Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международное экологическое право перед вызовами современности (Международный экологический суд)
Научные статьи
22.04.13 12:47

вернуться

  
ЕврАзЮж № 3 (58) 2013
Международное экологическое право
Копылов М.Н., Солнцев А.М.
Международное экологическое право перед вызовами современности (Международный экологический суд)
Современное состояние международно-правового регулирования международных экологических отно-шений, когда стремительно увеличивающийся нормативный массив в действительности не приводит к улучшению экологической ситуации в мире, настоятельно диктует необходимость проведения серьезной реформы международного экологического права, прежде всего, в части, касающейся повышения эффективности действующих механизмов экологического сотрудничества государств и создания новых механизмов такого сотрудничества. Вслед за статьями, опубликованными в № 12 Евразийского юридического журнала за 2012 г. и № 1 Евразийского юридического журнала за 2013 г., где анализировались вопросы принятия Экологической конституции Земли и учреждения Международной экологической организации, авторы настоящей статьи обосновывают необходимость создания Международного экологического суда для решения насущных экологических проблем.


Бороться с экологическим кризисом возможно лишь со­вместными усилиями всех государств мира. Это аксиома се­годняшнего дня. Однако сотрудничество государств в сфере защиты и сохранения окружающей среды носит фрагментар­ный характер. Ученые и политики не раз обращали внимание на необходимость укрепления международно-правовой базы экологического сотрудничества и создания действительно эф­фективных международных контрольных механизмов в этой сфере. По нашему мнению, можно выделить три основные проблемы дальнейшего развития международного экологи­ческого сотрудничества: отсутствие единого универсального международно-правового экологического акта, отсутствие универсальной международной межправительственной эко­логической организации, а также отсутствие Международного экологического суда. Остановимся подробнее на последнем из указанных вопросов.

Международный экологический суд.

Сегодня действует более 50 различных международных судов и арбитражей, например, Международный Суд ООН, Международный трибунал по морскому праву, Постоянная палата третейского суда, Орган по разрешению споров при Всемирной Торговой Организации, Суд Европейского Союза и т. д. В связи с повышением значимости экологического им­ператива в международных отношениях, многие междуна­родные форумы предприняли внутреннюю реформу с целью адаптации для разрешения международных экологических споров. В 1994 г. в форме международной неправительствен­ной организации был создан Международный суд экологиче­ского арбитража и примирения.

В рамках Постоянной палаты третейского суда (ППТС) в 2001 г. был принят Дискреционный арбитражный регламент для разрешения споров, связанных с природными ресурсами и/или окружающей средой, а 16 апреля 2002 г. — Дискрецион­ный согласительный регламент для разрешения споров, свя­занных с природными ресурсами и/или окружающей средой. Эти документы предусматривают ведение специализирован­ного списка арбитров с опытом в экологической сфере, а так­же списков научных и технических экспертов. Таким образом, появилась возможность урегулирования спорных ситуаций, касающихся защиты окружающей среды или сохранения при­родных ресурсов для государств, межправительственных орга­низаций, неправительственных организаций, ТНК и частных сторон. Практика рассмотрения дел в соответствии с этими регламентами только началась, вместе с тем параллельно идет процесс разрешения международных экологических споров согласно обычной процедуре.

В июле 1993 г. была создана Камера по экологическим во­просам при Международном Суде ООН в соответствии с п. 1 ст. 26 Статута Международного Суда ООН, которая гласит: «Суд может, по мере надобности, образовать одну или не­сколько камер, в составе трех или более судей, по усмотрению Суда, для разбора определенных категорий дел, например, трудовых дел и дел, касающихся транзита и связи».

Причем решение, постановленное Камерой, считается вынесенным са­мим Судом (ст. 27 Статута Суда). Камера из семи судей была сформирована и готова к работе 6 августа 1993 г. Отметим, что идея создания этой Камеры при Суде не нова. Президент Суда Н. Сингх еще в конце
80-x гг. прошлого века выдвинул эту идею, а воплощена в жизнь она была благодаря Председате­лю Международного Суда ООН сэру Р. Дженнингсу, который выступил с этой идеей на Конференции в Рио-де-Жанейро. В 2006 г. было принято решение не выбирать судей в эту Камеру, поскольку за 13 лет ее существования ни одно государство не прибегло к ее помощи для разрешения межгосударственных споров. Как отметила Президент Международного Суда ООН Р. хиггинс8, «государства стали относиться к международному экологическому праву как к части международного права». Однако государства всегда могут запросить Суд о создании по­добной Камеры.

На наш взгляд, идея создания специальной Камеры при Суде не была революционной и не способствовала решению проблемы международного правосудия, скорее это был пал­лиатив. Во-первых, судьи, формировавшие Камеру, не имели специализированных знаний в сфере международного эколо­гического права, они выбирались из состава Суда. Во-вторых, непонятно, что государства могли выиграть при обращении в Камеру, а не в Суд в целом или, что гораздо лучше, от образования камеры ad hoc в соответствии с п. 2 ст. 26 Статута Суда. В-третьих, часто государства (дело «Габчиково-Надьямарош» между Венгрией и Словакией) и судьи (дело «О рыболовной юрисдикции» между Испанией и Канадой) не могут решить, является ли спор экологическим или нет. В-четвертых, появ­ление специализированного Международного трибунала по морскому праву (МТМП) определило юрисдикцию между­народных споров относительно морской среды (помимо Кон­венции ООН по морскому праву 1982 г. уже более 10 между­народных соглашений содержат ссылки на МТМП). В-пятых, Камера могла рассматривать лишь межгосударственные споры, из чего следует, что международные организации, а так­же физические и юридические лица были лишены права при­бегнуть к международному экологическому правосудию.

Международный трибунал по морскому праву является одним из молодых постоянно действующих международных судов. За 10 лет своего существования Трибунал рассмотрел 15 дел. В ряде своих решений МТМП затрагивал вопросы за­щиты морской среды, в том числе в делах «О южном голубом тунце», «О заводе МОКС», «О запасах рыбы-меч». В феврале 1997 г. Трибунал в соответствии с п. 1 ст. 15 своего Статута уч­редил Камеру по спорам относительно морской среды для разрешения межгосударственных дел в сфере защиты и со­хранения морской среды. В состав судебной камеры входят семь судей. В 2002 г. Трибунал уточнил, что в компетенцию камеры входят следующие вопросы: вопросы защиты и со­хранения морской среды согласно положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохране­ния морской среды согласно положениям специальных кон­венций и соглашений, предусмотренных ст. 237 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохране­ния морской среды согласно положениям любого междуна­родного соглашения, положения которого предусматривают разрешения споров Трибуналом.

Проблема создания Международного экологического суда обсуждается в научном сообществе с 80-х гг. хх в. С тех пор было проведено множество международных конферен­ций, посвященных этой тематике. Основными апологета­ми можно считать Альфреда Реста и Амадео Постильоне. Одним из главных аспектов этой проблемы является доступ к международному экологическому правосудию индивидов, международных неправительственных организаций для за­щиты экологических прав, поскольку государства далеко не всегда способны обеспечить надлежащий уровень их защиты. такие европейские экологические катастрофы, как Черно­быльская и Сандозская, лишь подтвердили эту идею. Ни одно государство не возбудило исков против СССР и Швей­царии, иски граждан на национальном уровне относительно возмещения ущерба от этих катастроф натолкнулись на стену государственного иммунитета.

В пользу создания Международного экологического суда можно привести следующие аргументы. Во-первых, междуна­родное экологическое право является весьма специфической отраслью международного права, поэтому судьи должны яв­ляться экспертами в сфере экологии. Во-вторых, право на до­ступ к международному экологическому правосудию должны иметь не только государства, но и международные межпра­вительственные и неправительственные организации, а также физические лица. Разрешение международных экологических споров требует разработки специальных процедурных пра­вил. Противники создания Международного экологического суда говорят о том, что дальнейшая пролиферация между­народных судебных учреждений будет вести к углублению фрагментации, а существующие институты международной юстиции вполне могут разрешать международные экологи­ческие споры. Известный профессор Элен хэй, возглавив в 2000 г. кафедру международного природоресурсного права юридического факультета Эразмского Университета (Роттер­дам, Нидерланды), посвятила свою первую открытую лекцию проблеме международного экологического правосудия. Она пришла к выводу, что создание Международного экологиче­ского суда не является наиболее жизнеспособной альтернати­вой существующему порядку дел, полезнее перенести акцент на уровень ниже и усиливать национальные судебные системы в сфере экологического правосудия.

Основной проблемой создания Международного экологи­ческого суда является проблема определения юрисдикции. Эко­логические проблемы, как мы замечали ранее, интегрированы в транспортные, торговые и иные международные проблемы, они учитываются при защите прав человека и т. д. Например, должны ли споры о торговле парниковыми газами рассматри­ваться в Органе по разрешению споров ВтО в соответствии с положениями ГАГГ или в Международном экологическом суде в соответствии с Киотским протоколом? А споры о генетиче- ски-модифицированных организмах - в ВГО в соответствии с Соглашением о фитосанитарных мерах или в Международном экологическом суде согласно Картахенскому протоколу?

Дела о преступлении экоцид должны рассматриваться в Международном уголовном суде. Для этого предлагается внести в Римский статут Международного уголовного суда 1998г. новую статью 6 bis «Экоцид»23, где будет отражен состав международного преступления экоцид, которое может быть совершено и в мирное, и в военное время, причем как во время международных конфликтов, так и во время конфликтов не­международного характера.

Если Международный экологический суд будет создан, то потребуется пересмотр и внесение соответствующих из­менений в клаузулу о разрешении споров в международные экологические соглашения. Международный экологический суд должен будет либо стать структурной единицей ООН, либо иметь связь с ООН по аналогии с Международным уго­ловным судом. Проект Международного пакта по окружаю­щей среде и развитию должен иметь в клаузуле о разрешении споров ссылку на обязательную юрисдикцию Суда. Необхо­димо прописать юрисдикцию Суда таким образом, чтобы попытаться максимально избежать дальнейшей фрагмента­ции. В предварительном порядке должен решаться вопрос о подсудности с обсуждением всех возможных конкурирующих юрисдикций международных судебных учреждений. Судей­ский корпус должен наполовину состоять из специалистов по общему международному праву, наполовину из специалистов по экологическому праву (как международному, так и наци­ональному). Доступ к экологическому правосудию должны иметь государства, международные межправительственные и неправительственные организации, а также физические лица. Для того чтобы Суд не завалили жалобами неправительствен­ные организации и физические лица, думается, что Суд по от­ношению к ним должен выступать второй инстанцией после прохождения региональных судов по правам человека. Гакже во избежание перегрузки Суда необходимо реформировать на национальном и региональном уровнях систему доступа к экологическому правосудию, а оставшимся государствам ратифицировать Орхусскую конвенцию 1998 г. о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающим­ся окружающей среды, рассмотреть возможность сделать ее глобальным международным экологическим соглашением и открыть для подписания странам, не являющимся членами Европейской экономической комиссии (ЕЭК) ООН, тем более факт участия в конвенциях ЕЭК ООН государств, не входящих в регион ЕЭК, становится нормальной практикой. Отметим, что использование местных средств судебной защиты для возмещения трансграничного вреда окружающей среде возмож­но и целесообразно при определенных условиях: во-первых, если это предусмотрено специальным международным согла­шением; во-вторых, в тех ситуациях, когда транснациональ­ный ущерб окружающей среде возникает и затрагивает стра­ны с однотипными правовой и административной системами, и, в-третьих, когда причиненный ущерб незначителен и не ка­сается жизненно важных интересов государства.

Создание Международного экологического суда будет способствовать повышению роли международного экологиче­ского права в системе международного права в целом, а также усилению ответственности международных организаций за нанесение вреда, в том числе экологического.

Подводя итог рассуждениям по трем ключевым пробле­мам, стоящим сегодня перед международным экологическим правом, можно отметить следующее. Укрепление экологиче­ского сотрудничества государств и повышение эффективности действующих механизмов этого сотрудничества требует се­рьезной реформы. Для решения сегодняшних экологических проблем необходимо создать универсальную международную межправительственную экологическую организацию, при­нять единый международно-правовой экологический акт и учредить Международный экологический суд.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика