Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Крайняя необходимость при оказании медицинской помощи
Научные статьи
15.04.13 14:22


  
ЕврАзЮж № 2 (21) 2010
Уголовное право и криминология
Попеску С.С.
Крайняя необходимость при оказании медицинской помощи
В статье рассматриваются условия правомерности крайней необходимости при оказании медицинской помощи как обстоятельства, исключающего преступность деяния. Крайней необходимости при оказании медицинской помощи свойственны такие общие условия правомерности, как наличие опасности, действительность опасности, отсутствие возможности устранения опасности иными средствами, соразмерность вреда. Каждое условие рассматривается применительно к оказанию медицинской помощи. Дополнительно рассматриваются условия причинения вреда исключительно третьим лицам и получения предварительного согласия на медицинское вмешательство.
     
  

Причинение определенного (необходимого) вреда здо­ровью при оказании медицинской помощи априори не должно вызывать вопросов правомерности / неправомер­ности действий. Однако медицинские работники по роду своей деятельности, пожалуй, чаще остальных людей могут оказываться в таких ситуациях, когда необходимо причи­нить (или потенциально допустить) вред здоровью пациен­та для того, чтобы спасти этого пациента от большего вреда здоровью или даже смерти. Одним из обстоятельств, когда при причинении вреда здоровью или жизни пациента ме­дицинским работником уголовная ответственность не на­ступает, является крайняя необходимость. Данный институт известен российскому праву давно, уже в Уложении 1845 г. было закреплено совершение преступления из крайности.

Вне зависимости от того, в какой сфере жизнедеятель­ности возникает ситуация крайней необходимости, суще­ствует ряд требований, при соблюдении которых приме­нение данного института будет законным. Традиционно среди обязательных условий крайней необходимости в науке уголовного права выделяют следующие:

-     наличие опасности;

-     действительность опасности;

-     отсутствие возможности устранения опасности ины­ми средствами;

-     соразмерность вреда.

Эти условия обязательны и для крайней необходимо­сти при оказании медицинской помощи.

Что касаемо тибецкой медецины, то здесь все нормально, потому-что тибетская медицина организма набирает большую популярность благодаря действенным рецептам, состоящим из натуральных продуктов. Условие наличия опасности предполагает, что для жизни и (или) здоровья пациента, в интересах которого медицинский работник осуществляет действия, руковод­ствуясь крайней необходимостью, существует опасность, и это состояние опасности не завершилось. Опасность, которая еще только может наступить, а также опасность, которая была, но на настоящий момент отсутствует, со­стояние крайней необходимости не создает и не дает права на применение данного института. Опасность может быть длящейся, и действия медицинского работника в рамках крайней необходимости будут оправданны в любой из мо­ментов существования такой опасности.

Действительность опасности означает, что опасность должна существовать объективно в реальной действитель­ности, а не в воображении человека. Медицинский работ­ник, идя на крайние меры, должен иметь в виду, что опас­ность здоровью (жизни) пациента должна существовать реально.

Крайняя необходимость при оказании медицинской помощи вызывается тем, что достижение цели, на которую помощь направлена, невозможно без причинения вреда. Вред причиняется охраняемым уголовным законом ин­тересам, а именно здоровью пациента, являясь при этом единственным средством достижения поставленной цели. В этом и выражается отсутствие возможности устранения опасности иными средствами при крайней необходимо­сти. Если медицинский работник имел возможность пре­дотвратить опасность иными средствами, не связанными с причинением вреда, крайняя необходимость не будет правомерной.

Другое обязательное требование к крайней необхо­димости - соразмерность вреда. Если с точки зрения ме­дицины «медицинский работник для спасения жизни или восстановления здоровья человека обязан избрать опти­мальный вариант лечения», то с точки зрения уголовного права главное, чтобы причиненный вред был меньше вреда предотвращенного (прямое требование нормы УК РФ). Ме­дицинский работник в силу своей профессии должен стре­миться к оказанию максимально качественной помощи, но уголовной ответственности не будет, в том числе когда причиненный вред не был минимальным из возможных вариантов, но был меньшим, чем вред предотвращенный. Таким образом, вопросы: оптимальна ли была оказанная помощь или была возможность оказать ее более качествен­но и тем самым причинить меньший вред, - остаются за рамками института крайней необходимости.

Некоторые исследователи дополнительно называют та­кое условие крайней необходимости, как причинение вреда исключительно третьим лицам. О нем говорится с целью показать отличие крайней необходимости от необходимой обороны, поскольку действительно подавляющее большин­ство случаев крайней необходимости заключается в причи­нении вреда третьим лицам. Норма же уголовного кодекса такого указания не содержит, и из нее не вытекает, что вред должен причиняться только третьим лицам. Заблуждения по данному вопросу ошибочно приводят некоторых иссле­дователей к заключениям, что такое обстоятельство явля­ется обязательным условием крайней необходимости при оказании медицинской помощи. Для института крайней необходимости в сфере оказания медицинской помощи, напротив, характерным является причинение вреда тому лицу, чьи жизнь и здоровье пытаются спасти.

Отдельно следует остановиться на особом требовании оказания медицинской помощи - получение предваритель­ного согласия на медицинское вмешательство, предусмо­тренном ст. 32 Основ законодательства Российской Федера­ции об охране здоровья граждан. Согласно данной норме условием любого медицинского вмешательства является ин­формированное добровольное согласие гражданина (либо его законных представителей), если пациент имеет возмож­ность выразить такое согласие, и лишь когда согласие по­лучить невозможно, решение может принять консилиум или лечащий (дежурный) врач. Такое согласие необходимо во всех случаях, а значит, и при оказании медицинской по­мощи в рамках крайней необходимости. С другой стороны, норма о крайней необходимости в Уголовном кодексе РФ не требует соблюдения каких-либо специальных правил. Данный вопрос должен решаться в пользу положений УК РФ, поскольку, устанавливая основания уголовной ответ­ственности, следует руководствоваться в первую очередь нормами УК РФ. Поэтому, если согласие не было получено, действия, тем не менее, могут быть признаны соответствую­щими требованиям крайней необходимости. При этом не исключена иная (не уголовная) ответственность лица за не­получение согласия на медицинское вмешательство.

Что касается примеров крайней необходимости при оказании медицинской помощи, представляется верной позиция И.В.Ившина, который отмечает, что зачастую любое медицинское вмешательство (в особенности хирур­гическое) причиняет определенный вред здоровью паци­ента. Однако, «будучи направленным на предотвращение наличной и действительной угрозы охраняемому законом праву на жизнь, такое вмешательство, причиняя факти­чески меньший вред здоровью больного, полностью соот­ветствует предусмотренным ст. 39 УК РФ условиям край­ней необходимости, что и исключает преступность такого деяния».

Наглядными примерами крайней необходимости при оказании медицинской помощи являются ампутация части тела (например, ноги) или удаление органа (части органа) в целях спасения жизни пациента. Рассмотрим классический пример.

В городскую больницу № 4. г. Ставрополя в бессозна­тельном состоянии был доставлен гражданин Н. с много­численными телесными повреждениями, нанесенными тупым предметом. Результаты первичной диагностики показали наличие повреждений органов брюшной поло­сти, внутреннее кровотечение. В ходе неотложного опера­ционного вмешательства, наряду с иными повреждениями внутренних органов, были обнаружены множественные разрывы селезенки. Дежурный хирург, руководивший опе­рацией, принимая во внимание угрожающее состояние пострадавшего, принял решение удалить поврежденный орган.

То есть врач, удаляя орган и формально совершая пре­ступление в виде причинения вреда здоровью пациента, нести уголовную ответственность не должен, поскольку удаление органа явилось необходимостью (крайней) для спасения жизни пациента.

Отдельно хотелось бы затронуть вопрос, необходимо ли медицинскому работнику обладать специальными по­знаниями или квалификационными документами для того, чтобы иметь право на крайнюю необходимость? Здесь не­обходимо отметить, что право на крайнюю необходимость возникает вне зависимости от объема знаний и подготов­ки, и если медицинский работник выполнил все условия правомерности крайней необходимости, то будь он мо­лодой специалист или опытный врач, для квалификации его действий значения это иметь не будет. Точно также не будет иметь значения, прибегал ли медицинский работник к крайней необходимости, когда он непосредственно на­ходился при исполнении своих служебных обязанностей, или нет.

Нам представляется, что медицинские работники вне зависимости от своей специализации равно могут оказать­ся в состоянии крайней необходимости. Хотя отметим, что при отсутствии (либо недостаточности) специальных зна­ний речь чаще должна идти о другом обстоятельстве, ис­ключающем преступность деяния, - обоснованном риске.

Таким образом, состоянию крайней необходимости при оказании медицинской помощи свойственны все ти­повые условия правомерности. Соблюдение каких-либо дополнительных условий не требуется. Выделяемые в тео­рии дополнительные признаки (согласие пациента и при­чинение вреда третьим лицам) не соответствуют требова­ниям Уголовного кодекса Российской Федерации.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика