Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Источники международно-правового регулирования установления тарифов на телекоммуникационные услуги
Научные статьи
15.04.13 12:55

вернуться

  
ЕврАзЮж № 2 (21) 2010
Международное право
Зенкин И.И.
Источники международно-правового регулирования установления тарифов на телекоммуникационные услуги
В статье рассматриваются источники международно-правового регулирования установления тарифов на телекоммуникационные услуги.

 

Проблематика установления тарифов на телекомму­никационные услуги до сих пор не была предметом иссле­дования отечественных юристов-международников. Вместе с тем, единственный спор в Органе по разрешению спо­ров (ОРС) ВТО по вопросу о телекоммуникациях касался именно этой тематики. Продолжительность спора, превы­сившая максимально допустимую регламентом ОРС ВТО более чем на год, свидетельствует об особой сложности рассматриваемого вопроса. В настоящей статье предпри­нята попытка систематизации разрозненных источников международно-правового регулирования расчетных тари­фов на международные телекоммуникационные услуги.

Каковы же источники правового регулирования меж­дународных расчетных тарифов?

1.    Становление регулирования

Действующее в настоящее время международно­правовое определение тарифов на международные теле­коммуникационные услуги было закреплено в Междуна­родном Регламенте Электросвязи, принятом Всемирной административной конференцией по телеграфии и телефо­нии в рамках Международного союза электросвязи (МСЭ) 9 декабря 1988 года. В рамках МСЭ был также определен правовой режим международных тарифов. Поэтому, давая общую характеристику источникам международного пра­ва в рассматриваемой области, в первую очередь необходи­мо рассмотреть документы, принятые в рамках МСЭ.

С появлением ВТО вопрос международно-правового регулирования тарифов на телекоммуникационные услу­ги стал предметом правового регулирования также в рам­ках этой международной организации. Среди документов ВТО первостепенную роль (применительно к определе­нию международно-правового режима тарифов) играют Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС), включая Приложение по телекоммуникациям, а также отдельные документы, принятые в процессе переговоров в рамках ВТО, в частности, Четвертый протокол к ГАТС и Ссылочный документ, которые будут отдельно рассмотре­ны ниже.

Кроме того, в рамках ВТО функционирует Орган по разрешению споров (ОРС), который создает обязатель­ную для членов ВТО практику. ОРС уже один раз рас­сматривал дело, напрямую связанное с международными тарифами на телекоммуникационные услуги (дело США против Мексики). Данное дело привело к возникновению международных прецедентов в рассматриваемой области, которые в силу специфики правового регулирования в рамках ВТО могут рассматриваться в качестве источников международно-правового регулирования для членов ВТО.

2.   Документы Международного союза электросвязи

Международный союз электросвязи (МСЭ) - это меж­дународная организация, определяющая стандарты в обла­сти телекоммуникаций и радио, способствующая развитию международного сотрудничества в целях совершенствова­ния всех видов электросвязи. В рамках данной организа­ции правительствами и частным сектором координируют­ся глобальные сети и услуги электросвязи. С 1947 года МСЭ является ведущим специализированным учреждением ООН в области информационно-коммуникационных тех­нологий.

Роль МСЭ как всемирного координационного центра в области электросвязи осуществляется в виде деятельности трех основных секторов: сектора стандартизации электро­связи; сектора радиосвязи; сектора развития электросвязи. Деятельность МСЭ охватывает следующие вопросы: в тех­нической области - содействие развитию и продуктивной эксплуатации средств электросвязи (телекоммуникаций) в целях повышения эффективности услуг электросвязи и их доступности для населения; в области политики - со­действие распространению более широкого подхода к проблемам электросвязи в глобальной информационной экономике и обществе; в области развития - содействие и оказание технической помощи развивающимся странам в сфере электросвязи, содействие мобилизации людских и финансовых ресурсов, необходимых для развития электро­связи, содействие расширению доступа к преимуществам новых технологий для населения всего земного шара.

Согласно разделу (29)1 Устава Международного союза электросвязи (далее - Устав МСЭ), основными норматив­ными документами МСЭ являются: Устав МСЭ; Конвенция МСЭ; Административные регламенты. Устав МСЭ являет­ся главным документом, а его положения дополняются положениями Конвенции МСЭ (см. раздел 30(2) Устава МСЭ). Положения Устава МСЭ и Конвенции МСЭ допол­няются положениями Административных регламентов (Регламента международной электросвязи и Регламента радиосвязи).

В рамках данной статьи для нас представляет интерес регламент международной электросвязи (далее - Регла­мент). Он регулирует использование электросвязи и явля­ется обязательным для всех членов МСЭ (см. статью 31(3) Устава МСЭ). В случае расхождения между каким-либо положением Устава МСЭ и положением Конвенции МСЭ или Административных регламентов Устав МСЭ имеет большую силу. В случае расхождения между каким-либо положением Конвенции МСЭ и положением Администра­тивных регламентов Конвенция МСЭ имеет большую силу.

На основе Раздела (2)1 Устава МСЭ, пунктов 192, 193 и 500 Конвенции МСЭ и пункта 2 статьи 6 Регламента меж­дународной электросвязи регулируется международно­правовой режим тарифов на международные телекомму­никационные услуги.

Кроме того, в рамках МСЭ принимаются рекоменда­тельные документы по различным вопросам. Нам интерес­ны рекомендации МСЭ D.140 «Принципы установления расчетных тарифов на международные услуги телефонной связи» и D.150 «Новая система учета в международной те­лефонии».

3.    ВТО и правовое регулирование тарифов

Всемирная торговая организация (ВТО) была учреж­дена Соглашением об учреждении ВТО (известным также как Марракешское соглашение), являющимся неотъемле­мой частью подписанного 15 апреля 1994 года в Марраке­ше «Заключительного акта, содержащего результаты Уруг­вайского раунда многосторонних торговых переговоров». В настоящее время в ВТО входят около 150 членов. Около 30 государств имеют статус наблюдателей.

А. Нормативная база ВТО и тарифы

Соглашение об учреждении ВТО имеет четыре при­ложения. Первое Приложение включает приложения 1А, 1В и 1С. Приложение 1А содержит многосторонние дого­воры по торговле товарами: Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1994 года (ГАТТ-1994) и 12 смежных с ним многосторонних договоров. Приложение 1В включа­ет в себя Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС). Приложение 1С содержит Соглашение по тор­говым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Второе Приложение содержит Договоренность

о   правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров. Третье Приложение включает в себя Механизм обзора торговой политики членов ВТО. В четвертом При­ложении содержатся соглашения с ограниченным числом участников. Хотя принятие обязательств по факультатив­ным соглашениям и не является обязательным условием для вступления в ВТО, право потребовать от государства присоединиться к любому факультативному соглашению у ВТО есть.

Исторически первый документ системы ВТО - Гене­ральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) 1947 го­да - не затрагивал вопрос многосторонних переговоров по услугам, который включается в предмет переговоров Уруг­вайского раунда. Разрабатывается Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС), вступившее в силу 1 января

1995  года и ставшее базовым документом по правовому ре­гулированию услуг в рамках ВТО.

Отдельные положения ГАТС могут иметь отношение к правовому регулированию тарифов. Это, в первую оче­редь, статья II «Режим наибольшего благоприятствования» и статья III «Гласность». ГАТС состоит из собственно тек­ста и восьми приложений. Нас интересует Приложение к ГАТС по телекоммуникациям, отдельные положения кото­рого имеют отношение к международно-правовому регу­лированию тарифов.

Следует также иметь в виду, что содержащаяся во втором Приложении к Соглашению об учреждении ВТО Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, а также включенный в третье При­ложение к Соглашению об учреждении ВТО Механизм обзора торговой политики членов ВТО в отдельных случа­ях также могут иметь отношение к тарифам на междуна­родные телекоммуникационные услуги. К тарифам имеют непосредственное отношение и отдельные документы, по­явившиеся в процессе переговоров в рамках ВТО, которые будут рассмотрены ниже.

Б. Раунды переговоров в рамках ВТО и международно­правовой режим тарифов. Переговоры в рамках Уругвайского раунда и тарифы

ГАТС - первое многостороннее соглашение, затраги­вающее торговлю телекоммуникационными услугами. Из­начально либерализация в области телекоммуникацион­ных услуг распространялась лишь на их часть. В процессе же Уругвайского раунда они были разделены на два вида: основные телекоммуникационные услуги и телекоммуни­кационные услуги с добавленной стоимостью.

К основным телекоммуникационным услугам были отнесены семь видов услуг: передача голосом по телефо­ну; услуги пакетной коммутации; услуги автоматической коммутации; телексные услуги; телеграфные услуги; услу­ги факсимильной связи; услуги по частным выделенным линиям.

К услугам с добавленной стоимостью относятся: услу­ги электронной почты; услуги звуковой почты; информа­ционные услуги и услуги по предоставлению данных из баз данных; услуги по электронному внутреннему обмену данных; услуги по расширенному объему факсимильных услуг, в том числе - хранение и пересылка, хранение и ис­пользование; услуги по кодированию и протокольной кон­версии; информационные услуги и/или обработка данных, в том числе обработка сделок.

Телекоммуникационные услуги с добавленной стои­мостью включают в себя все виды деятельности, при кото­рых клиенту предоставляется дополнительная услуга (по­мимо передачи информации). Добавляется стоимость, то есть либо усовершенствуются содержание или форма ин­формации, либо предоставляются дополнительные услуги (например, по хранению или поиску информации).

Во время Уругвайского раунда переговоров, результа­том которого стало создание ВТО, основные телекоммуни­кационные услуги предоставлялись в большинстве членов ВТО государственными монополиями. Поэтому члены ВТО не спешили открывать рынки этих услуг для иностранной конкуренции.

В отличие от основных телекоммуникационных услуг телекоммуникационные услуги с добавленной стоимостью с самого начала предоставлялись частными компаниями, осуществлявшими деятельность в конкурентной среде. Государственные монополии не стремились выходить на эти рынки. Услуги с добавленной стоимостью были сразу либерализованы, то есть включены в Списки обязательств значительного числа членов ВТО.

В процессе переговоров разделение телекоммуникаци­онных услуг на «основные» и «с добавленной стоимостью» было нормативно закреплено. Принятое по результатам Уругвайского раунда «Решение о переговорах по основным телекоммуникациям» определяет основные телекоммуни­кации как «сети и услуги телекоммуникационных пере­дач». Это определение близко к подходу США.

Международные расчетные тарифы, имеющие от­ношение к основным телекоммуникационным услугам, в основном оказались вне сферы международно-правового регулирования по результатам Уругвайского раунда пере­говоров. Проблема расчетных тарифов возникла во время составления проекта Приложения к ГАТС по телекомму­никациям. Это Приложение применяется к доступу к теле­коммуникационным сетям и услугам общего пользования и их использованию поставщиками услуг. Первый проект Приложения по телекоммуникациям содержал условие, согласно которому доступ к телекоммуникационным сетям и услугам общего пользования и их использование долж­ны были быть ориентированы на затраты. Это условие при­вело к возникновению спора между теми, кто утверждал, что доступ, основанный на стоимости, превышающей за­траты, является барьером для торговли, и теми, кто считал, что ценообразование является коммерческим вопросом и не должно быть подчинено правилам ГАТС. В результате статья о тарификации была полностью изъята из оконча­тельной версии Приложения по телекоммуникациям.

В.  Переговоры по основным телекоммуникациям и тарифы

В результате Уругвайского раунда около 60 стран - участниц ВТО, в том числе все основные торговые пар­тнеры США, приняли на себя обязательства о доступе на рынки телекоммуникационных услуг с добавленной стои­мостью. Применительно к основным телекоммуникацион­ным услугам прогресса достигнуто не было. Вместе с тем, значимость услуг с добавленной стоимостью несравнима с основными телекоммуникационными услугами, так как на услуги с добавленной стоимостью приходится незначи­тельная часть всего телекоммуникационного рынка.

Основные телекоммуникационные услуги - это один из четырех секторов услуг, проблемы по которым остались неразрешенными в процессе Уругвайского раунда перего­воров. Как и в случае с финансовыми услугами, основным камнем преткновения стала проблема, которую образно назвали проблемой «бесплатной езды». ГАТС требует, чтобы страны - члены ВТО предоставляли услугам и по­ставщикам услуг из других стран - членов ВТО «режим наибольшего благоприятствования» (РНБ). Его предостав­ление означает, что член ВТО, открывший свой рынок для определенной услуги, не может избирательно закрыть его для услуг или поставщиков услуг из какой-либо другой страны - члена ВТО. Разумеется, что далеко не все страны в одинаковой степени открывают рынок телекоммуникаци­онных услуг.

Обязательства по доступу на рынок и по предостав­лению национального режима принимаются на основе индивидуальных Списков обязательств и изъятий. У раз­ных государств они могут быть разными. В результате в разных странах члены ВТО пользуются разными правами в отношении доступа на рынок и национального режима. Таким образом, автоматическое применение принципа РНБ создает дисбаланс применительно к тем видам услуг, в отношении которых значительное число стран не хочет принимать на себя обязательство по доступу на рынок и предоставлению национального режима. К 1992 году стал очевиден явный недостаток обязательств государств по до­ступу на рынок и предоставлению национального режима в секторе основных телекоммуникаций. Лишь некоторые члены ВТО были готовы принимать эти обязательства. Иные члены ВТО готовы были обеспечить доступ на рынок основных телекоммуникаций лишь частично. В результа­те участники переговоров по телекоммуникациям начали обсуждать возможность продолжения переговоров приме­нительно к основным телекоммуникациям после оконча­ния Уругвайского раунда переговоров в декабре 1993 года. Договоренность о таких переговорах была достигнута, и переговорная группа по основным телекоммуникациям начала работу в мае 1994 года при участии 17 членов ВТО.

В «Решении о переговорах по основным телекоммуни­кационным услугам» предлагалось продолжить начатые в период Уругвайского раунда переговоры по телекоммуни­кациям применительно к основным телекоммуникацион­ным услугам и установить срок (до 30 апреля 1996 года), в пределах которого необходимо представить Совету по тор­говле услугами ВТО доклад о достигнутых результатах. На дату установленного окончания переговоров предложения по либерализации своего рынка основных телекоммуника­ций были сделаны сорока семью членами ВТО. Одиннад­цать из них согласились полностью открыть доступ на ры­нок основных телекоммуникаций, в том числе разрешить стопроцентное иностранное участие в капитале телеком­муникационных организаций. К докладу Переговорной группы были приложены Списки обязательств и изъятий сорока семи государств и Список исключений из статьи II от одной страны.

США сочли, что в результате переговоров не была до­стигнута критическая масса обязательств по обеспечению доступа на рынок, в особенности со стороны развивающих­ся стран, и возможность «бесплатной езды» пока не пре­одолена, в связи с чем срок переговоров был продлен до 15 февраля 1997 года. В период продленного срока (с мая

1996  года по 15 февраля 1997 года) было предпринято мно­го усилий по усовершенствованию существующих пред­ложений и внесению новых. Так, США и ЕС также усо­вершенствовали свои предложения в качестве своего рода «приманки».

В результате тридцать два из тридцати четырех пред­ложений, представленных в апреле 1996 года, было пере­смотрено. Было также получено двадцать одно новое предложение, таким образом, общее число Списков обя­зательств составило пятьдесят пять, причем они приходи­лись на шестьдесят девять стран (пятнадцать стран ЕС по­давали единый Список).

Присоединившиеся к Протоколу государства откры­ли, за некоторыми изъятиями, все виды основных телеком­муникационных услуг.

В процессе переговоров по основным телекоммуника­циям, как на первом, так и на втором этапе, обсуждалось большое количество различных вопросов. Среди них - во­прос о тарифах на международные телекоммуникационные услуги. На момент переговоров тарифы на разных линиях связи резко различались. Так, например, в рассматривае­мый период времени расценки провайдеров в США коле­бались от 0,12 (на линии с Великобританией) до 1,25 $ за ми­нуту (на линии с Ямайкой). Именно поэтому во главу угла был поставлен вопрос о дифференцированных тарифах.

Являются ли тарифы, установленные международ­ными поставщиками услуг, «действиями членов ВТО», и, следовательно, подпадают ли они под ГАТС в отношении режима наибольшего благоприятствования (РНБ)? Раз­личные расчетные тарифы могли бы быть эквивалентны различным таможенным ставкам на товар в зависимости от страны происхождения. Вопрос применения РНБ к та­рифам был вопросом первостепенной важности. Докумен­ты ВТО создавали обязательство по предоставлению РНБ лишь для государств, а не для юридических лиц из этих государств. В этой связи возник вопрос о том, может ли организация, являющаяся поставщиком услуг междуна­родной связи, рассматриваться как государство. Наложе­ние на национальных поставщиков международных теле­коммуникационных услуг обязательств по РНБ привело бы к резкому изменению условий работы почти всех по­ставщиков. Любой оператор из другого государства мог бы потребовать установления в двустороннем договоре с ним минимального из тех тарифов, которые применяются по­ставщиком международных телекоммуникационных услуг данного государства на какой-либо линии. На первый взгляд, ответ на этот вопрос должен был быть отрицатель­ным. В действительности, однако, все обстояло намного сложнее, поскольку тогда не существовало общепризнан­ного международно-правового определения государства. Вместе с тем, исходя из пункта 3а статьи I ГАТС, под «ме­рами членов» ВТО (то есть - государств) подразумевались не только меры, принятые центральными, региональными или местными правительствами и властями, но и меры, принятые неправительственными организациями при осу­ществлении полномочий, делегированных центральными, региональными или местными правительствами или вла­стями.

В процессе переговоров так и не было достигнуто консенсуса в отношении распространения РНБ на диффе­ренцированные тарифы. Те государства, которые решили, что действия операторов в данном случае являются дей­ствиями государства, сделали соответствующие исключе­ния в своем национальном Списке изъятий по РНБ. Такие исключения были сделаны Антигуа и Барбудой, Индией, Пакистаном, Турцией и Шри-Ланкой. Вопрос о том, могут ли члены ВТО, не воспользовавшиеся исключениями из обязательств по РНБ, подвергнуться обвинению в наруше­нии РНБ, если их поставщики международных телекомму­никационных услуг поддерживают дифференцированные тарифы, остался на переговорах открытым.

В процессе переговоров члены ВТО достигли «джентль­менского соглашения» не поднимать вопрос о дискримина­ционных тарифах на дискуссиях в ВТО в течение несколь­ких лет.

Г. Соглашение по основным телекоммуникациям (Чет­вертый Протокол к ГАТС) и тарифы

15 февраля 1997 года шестьдесят девять стран, входив­ших в Группу по основным телекоммуникациям, заклю­чили Соглашение по основным телекоммуникационным услугам. Соглашение имеет форму протокола, который прилагается к Генеральному соглашению по торговле услу­гами (ГАТС) и официально именуется «Четвертый Прото­кол к ГАТС». Суть Соглашения, зафиксированная в пункте

1  Протокола, сводится к тому, что участвующие в Прото­коле страны должны подготовить Списки обязательств и изъятий, касающиеся основных телекоммуникаций. Эти Списки прилагаются к Протоколу. То же самое касается и Списков изъятий из статьи II ГАТС.

Соглашение исходит из необходимости открытия го­сударствами всех видов основных телекоммуникационных услуг, к которым относятся: передача голосом по телефо­ну; услуги пакетной коммутации; услуги автоматической коммутации; телексные услуги; телеграфные услуги; услу­ги факсимильной связи; услуги по частным выделенным линиям.

Четвертый Протокол к ГАТС был открыт для приня­тия государствами до 30 ноября 1997 года. Он должен был вступить в силу 1 января 1998 года. Такой период време­ни требовался членам ВТО, чтобы провести необходимые процедуры в своих странах и привести свое законодатель­ство в соответствие с достигнутыми договоренностями. В результате вступления в силу Соглашения по основным телекоммуникациям шестьдесят девять государств приня­ли решение об открытии своих рынков телекоммуникаци­онных услуг (в отношении всех или некоторых видов услуг) для конкурентов из-за рубежа. Почти во всех этих странах данные услуги ранее предоставлялись национальными монополиями, которым в первый раз пришлось столкнуть­ся с конкуренцией.

Соглашение по основным телекоммуникациям ока­зало серьезное косвенное влияние на проблему регулиро­вания тарифов. Результатом внедрения этого соглашения стала демонополизация рынка основных телекоммуника­ционных услуг, что приводит к снижению тарифов в стра­нах, где происходит либерализация рынков. В результате возникло серьезное противоречие между ценами на услуги международной связи на либерализованных и на нелибе- рализованных рынках. Последнее стало серьезным толчком для принятия соответствующих решений на националь­ном и международном уровне, направленных на коренное изменение существующего регулирования.

Д. Ссылочный документ и тарифы

Результатом переговоров по основным телекоммуни­кациям стал также Ссылочный документ. Формально он не входит в перечень правовых документов ВТО. Это не­кий типовой образец для принятия государствами на себя обязательств в рамках национального Списка обязательств и изъятий. Ссылаясь на этот документ в графе «дополни­тельные обязательства» своего Списка обязательств, члены ВТО тем самым принимают на себя обязательства в соот­ветствии с этим документом.

Ссылочный документ разделен на шесть разделов. Первые два раздела применяются к регулированию дея­тельности «основных поставщиков», остальные четыре (универсальное обслуживание, лицензирование, незави­симость регулирующего органа и выделение ресурсов) посвящены вопросам регулирования общего характера. Большинство стран приняло Ссылочный документ сразу и в полном объеме.

До Соглашения по основным телекоммуникацион­ным услугам телекоммуникационный сектор в большин­стве стран мира был монополизирован. Обычно после либерализации бывший монопольный оператор практи­чески везде оставался доминирующим игроком на рынке. Он находился в выгодном положении во многих отноше­ниях уже только по той причине, что у него была инфра­структура и обширная клиентская база. Обычно он обла­дал большим политическим влиянием, чем любой новый участник рынка.

Ссылочный документ содержит основные принципы, призванные обеспечить, чтобы преимущества бывшего монопольного оператора не использовались в ущерб но­вым участникам телекоммуникационных рынков. Он при­нимался в качестве гарантии того, что обязательства по до­ступу на рынок и предоставлению национального режима, которые государства принимают в соответствии со своими Списками обязательств, не будут сведены к минимуму ан­тиконкурентными действиями местных поставщиков теле­коммуникационных услуг.

Ссылочный документ содержит своего рода «защит­ные меры» по обеспечению конкуренции, которые через Списки государств вводятся в структуру ВТО, так что в случае их нарушения возникает возможность обратиться к процедуре урегулирования споров в рамках ВТО. Имен­но с этой точки зрения Ссылочный документ представля­ет интерес применительно к международно-правовому регулированию тарифов. Суть метода борьбы с высокими тарифами в рамках ВТО базируется на борьбе с монопо­лизацией рынка международных телекоммуникационных услуг. Там, где рынок либерализован, проблем не возника­ет, так как либерализация рынка приводит к падению цен. Если на рынке остается монопольный оператор, то на него возлагается обязательство по обеспечению межсетевого взаимодействия. Если же расчетные тарифы не прозрачны, не привязаны к затратам и не обеспечивают равный режим для поставщиков из государств - членов ВТО, налицо будет несоответствие обязательствам по Ссылочному документу.

4.    Практика ОРС ВТО и тарифы

В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров в рамках ВТО, созданный в процессе деятельности Органа по разрешению споров (ОРС) ВТО прецедент рас­сматривается в качестве источника права и должен в обя­зательном порядке применяться при последующем разре­шении аналогичных дел. С учетом изложенного большое значение имеют положения, зафиксированные в решении ОРС ВТО по делу «США против Мексики», которое непо­средственно касалось тарифов на телекоммуникационные услуги.

Дело между США и Мексикой по вопросам о мерах, затрагивающих телекоммуникационные услуги, стало пер­вым делом в рамках ОРС ВТО, предметом которого была торговля услугами. Это было первое дело, в рамках которо­го анализировались телекоммуникационные услуги. Дело рассматривалось почти два года. Предельный срок рас­смотрения дела был превышен более чем на год, что свиде­тельствует о крайней сложности телекоммуникационной тематики.

В рамках системы ВТО действует прецедентное пра­во, что делает крайне важным и практически значимым изучение любого дела, рассмотренного в рамках ОРС ВТО, так как вступившее в силу решение носит норма­тивный характер. Именно поэтому право ВТО в области телекоммуникаций состоит в настоящее время не только из Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС) и конкретизирующих его положения документов ВТО в об­ласти телекоммуникаций, но также и из решения ОРС ВТО по спору между США и Мексикой. На основе анализа дан­ного дела можно прийти к выводу, какие документы ВТО, напрямую не затрагивающие тарифы на международные телекоммуникационные услуги, могут быть применены к тарифам, и в чем суть этого регулирования.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика