Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Российская доктрина международного права
Научные статьи
22.04.13 12:10


вернуться



ЕврАзЮж № 3 (58) 2013
Международное право
Хлестов О.Н.
Российская доктрина международного права
В статье рассматриваются события, влияющие на международное право и тенденции его
развития. Рассматриваются решения, принятые в рамках ООН о провозглашении верховенства права, в том числе и международного, в жизни мирового сообщества и во внутренних делах государств. Показана роль доктрины международного права во внешней и внутренней политике государства, в том числе России. Излагаются соображения о содержании российской доктрины международного права.


Под доктриной международного права понимается систе­ма взглядов, теорий, которых придерживаются ученые, научные круги страны. Существуют также доктрины наиболее квалифи­цированных специалистов по международному праву и шко­лы-взгляды группы ученых. Позиции отдельных ученых по той или иной проблеме международного права могут не совпадать. Но доктрина страны означает, что по основным принципиаль­ным вопросам международного права, его сущности и значе­нию подавляющее большинство юристов-международников страны придерживается общей позиции. Доктрины междуна­родного права являются вспомогательным источником между­народного права. В ст. 38 Статута Международного Суда ООН указывается, что он применяет их в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Доктрины международного права были и существуют во многих развитых странах: США, европейских и других. Была такая доктрина и в СССР. Сложилась она уже и в России; от­сутствие такой доктрины в стране, какой является Россия, оз­начало бы духовную смерть нации.

Международно-правовая доктрина тесно связана с внеш­неполитической доктриной государства, его внешней поли­тикой и обычно отражает цели и задачи, которые оно осу­ществляет на международной арене. Но в зависимости от характера внешней политики государства доктрина придает большее или мень­шее значение тем или иным нормам международного права, а порой произвольно толкует их в угоду властным структурам государства. Поэтому между доктринами государств суще­ствуют определенные различия. Доктрина может быть про­грессивной, делая акцент на защите норм международного права, направленных на поддержание нормальных отноше­ний между государствами, а иногда - оправдывает нарушения международного права, хотя это ведет к обострению междуна­родных отношений и вооруженным конфликтам. Прогрессив­ная доктрина оказывает позитивное воздействие на внешнюю политику государства, подталкивая его учитывать законные интересы всех членов мирового сообщества, чего требует международное право. Доктрина, признающая верховенство права, может способствовать демократическому развитию страны, поскольку внедрение прогрессивных международно­правовых норм во внутреннее право оказывает благотворное воздействие.

Международное право создается и осуществляется госу­дарствами. Ученые лишь подсказывают, подталкивают госу­дарственные структуры к разработке соответствующих норм. Доктрина помогает разрабатывать международные договоры и резолюции международных организаций, новые прави­ла международного общения, способствует формированию правового общественного мнения. «Доктрина, - пишет Б.М. Ашавский, - оказывает существенное воздействие на развитие международного права. Поддерживая основные принципы и нормы, выступая против отживших концепций, доктрина мо­жет внести значительный вклад в развитие международного права».

Разработка норм международного права опирается на анализ процессов, происходящих на мировой арене. Если рас­сматривать, какие международные события, происходившие в последние 2-3 года, сильнее всего повлияли на междуна­родное право, то к ним прежде всего можно отнести события, происходившие на севере Африки (Египет, Ливия и др.) и в Сирии, а также признание мировым сообществом необходи­мости повышения роли и значения права, в том числе между­народного.

1.   Север Африки и Сирия. В этом наиболее нестабильном, взрывоопасном районе мира, находящемся в состоянии войны (Израиль, Палестина), за последние 2-3 года произошли кар­динальные изменения. Если их суммировать, то это насиль­ственное, нелегитимное свержение законных правительств ряда стран - Египет, Тунис, Йемен, Ливия, вооруженная борь­ба в Сирии. Находившиеся там у власти правительства тоже приобрели ее лет 20-30 тому назад в результате переворотов, как это бывало во многих странах. Но за прошедшие годы они были признаны легитимными населением своей страны и ми­ровым сообществом - с ними были установлены дипломати­ческие и иные отношения, они представляли свои страны в ООН. После свержения правительств к власти пришли другие силы, группы населения, в частности исламские, в том числе и экстремистские. Район стал еще более взрывоопасным. Поло­жение населения осложнилось, а в ряде случаев резко ухудши­лось: гибель мирных жителей, тысячи беженцев, ухудшение экономического положения. Возросло негативное влияние этого района: усиление там позиций экстремистских сил мо­жет вести к распространению конфликтов и в других районах, например, в Западной Африке, в Средней Азии.

Проходившие на севере Африки и в Сирии события были результатом не только внутренней борьбы, но и иностранно­го вмешательства, которое порой играло решающую роль, например, в Ливии, Сирии. Если посмотреть на ситуацию в Сирии, то западные страны - США, Великобритания, Фран­ция, ряд арабских стран, Турция всячески противодействуют борьбе законного правительства с оппозицией, стремящейся вооруженным путем свергнуть правительство: экономический бойкот, разрыв дипломатических и иных отношений. В то же время эти страны всячески поддерживают оппозицию, ока­зывая ей политическую, экономическую, информационную и военную помощь, в связи с чем оппозиция не соглашается ни с какими уступками, которые предлагает правительство Асада (новая конституция, выборы и т. п.). Главное обвинение, выдвигаемое против правительства Асада, - нарушение прав человека. В Сирии после того, как оппозиция начала военные действия против правительства, погибло (с марта 2011 г. до ян­варя 2013 г.) от 40 до 66 тыс. человек. Но там внутренний, не­международный вооруженный конфликт, когда действуют не нормы международного права о защите прав человека, пред­назначенные для мирного времени, а гуманитарное право. Как показывает международный опыт, обычно в подобных конфликтах все противоборствующие стороны повинны в на­рушении правил ведения военных действий - гуманитарного права. то же происходит и в Сирии: вооруженная оппозиция, использующая терроризм, также виновна в гибели мирных жителей, военнослужащих правительственных войск, поли­ции и других должностных лиц. А в случае победы оппозиции число жертв увеличится.

Пропагандистская кампания против правительства с об­винениями в нарушении прав человека используется лишь для оправдания незаконных действий западных стран. Они также несут ответственность за гибель мирного населения и наруше­ния прав человека в Сирии, т. к. оппозиция не идет на уре­гулирование ситуации мирным путем, опираясь на иностран­ную помощь. Что касается военных действий правительства Сирии против вооруженной оппозиции, то они правомерны. Это признается законным внутренним правом всех государств, в том числе и западных, а также международным правом: за­конная интервенция (пример: направление Францией в Мали вооруженных сил в январе 2013 г. по просьбе правительства этой страны для борьбы с вооруженными повстанцами, под­держка французов Великобританией, другими странами ЕС, некоторыми африканскими государствами, США. Все эти ак­ции правомерны).

Из событий, происходящих на севере Африки и в Сирии, самым опасным является возрастание использования ино­странного вмешательства для насильственного свержения за­конных правительств и замены их угодными для иностранных кругов. А это создает угрозу и для других регионов мира. Дей­ствия западных стран, особенно в Ливии и Сирии, являются грубейшим нарушением международного права: принципа невмешательства во внутренние дела государства (Устав ООН), суверенных прав народов определять государственное устрой­ство и избирать правительство своей страны. Вмешательство западных стран в вооруженный конфликт в Сирии являет­ся также нарушением ст. 3 Дополнительного протокола № 2 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г., который запрещает вмешательство во внутренние и внешние дела государства, в котором происходит такой конфликт.

Позиция России в отношении Сирии, которая выгодно отличается от ее позиции по Ливии, совершенно иная, чем позиция западных стран. Россия, вместе с рядом других го­сударств - Китаем, Индией, Бразилией, Ираном, - выступает за соблюдение международного права, против иностранно­го давления на законное правительство Сирии, против под­держки вооруженной оппозиции. Россия добивается, чтобы международное сообщество помогало противоборствующим сторонам прекратить военные действия и мирным путем, пу­тем переговоров решить вопросы государственного устрой­ства страны. Россия также предлагает сторонам свои добрые услуги, посредничество и другие подобные акции.

2. Признание мировым сообществом необходимости по­вышения роли и значения международного права. Наруше­ние норм международного права в ходе событий на севере Африки и в Сирии резко контрастирует с тем, что происходит в мировом сообществе. За последние 2-3 года по ряду направ­лений, и особенно в рамках ООН, резко возрастала тенденция признания важной роли и значения права, в том числе между­народного. В решениях ООН 2011 и 2012 гг. подчеркивалась важность верховенства международного права для мирного сосуществования государств, предотвращения вооруженных конфликтов и мирного разрешения споров, для защиты прав и свобод человека, экономического развития мирового сооб­щества и государств. Ассамблея заявила, что укрепление вер­ховенства права должно быть определяющим в деятельности ООН, а также решила усилить координацию ее органов, раз­рабатывающих проблему верховенства права, с государствами и другими организациями. Было решено рассмотреть вопрос о верховенстве права на следующей - 68-й сессии Ассамблеи в 2013 г., Генеральному секретарю поручено представить до­клад о деятельности ООН в этой сфере, а государствам - свои соображения о развитии принципа верховенства права, в том числе относительно мирного урегулирования международ­ных споров.

Россия поддерживает указанную линию в ООН, что, в частности, видно из выступлений Министра иностранных дел С.В. Лаврова в Совете Безопасности ООН 26 сентября 2012 г. и на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября 2012 г. Такая позиция России в ООН, защита международного пра­ва в ходе событий в Сирии совпадают с заявлениями руково­дителей нашего государства. Выступая 26 сентября 2012 г. на церемонии вручения верительных грамот послами 21 страны, Президент В. Путин заявил: «Верховенство права должно быть обеспечено на международной арене точно так же, как и вну­три государства. Без опоры на международное право невоз­можно вести дела в современном мире».

В свете этих событий России целесообразно занимать более активную позицию в отношении международного пра­ва, быть знаменосцем в борьбе за его развитие и соблюдение.

Это право сформировалось после Второй мировой войны при подъеме демократических сил, сложившемся в ходе борьбы против фашизма, является демократическим, прогрессивным, создает правовую базу для развития нормальных отношений между всеми государствами, ограничивает произвол мощных держав. СССР внес решающий вклад в создание Устава ООН, в развитие международного права; был инициатором разра­ботки ряда важнейших международно-правовых документов: Декларации 1960 г. о ликвидации колониализма, определения агрессии, утвержденного резолюцией 3314 (XXIX) Генераль­ной Ассамблеи в 1974 г., хельсинских документов 1975 г., ак­тивно поддерживал предложение Чехословакии о разработке Декларации принципов международного права (1970 г.).

Россия, как государство-продолжатель СССР, пользуется широкими правами, являясь постоянным членом Совета Без­опасности ООН. Современное международное право отвеча­ет национальным интересам России. Основные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. При коллизии между нормой внутреннего права и нормой рати­фицированного договора России приоритет имеет норма до­говора (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Конечно, наивно идеализировать международное право: оно нарушается так же, как и внутреннее право. Обстановка на международной арене часто определяется соотношением военно-экономического потенциала государств. Но идеоло­гические факторы, особенно международное право, имеют огромное значение. Многие государства, в том числе латино­американские, активно используют его для защиты своих ин­тересов от давления со стороны США. В связи с процессами глобализации и интеграции роль международного права бу­дет возрастать. Поскольку количество споров, противоречий будет увеличиваться, мирные средства их разрешения - до­брые услуги, посредничество, арбитраж будут играть все бо­лее важную роль. России выгодно быть лидером в борьбе за развитие и соблюдение международного права. Эту работу це­лесообразно усилить по линии всех органов власти - исполни­тельной, законодательной и судебной: например, обращения Государственной Думы к парламентам других стран по вопро­сам международного права. Россия обладает для этого до­статочным интеллектуальным потенциалом; создание же, на­пример, в Думе группы, которая занималась бы разработкой предложений по международному праву, включая публика­цию докладов о соблюдении государствами международного права, потребовало бы незначительных средств. Активизация России в области международного права способствовала бы также демократическому развитию страны.

В связи с этим возникает вопрос, какую роль в этом про­цессе может играть российская наука международного права, российская доктрина? Как уже отмечалось, доктрина между­народного права страны может влиять позитивно или негатив­но на внешнюю политику государства, да и на регулирование правоотношений внутри страны. В этих условиях наша держа­ва, население страны заинтересованы в том, чтобы российская доктрина международного права была прогрессивной, поло­жительно воздействовала на внешнюю и внутреннюю полити­ку РФ, на позиции ученых других стран, с которыми россий­ские ученые поддерживают довольно широкие контакты, на доктрины международного права других государств.

Какова же доктрина международного права России и как ее можно сформулировать?

Доктрина страны слагается из целого ряда факторов - мнения ученых, излагаемые в различных публикациях, на конференциях, в диссертациях, доктрины наиболее видных специалистов, учебные пособия по международному праву, учебники и мнения научных институтов, кафедр международ­ного права и редакции журналов (а в России их несколько де­сятков), мнения общественных научных организаций: союзы и ассоциации юристов и, в особенности, Российская ассоциация международного права, насчитывающая свыше 1000 членов, а также ряда других организаций, например, Ассоциация со­действия ООН, движение «За укрепление демократического мирового правопорядка и в поддержку ООН». Анализ этого огромного массива данных, выделение общих подходов к тем или иным проблемам международного права позволяет сде­лать вывод об отношении доктрины страны к международно­му праву: какие его основные положения и тенденции поддер­живаются, что отрицается.

Формулирование российской доктрины требует осторож­ного, взвешенного подхода. В международном праве суще­ствует около 20 отраслей со значительным количеством норм, по которым может быть больше расхождений, чем по основ­ным принципам международного права, его существа. По­этому формулирование российской доктрины целесообразно начинать с основных принципиальных положений. Прежде всего нельзя не отметить, что хотя в России иной обществен­ный строй и государственное устройство, чем было в СССР, некоторые положения советской доктрины международного права вошли в российскую доктрину. Если суммировать ее по­ложения по некоторым основным вопросам международного права, тенденциям его развития, то они выглядят следующим образом.

1.       Признание верховенства международного права в международных и внутригосударственных отношениях. Рос­сийская доктрина поддерживает эту линию и выступает за ее претворение в жизнь. Законодательство всех стран должно признавать такое верховенство и предусматривать, что в слу­чае расхождения между нормой внутреннего права и нормой договора страны применяется норма договора (ряд законо­дательных актов СССР - основы гражданского права 1961 г. и около 10 других предусматривали это). Эта точка зрения док­трины совпадает с официальной позицией нашего государ­ства, опирающейся на п. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Раздающиеся порой голоса, главным образом политоло­гов, о том, что международное право «умерло», не действует (особенно после таких событий, как вооруженное нападение стран НАТО на Югославию), не находят поддержки в нашей доктрине.

2.       Соблюдение международных обязательств, Устава ООН, международных договоров.

Российская доктрина выступает за соблюдение этого ос­новного принципа международного права. Официальная позиция России как постоянного члена Совета Безопасно­сти ООН - поддержка этого принципа, тем более, что Рос­сия является участником Венской конвенции 1969 г. о праве международных договоров, которая обязывает ее участников соблюдать международные договоры и запрещает изменять содержащиеся в них обязательства односторонними внутрен­ними актами. Что касается осуществления этого принципа на практике как Россией, так и другими странами, необходимо, чтобы российская доктрина играла более активную роль, вы­ступая за соблюдение этого принципа. Свежий пример: так называемый «антимагнитский» закон об отказе России вы­полнять с 1 января 2013 г. Соглашение, заключенное с США 13 июля 2011 г. об усыновлении гражданами США детей в Рос­сии, а российскими - детей в США, о процедуре такого усы­новления и контроле за исполнением Соглашения. Но мож­но ожидать, что указанное Соглашение, а оно прекратит свое действие в связи с денонсацией его Россией лишь с 1 января 2014 г., будет осуществляться в этом году, т. к. согласно п. 4 ст. 15 Конституции, если норма внутреннего права противо­речит норме договора, то применяется норма договора.

3.     Запрещение применения вооруженной силы, кроме права на самооборону в случае вооруженного нападения.

Российская доктрина поддерживает этот принцип и вы­ступает за его соблюдение. Она также признает, что право на самооборону возникает у государства и в случае масштабного террористического нападения на него.

Российская доктрина выступает за уважение суверенного права народов определять свой общественный строй, государ­ственное устройство и избирать правительство, а также за со­блюдение принципа мирного сосуществования государств вне зависимости от их общественного строя и государственного устройства. так называемая «гуманитарная интервенция» - использование государством вооруженной силы для защиты прав человека в другой державе без согласия ее правитель­ства - рассматривается как незаконная и недопустимая. Столь же негативно оценивается оказание иностранной помощи, в том числе военной, оппозиции, ведущей вооруженную борьбу против правительства.

Российская доктрина положительно оценивает рассмо­трение и урегулирование Советом Безопасности ООН во­оруженных конфликтов немеждународного характера (вну­тренних); в Уставе ООН предусмотрено рассмотрение только межгосударственных конфликтов. Когда в послевоенный пе­риод возникали межгосударственные локальные вооружен­ные конфликты, а их было около 30, российские ученые, как правило, негативно оценивали нарушения международного права, происходившие в этом случае.

4.     Повышение роли мирных средств разрешения между­народных споров и противоречий. Российская доктрина при­дает большое значение использованию таких средств и высту­пает за расширение их применения, особенно переговоров, посредничества, добрых услуг, арбитража. В связи с вступле­нием в ВтО, где широко используется арбитраж, российским юристам предстоит определить, как можно использовать ар­битражную процедуру и в других сферах отношений, кроме тех, которые охватывает ВтО. Что касается Международного Суда ООН, то признавая его значение как важного органа для разрешения международных споров, в отношении призна­ния Россией обязательной юрисдикции Суда высказываются разные мнения: как за, так и против. При этом, как правило, ссылаются на то, что СССР, а теперь Россия признает обяза­тельную юрисдикцию Суда по ограниченному числу между­народных договоров (порядка 20).

5.     Защита прав человека. Одно из важных направлений развития международного права - совершенствование норм о защите прав человека и их соблюдение. В этой связи в ООН, в частности, разрабатывается программа, именуемая «Ответ­ственность за защиту прав человека». Российская доктрина исходит из того, что ныне, после заключения более чем 60 до­говоров о международном сотрудничестве для защиты прав человека и создания в этих целях ряда международных ор­ганов, в том числе в ООН, правовое положение населения не внутренняя проблема, как это было ранее, а международная. Российская доктрина, в отличие от западных стран, всегда вы­ступала за то, чтобы социальные и экономические права за­щищались так же, как политические и гражданские. Вопрос о правах человека - острый, политический, часто используется некоторыми странами, в первую очередь США, как инстру­мент для достижения их внешнеполитических целей. Россий­ская доктрина признает право участников договоров о защите прав человека наблюдать за выполнением ими договора. В этой связи нельзя не отметить, что США так и не стали участ­ником ряда таких договоров; например, Пакт об экономиче­ских и социальных правах 1966 г., Факультативный протокол 1966 г. к Пакту о политических и гражданских правах, по ко­торому его участники должны представлять отчеты о выпол­нении Пакта.

Российская доктрина поддерживает линию Совета Без­опасности ООН на рассмотрение и прекращение массовых нарушений прав человека как подпадающих под главу VII Устава ООН. Она также выступает за соблюдение гуманитар­ного права во время межгосударственных и немеждународных вооруженных конфликтов. Российские ученые, научные круги могли бы более активно выступать за соблюдение междуна­родных договоров о защите прав человека, поскольку это от­вечает интересам населения всех стран.

Из изложенного вытекает, что российская доктрина меж­дународного права является прогрессивной. Во многом она со­впадает с официальной позицией нашей страны. Она может оказывать положительное воздействие на внешнюю и вну­треннюю политику России, на международные отношения. Задача российских ученых, научной общественности - фор­мулировать позицию российской доктрины как по основным принципиальным проблемам и тенденциям развития между­народного права, так и по его отраслям. Кроме того, важно разрабатывать предложения, которые способствовали бы осу­ществлению принципа верховенства международного права. Одной из главных задач является широкое информирование властных структур России, неправительственных кругов, осу­ществляющих зарубежные связи, о международном праве и необходимости его более эффективного использования.

Новости Alls



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика