Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Анализ законодательства, регулирующего организацию и деятельность адвокатуры в странах Центральной Азии
Научные статьи
10.04.13 10:54


  
ЕврАзЮж № 1 (20) 2010
Адвокатура и нотариат
Деханов С.А.
Анализ законодательства, регулирующего организацию и деятельность адвокатуры в странах Центральной Азии
В статье рассматриваются вопросы конституционного регулирования института адвокатуры и права на получение юридической помощи, организации адвокатского самоуправления, организационно-правовых форм осуществления адвокатской дея­тельности в странах Центральной Азии.
     

Несмотря на исключительно важное значение инсти­тута адвокатуры в жизни человека (гражданина), общества и государства, конституционно-правовой статус адвокату­ра имеет в Республике Таджикистан (ст. 92) и в Республике Узбекистан (cr. 116), в конституциях Казахстана, Кыргыз­стана и Туркменистана термин «адвокатура» не упоми­нается.

Однако, даже формально не имея конституционно­правового выражения, исходя из природы конституцион­ных актов стран Центральной Азии, мы вправе утверждать, что конституционно-правовой статус адвокатуры следует из принципа правового государства в сочетании с так называе­мыми фундаментальными правами человека.

В отличие от термина «адвокатура» право на юридиче­скую помощь имеет легальное закрепление во всех странах Центральной Азии. Общие положения (конституционные положения об адвокатуре) получают свое развитие в ста­тутном законодательстве (т. е. в законах об адвокатуре) го­сударств Центральной Азии. Как известно, существует две группы законов, регулирующих деятельность института адвокатуры, - это законы об адвокатуре и адвокатской дея­тельности и так называемые деонтологические кодексы, т. е. этические кодексы адвокатов, или правила профессио­нальной практики.

Не входя в подробности анализа национальных зако­нов об адвокатуре, отдельные вопросы хотелось бы осве­тить более подробно.

Прежде всего, необходимо ответить на вопрос о том, как национальный законодатель определяет институт ад­вокатуры.

В конституционном Законе Республики Таджикистан «Об адвокатуре» дается следующее определение адвокату­ры: «Адвокатура является независимой профессиональной ассоциацией, обеспечивающей предоставление правовой помощи физическим и юридическим лицам».

Согласно узбекскому закону, адвокатура - правовой институт, включающий независимые, добровольные, про­фессиональные объединения лиц, занимающихся адвокат­ской деятельностью, и отдельных лиц, занимающихся част­ной адвокатской практикой.

Как следует из определения узбекского законодателя, в состав адвокатуры входят как объединения адвокатов, так и сами адвокаты.

По своему содержанию это определение близко к доктринальным определениям института адвокатуры в Ев­ропе, где термин адвокатура охватывает как всех лиц, при­знанных в качестве адвокатов по законам этой страны, так и организацию адвокатов, имеющую правовые основы и собственную компетенцию.

Законодатели Республики Казахстан и Кыргызской Республики, Туркменистана не дают прямого ответа на во­прос о том, что есть адвокатура.

Нормы узбекского и таджикского законов корреспон­дирует со ст. 24, 25 Основных положений о роли адвокатов, принятых восьмым конгрессом ООН, которые отграничи­вают право адвокатов на свободу ассоциаций и право адво­катов на формирование самоуправляемых профессиональ­ных ассоциаций.

корпусом. Синоним деонтологии, используемый у нас, - этика поведения адвоката».

5    Статья 1 Закона Республики Таджикистан «Об адвокатуре».

6    Статья 1 Закона Республики Узбекистан «Об адвокатуре».

Адвокатура - это профессиональная ассоциация, а не общественная организация.

Следует указать, что в мире имеются и иные способы легального определения адвокатуры. Так, например, зако­нодатели ФРГ, Франции, Греции институт адвокатуры на­прямую связывает с судебной властью.

Закон о реформе некоторых судебных и юридиче­ских профессий Франции провозглашает, что «адвокату­ра является помощником правосудия». Немецкий зако­нодатель определяет адвокатуру как «независимый орган правосудия».

Согласно «Кодексу профессиональной этики адвока­тов Греции» Kodex Deontologias») институт адвокатуры характеризуется как «орган правосудия», данный подход закреплен и в ст. 12 Основных принципов, касающихся роли юристов.

Наряду с ответом на вопрос о том, что есть адвокатура, мы не можем обойти стороной анализ понятия адвокат.

Законодатель Кыргызстана, как и законодатель Узбе­кистана, кратко формулирует понятие кандидата в адво­каты (предадвоката). В республиках Таджикистан, Тур­кменистан тоже скорее надо говорить не об адвокате, а о предадвокате.

Суммируя отдельные элементы термина «адвокат», мы получаем следующую формулу. Чтобы называться или претендовать на право стать адвокатом в будущем, необ­ходимо:

-    быть гражданином государства;

-    иметь высшее юридическое образование;

-    иметь лицензию;

-    быть членом коллегии адвокатов или быть адвокатом- поверенным.

Таким образом, рассмотренные в качестве примера определения адвоката явно не содержат каких-то устой­чивых существенных признаков, которые можно было ис­пользовать при формировании понятия «адвокат», как того требует логика определения понятия.

Наиболее спорным положением является включение в понятие «адвокат» требования получения адвокатом ли­цензии.

Обращает на себя внимание, что единственным госу­дарством Центральной Азии, где вопросы лицензирования переданы органу самоуправления адвокатурой, является Республика Узбекистан, в остальных странах вопросы ли­цензирования являются компетенцией органов государ­ственной власти.

Самого пристального внимания заслуживают вопро­сы организации адвокатского самоуправления в странах Центральной Азии.

В настоящее время не вызовет возражений тезис о том, что эффективность реализации основных прав граждан и их объединений во многом зависит от правильной органи­зации института адвокатуры.

При этом адвокатское самоуправление необходимо рассматривать как проявление принципа независимости института адвокатуры, а независимость - функция общей свободы.

Следует выделить две основные модели самоуправле­ния адвокатурой в странах Центральной Азии.

Первая модель - классическая, при которой членство в адвокатуре связано с принадлежностью к Палате адвокатов.

Этой модели придерживается Республика Узбе­кистан.

Вторая модель характеризуется тем, что членство в ад­вокатуре связывается с обязательным членством в коллегии адвокатов. При этом коллегия адвокатов выполняет двой­ную роль: с одной стороны, она является органом управ­ления (самоуправления) адвокатурой, с другой - организа­ционно-правовой формой осуществления адвокатской деятельности.

Этой модели придерживаются Республика Казахстан и Туркменистан, Таджикистан.

Особое положение занимает адвокатура Кыргызской Республики. Действующий закон об адвокатской деятель­ности Кыргызской Республики не предусматривает в каче­стве органа самоуправления адвокатуры ни коллегию адво­катов, ни адвокатскую палату и, как следствие, создание и функционирование единой ассоциации адвокатов.

Жизнь показывает, что организационное единство адвокатов важно не только с позиции общественного кон­троля за их деятельностью, но и с точки зрения защиты их профессиональных интересов. Ведь не секрет, что в услови­ях столкновения экономических интересов, интересов по­литических противников, адвокаты, которые их представ­ляют, также становятся мишенью для давления. В такой ситуации «один в поле не воин», а защитить интересы ад­воката может только профессиональная корпорация адво­катов.

Мало выполнить важное условие правильного органи­зационного оформления института адвокатуры, не менее важным является вопрос реального обеспечения независи­мости органа самоуправления от органов государственной власти и лиц, выполняющих исполнительно-распоряди­тельные функции.

Следует отметить, что, например, в Западной Европе можно выделить 5 основных форм адвокатского самоуправ­ления.

Первая модель - классическая, при которой членство в адвокатуре связано с принадлежностью к Палате адво­катов. При этом членами палаты (коллегии) являются ад­вокаты, приписанные к Верховному суду одной и той же земли, области, территории.

Этой модели придерживаются ФРГ, Франция, Италия, Греция, Испания, Голландия, Бельгия.

Вторая модель характеризуется тем, что палаты обра­зуются по территориальному признаку и объединяют всех адвокатов, внесенных в реестр уполномоченного органа той или иной федеральной земли. Юрисдикция каждой пала­ты адвокатов распространяется на территорию той феде­ральной земли, для которой эта палата была учреждена, а также на всех адвокатов, которые внесены в список этой палаты адвокатов.

Этой модели придерживается Австрия. Самоуправле­ние адвокатурой в ФРГ включает в себя обязательные при­знаки обеих моделей.

Третья модель предполагает самоуправление адвока­турой через ассоциации, союзы: Ассоциация адвокатов в Швеции, Союз адвокатов в Швейцарии. Членство в ассо­циации не является обязательным.

Четвертая модель - управление через судебные Ин­ны - характерна для барристеров Великобритании.

Первую, вторую, четвертую модели, кроме того, объе­диняет то, что членство в палате, коллегии, судебном Инне является обязательным.

Пятая модель - управление посредством юридическо­го сообщества (Великобритания). Сюда можно с опреде­ленными оговорками причислить Швейцарию (Союз адво­катов), Швецию (Ассоциация адвокатов).

Не трудно заметить, что в условиях сохраняющейся дихотомии адвокатуры в Великобритании существуют две независимые системы самоуправления адвокатурой.

Отдельные страны Западной Европы право на ведение адвокатской, юридической практики связывают с обяза­тельным получением лицензии (Норвегия, Лихтенштейн).

Однако все вышеперечисленные модели строго раз­граничивают организационно-правовые формы адвокат­ской деятельности от форм адвокатского самоуправления, что нельзя сказать о некоторых странах Центральной Азии (Республика Казахстан, Туркменистан, Таджикистан). При реформировании вопросов организационного самоуправ­ления адвокатурой, если это будет признано необходимым, опыт стран Западной Европы мог бы послужить основой для конструирования своих самобытных форм адвокатско­го самоуправления.

Вопросы адвокатского самоуправления тесно связаны с организационно-правовыми формами осуществления ад­вокатской деятельности.

Анализ организационно-правовых форм осущест­вления адвокатской деятельности в странах Центральной Азии позволяет говорить о ее следующих видах.

В Республике Казахстан адвокат вправе осуществлять свою деятельность через юридическую консультацию либо учредить самостоятельно или совместно с другими адво­катами адвокатскую контору, а также индивидуально без регистрации юридического лица.

Согласно кыргызскому законодательству адвокат мо­жет осуществлять адвокатскую деятельность через адво­катские учреждения или как индивидуальную предприни­мательскую деятельность. Адвокатское учреждение - это организация, основным видом деятельности которой явля­ется предоставление юридической помощи. Адвокатские учреждения могут создаваться на основе любых видов соб­ственности и организационно-правовых форм.

Осуществление адвокатской деятельности в Респу­блике Таджикистана, согласно закону, имеет две основные формы: в виде коллегий адвокатов и в виде лицензирова­ния деятельности адвоката-поверенного.

В Туркменистане единственной формой оказания юри­дической помощи являются юридические консультации, создаваемые коллегиями адвокатов. В Республике Узбеки­стан лицо, получившее в установленном порядке лицен­зию на право занятия адвокатской деятельностью, вправе осуществлять ее индивидуально, открывая свое адвокат­ское бюро, либо на добровольной основе образовывать с другими адвокатами (партнерами) коллегии и фирмы. На­деление адвоката в Республике Кыргызстан статусом пред­принимателя и возможность осуществлять адвокатскую деятельность как индивидуальную предпринимательскую деятельность остро ставит вопрос о соотношении адвока­туры и предпринимательской деятельности. Для усиления восприятия и оценки термина адвокат-предприниматель можно привести синоним слову предприниматель в не­мецком праве - «купец».

Конечно, профессия адвоката всегда рассматривалась как свободная профессия. В то же время организационно­правовые формы осуществления адвокатской деятельно­сти в странах Западной Европы не позволяют так просто и легко ответить на этот вопрос.

Однако вне зависимости от ответа на поставленный во­прос признаком, отграничивающим профессию адвоката от любых других профессий и объединяющим с профес­сией врача и священника, является профессиональная эти­ка адвоката, так называемые правила профессиональной практики (деонтологические стандарты):

-     принципы независимости и несовместимости про­фессиональной деятельности адвоката;

-     адвокатская тайна;

-     стандарты взаимоотношений адвокатов с доверите­лями, судом и иными публичными органами, взаимоотно­шения между собой.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика