Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право личной собственности в Советской России
Научные статьи
25.04.13 12:19

вернуться

  
ЕврАзЮж № 3 (58) 2013
Теория и история государства и права
Накохова М.И.
Право личной собственности в Советской России
Статья раскрывает природу права личной собственности в советский период. В ней описываются причины возникновения этого правового феномена. Автор говорит о связи права личной собственности с правом государственной социалистической собственности. Очень важно, что в статье отмечается разница между правом личной собственности и правом частной собственности советских граждан. Статья называет ошибочным встречающееся время от времени в литературе отождествление таких правовых категорий как право личной собственности и право частной собственности.

Под правом личной собственности в советской России подразумевалось наделение граждан материальными благами для удовлетворения их культурных и материальных потребно­стей в соответствии с советским законом.

Личная собственность отличалась потребительским ха­рактером, ее объектами выступали предметы личного, а не производственного потребления. Личной собственностью граждан являлось то имущество, которое они приобретали на заработную плату за труд в области общественного хозяйства, основой которого являлась социалистическая собственность. За счет повышения производительности труда в социалисти­ческом хозяйстве происходил рост общественного богатства, что влекло увеличение трудовых доходов граждан.

Мы не зря говорим о соотношении социалистической и личной собственности. Ведь первая давала возможность для существования второй. Личная собственность являлась трудо­вой, ее основу составляли доходы граждан. таким образом, по­явление и дальнейшее развитие личной собственности было возможно только в условиях существования социалистиче­ской собственности и соответствующей ей системы хозяйства.

трудовое и колхозное законодательство установило опре­деленные правила соотношения затрат труда граждан СССР в общественном хозяйстве и получаемых ими доходов.

Целью гражданского права советского периода высту­пало обеспечение владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в личной собственности граждан. Регулируя личную собственность граждан, советское граж­данское право стремилось осуществить одновременно две за­дачи. Во-первых, оно гарантировало гражданам возможность свободного удовлетворения потребностей за счет имущества, принадлежащего им на праве личной собственности. Во- вторых, право личной собственности по своей сути не допуска­ло осуществления данного права во вред советскому обществу и государству, а также использования его с целью извлечения нетрудовых доходов. Личная собственность граждан являлась ценностью и охранялась государством.

Перед тем как дать определение права личной собствен­ности, по мнению автора Р.О. халфиной, «необходимо пред­варительное изучение экономического содержания права лич­ной собственности».

Указание автора на такую необходимость связано с тем, что право личной собственности граждан СССР действовало в соответствии с основным экономическим законом социализ­ма. Социализм в свою очередь предполагает, что основой про­изводственных отношений выступает общественная собствен­ность на средства производства. К. Маркс в работе «Критика Готской программы» проанализировал систему распределе­ния в социалистическом государстве так называемого совокуп­ного общественного продукта: «Часть совокупного обществен­ного продукта используется для возмещения потребленных средств производства, для расширения производства, созда­ния резервного или страхового фонда. Использование части совокупного общественного продукта на эти нужды, как и его размер, продиктовано экономической необходимостью. Из оставшейся части общественного продукта, предназначенной служить предметам потребления, некоторая доля, которая все больше уменьшается по мере развития нового общества, рас­ходуется на издержки управления, известная доля предназна­чена для "совместного удовлетворения потребностей, как то: школы, учреждения здравоохранения и т. д."».

После осуществления всех этих выплат происходит рас­пределение оставшейся части общественного продукта между производителями. Эта оставшаяся часть доходов носит назва­ние общественного продукта, идущего в фонд личного потре­бления. Реализация общественного продукта в СССР проис­ходила за счет использования товарного обращения и денег.

Ошибочно полагать, что между производителями и другими гражданами распределялся именно общественный продукт, пополняющий фонд личного потребления. На самом же деле распределению между указанными лицами подлежала лишь соответствующая часть отечественного дохода в денежном или товарном эквиваленте.

Общественный продукт, поступавший в фонд личного потребления, осуществлялся через государственную и корпо­ративную торговлю, благодаря которой советские граждане имели возможность приобретать различные предметы.

В связи с тем, что в СССР Гражданским кодексом уста­новлено существование двух форм социалистического хозяй­ства - государственной (общенародной) и кооперативно-кол­хозной - распределение доли отечественного дохода между индивидуальными производителями осуществлялось различ­ными способами. Для государственного сектора характерно распределение в форме заработной платы за определенное количество и качество производимого труда. Для колхозного сектора была выработана несколько иная система распределе­ния доходов по трудодням между участниками артели также в соответствии с количеством и качеством осуществленного тру­да. Различные способы распределения отечественного дохода обусловлены различиями между двумя основными формами собственности в СССР: государственной и колхозно-коопера­тивной. Однако в советской юридической литературе можно найти мнение о том, что и выплата заработной платы, и опла­та по трудодням являются формой распределения по труду части отечественного дохода.

Автор М.В. Калганов в работе «Собственность в социа­листическом обществе» вообще не упоминает о такой форме распределения доходов, как трудодни в колхозах. Он останав­ливается исключительно на заработной плате рабочих госу­дарственных учреждений.

Таким образом, «организованное распределение части общественного продукта, предназначенного для личного по­требления, являлось основным источником возникновения личной собственности граждан СССР».

У советских граждан также могло возникнуть право лич­ной собственности на продукты их подсобного хозяйства на приусадебном участке, на плоды с их огорода. Интересно мне­ние советского законодателя о таких приусадебных участках. Они признавались дополнительным хозяйством и осущест­вляли вспомогательную функцию. Но основным источником возникновения и существования права личной собственности оставался труд советских граждан в социалистическом хозяй­стве. Этот факт подтверждался Постановлением Пленума ЦК КПСС «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР», принятым 7 сентября 1953 г. В нем содержалось указа­ние на то, что «по уставу в сельскохозяйственной артели глав­ным и решающим является общественное хозяйство. Вместе с тем каждому колхозному двору предоставляется право иметь небольшое приусадебное хозяйство для удовлетворения по­требительских нужд, пока они еще не могут быть удовлетворе­ны полностью за счет общественного хозяйства».

Личная собственность граждан в СССР была связана с социалистической собственностью на орудия и средства про­изводства. Право личной собственности представляло со­бой результат труда граждан в социалистическом хозяйстве. Утверждение о «производном характере» права личной соб­ственности по отношению к праву государственной социа­листической собственности встречается практически во всех учебниках советского гражданского права. Стоит отметить, что степень освещенности данного вопроса в советской юри­дической литературе зачастую представляется недостаточ­но полной. Д.М. Генкин в учебнике «Советское гражданское право» называл основным источником личной собственности граждан СССР их труд в государственных, корпоративных и общественных организациях.

В одном из учебников для юридических школ советского времени данное утверждение нашло более полное объяснение: «Личная собственность является зависимой от общественной социалистической собственности, ибо в личную собственность граждане получают часть общественного продукта, распреде­ляемого между гражданами в соответствии с принципом воз­награждения по труду».

Исследователь О.С. Красавчиков в учебнике, посвящён­ном советскому гражданскому праву, также говорил о том, что «в личную собственность граждан поступает главным об­разом то имущество, которое они приобретают на получаемое ими вознаграждение за труд в сфере общественного хозяйства, организуемого на базе социалистической собственности. По­вышение производительности труда в социалистическом хо­зяйстве лежит в основе роста общественного богатства, что обусловливает в свою очередь увеличение трудовых доходов граждан, повышение их благосостояния».

Другому исследователю в области права личной собствен­ности, В.А. Тархову, принадлежит мнение о том, что «харак­терным и решающим признаком личной собственности со­циалистического общества является то, что она основывается на социалистической собственности. Она возникает в резуль­тате приложения труда к социалистической собственности в результате участия трудящихся в социалистической системе хозяйства».

В определении права личной собственности большое ко­личество исследований ограничивались мнением о том, что она представляет собой долю общественного продукта, кото­рый распределяется между участниками социалистического общества согласно принципу вознаграждения по качеству и количеству производимого труда.

Согласно этому утверждению, источником возникнове­ния права личной собственности выступала только та часть фонда потребления, которая распределялась между рабочими на производстве. Несмотря на то, что эта часть фонда является основой, как уже было отмечено, существует и другая часть, также распределяющаяся между советскими гражданами для удовлетворения их материальных и культурных потребностей.

Определенная часть предметов потребления переходи­ла в личную собственность граждан не только посредством оплаты труда по его количеству и качеству. Здесь речь идет об алиментировании членов семьи, совместной собственности супругов, из которых только один трудится в социалистиче­ском хозяйстве. таким образом, часть общественного продук­та, который трудящийся получил в виде платы за труд или по другому основанию, переходит к другим лицам, которые в соответствии с советским законом имеют право получения определенной доли.

На фоне вышеизложенного складывается следующая кар­тина: утверждение о праве личной собственности как способе распределения доходов по количеству и качеству производи­мого труда не охватывает всю полноту отношений, включен­ных в данную категорию.

Благодаря детальному анализу права личной собствен­ности сложилось четкое его представление как очень инте­ресного и обширного по своей природе права. Источниками возникновения права личной собственности, как это принято считать, выступали не только распределение доходов между участниками советского общества в зависимости от количества и качества труда, но и некоторые другие основания, не связан­ные с трудовой деятельностью граждан.

Интересен вопрос о становлении права личной собствен­ности в советском государстве. Советская юридическая наука в один голос заявляет, что этот вид собственности возник после победы Великой Октябрьской социалистической революции.

Это мнение стоит дополнить еще и тем, что Великая Ок­тябрьская социалистическая революция стала началом новой эпохи в истории российского государства. В результате рево­люционного переворота произошла полная трансформация отношений собственности. Частная собственность была при­знана главным оружием буржуазного государства против незащищенного класса эксплуатируемых граждан и в итоге отменена как губительная причина классового неравенства. Частную собственность заменила новая форма собственно­сти - личная собственность граждан, которая полностью во­плотила в себе идеи классического социализма.

По мнению Р.О. Халфиной, «в условиях победившего со­циализма собственность на орудия и средства производства (за исключением ничтожного по своему удельному весу мел­кого частного хозяйства единоличных крестьян и кустарей) является социалистической собственностью. В собственность граждан (рабочих, служащих, колхозников, учащихся, пенси­онеров и т. д.) переходит предназначенная в фонд личного по­требления, распределяемая в организованном порядке часть общественного продукта для удовлетворения их материаль­ных и культурных потребностей. таким образом, личная соб­ственность граждан как экономическая категория окончатель­но сложилась в период завершения строительства социализма и является основным видом собственности граждан в СССР».

Этот факт подтверждается Конституцией СССР 1936 г., а именно ст. 10 Основного закона, в котором была провозглаше­на защита и охрана права личной собственности. Сам термин «право личной собственности» появился в ведущем источнике права именно в тот момент, когда произошла окончательная адаптация новых форм социалистической собственности в СССР.

Эволюция нормативно-правовых актов, регулирующих право личной собственности, также представляется весьма интересной в силу различной степени освещенности данной категории в источниках гражданского права в определенные периоды истории советской России. На первых этапах разви­тия советского государства некоторые нормы не могли при­меняться к личной собственности граждан как окончательно сформировавшейся категории. Определяя важнейшие при­знаки права личной собственности, также как и его объекты и субъекты, содержание и т. п., следует руководствоваться той характеристикой данного права, которая содержалась в Кон­ституции СССР 1936 г.

В советской юридической литературе не раз поднимался вопрос о характере собственности единоличных крестьян и ку­старей, ведущих мелкое частное хозяйство, основанное на лич­ном труде. Некоторые советские ученые высказывали мнение о том, что собственность единоличных крестьян и кустарей представляет собой их личную собственность.

Стоит обратить внимание на то, что в ст. 9 Конституции речь идет не о форме собственности, а о форме хозяйства. В со­ветском обществе не могло существовать даже мелкой частной собственности. Поэтому авторы, придерживающиеся мнения о том, что собственность единоличных крестьян и кустарей яв­ляется их личной собственностью, едва ли верны в своих рас­суждениях. По крайней мере, такая точка зрения совершенно не соответствует советскому закону.

Между правом личной собственности и собственностью лиц, ведущих мелкое частное хозяйство, основанное на лич­ном труде, наблюдалась существенная разница.

Право личной собственности смело можно назвать произ­водной формой от права государственной социалистической собственности. Право же единоличных крестьян обладать мел­ким частным хозяйством больше напоминает право частной собственности, присущее буржуазному праву. Несомненно, это право менее масштабно по своим размерам и заключено в строгие рамки, однако признаки буржуазного происхожде­ния данного права налицо.

Второе доказательство существования разницы между двумя этими формами собственности заключается в следую­щем: право личной собственности носит исключительно по­требительский характер, что совершенно нельзя сказать о пра­ве собственности единоличных крестьян и кустарей. Обладая правом личной собственности, гражданин удовлетворяет свои материальные и культурные потребности. Право собствен­ности крестьян и кустарей дает возможность продолжать ве­сти хозяйство, используя при этом собственный труд. Данная форма собственности используется для товарного производ­ства, и как следствие - она выступает источником существова­ния хозяйства единоличных крестьян и кустарей.

Перспективы развития данных двух форм собственности также различны. Рост материального и культурного уровня жизни граждан, появление на рынке новых товаров - все это ведет к развитию права личной собственности, призванной удовлетворять возрастающие потребности граждан. Можно предположить, что собственность единоличных крестьян и ку­старей, которая и на тот момент занимала непримечательное место в системе социалистического хозяйства, была обречена в результате полностью исчезнуть. таким образом, мелкое частное хозяйство являлось малоперспективным звеном советской хозяйственной жизни. С уменьшением его актуальности по­стоянно сокращался период ее существования, ведь с каждым днем наблюдался все больший и больший рост роли труда в социалистическом хозяйстве.

Как уже было сказано, по своей сути право личной соб­ственности единоличных крестьян и кустарей является пере­житком прошлого, одним из плодов буржуазного права. Эти два различных вида собственности не подлежат объединению. Невозможно соединить нечто старое с новым, актуальное с практически исчерпавшим себя.

Наряду с указанными различиями существуют также экономические различия данных форм собственности. Они объясняются способом регулирования этих видов собственно­сти, кардинально отличающихся друг от друга. Об этом сви­детельствуют статьи 9 и 10 Конституции СССР 1936 г. В ст. 9 говорилось о том, что мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей допускается законом, в то время как ст. 10, говоря о праве личной собственности, устанавливала охра­ну личной собственности граждан законом. В советской лите­ратуре две эти нормы Конституции никак не могли остаться без внимания. К примеру, о нем упоминает в своих работах Д.М. Генкин. Стоит отметить, что различная формулировка в первом и втором случаях ни в коем случае не подразумева­ет того, что собственность единоличных крестьян и кустарей не охранялась советским законом. Сама ее принадлежность к социалистическому праву означала автоматическую ее охра­ну. Однако благодаря статьям 9 и 10 Конституции СССР мы четко видим степень заинтересованности государства в охране именно права личной собственности как права надежного и перспективного.

Личное частное хозяйство крестьян, не состоящих в кол­хозах, подвергалось в советском законе очень строгой регла­ментации. Это происходило в силу того, что это право носит производственный характер. Вирус, представляющий опас­ность, помещают в безвоздушную среду, исключая его даль­нейшее развитие; так и данное право максимально ограниче­но и заключено в строгие рамки. Система налогообложения доходов, полученных гражданами на праве личной собствен­ности, и система регулирования налогообложения от доходов единоличных крестьян и кустарей также различны. Различия наблюдаются также и в характере гражданско-правовых сде­лок по распоряжению гражданами их личной собственностью и сделок, совершаемых некооперированными крестьянами в ходе ведения мелкого частного хозяйства.

Так, граждане, обладавшие имуществом на праве личной собственности, не могли выступать подрядчиками в отноше­ниях быстрого подряда, в то время как единоличные крестьяне и кустари в определенных случаях обладали таким правом.

Советские нормы о наследовании, гражданско-правовой охране собственности и некоторые другие одинаково регули­ровали оба эти вида права собственности. Однако это не слу­жит основанием для их объединения в один правовой инсти­тут. Уж очень много различий между ними было выявлено в результате исследования.

В советской юридической литературе мы можем най­ти мнение о том, что собственность единоличных крестьян и кустарей является трудовой частной собственностью. Иссле­дователь в области советского гражданского права Д.М. Ген­кин также развивает эту идею в своей работе «Право личной собственности в социалистическом государстве». На первый взгляд, собственность некооперированных крестьян действи­тельно напоминает остатки мелкой трудовой частной соб­ственности. Но стоит подумать о сфере развития данной фор­мы собственности. В условиях социализма эти оставшиеся элементы существенно отличаются от той формы трудовой частной собственности, существовавшей при капитализме.

Вся суть капитализма заключается в эксплуатации, в при­своении результатов неоплаченного чужого труда, что совер­шенно противоречит фундаментальным идеям социализма. Поэтому называть право собственности единоличных кре­стьян и кустарей трудовой частной собственностью как мини­мум некорректно.

Чтобы раскрыть сущность права личной собственности и дать ей правдивое определение, необходимо в первую оче­редь выявить основные черты, характеризующие этот право­вой институт. В результате исследования стала очевидной неразрывная связь права личной собственности с правом го­сударственной социалистической собственности. Этот факт подтверждает наличие неоспоримой связи между личным и общественным в социалистическом обществе. Именно по этой причине советское государство было крайне заинтересовано в грамотном и целесообразном регулировании отношений лич­ной собственности.

В эксплуататорском капиталистическом государстве мы не можем наблюдать единой идеи, призванной сплотить об­щество и объединить его в крепкий союз. В социалистическом обществе эта идея существовала и оказывала эффективное воздействие на сознание граждан. Обществу было небезраз­лично, каким образом будет происходить распределение об­щественного продукта, предназначенного для личного потре­бления. Обществу было важно, чтобы эта часть общественного продукта должным образом использовалась для удовлетво­рения различных материальных и культурных потребностей его участников. В этом тезисе содержится неоспоримая идея превосходства социалистического государства над капитали­стическим в идеологическом плане, в наличии единой силь­ной идеи.

Трудящийся человек в социалистическом обществе за­нимает главнейшее положение. Забота об удовлетворении его потребностей является не только его личным делом, но и делом всего социалистического общества в целом. В этом и со­стоит главная задача социалистического производства.

Право личной собственности граждан гарантировало и охраняло возможность граждан СССР использовать полага­ющуюся им часть общественного продукта. По сути, право личной собственности можно назвать выражением воли всех трудящихся в социалистическом обществе. таким образом, право личной собственности наряду с другими советскими ин­ститутами способствовало реализации главнейшего экономи­ческого закона социализма.

Различные отрасли советского права - гражданское, уго­ловное, административное, трудовое осуществляли охрану личной собственности граждан. Наибольшее значение имеют гражданско-правовые способы охраны права личной собствен­ности.

Как известно, вкусы и предпочтения граждан весьма раз­нообразны. По этой причине советский законодатель предо­ставил максимальную свободу гражданину при использова­нии его личной собственности.

Интересно сопоставить правовое регулирование отноше­ний личной собственности во втором периоде развития соци­алистического государства с регулированием отношений соб­ственности граждан в первом более раннем периоде. Как уже было отмечено, в первый период развития социалистического государства институт личной собственности еще не сложился окончательно. К тому же в то время еще существовала и дру­гая форма собственности, такая как частная собственность на орудия и средства производства. По этой причине правовое регулирование отношений собственности граждан в этот пе­риод преследовало главную цель ограничения и дальнейшей ликвидации буржуазных элементов. Частная производствен­ная деятельность допускалась в небольших размерах в период НЭПа, однако это являлось лишь временной уступкой госу­дарства.

Постепенно личная собственность становится основной формой собственности граждан СССР. На это указывает в сво­ей работе Р.О. Халфина

На втором этапе развития социалистического общества происходило расширение свободы завещания личной соб­ственности граждан, расширился круг наследников. Законода­тель обратил особое внимание на случаи, когда доли наслед­ников, не принявших наследство, переходят к другим лицам либо по закону, либо по завещанию. Эти меры значительно сократили число случаев перехода имущества гражданина по­сле его смерти к государству. Как и любой шаг государства, эти мероприятия также не были лишены смысла. В условиях со­циализма по наследству переходила только личная собствен­ность граждан. Интерес государства состоял в том, чтобы это имущество должным образом использовалось гражданами и их родственниками.

Существует мнение о том, что социалистическое право осуществляло большую воспитательную работу. М.П. Карева, к примеру, абсолютно справедливо указывает на неразрывную связь социалистического права и нравственности: «Все совет­ское право в целом и каждая его отрасль в отдельности про­никнуты духом коммунистической нравственности, полно­стью соответствуя понятиям советского народа о нравственном и справедливом». Мнение автора действительно соответству­ет той нравственно-правовой картине, которая существовала в период социализма. Успех революции тем и обусловлен, что вся ее природа обличена в благородное одеяние социалисти­ческих нравственных идей. Совокупность этих идей и целей вызывает огромное доверие у граждан, объединяет их, прида­вая силы.

В ст. 10 Конституции не перечислялись объекты, находив­шиеся в личной собственности граждан, но давалась их общая характеристика согласно их назначению. В этом, несомненно, есть смысл. Ведь одно только название предмета не всегда мо­жет выразить его назначение. К примеру, легковой автомо­биль может выступать объектом права личной собственности исключительно в том случае, если он обслуживает только его владельца и т. д. Что же касается жилого дома, то он также должен обладать потребительским назначением.

Таким образом, из смысла ст. 10 Конституции следует, что объект права личной собственности признавался таковым лишь в том случае, если он использовался по назначению. Назначение же такого предмета всегда состояло в потреби­тельском характере. В ином случае, когда объект права лич­ной собственности терял такое назначение и использовался с производственной целью, он не мог более выступать объектом права личной собственности. Это совершенно противоречило бы советскому закону.

Закон допускал использование гражданами, работаю­щими в социальных организациях, своего личного имущества при осуществлении своих трудовых обязанностей. Это дей­ствие не рассматривалось как использование объектов права личной собственности в целях ведения промысла. Напротив, такое использование способствовало повышению производи­тельности труда, что являлось главнейшей целью советского государства.

В статьях Конституции, посвященных праву личной соб­ственности, мы можем увидеть и другой важный признак, идентифицирующий данный вид права - его происхождение. Статья 10, указывающая на то, что предметом права личной собственности могут быть трудовые доходы и сбережения граждан, находит свое объяснение в ст. 12 Конституции. Дан­ная норма говорит о труде советских граждан как о главной обязанности и даже как о деле чести. В советском обществе долгое время существовал принцип: « Кто не работает, тот не ест». Поэтому можно с полной уверенностью говорить о высо­кой роли труда в жизни советских граждан. Иными словами, там, где существует труд в том классическом виде, который подразумевает социализм, существует право личной собствен­ности.

Однако не только Конституция СССР содержала нормы о праве личной собственности граждан. Некоторые из них со­держались и в других нормативно-правовых актах, лишь кос­венно относящихся к праву личной собственности. Ряд норм Гражданского кодекса (статьи 61-65), посвященных праву об­щей собственности, устанавливал порядок охраны этой соб­ственности. Эти положения также применялись при охране права личной собственности. Однако норм, раскрывающих предмет, происхождение и источники права личной собствен­ности, мы в гражданском кодексе не находим, что, несомнен­но, является большим его недостатком.

Кодекс законов о браке, семье и опеке также регулировал отношения личной собственности граждан в сфере имуще­ственных отношений супругов, прав и обязанностей опекунов в отношении имущества подопечных.

Некоторые нормативно-правовые акты, регулировавшие другие виды отношений, зачастую касались отношений права личной собственности. Постановление ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1937 г. «О сохранении жилищного фонда и улуч­шении жилищного хозяйства в городах» регулировал в ос­новном возникающие отношения жилищного найма в домах местных Советов и ведомственных домах. Но некоторые из его норм имели отношение и к таким домам, которые находились в личной собственности граждан. Например, ст. 36 указанного источника устанавливала квартирную плату за дома, находя­щиеся в личной собственности граждан по аналогии с дома­ми, арендуемыми у местных Советов. Квартирная плата в та­ких домах не могла превышать установленные законом ставки квартирной платы более чем на 20 %.

Естественно, что все указанные нормативно-правовые акты не раскрывают всей природы права личной собственно­сти, они лишь касаются отдельных вопросов, связанных с этим видом права.

В результате проведённого исследования такой правовой категории, как личная собственность граждан, был сделан ряд важных выводов.

Право личной собственности неразрывно связано с пра­вом государственной социалистической собственности. Ста­тья 13 Конституции СССР 1936 г. доказывает эту связь. В ней говорится о том, что личная собственность граждан является трудовой, ее основу составляют доходы граждан. Таким обра­зом, право личной собственности может существовать лишь в том государстве, где есть право государственной социалисти­ческой собственности и соответствующая система хозяйства.

Наиболее часто встречающееся определение права лич­ной собственности - наделение граждан материальными бла­гами для удовлетворения их потребностей - вызывает сразу несколько вопросов: каким образом формируются эти блага и какова специфика советского закона в области регулирования права личной собственности, в соответствии с которым эти блага распределяются? Ответы на эти вопросы мы находим в работе К. Маркса «Критика Готской программы». Упомяну­тые материальные блага формируются из общественного про­дукта, и это формирование является завершающим в цепочке действий общественного продукта. Методом перечисления К. Маркс доходит до той части общественного продукта, которая предоставляется гражданам для удовлетворения их матери­альных и культурных потребностей. Можно представить, на­сколько эта часть мала с учетом всех «вычетов» согласно тео­рии автора.

третий вывод касается связи между трудом советских граждан и институтом права личной собственности. такая связь является безусловной. Более того, можно сказать, что право личной собственности не может существовать в таких общественных условиях, где отсутствует свободный социали­стический труд. Исследовав советскую литературу, касающу­юся права личной собственности, сложился вывод о том, что в разное время существовала проблема неспособности разгра­ничить два таких разных понятия, как право личной собствен­ности и право частной собственности. Выявление связи между трудом и правом личной собственности решает эту проблему. Дело в том, что разница двух этих институтов состоит именно в характере труда, который является причиной возникновения права частной и права личной собственности. Специфика тру­да продиктована эпохой: для буржуазного общества характе­рен труд эксплуатируемый, для социалистического - свобод­ный труд.

Источниками возникновения права личной собственно­сти является не только распределение доходов между участни­ками в зависимости от количества и качества производимого труда, но и некоторые другие основания, никак не связанные с трудовой деятельностью.

Привычное определение права личной собственности как наделение граждан материальными благами для удовлет­ворения их потребностей в соответствии с советским законом стоит дополнить. Итак, право личной собственности - это особенный правовой институт, безусловный продукт социа­листического права, источником возникновения которого в первую очередь выступает свободный труд, а также некото­рые иные основания, не связанные с трудовой деятельностью. Право личной собственности неразрывно связано с правом го­сударственной социалистической собственности. Отсутствие последнего права полностью исключает существование права личной собственности. Право личной собственности не следу­ет отождествлять с правом частной собственности. Принципи­альная разница состоит в характере труда, который различен в буржуазном и социалистическом обществе.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика