Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Уголовная ответственность за акты коррупции иностранных должностных лиц и коррупцию в частном секторе по швейцарскому законодательству
Научные статьи
25.04.13 11:58

вернуться

  
ЕврАзЮж № 3 (58) 2013
Право зарубежных стран
Капкова С.Ю.
Уголовная ответственность за акты коррупции иностранных должностных лиц и коррупцию в частном секторе по швейцарскому законодательству
В статье рассматривается уголовное законодательство Швейцарии. Основное внимание
уделено ответственности должностных лиц иностранных государств за коррупционные деяния и коррупцию в частном секторе. Дается характеристика антикоррупционным нормам УК Швейцарии в аспекте имплементации международных обязательств этого государства. Анализируется практика применения соответствующих норм УК , документы швейцарских судов различных уровней. Затрагивается проблема определения «коррупции в частном секторе» по законодательству Швейцарии.

31 марта 2006 г. Швейцария ратифицировала Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Швейцария также ратифицировала Дополнительный прото­кол к Конвенции (об ответственности иностранных арбитров). При ратификации Швейцария сделала заявление по поводу дачи и получения взяток от иностранных должностных лиц: «Швейцария заявляет, что активное и пассивное взяточниче­ство согласно статьям 5, 9 и 11 Конвенции наказуемо, когда по­ведение подкупленного лица определяется как противореча­щее долгу или предумышленное действие, или бездействие».

10 ноября 2004 г. Федеральный совет направил Федераль­ному парламенту специальное Послание (далее - Послание). Этот документ является актом официального толкования за­конодательства и применяется в Швейцарии непосредственно.

Согласно ст. 322septiens УК Швейцарии, наказуемыми являются коррупционные действия в отношении чиновников: «Лицо, которое представителю судебной или другой власти, государственному служащему, официально назначенному экс­перту, письменному или устному переводчику, арбитру или военному персоналу, которые работают на другое государство или международную организацию, в связи с их служебной де­ятельностью за действие, противоречащее долгу, или злоупо­требление полномочиями, или нарушение в свою пользу или пользу третьего лица предлагает, обещает или предоставляет неправомерные выгоды, будучи представителем судебной или другой власти, государственным служащим, официально на­значенным экспертом, письменным или устным переводчи­ком, арбитром или военным персоналом другого государства или международной организации в связи с его служебной деятельностью за действие, противоречащее его долгу, или предумышленное действие или неисполнение для себя или для третьего лица требует, позволяет обещать себе или при­нимает неправомерные выгоды, подлежит наказанию в виде лишения свободы до пяти лет или штрафу».

На основании заявления, которое Швейцария сделала по ст. 36 Конвенции, не наказуемы случаи, при которых выгода требуется или предлагается за связанное с исполнением слу­жебных обязанностей, законное дело. Иными словами, «под­купленное» правомерное поведение должностного лица не об­разует ни нарушения служебного долга, ни злоупотребления служебными обязанностями.

На практике едва ли могут выступать обстоятельства дела, которые не предусмотрены были бы статьей 322septiens УК. Указанная статья наряду с актами, противоречащими долгу, предусматривает «действия, которые находятся в сфере "ус­мотрения" должностного лица». На деле речь идёт о взятках недостаточно оплачиваемым местным государственным слу­жащим. Такие деяния по Конвенции только тогда наказуемы, если речь идёт о взятках в крупных размерах. Административ­ное взыскание не может налагаться за выплаты, которые пре­вышают этот порог (Конвенция Организации экономического сотрудничества и развития 1977 г., Конвенция Совета Европы 1999 г.).

Что касается совершения актов коррупции членами ино­странных представительных собраний, то в ст. 322septiens УК они обозначены как «член другого органа власти иностранного государства». В Послании по этому поводу говорится следу­ющее: «В отличие от коррупции государственных служащих, в ст. 5 эта формулировка теоретически не допускает исклю­чений, потому что речь идёт преимущественно об избранных или назначенных членах коллегиальных органов, которые по определению не состоят ни в каких отношениях зависимости с обществом. Соответственно, их члены не исполняют никаких связанных с этим административных распоряжений, за кото­рые они могут получить взятку. Коррупция здесь может быть направлена только на нарушение служебного долга и злоупо­требление служебными обязанностями».

Коррупция должностных лиц международных организа­ций наказуема лишь в том случае, «если поведение коррум­пированного лица образует действие, противоречащее долгу, злоупотребление служебным положением или неисполнение обязанностей». Статья 322septiens УК в один ряд с лицами, которые работают на иностранное государство, ставит сотруд­ников международных организаций. В Послании по этому поводу говорится: «Определены должны быть как формаль­ные должностные лица - служащие организации, так и ма­териальные должностные лица - лица, которые выполняют в организации должностные функции». Вместе с тем понятие международной организации по Конвенции более узкое, чем в ст. 322septiens УК.

В ст. 322septiens УК члены международных парламент­ских собраний упоминаются неопределённо. В Послании разъясняется: «Названные в ст. 10 лица характеризуются в ст. 322septiens УК понятием другого органа власти, занимающе­гося деятельностью для международных организаций. Эле­менты, названные в связи с коррупцией иностранных долж­ностных лиц, действительны для характеристики коррупции членов международных парламентских собраний».

Коррупция судей и должностных лиц международных судов наказывается в Швейцарии по ст. 322septiens УК. Она ха­рактеризует лиц, которые заняты в международном суде «в ка­честве членов судебного органа власти» или как «государствен­ные служащие». В Послании разъясняется: «Лица, наделённые судебными функциями, характеризуются понятием судебного органа власти, такими должностными лицами, как обвинитель трибунала ООН, секретарь суда или канцелярский персонал в уголовном делопроизводстве. Названные суды, без сомнения, позволяют отнести себя к подорганизациям ООН или Совета Европы под понятием интернациональных организаций в со­ответствии со ст. 322septiens УК».

Что касается торговли влиянием, то Швейцария при ра­тификации Конвенции сделала оговорку, которая нацелена на уголовное преследование этого деяния. «Швейцария оговари­вает себе право ст. 12 применять только тогда, когда описан­ные там обстоятельства дела по швейцарским законам обра­зуют уголовное преступление». Оно предусмотрено согласно статьям 322ter и 322septiens УК.

Если посредник - должностное лицо, которое получает взятку, чтобы оказать влияние на третье лицо, которое испол­няет поручение, оно может быть обвинено в получении взят­ки или в получении неправомерных выгод (ст. 322sexiesУК). Лицо, которое предлагает взятку, должно привлекаться к ответственности по ст. 322ter УК (дача взятки) или по статье 322quinquies УК (предоставление неправомерных выгод). В любом случае предложенная или принятая во внимание вы­года должна находиться в связи с местом службы посредника.

Другими словами, должны рассматриваться случаи, при ко­торых должностное лицо требует или позволяет себе предо­ставить неправомерную выгоду от частного лица, чтобы ока­зать влияние на другое должностное лицо или члена органа власти, если это влияние связано с исполнением должностных обязанностей.

Если при торговле влиянием посредником выступает частное лицо, состав преступления коррупции имеет место только в определённых случаях. Если же «подвергаемое вли­янию» должностное лицо задействовано в «торговле» и на это согласно, состав преступления очевиден. Как подчеркивает Послание, «подвергает себя опасности быть наказанным третье лицо по договорённости с участниками из-за предоставления взятки (либо подстрекательства к этому), должностное лицо из-за получения взятки и посредник из-за получения взятки (либо подстрекательства к этому или оказания помощи). Если лицо, обещающее взятку, объединяется с посредником, что оно должно должностному лицу дать взятку напрямую, а по­средник остаётся незадействованным, тогда имеет место слу­чай попытки подстрекательства к даче взятки, что наказуемо по абзацу 2 ст. 24 УК».

Теперь о подкупе иностранных арбитров. При ратифика­ции Дополнительного протокола к Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию Швейцария заявила, что «нака­зывает действия согласно статьям 4 и 6 Дополнительного про­токола только в том отношении, когда поведение подкуплен­ного лица образует действие, противоречащие чувству долга, или представляет собой противоправное действие или бездей­ствие». Соответствующее положение содержится в ст. 322 УК, которая прямо признает лиц, действующих «как арбитр» для иностранного государства. Указанные лица наказываются по правилам подкупа иностранных должностных лиц.

Активное и пассивное взяточничество в частном секторе криминализовано в 2006 г. внесением изменений в Закон о не­добросовестной конкуренции 1986 г. В отношении своего ме­ханизма эти определения схожи с коррупцией швейцарских должностных лиц, наказуемой по статьям 322ter - 322sexies УК.

Согласно ст. 4а Закона о недобросовестной конкурен­ции, «нечестно поступает тот, кто работодателю, компаньону, уполномоченному или другому помощнику третьего лица в частном секторе в связи с его служебной или коммерческой деятельностью за действия, противоречащие служебному дол­гу, или злоупотребление полномочиями, или неисполнение обязанностей, или нарушение в свою пользу или в пользу тре­тьего лица неправомерную выгоду предлагает, обещает или предоставляет, будучи работодателем, компаньоном, уполно­моченным или другим помощником третьего лица в частном секторе в связи с его служебной или коммерческой деятель­ностью, за действия, противоречащие служебному долгу, или злоупотребление полномочиями или неисполнение обязан­ностей, или нарушение в свою пользу или в пользу третьего лица неправомерную выгоду требует, вынуждает себе обещать или принимает. При этом не являются неправомерной выго­дой выплаты, «утверждённые третьими лицами, а также не­значительные доходы».

Статья 4а Закона определяет субъектов преступления: все лица, которые осуществляют свою деятельность как «работо­датели, компаньоны, уполномоченные или другие помощ­ники третьего лица в частном секторе». В Послании подраз­умевается «любое лицо, которое с третьим лицом совместно работает на какой-либо службе». При даче взятки должност­ному лицу в ст. 4а Закона применяются понятия «предлага­ет, обещает или предоставляет ненадлежащую прибыль». Для пассивного взяточничества в ст. 4а используется понятие «требует, вынуждает себе обещать или принимает». Выраже­ние «неправомерные выгоды» соответствует «взятке в крупных размерах».

В ст. 4а отсутствует указание на участие посредника меж­ду дающим и берущим взятку лицами. Согласно Посланию, «если взятка передаётся не напрямую от преступника получа­телю, а через третье лицо, имеет место случай косвенной вы­платы».

Неправомерная выгода может быть предоставлена к вы­годе коррумпированного лица или к выгоде третьего лица и «может быть получена для себя или для третьего лица». В По­слании подчеркивается: «Противоправность не уменьшается, если взятка передаётся не напрямую коррумпированному лицу, а третьему лицу. Это соответствует формулировке кор­рупции должностного лица».

При определении состава преступления по поводу актив­ной и пассивной коррупции в частном секторе его элементы используются таким образом, что применяются выражения «в связи со служебной или коммерческой деятельностью лица для действия или воздержания от него».

Определение состава преступления охватывает действия или упущения, которые противоречат понятию «долга кор­румпированного лица» или «зависят от его умысла». Послание поясняет: «Под противоречащим долгу действием нужно по­нимать нарушение договорных обязанностей и тогда, когда эти действия в договоре недостаточным образом ясно прописаны». Речь может идти о долге в общем смысле - долг верности работ­ника по отношению к работодателю, долг тщательности упол­номоченных или долг тщательности среди обществ. Понятием «злоупотребление полномочиями» характеризуются случаи, при которых работник, компаньон, уполномоченный или по­мощник, не нарушая явно договорных обязанностей, на основе получения взятки свою свободу действий использует в интере­сах коррумпированного лица, например, вместо возмещения выбирает определенное предложение среди прочих равных. Значимо, что выбор опирается не на объективные критерии, а, напротив, из-за предоставления взятки искажается, что вредит остальным участникам коммерческой сделки и ухудшает ры­нок. Без приобщения к делу злоупотреблений многие корруп­ционные действия остались бы безнаказанными.

В ст. 23 Закона криминализована недобросовестная кон­куренция: «Кто умышленно осуществляет нечестную конку­ренцию по статьям 3, 4, 4а, 5 или 6 Закона, подвергается на­казанию в форме лишения свободы до трех лет или уплаты денежного штрафа».

В Послании подчеркивается: «Коррупция в частном сек­торе наказывается только при прямом умысле».

Согласно Закону о недобросовестной конкуренции, ак­тивное и пассивное взяточничество карается лишением сво­боды сроком до трех лет или штрафом. При совершении не­скольких преступлений и сложении наказаний предельный срок лишения свободы установлен в 4,5 года. Кроме того, воз­можна дисквалификация.

7       Элементы состава - «предпринять действие или воздержаться от него», «в рамках коммерческой деятельности», «при нарушении своего долга», «умышленно».

Для возбуждения дела о коррупции в частном секторе не­обходима жалоба потерпевшего. В Законе о недобросовестной конкуренции закреплен список лиц, имеющих право на по­дачу заявления. В Послании зафиксировано: «Демонстрируя природу затронутых правовых ценностей и уменьшения сте­пени тяжести частной коррупции по сравнению с коррупцией должностного лица, сохранение необходимости подачи заяв­ления является целесообразным». В швейцарской науке не­обходимость заявления рассматривается в качестве реальной преграды для уголовного преследования.

Что касается соучастия в коррупционных действиях, то в отношении соучастников применяется ст. 24 УК, в отноше­нии пособников - ст. 25 УК. По ст. 24 подстрекатель - «тот, кто умышленно склоняет другое лицо к совершению преступле­ния или проступка, подлежит такому же наказанию, которое грозит и исполнителю». Тот, кто пытается склонить другое лицо к совершению преступления, наказывается за покуше­ние на преступление. Пособник - лицо, которое умышленно оказывает помощь при совершении преступления или про­ступка. Пособник подлежит предусмотренному наказанию, которое может быть смягчено (ст. 25).

В отношении предоставления или приема преимущества (статьи 322quinquies и 322sexies УК), а также коррупции в част­ном секторе (статьи 4а и 23 Закона о недобросовестной конку­ренции) срок давности составляет семь лет.

Вместе с тем можно было бы порекомендовать швейцар­ским властям следующее.

В странах ЕС в рамках соглашений по сделкам с право­судием вводятся более быстрые процедуры. По нашему мне­нию, правильнее распространять наказуемость за подкуп должностных лиц иностранных государств и международных организаций, судей и должностных лиц международных су­дов, иностранных третейских судей и присяжных заседателей на те действия, которые не противоречат чувству долга и сле­дуют не по усмотрению.

Наконец, было бы правильным отменить необходимость подачи заявлений для преследования за коррупцию в частном секторе.

Стеновое кольцо колодца (КС 10.6) основной элемент конструкции колодцев, который используется как основа для стен подземных колодцев различных коммуникационных сетей и канализационных септиков. КС 15-10ч вся подробная информация на сайте http://www.ideal-gk.ru


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика