Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовая природа контрразведывательной деятельности
Научные статьи
15.04.13 14:53


  
ЕврАзЮж № 2 (21) 2010
Правоохранительная деятельность
Перевалов Д.В.
Правовая природа контрразведывательной деятельности
В статье рассматривается проблема раскрытия правовой природы контрразведывательной деятельности. На основе действующих правовых норм, регламентирующих её осуществление, а также подходов, сложившихся в юридической науке и теории контрразведывательной деятельности, выделяются существенные признаки данной деятельности и формулируется её понятие. Контрразведывательную деятельность предлагается рассматривать как одно из государственно-правовых средств обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь, которое гласно и / или негласно реализуется органами государственной безопасности и их сотрудниками в пределах их компетенции в целях противодействия разведывательной и иной деструктивной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц.
     
 

В последние время исследователями большое внима­ние уделяется методологии оперативно-розыскной дея­тельности (далее - ОРД). Вместе с тем, в специальной ли­тературе в недостаточной степени разрабатываются ме­тодологические проблемы контрразведывательной дея­тельности (далее - КРД). При этом за пределами научных исследований остались многие вопросы, связанные с изуче­нием закономерностей в сфере её правового регулирования. К основным таким юридическим закономерностям, прису­щим правовому регулированию КРД, можно отнести:

1)    закономерности определения цели и задач КРД;

2)    закономерности возникновения, развития и прекра­щения правоотношений в КРД;

3)    закономерности правового статуса и компетенции субъектов и участников КРД;

4)    закономерности правовой регламентации порядка производства контрразведывательных мероприятий (да­лее - КРМ);

5)    закономерности правовой регламентации предо­ставления результатов КРД органам уголовного преследова­ния, суду, иным государственным органам и использования их в уголовном, административном процессе, при приня­тии управленческих решений.

Исследование правовых аспектов КРД имеет суще­ственное значение не только для развития теории КРД, но и для совершенствования практики её осуществления, так как в настоящее время данная деятельность в определённой части реализуется на основе и в рамках открытых правовых предписаний. Исследователями, кроме того, отмечается возрастание роли КРД в системе обеспечения безопасно­сти личности, общества и государства, что объясняется в том числе и тем, что гегемонистские устремления отдель­ных иностранных государств возродили в мире тенденцию решать межгосударственные противоречия практически во всех сферах отношений не военными и не правовыми способами и средствами, а с помощью тайных подрывных операций. Как следствие расширилось поле деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, резко усилилась их активность.

В контексте изложенного актуальной является потреб­ность в разработке проблемы правового регулирования КРД в целом и основных её юридических закономерностей в частности. В первую очередь это относится к рассмотре­нию правовой природы КРД. Вместе с тем, вопросы её юри­дической характеристики, в том числе правовой природы, в специальной литературе рассматривались фрагментар­но. Уже имеющиеся подходы к определению юридической сущности КРД не вполне отвечают современным правовым реалиям и требованиям оперативной практики. В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть данную проблематику на основе подходов, существующих в юри­дической науке, а также в области правового регулирова­ния и теории КРД.

Правовая природа, как определяет С.С.Алексеев, явля­ется юридической характеристикой явления, выражающей его специфику, место и функции среди других правовых явлений в соответствии с его социальной природой. Здесь следует согласиться с мнением Ю.В.Баулина, что уяснение правовой природы понятий предполагает определение того, к какому миру явлений они принадлежат, каковы их строение, поэлементный состав, связи и отношения, в чём заключается их роль в праве, каково их место в системе юри­дических категорий и понятий. Раскрытие правовой приро­ды любого явления напрямую связано с определением его понятия. Это обусловлено тем, что понятие (под которым традиционно понимается логическая форма мышления, от­ражающая определённое множество (класс) предметов или явлений действительности в общих для них существенных признаках) представляет собой абстрактное, отвлечённое от конкретного предмета или явления обобщение опреде­лённого множества однородных объектов, характеристика которого распространяется на каждый объект этого класса. Исследователи рассматривают понятие как целостную со­вокупность суждений об отличительных признаках иссле­дуемого объекта, ядром которой являются суждения о наи­более общих и в то же время существенных особенностях этого объекта. Выделение существенных свойств правово­го явления, обособление его от схожих объектов позволя­ет осуществить целостное и системное познание сферы его проявления, начиная от осознания понятийного аппарата, правовой природы и видовых особенностей объекта, пере­ходя к уяснению системного характера исследуемого фено­мена. При этом существенные признаки явления, имеющие правовое значение, необходимо выделять, основываясь на сложившихся в теории права подходах, положениях дей­ствующих нормативных правовых актов, а также практике реализации юридических норм. В дальнейшем необходимо раскрыть каждый признак и показать его правовое значе­ние, отражающее, как правило, характер тех юридически значимых последствий, которые могут наступить при функ­ционировании объекта в правовой реальности.

В Законе Республики Беларусь «Об органах государ­ственной безопасности Республики Беларусь» (далее - За­кон об ОГБ) определено, что контрразведывательная дея­тельность - это деятельность органов государственной без­опасности в пределах своих полномочий по предупрежде­нию, выявлению и пресечению разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностран­ных государств, а также отдельных лиц, направленной на причинение ущерба безопасности Республики Беларусь (ч. 1 ст. 10).7 Понятие КРД нашло своё закрепление на за­конодательном уровне и в некоторых других странах СНГ.

Аналогичная формулировка, например, содержится в ч. 1 ст. 9 Федерального закона Российской Федерации «О феде­ральной службе безопасности». Кроме того, такое понятие содержится в ст. 1 Закона Украины «О контрразведыватель­ной деятельности», в п. 1.3 ст. 1 Закона Азербайджанской Республики «О разведывательной и контрразведыватель­ной деятельности».

С учётом современного уровня развития юридической науки и базируясь на анализе юридических норм, регла­ментирующих КРД, закономерностей её осуществления и контент-анализе её научных и легитимных понятий, мож­но выделить следующие существенные признаки КРД.

1.   КРД является одним из государственно-правовых средств обеспечения национальной безопасности Респу­блики Беларусь.

Государственный характер КРД выражается в том, что никто кроме специально уполномоченных государствен­ных органов и их сотрудников не вправе осуществлять дан­ный вид деятельности. Государство, таким образом, рас­сматривает КРД как социально полезный, необходимый вид деятельности.

Правовой характер КРД заключается в том, что осно­вания, условия и порядок её осуществления определяются системой юридических норм, действующих в Республике Беларусь и закреплённых в различных нормативных право­вых актах. К таким актам можно отнести:

-     Закон об ОГБ;

-     Закон Республики Беларусь «Об оперативно-розыск­ной деятельности» (далее - Закон об ОРД);

-     Указ Президента Республики Беларусь № 186 от 12.04.2004, который закрепляет Перечень сведений, состав­ляющих государственную тайну Республики Беларусь;

-     ведомственные нормативные правовые акты ОГБ.

Одновременно правовой характер КРД выражается в

том, что при её осуществлении возникают, длятся и прекра­щаются определённые правовые отношения. Такие правоот­ношения по своей сущности будут носить административно­правовой характер, так как им присущи все основные черты административно-правовых отношений, которые выделяют­ся в теории административного права: 1) они складываются в сфере государственного управления; 2) такие отношения возникают при обязательном участии соответствующего органа государственного управления; 3) объектами этих от­ношений являются действия, поведение людей в сфере госу­дарственного управления; 4) они характеризуются отноше­ниями власти-подчинения и юридическим неравенством сторон; 5) данные отношения возникают для решения задач и осуществления функций управления в целях удовлетво­рения публичных или индивидуальных интересов по ини­циативе любой из сторон; 6) эти отношения имеют особый правовой режим обеспечения законности и своей правовой защиты.

Характеризуя правоотношения в КРД, можно конста­тировать, что процесс их возникновения, развития и пре­кращения полностью зависит от основных свойств КРД, которые рассмотрены далее. По многим своим характери­стикам они будут схожи с оперативно-розыскными право­отношениями. Рассматривая правоотношения в ОРД, ис­следователи, в частности, отмечают, что негласный харак­тер ОРД определяется стремлением субъектов получить необходимую информацию помимо или даже вопреки во­леизъявлению её собственника (или владельца) и тайно от него. При этом субъекты ОРД не ставят его в известность о своих намерениях и в соответствии с законом (принцип конспирации) должны всячески этого избегать. Эта осо­бенность присуща и правоотношениям в КРД, что отлича­ет её от других, схожих системных объектов - уголовного, гражданского и административного процессов.

Также следует отметить, что КРД является социально необходимой функцией любого государства. Это обуслов­лено тем, что разведывательная и иная деятельность спе­циальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленная на причинение ущер­ба национальной безопасности Беларуси, существует объ­ективно как явление социальной действительности, а госу­дарство берёт на себя обязанность по защите прав, свобод, законных интересов граждан, безопасности общества и го­сударства от подобных негативных проявлений (ст. 2, 9, 59 Конституции Республики Беларусь). В связи с этим госу­дарство признаёт необходимость осуществления КРД как наиболее эффективного средства противодействия раз­ведывательной и иной деятельности, так как раскрыть и пресечь большинство её проявлений, которые готовятся и совершаются скрытно, тайно при помощи только гласных мер различного характера невозможно.

2.      КРД является специфическим средством обеспече­ния национальной безопасности Республики Беларусь.

Таким образом, КРД входят в систему средств обеспе­чения национальной безопасности Республики Беларусь. Кроме КРД данную систему составляют такие государствен­но-правовые средства, как ОРД, уголовно-процессуальная, профилактическая и административная деятельность раз­личных государственных органов, а также некоторые дру­гие виды правоохранительной деятельности. Некоторые исследователи в этой системе относят КРД к мерам специ­ального характера, другие - к правовым мерам непосред­ственного противодействия.

Специфический характер КРД обусловлен её свой­ствами, основными из которых являются:

1)     активный поисковый (наступательный) характер КРД (абз. 5 ст. 8 Закона об ОГБ);

2)      получение необходимой информации преиму­щественно негласно, в том числе посредством негласного ограничения отдельных конституционных прав граждан (ст. 23 Конституции Республики Беларусь, ч. 3 ст. 10 Закона об ОГБ).

При этом содержание КРД составляют (ч. 3 ст. 10, абз. 3 ст. 14, абз. 3, 4 ч. 1 ст. 15, ст. 22 Закона об ОГБ):

1)      КРМ, которые целесообразно рассматривать как совокупность непроцессуальных действий, гласно или не­гласно осуществляемых сотрудниками ОГБ в порядке, предусмотренном актами законодательства, и в пределах их компетенции для получения информации, необходи­мой для решения контрразведывательных задач;

2)      оперативно-розыскные мероприятия (далее - ОРМ);

3)      использование содействия отдельных лиц, в том числе на конфиденциальной основе.

3.      КРД осуществляется уполномоченными субъектами в пределах их компетенции.

В настоящее время осуществлять КРД уполномочены только органы государственной безопасности Республики Беларусь (далее - ОГБ) и их сотрудники, которые при этом выступают как представители власти (абз. 5 ч. 1 ст. 8, ст. 10, абз. 2 ч. 2 ст. 15, ч. 1 ст. 19 Закона об ОГБ). При этом необхо­димо учитывать, что ОГБ являются составной частью систе­мы обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь и обеспечивают в пределах предоставленных им полномочий безопасность общества, личности и государ­ства от внутренних и внешних угроз (ч. 1 ст. 1 Закона об ОГБ), а Комитет государственной безопасности Республики Беларусь, кроме того, является республиканским органом государственного управления, проводящим в пределах сво­ей компетенции государственную политику в сфере обеспе­чения национальной безопасности Республики Беларусь, осуществляющим регулирование и управление в сфере обеспечения безопасности личности, общества и государ­ства в пределах своих полномочий и координирующим де­ятельность в этой сфере других республиканских органов государственного управления (ч. 1 ст. 3 Закона об ОГБ). При этом одним из основных направлений деятельности ОГБ в этой сфере является КРД, которая в соответствии с ч. 1 ст. 9 Закона об ОГБ стоит первой в числе других.

Здесь следует отметить, что в соответствии с п. 4 ст. 8 Закона об ОРД ведомства, ведущие ОРД, обязаны инфор­мировать другие оперативно-розыскные органы о ставших им известными фактах противоправной деятельности, от­носящихся к компетенции этих органов, и оказывать им необходимую помощь. Это в полной мере относится и к разведывательной, и к иной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на причинение ущерба безопасности Республики Беларусь.

Основными субъектами КРД будут те сотрудники ОГБ, которые являются должностными лицами. В соответствии с действующими правовыми нормами и существующими взглядами на природу должностных лиц можно опреде­лить, что должностными лицами при осуществлении КРД будут являться оперативные сотрудники ОГБ, которые выполняют по занимаемой должности организацион­ные и / или административно-управленческие функции, связанные с реализацией государственной власти в сфере противодействия разведывательной и иной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а так­же отдельных лиц, направленной на причинение ущерба национальной безопасности Республики Беларусь, и на­делены полномочиями при осуществлении этих функций принимать решения относительно лиц, неподчинённых им по службе, влекущие определённые правовые послед­ствия - проведение в отношении таких лиц КРМ или ОРМ, привлечение отдельных лиц к содействию и т. п.

Лица, оказывающие содействие сотрудникам ОГБ, и другие лица (должностные лица предприятий и организа­ций, специалисты, обладающие научными, техническими и иными специальными знаниями и т. п.) ведение КРД не осуществляют и могут только оказывать сотрудникам по­мощь в подготовке и проведении КРМ или ОРМ (абз. 3 ст. 14, ч. 3 ст. 17, ч. 1 ст. 22 Закона об ОГБ, ч. 6 ст. 11, ч. 1 ст. 18, ст. 19 Закона об ОРД).

Компетенция субъектов КРД в сфере противодей­ствия разведывательной и иной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на причинение ущерба национальной безопасности Республики Беларусь, определяется соот­ветствующими законодательными актами - Уголовно­процессуальным кодексом Республики Беларусь (ст. 182 «Подследственность»), ст. 10, 15 Закона об ОГБ и некото­рыми другими.

4.     КРД может осуществляться как негласно, так и гласно.

Негласный характер КРД заключается в том, что со­трудники ОГБ при её осуществлении скрывают от неупол­номоченных лиц свою ведомственную принадлежность, а также факт проведения конкретных КРМ, ОРМ и привле­чения отдельных лиц к содействию. При этом негласное осуществление КРД обусловлено необходимостью:

1)    обеспечения её эффективности, так как это позволя­ет выявлять замыслы спецслужб и организаций иностран­ных государств, а также иных лиц, деятельность которых направлена на причинение ущерба национальной безопас­ности, и принимать своевременные меры к её пресечению;

2)    сохранения сведений, составляющих государствен­ные секреты, от несанкционированного распространения, так как сведения об организации, тактике, силах, средствах, объектах, методах, планах и финансировании КРД, а так­же о лицах, сотрудничающих (сотрудничавших) на кон­фиденциальной основе с органами, осуществляющими КРД, штатных негласных сотрудниках и сотрудниках этих органов, в том числе выполняющих (выполнявших) специ­альные задания, составляют государственную тайну (п. 5 Перечня сведений, составляющих государственную тайну Республики Беларусь, утверждённого Указом Президента Республики Беларусь № 186 от 12.04.2004);

3)    обеспечения безопасности сотрудников ОГБ (и их близких), содействующих им лиц (и их близких) от проти­воправных посягательств на их жизнь, здоровье, честь, до­стоинство и имущество, связанных с осуществлением ими КРД или оказанием содействия.

Гласный характер КРД предопределяет применение соответствующих гласных мер противодействия разведы­вательной и иной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направ­ленной на причинение ущерба безопасности Республики Беларусь. К таким мерам исследователи относят право­вые меры, в том числе реализуемые в рамках различных административно-правовых режимов: в сфере защиты го­сударственной тайны, въезда иностранных граждан и лиц без гражданства и пребывания их на территории государ­ства и др.

5.     Целью осуществления КРД является обеспечение национальной безопасности Республики Беларусь.

Рассматривая КРД как одно из государственно­правовых средств обеспечения национальной безопас­ности, необходимо определить объекты, безопасность которых обеспечивается посредством реализации данной деятельности. Исходя из положений ч. 2 ст. 10 и ст. 15 За­кона об ОГБ, конкретными объектами, охрана и защита которых осуществляется в ходе КРД, являются соответству­ющие общественные отношения, складывающиеся в ходе обеспечения:

1)     защиты суверенитета и территориальной целостно­сти страны;

2)     безопасности её финансово-кредитной системы;

3)     безопасности объектов оборонного комплекса, транспорта и связи, других стратегических объектов, прио­ритетных научных разработок;

4)     безопасности правоохранительных органов и воин­ских формирований;

5)     защиты сведений, составляющих государственные секреты.

Указанные общественные отношения ограждаются от разведывательной и иной деятельности иностранных спец­служб и организаций, а также отдельных лиц, направлен­ной на причинение ущерба национальной безопасности, которую можно рассматривать как предмет КРД.

Разведывательная деятельность охватывает совокуп­ность специальных мероприятий, осуществляемых указан­ными субъектами и направленных на добывание и фор­мирование разведывательной информации посредством применения специальных сил, средств и методов в целях использования её для причинения ущерба национальной безопасности Республики Беларусь. Исследователями, в частности, конкретизируется, что подобная деятельность за­ключается в сборе и добывании агентурным путём, а также с использованием легальных возможностей специальных тех­нических средств разносторонней разведывательной инфор­мации о Российской Федерации и ее объектах, её обработ­ка, анализ с последующим обоснованием соответствующих прогнозных оценок для доклада своему правительству.

Под разведывательной информацией целесообразно понимать совокупность сведений, составляющих государ­ственные секреты Республики Беларусь, и иных сведений о политической, экономической, военной, экологической, информационной и гуманитарной сферах жизнедеятель­ности Республики Беларусь, которые добываются и фор­мируются спецслужбами и организациями иностранных государств, а также отдельными лицами в целях использо­вания их для причинения ущерба национальной безопас­ности Республики Беларусь.

К иной деятельности, направленной на причинение ущерба национальной безопасности Республики Беларусь, следует относить осуществление спецслужбами и органи­зациями иностранных государств, а также отдельными ли­цами разнообразных мероприятий, не связанных с добыва­нием разведывательной информации, в целях причинения вреда различным правоохраняемым интересам. Необхо­димо согласиться с П.С.Дмитриевым, который относит к такой деятельности подготовку и совершение террористи­ческих и диверсионных актов, актов государственной из­мены в форме иного оказания помощи иностранному го­сударству, иностранной организации, их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Это в полной мере может быть обосновано экстраполировано и на Республи­ку Беларусь.

Вместе с тем, характер угроз Республике Беларусь со стороны спецслужб и организаций иностранных госу­дарств, а также отдельных лиц требует выработки новых подходов к определению характера и содержания деятель­ности указанных субъектов. Такую деятельность можно определить как деструктивную, и, исходя из имеющихся подходов, её содержание будут составлять любые дей­ствия или их совокупность, представляющие собой:

1)    вмешательство во внутренние или внешние дела Ре­спублики Беларусь, подрывающее ее суверенитет;

2)    военную деятельность, угрожающую Республике Беларусь;

3)    провокацию международного или внутреннего кон­фликта, подготовку и осуществление акта агрессии против Республики Беларусь;

4)    разведывательную и иную деятельность специальных служб иностранных государств и иностранных организа­ций, а также отдельных лиц, направленную на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, в том числе создание условий для её проведения;

5)    дискредитацию Республики Беларусь или иные явно недружественные политические акции в отношении Республики Беларусь, создающие напряженность, кризис­ную ситуацию, другие подобные обстоятельства.

Исходя из положений действующих актов законода­тельства, к иностранным спецслужбам следует относить разведывательные, контрразведывательные, правоохра­нительные, военные органы и организации (агентства), а также иные образованные и действующие в установленном порядке структуры зарубежных стран, наделенные правом осуществлять разведывательную и иную деструктивную де­ятельность в отношении Республики Беларусь. Иностран­ные организации - это любые организации, находящиеся за пределами Беларуси и ведущие против неё деструктив­ную деятельность. Отдельные лица в рассматриваемом контексте - это любые физические лица из числа граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства, которые проводят указанную деятельность.

Рассматривая разведывательную и иную деструктив­ную деятельность иностранных спецслужб, организаций и отдельных лиц, следует согласиться с В.И.Зажицким, который констатирует, что объект КРД, понимаемый как уголовное преступление, во всей этой деятельности зани­мает незначительное место. Основная часть объекта - это разведывательная деятельность спецслужб иностранных государств, которая направлена на нанесение ущерба безо­пасности Российской Федерации, но не связана с соверше­нием уголовных преступлений. Как представляется, в этом заключается одно из основных отличий КРД от ОРД. ОРД направлена, в конечном итоге, на пресечение преступных деяний. Эффективно пресечь такую криминальную актив­ность возможно, как правило, посредством изобличения ви­новных лиц и привлечения их к уголовной ответственности. КРД нацелена, в свою очередь, на сковывание спецслужбы и дезорганизацию её деятельности посредством отвлечения её внимания на второстепенные аспекты. Привлечь лица, осу­ществляющие разведывательную деятельность, к уголовной ответственности зачастую достаточно сложно, так как либо они пользуются дипломатическими привилегиями и имму­нитетами, либо доказать наличие в их действиях ряда квали­фицирующих признаков состава определённого преступле­ния (например, задание иностранной разведки по второму виду шпионажа) представляется проблематичным.

Здесь также необходимо учитывать следующие обсто­ятельства. В ходе осуществления КРД в качестве противни­ка для сотрудников ОГБ, как правило, будут выступать со­трудники специальных служб и организаций иностранных государств, которые осуществляют деструктивную деятель­ность. Фактически сотрудники оказывают противодействие хорошо организованным государственным (или имеющим государственную поддержку) структурам, которые уком­плектованы высококвалифицированным и специально обученным персоналом, находящимся на государственной или приравненной к ней службе (иногда превосходящей её по условиям работы), и имеют в своём распоряжении зна­чительные материальные ресурсы (часто превышающие те, которые имеются в распоряжении ОГБ). В то время как при осуществлении ОРД оперативным сотрудникам про­тивостоят криминальные элементы, которые государствен­ной поддержки не получают и не имеют соответствующего уровня организации и обеспечения своей противоправной деятельности.

Таким образом, основываясь на рассмотренных при­знаках, представляется возможным уточнить понятие КРД и определить её как одно из государственно-правовых средств обеспечения национальной безопасности Респу­блики Беларусь, которое гласно и / или негласно реализу­ется ОГБ и их сотрудниками в пределах их компетенции в целях противодействия разведывательной и иной деструк­тивной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц.

Теоретическая ценность такого понятия состоит в том, что оно позволяет увязать воедино все аспекты такого многогранного и сложного явления правовой действитель­ности, как КРД. Его практическая значимость выражается в том, что наличие научно обоснованных положений, рас­крывающих сущность и форму КРД, обуславливает систем­ную и последовательную реализацию юридических норм, её регламентирующих. В связи с этим представляется не­обходимым закрепить предложенное понятие КРД законо­дательно.

Как представляется, КРД является самостоятельной разновидностью юридической деятельности, в рамках ко­торой реализуются специальные меры по обеспечению национальной безопасности Республики Беларусь. Это предопределяет, что вовне содержание КРД выражается в виде процессуальной формы. Говоря другими словами, функционирование данного вида юридической деятельно­сти носит ярко выраженный процессуальный характер.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы.

1.    Основные свойства КРД, действующие правовые нормы, регламентирующие её осуществление, подходы, сложившиеся в юридической науке и теории КРД, позво­ляют выделить ее существенные признаки:

-      она является одним из государственно-правовых средств обеспечения национальной безопасности госу­дарства;

-      данная деятельность представляет собой специфи­ческое средство обеспечения национальной безопасности государства;

-      она осуществляется уполномоченными субъектами в пределах их компетенции;

-      КРД может осуществляться как негласно, так и гласно;

-      целью осуществления КРД является обеспечение на­циональной безопасности государства.

Выделение указанных признаков позволяет уточнить понятие КРД и определить её как одно из государственно­правовых средств обеспечения национальной безопасно­сти Республики Беларусь, которое гласно и / или негласно реализуется ОГБ и их сотрудниками в пределах их компе­тенции в целях противодействия разведывательной и иной деструктивной деятельности специальных служб и органи­заций иностранных государств, а также отдельных лиц.

2.    Характер угроз Республике Беларусь со стороны спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц требует выработки новых подходов к опре­делению характера и содержания деятельности указанных субъектов. Такую деятельность можно определить как де­структивную, а её содержание будут составлять любые дей­ствия или их совокупность, представляющие собой:

1)   вмешательство во внутренние или внешние дела Ре­спублики Беларусь, подрывающее ее суверенитет;

2)   военную деятельность, угрожающую Республике Беларусь;

3)   провокацию международного или внутреннего кон­фликта, подготовку и осуществление акта агрессии против Республики Беларусь;

4)   разведывательную и иную деятельность специаль­ных служб иностранных государств и иностранных органи­заций, а также иностранцев, направленную на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, в том числе создание условий для ее проведения;

5)   дискредитацию Республики Беларусь или иные явно недружественные политические акции в отношении Республики Беларусь, создающие напряженность, кризис­ную ситуацию, другие подобные обстоятельства.

3.    Теоретическая ценность предложенного понятия со­стоит в том, что оно позволяет увязать воедино все аспекты такого многогранного и сложного явления правовой дей­ствительности, как КРД. Его практическая значимость вы­ражается в том, что наличие научно обоснованных положе­ний, раскрывающих сущность и форму КРД, обуславливает системную и последовательную реализацию юридических норм, её регламентирующих. В связи с этим представляет­ся необходимым закрепить понятие КРД законодательно.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика