Учитывая, что собственные средства природных за­поведников и национальных парков составляют в сред­нем менее 40 % от объема финансового обеспечения их деятельности, одной из приоритетных задач, стоящих в настоящее время перед государством, является увеличение бюджетного финансирования до уровня, обеспечивающего их полноценную деятельность, привлечение средств субъ­ектов Российской Федерации к финансированию феде­ральных территорий, выделение средств на модернизацию системы ООПТ с целью последующего рационального ис­пользования их ресурсов, а также планирование расходов на реструктуризацию территорий и создание новых объ­ектов охраны.

Кроме того, предлагается активнее использовать вну­тренние ресурсы заповедных территорий, связанные с созда­нием туристической инфраструктуры, привлечением граж­дан к культурно-познавательному освоению территорий, ориентацией на инвестиционные экологические проекты. По словам В.Г.Степаницкого, «познавательный, не развле­кательный, тщательно регламентированный туризм в запо­ведниках... только поднимет рейтинг нашего заповедного дела, повысит социальную значимость заповедников, бу­дет способствовать росту их авторитета в глазах населения и государственных институтов, чего у заповедников так не хватает».

Общей задачей, требующей скоординированных дей­ствий, должно стать повышение эффективности деятель­ности ООПТ, уточнение гарантий существующих сегодня охраняемых территорий и создание новых в приоритет­ных экологических регионах - там, где это действительно обусловлено задачами сохранения уникальных природных объектов и не приносит ущерба сложившимся правоотно­шениям.

Необходима разработка комплекса законодательных, социально-экономических, теоретических и методологиче­ских основ создания и функционирования ООПТ, управле­ния их системой, а также поддержка существующих особо охраняемых территорий, привлечение местного населения к их работе, повышение квалификации сотрудников. При этом следует учитывать, что основной целью подобных ме­роприятий должна быть гармонизация задач охраны при­роды с соблюдением интересов регионов и всей страны в целом. Особо охраняемые территории должны не оставать­ся инородными телами, а органично вливаться в инфра­структуру регионов, максимально реализуя свой природо­охранный, рекреационный, научный и интеллектуальный потенциал без ущерба для природоохранных задач.

Иными словами, принимаемые государством меры должны быть направлены на обеспечение условий гармо­ничного совмещения интересов экономического и соци­ального развития с интересами сохранения устойчивых экосистем с благоприятной средой обитания. Экстенсив­ный путь развития особо охраняемых территорий непри­емлем. Необходимо пересмотреть подход к правовому ре­гулированию статуса ООПТ. Требуется системное решение накопившихся вопросов и внесение концептуальных изме­нений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природ­ных территориях», его согласование с нормами федераль­ных кодексов (прежде всего Гражданского и Земельного), а также с другими актами смежного законодательства, в части уточнения категорий особо охраняемых территорий и порядка изменения их границ, установления возмож­ности проведения геологоразведочных работ и совершен­ствования арендных отношений, развития регулируемого экологического туризма, привлечения новых источников финансирования деятельности, активизации механизма самообеспечения ООПТ. Отдельного внимания требует во­прос о реформировании системы управления особо охра­няемыми территориями и создании специализированного органа исполнительной власти, осуществляющего админи­стрирование данной сферы в полном объеме.

Таким образом, уточнение правового статуса особо охраняемых природных территорий вместе с модерниза­цией системы управления ими будет способствовать фор­мированию стратегии их дальнейшего развития и позволит усовершенствовать систему отношений по рациональному использованию их потенциала, активизировать различные направления деятельности с усилением природоохранной составляющей и одновременно обеспечить интересы раз­личных субъектов хозяйствования, местных и региональ­ных органов управления и всего государства.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика