Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К проблеме использования экономического подхода при рассмотрении гражданско-правовых категорий (на примере реорганизации юридических лиц)
Научные статьи
08.05.13 10:14

вернуться

  
ЕврАзЮж № 3 (22) 2010
Гражданское право
Нуждин Т.А.
К проблеме использования экономического подхода при рассмотрении гражданско-правовых категорий (на примере реорганизации юридических лиц)
В настоящей статье автором на основании представлений, сложившихся в англо- американском и европейском корпоративном праве, поставлена проблема необходимости применения экономического подхода к рассмотрению гражданско-правовой категории реорганизации юридического лица. Рассмотрены точки зрения известных американских юристов и экономистов – Р.Коуза, Г.Беккера, Г.Калабрези и Р.Познера, проанализированы проекты российского законодательства о реорганизации юридических лиц, нормы европейского корпоративного права, внесены предложения по совершенствованию законодательства в рассматриваемой области.

Юридическая наука вообще и цивилистика в частно­сти развиваются в настоящий момент по какому-то абстра­гированному академическому пути.

С одной стороны, появляются многочисленные рабо­ты монографического и диссертационного характера по многим вопросам гражданского права, а с другой - боль­шинство исследований не имеют по большому счету при­кладного значения и существуют в рамках цивилистических догм и конструкций.

Оторванность гражданско-правовой науки от практи­ки - вот главный недостаток цивилистической доктрины, который, к сожалению, не дает возможности считать наше гражданское законодательство реально исполнимым, а науку - действенным регулятором повышения такой эф­фективности.

Вместе с тем, гражданское право - это юридический базис функционирования экономики в целом, а в услови­ях рынка значение данной роли только возрастает. В связи с этим особый интерес представляет рассмотрение граж­данско-правовых категорий через призму экономических парадигм, ибо это сможет позволить увидеть более нагляд­ным образом эффективность применения гражданско- правовых норм в реальной действительности. В ином слу­чае, когда рассмотрение гражданско-правовых категорий ограничивается формально-юридическим подходом, су­щественно обедняется истинная сущность и природа со­ответствующих институтов. Взять хотя бы такой институт, как несостоятельность (банкротство). Отвечает ли нынеш­нее российское гражданское законодательство в этой части реальным требованиям рыночного оборота? Необходимо ли судам полагаться сугубо на формальные требования за­конодательства (сумма задолженности более 100000 рублей и невозможность должнику произвести её оплату в тече­ние 3-х и более месяцев)? Или всё же необходимо подойти более гибко и учитывать экономические резервы юридиче­ского лица в рамках конкретной процедуры банкротства, возможности реальной «рецессии» её деятельности с точки зрения финансово-экономической ситуации и определе­ния научно обоснованных критериев такой «рецессии». К сожалению, в российском гражданском праве ничего тако­го мы не найдем, и право, и экономика существуют как бы сами по себе, что, конечно же, недопустимо. Не случайно Россия до сих пор еще сильно отстает от многих развитых стран как в экономическом развитии, так и с точки зрения нормативно-правового регулирования.

В настоящей статье мы попытаемся обосновать необ­ходимость более широкого применения экономического подхода в праве на примере такой гражданско-правовой категории, как реорганизация юридических лиц.

Вопросам реорганизации юридических лиц, в отличие от дореволюционного и советского периода, отечествен­ная цивилистика уделяет достаточно большое внимание. За последние годы опубликованы несколько монографий, десятки статей, защищена не одна диссертация. Однако отметим, что все названные работы в основном затрагивают формально-юридические проблемы в контексте тех пробе­лов, которые полностью или в части не разрешены россий­ским законодателем: правовая природа реорганизации и решения о её проведении; проблема аннулирования реор­ганизации и возможности признания её недействительной, вопрос о сочетании в одной процедуре различных форм реорганизации; возможность реорганизации юридиче­ского лица посредством разделения в иные, нежели реор­ганизуемое юридическое лицо, организационно-правовые формы; сохранение корпоративного контроля при реорга­низации; гражданско-правовой статус передаточного акта и разделительного баланса и т. д. Поиск работы по специальностям должен базироваться на системном подходе и понимании того, что никто, кроме вас самих, не обеспечит вас результатами поиска новой работы.

Однако ни одним ученым реорганизация юридических лиц не рассматривается с точки зрения экономического подхода к самой процедуре её осуществления в рамках уже существующих юридических процессов, т. е. современная российская цивилистика не знает комплексной экономико­правовой модели корпоративной реструктуризации юри­дического лица в виде его реорганизации.Вместе с тем, многие развитые западные правопорядки исходят из эко­номической обоснованности и целесообразности проведе­ния любой реорганизации. И действительно, все участники реорганизуемого юридического лица должны если не дока­зать, то показать регистрирующим органам и кредиторам, какой управленческо-правовой, а главное экономический эффект может дать данная процедура. Или, может быть, реорганизация будет направлена на какие-либо злоупотре­бления (уход от обязательств перед кредиторами и налого­выми органами, иные финансовые злоупотребления).

Не случайно, например в европейском корпоратив­ном праве закреплено, что перед процедурой любой реор­ганизации необходим её четкий план, в котором детально фиксируются как сам алгоритм проведения соответствую­щих процедур, так и экономическое обоснование и целе­сообразность реорганизации.

Таким образом, план реорганизации - это, по сути, бизнес-план, в котором аккумулируются как юридическая составляющая (процесс осуществления и последователь­ность действий), так и экономический эффект от реоргани­зации после её проведения.

Стоит заметить, что в зарубежной доктрине (как в юри­спруденции, так и в экономической теории) экономический подход к праву получил широкое распространение.

Впервые он был обозначен в трудах американских уче­ных - Гвидо Калабрези в его работе «Некоторые соображе­ния относительно распределения риска и законодательства о неумышленном причинении ущерба» и экономиста, ла­уреата Нобелевской премии Рональда Клоуза в его статье «Проблема социальных издержек».

Учеными впервые на научном уровне было доказано, что методология экономической теории может быть при­менена и к праву как институту социальной направленно­сти. Рассматривал экономический подход к праву и Гэрри Беккер, однако только в рамках исследования уголовно­правовых явлений. Но по-настоящему в завершенном виде экономический подход к праву был сформирован выдаю­щимся американским юристом Ричардом Познером в его фундаментальной работе «Экономический анализ права», вышедшей в 1972 году.

Для экономического подхода к праву, согласно Р.Познеру, характерно следующее: методологический ин­дивидуализм, когда на первый план выходят действия от­дельного индивида, независимо от того, является ли он юридическим лицом или лицом физическим; учет послед­ствий взаимодействия индивидов, что выражается в кате­гориях экстерналий, социальной стоимости и социальных издержек; акцентирование внимания, прежде всего, на последствиях существования и применения юридических норм и правил; принятие предпосылки максимизации парадигмы общественного благосостояния как целевой функции государства; альтернативность, стремление к со­поставлению различных вариантов достижения права (так называемая «теория рационального выбора») - с этих по­зиций нормы законодательства не рассматриваются как су­ществующая реальность, они есть всего лишь один из воз­можных альтернативных путей достижения определенной цели, о них стоит рассуждать, прежде всего, с точки зрения эффективности реализации соответствующей цели; широ­кое применение статистических методов в анализе количе­ственных правовых данных.

Вышеназванные признаки экономического подхода к праву, сформулированные Ричардом Познером, послу­жили началом широких исследований в данной области и способствовали образованию чикагской школы исследова­ния проблемы law & economics, являющейся на сегодняш­ний день самой мощной и авторитетной не только в США, но и во всем мире.

Вместе с тем, следует также сказать, что чикагская школа не является единственной в исследовании вопроса law & economics. Наряду с ней выделяются институциона­листская и австрийская школы.

Первая, в отличие от чикагской, основной акцент де­лает не на анализе права как такового, а на изучении про­цесса его реализации в рамках экономических категорий.6 Австрийская школа в большей степени, нежели чикагская, уделяет внимание политическим процессам, которые, по мнению представителей этого направления, оказывают за­метное влияние на функционирование правовой системы, а также вопросам стимулирования и поиску информации ex ante при изучении гражданско-правовых отношений в динамике.

Но, несмотря на некоторые принципиальные отли­чия, все вышеназванные школы law & economics во многом схожи, что в будущем может служить скорее конвергенции обозначенных подходов, нежели их расхождению.

В чем же заключается ценность экономического под­хода при исследовании такой гражданско-правовой кате­гории, как реорганизация юридических лиц?

Отвечая на этот вопрос, стоит упомянуть, что Кон­цепцией развития гражданского законодательства8 обо­значен ряд вопросов, требующих своего разрешения или кардинального пересмотра в ближайший период: защита прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридиче­ского лица в связи с возможными нарушениями принципа справедливого распределения активов (необоснованное ис­ключение Федеральным законом № 315-ФЗ от 30.12.2008 г. солидарной ответственности по тем долгам реорганизован­ного юридического лица, по которым невозможно установить правопреемника); уточнение подхода о пра­ве кредиторов требовать досрочного исполнения обяза­тельств в случае отсутствия предоставления должником или иным лицом достаточного обеспечения исполнения обязательства; отсутствие специальных норм о возможно­сти оспаривания и о последствиях незаконности проведен­ной реорганизации, что в итоге порождает ряд сложных практических проблем, в частности, о последствиях при­знания недействительной реорганизации или одного из входящих в её состав юридических фактов, в том числе о судьбе сделок, совершенных юридическими лицами, воз­никшими в результате реорганизации, впоследствии при­знанной недействительной; проблема целесообразности сочетания в одном акте реорганизации её различных форм (разделение или выделение одновременно со слиянием или присоединением); целесообразность введения для случаев проведения реорганизации с нарушением закона возмож­ности восстановления по суду участником юридического лица утраченного корпоративного контроля; необходи­мость на нормативно-правовом уровне предусмотреть то обстоятельство, что сделки, совершенные юридическими лицами, которые возникли в результате реорганизации, впоследствии признанной незаконной, должны, по обще­му правилу, признаваться действительными, а юридиче­ские лица - существовавшими до момента признания ре­организации недействительной или несостоявшейся.

Ответ на многие из обозначенных выше вопросов мог бы дать как раз экономический подход. Его в данном контексте следует признать тем превентивным фактором, который, с одной стороны, должен воспрепятствовать применению необдуманных, необоснованных решений о реорганизации юридических лиц, а с другой - стать «крас­ным сигналом светофора», который в необходимый момент зажжется перед недобросовестными участниками граждан­ского оборота при совершении последними злоупотребле­ний правом на реорганизацию, когда этими участниками принимаются решения, уводящие юридическое лицо от исполнения соответствующих обязанностей перед кредито­рами и государственными органами.

В статье 9 проекта Федерального закона «О реоргани­зации коммерческих организаций» говорилось о том, что до принятия решения о реорганизации реорганизуемая организация должна подготовить в письменной форме до­кумент, содержащий детальное объяснение, а также юри­дическое и экономическое обоснование проекта решения о реорганизации, а для реорганизации в форме слияния (присоединения) - проект договора о слиянии (присоеди­нении), обоснование соотношения обмена (конвертации) акций (долей, паев), суммы компенсации, а также описа­ние последствий осуществления реорганизации для участ­ников каждой из участвующих в реорганизации органи­заций. В письменном обосновании должны быть также описаны обстоятельства, затрудняющие оценку имущества по каждой из участвующих в реорганизации организаций.

Помимо вышеназванных сведений в письменное обо­снование включаются и ряд других (сведения об участниках (акционерах) реорганизуемой организации, владеющих не менее чем 20 процентами его уставного (складочного) капитала (паевого фонда) или не менее чем 20 процента­ми его обыкновенных акций; сведения о доле участия го­сударства или муниципального образования в уставном (складочном) капитале реорганизуемой организации; све­дения об ограничениях на участие в уставном (складочном) капитале (паевом фонде); сведения о размере кредитор­ской и дебиторской задолженности реорганизуемой орга­низации; сведения о существенных сделках, совершенных за три последних завершенных финансовых года; сведения об объявленных (начисленных) и выплаченных дивидендах по акциям (долям) в уставном капитале организации; све­дения о лицах, намеревающихся предоставить обеспече­ние кредиторам реорганизуемой организации, а также об условиях обеспечения исполнения обязательств по обяза­тельствам реорганизуемой организации).

Анализируя нормативное содержание ст. 9 Проекта Закона «О реорганизации коммерческих организаций», можно сделать вывод, что его разработчики находились под сильным влиянием положений европейского корпора­тивного права, в частности Директивы Европейского Совета № 78/855/ЕЭС от 09 октября 1978 г. «О слияниях акционер­ных обществ» и Директивы Совета № 82/891/ЕЭС от 17 де­кабря 1982 г. «О разделении акционерных обществ». Кро­ме того, определенное влияние оказал на конкретизацию положений ст. 9 Проекта и наиболее развитый националь­ный закон о реорганизации юридических лиц - немецкий, принятый в 1994 году.

К сожалению, Советом по кодификации и совершен­ствованию гражданского законодательства при Президенте РФ было дано отрицательное заключение на рассматривае­мый законопроект, что, с одной стороны, представляется справедливым, так как он необоснованно мог ввести трех­уровневую систему гражданско-правового регулирования, но с другой - после этого в российском гражданском праве практически перестал подниматься вопрос о необходимо­сти экономического обоснования любой реорганизации. В то же самое время проблема экономического подхода в ча­сти таких категорий, как «экономическая обоснованность» и «экономическая целесообразность», находит свое отраже­ние при рассмотрении правовых явлений, возникающих в иных отраслях российского права, в частности налогового.

Четкая выработка экономического подхода к реорга­низации юридического лица должна в значительной сте­пени уменьшить количество незаконных реорганизаций - детальнейшее обоснование реорганизационных процедур в совокупности с независимой оценкой реорганизации со стороны лицензированного специалиста (аудитора) долж­но стать той лакмусовой бумажкой, которая позволит уви­деть, будет ли «работать» такая реорганизация или всё же нет. Целесообразной в данном отношении представляется и легитимация проводимой реорганизации посредством нотариальной заверки решения о её проведении или даже судебного решения с привлечением для дачи заключения по делу необходимых специалистов. В данном случае сле­дует также предусмотреть гражданско-правовую ответ­ственность за нотариальное удостоверение заведомо неза­конного решения о реорганизации (плана реорганизации) либо за дачу заведомо ложного заключения в отношении такой реорганизации.

Отметим, что использование экономического подхо­да при рассмотрении правовой категории реорганизации юридического лица не должно рассматриваться как попытка разрушить сложившиеся догматические конструк­ции. Ведь доказали же свою эффективность используемые в юридической науке математико-статистические методы. Использование конструкции law & economics позволит рас­смотреть институт реорганизации юридических лиц более глубоко, с прогностических позиций заранее предвиденного результата. Многие станут возражать: не будет ли это нару­шением принципа свободы на осуществление экономиче­ской деятельности? Не сделает ли это реорганизацию юри­дического лица чрезвычайно громоздкой и неповоротливой процедурой? Однако почему же она должна быть простой? Наоборот, усложнение процесса в данном аспекте будет тем фильтром, который очистит гражданско-правовой оборот от возможности и соблазна использовать различные «чер­ные схемы», где реорганизация зачастую является одним из типичных способов злоупотреблений и нарушений.

Стоит шире в рамках экономического подхода к реор­ганизации юридического лица использовать модель cost- benefit analysis (анализ «затраты-выгода») - аналитический метод принятия решений, когда все положительные ком­поненты (денежные потоки и другие нематериальные пре­имущества) помещаются на одну сторону баланса, а все не­гативные составляющие (затраты и недостатки) - на другую. Та сторона, которая перевесит, является определяющей.

В западном (прежде всего в американском) праве дан­ная модель (экономическая по своему содержанию) ис­пользуется достаточно широко.

Для того чтобы прийти к выводу относительно целесо­образности проекта реорганизации, все его аспекты (пози­тивные и негативные) должны быть выражены в терминах какой-либо общей единицы («bottom line»). Как правило, это деньги, что означает, что все выгоды и затраты на реор­ганизацию проекта должны быть измерены с точки зрения их эквивалентности денежной стоимости.

Для оценки экономической эффективности проекта используют категории дисконтированной стоимости рас­ходов и дисконтированной стоимости выгоды.

Если дисконтированная текущая стоимость выгоды превышает дисконтированную стоимость затрат, то про­ект имеет смысл. Это равносильно тому, если чистая при­быль должна быть положительной. Иным эквивалентным условием является то, что соотношение приведенной стои­мости выгод и текущей стоимости расходов должно быть больше единицы.

Также важно отметить, что, согласно модели cost- benefit analysis, при наличии взаимоисключающих проек­тов, которые имеют чистую приведенную стоимость, дол­жен быть в обязательном порядке проведен детальнейший последующий анализ. Из множества взаимоисключающих проектов выбирается тот, который обладает наиболее вы­соким коэффициентом чистой приведенной стоимости.

Что же дает модель cost-benefit analysis применитель­но к процедуре реорганизации юридического лица?

Использование данной модели позволит дать ответ участникам (членам) юридического лица на следующие во­просы:

1.    Имеется ли экономическая обоснованность и целе­сообразность проведения реорганизации данного юриди­ческого лица?

2.    Какая из существующих форм реорганизации (либо их сочетание) станет наиболее действенной в плане дости­жения планируемого результата?

3.    Как составить план реорганизации так, что­бы он, с одной стороны, учитывал интересы участников юридического лица, а с другой - не нарушал требования действующего законодательства?

4.    Какой итоговый прогностический эффект должен быть достигнут по окончании реорганизации юридическо­го лица?

Таким образом, можно констатировать, что более ши­рокое внедрение экономического подхода в цивилистику и нормативное отражение данных процессов в законода­тельстве позволит конкретнее подойти и к таким вопросам, как выработка критериев «порочности» реорганизации, злоупотребления правом на реорганизацию, восстановле­ние утраченного корпоративного контроля и т. д. И это не представляется удивительным, так как большинство неза­конных действий при проведении реорганизации соверша­ются на её ранней, предварительной стадии. Неэффектив­ная, нецелесообразная реорганизация, a priori ведущая к причинению экономического ущерба юридическому лицу (его правопреемникам) либо иным лицам (миноритарным участникам (акционерам), кредиторам), должна однознач­но аннулироваться, а решение о такой реорганизации при­знаваться незаконным.

Рассматривая конкретные формы реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преоб­разование), следует отметить, что подход law & economics будет иметь значение для каждой из них.

Особенно важную (если не сказать основополагаю­щую) роль экономический подход будет иметь для реорга­низации в форме преобразования.

Концепцией развития гражданского законодатель­ства Российской Федерации установлен принципиальный запрет на преобразование коммерческой организации в некоммерческие и наоборот, а также запрет на появление некоммерческих организаций в результате реорганиза­ции коммерческих организаций и наоборот. Смысл такого ограничения разработчики Концепции видят в запрете ис­кажения юридической природы и законодательного деле­ния юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации, который, в конечном счете, должен способ­ствовать максимальной защите имущественных интересов их кредиторов и всех участников гражданского оборота.

По нашему твердому убеждению, данная позиция разработчиков Концепции является ошибочной, так как полностью игнорирует экономический подход не только к самой процедуре реорганизации, но и к природе неком­мерческих организаций в целом.

К примеру, в деятельности любой некоммерческой организации возникает момент, когда её существование в данной организационно-правовой форме в дальнейшем не будет являться целесообразным вследствие расшире­ния сферы деятельности и необходимости осуществления предпринимательской деятельности не только в соответ­ствии с уставными целями, но и для получения прибыли.

Дальнейшее существование в форме некоммерческой организации в данном случае может привести к серьезным санкциям со стороны регистрирующих органов, которые попросту могут ликвидировать через суд такую неком­мерческую организацию в связи с тем, что её деятель­ность не будет отвечать тем целям, ради которых она была создана.

Закрепление на законодательном уровне возможности некоммерческим организациям преобразоваться в коммер­ческие - это возможность участникам таких организаций определить место данного юридического лица в гражданско- правовом обороте в соответствии с изменяющейся динами­кой и необходимостью корректировки характера деятельно­сти организации, её целей, функций и задач.

Запрет на преобразование не оставит участни­кам какого-либо иного выбора нежели ликвидировать организацию и для достижения целей создать новую, явля­ющуюся по характеру своей деятельности коммерческой.

Но именно экономический подход должен стать тем определяющим фактором, который и будет основным при самой постановке вопроса об изменении организационно­правовой формы юридического лица, о чем мы говорили ранее. Обстоятельную аргументацию ценности экономи­ческого подхода к проблеме преобразования некоммерче­ских организаций приводит в своих работах и известный российский цивилист и адвокат Д.И.Степанов.

К сожалению, следует сказать, что разработчиками Концепции развития гражданского законодательства вы­шеназванные обстоятельства учтены не были, что практи­чески может означать курс на необоснованную установку на ограничение правоспособности участников юридиче­ских лиц, которым в случае перепрофилирования своей деятельности действительно ничего не останется, как лик­видировать организацию.

Большую роль играет экономический подход и при проведении реорганизаций в форме разделения и выде­ления. В данных процессах (если не рассматривать их как результат корпоративных конфликтов) реорганизация юридического лица может быть обусловлена следующими причинами: гармонизация и (или) диверсификация про­изводства, создание холдинговой модели ведения бизнеса, признание за обособленным подразделением юридическо­го лица большей самостоятельности, повышение эффек­тивности корпоративного управления и т. д.

В то же самое время при реорганизации в форме вы­деления и разделения в судебной практике наблюдаются и многочисленные злоупотребления, создание не совсем «прозрачных» налоговых и аутсорсинговых схем и т. д.

Четко проработанный с позиции экономического под­хода план разделения и выделения, зафиксированный и отраженный в решении о реорганизации, удостоверенный нотариусом или одобренный судом с заключением неза­висимого оценщика, сведет к минимуму соответствующие риски миноритарных участников и кредиторов.

Данный экономически обоснованный план в обяза­тельном порядке должен быть доведен до любого участ­ника. Здесь видится, что обязанность по информированию детализированного плана реорганизации следует возло­жить на высшие органы управления, которые не просто знакомят участника с его содержанием, но и должны при возникновении каких-либо споров предоставить в юрис­дикционные органы доказательства такого ознакомления (роспись участника с расшифровкой и заверкой (нотари­альной или по месту работы), уведомление о вручении).

Значительное количество злоупотреблений возникает и при осуществлении таких форм реорганизации, как сли­яние и присоединение (в особенности это касается второй формы).

Экономические основания слияния в дореволюци­онный период рассмотрел А.В.Венедиктов в своей работе «Слияние акционерных компаний».

Среди таких оснований ученым выделялись следую­щие: стремление использовать общие выгоды, связанные с крупным производством, когда сливающиеся предпри­ятия одной отрасли получают возможность применить улучшенные способы производства и новые технические приспособления, не всегда доступные каждому из них в отдельности; разделение на слившихся предприятиях про­изводства и сосредоточение на каждом заводе выработки отдельных сортов своего продукта; значительное снижение издержки товаров на рынке, сокращение ряда других рас­ходов по эксплуатации предприятий; устранение взаимной конкуренции между сливающимися предприятиями; воз­можность распределения убытков от несчастных случайно­стей между всеми слившимися предприятиями, что позво­ляет компенсировать потери в одной области прибылями в другой; обеспечение сбыта и повышение нормы прибыли; стремление устранить переплаты комиссионерам и другим посредникам при закупке сырья или полуфабрикатов.

Обозначенные А.В.Венедиктовым экономические основания являются актуальными и на сегодняшний день.

Также следует добавить, что экономическая обосно­ванность слияния будет иметь место и в том случае, когда проведение реорганизационных мероприятий в условиях финансово-экономического кризиса (что особенно акту­ально в настоящее время) предпринимают ряд малых и средних компаний, не имеющих своего сильного бренда, стабильной клиентелы и узнаваемого в деловых кругах фирменного лица. В такой ситуации данные компании смогут выжить не иначе, как объединив свои капиталы.

Критерии экономического обоснования реорганиза­ции в форме слияния могут быть характерны и для присо­единения, но с той лишь разницей, что для последней фор­мы главным вектором является поглощение экономически более слабого субъекта в целях использования активов по­следнего на ином, качественно более эффективном уровне.

Отметим, что в реорганизациях в форме присоеди­нения наблюдается очень высокий процент различных нарушений. Такие реорганизации зачастую как раз и не предусматривают достижение какого-либо экономическо­го эффекта, а ставят для себя иные, иногда совершенно де­структивные для гражданского оборота цели.

С целью недопущения таких нарушений следует на законодательном уровне выработать четкий механизм от корпоративных и финансовых злоупотреблений при про­ведении как слияний, так и присоединений. Для этого не­обходимо воспользоваться опытом развитых правопоряд- ков, в частности европейского корпоративного права.

Так, например, Сообщением ЕС от 27.09.2004 г. «О предупреждении и борьбе с корпоративными и финан­совыми злоупотреблениями» выработаны и конкретизи­рованы четыре линии борьбы против данных злоупотре­блений: 1) организация системы внутреннего контроля и корпоративного управления в компании; 2) осуществление контроля независимой третьей стороной (внешним ауди­тором, независимым контролером); 3) осуществление над­зора в форме государственного и общественного контроля; 4) защита интересов компании с помощью правоохрани­тельных органов, что выражается в реализации мер пре­вентивного и репрессивного характера при совершении соответствующих нарушений.

В Сообщении более детально дается анализ вышепе­речисленных мер. Представляется, что их закрепление на уровне гражданского, налогового, уголовного и процессу­ального законодательства должно помочь в организации более прозрачной и легитимной системы слияний и при­соединений в российском правовом поле.

Подводя итоги нашему исследованию, отметим, что рамки работы не позволяют затронуть и обосновать все ас­пекты рассматриваемой проблемы. Вместе с тем, ценность использования экономического подхода к рассмотрению сущности реорганизации юридических лиц очевидна, ибо, по сути, является одним из главных легитимирующих фак­торов её проведения.

Представителями зарубежной школы law & economics была убедительно доказана эндогенность права, т. е. двух­сторонняя взаимосвязь между правовыми институтами и экономическим развитием.

В процедуре реорганизации юридических лиц как особой формы корпоративной реструктуризации эндо­генность видится наиболее явственным образом, и именно экономическая парадигма обоснованности и эффективно­сти является определяющей при выборе соответствующих реорганизационных процедур.

Существующий же в российском гражданском праве механизм реорганизации юридических лиц практически начисто игнорирует экономический подход.

На нормативно-правовом уровне, в отличие от за­падных правопорядков, не закреплена необходимость экономического подхода при выборе тех или иных форм реорганизации в контексте парадигм обоснованности и це­лесообразности.

Действующее законодательство о реорганизации ис­ходит из формально-юридических представлений о приро­де реорганизации, что не дает возможности в судебно-ар­битражной практике определить критерии «порочности» реорганизации, ибо, по большому счету, только на ран­ней, предварительной стадии могут быть совершены те действия, которые впоследствии способны привести к при­знанию решения о реорганизации незаконным.

В российском гражданском праве не учитывается тео­рия «рационального выбора» при совершении самой про­цедуры реорганизации. Действующее законодательство знает пять «классических» форм реорганизации (слияние, присоединение, выделение, разделение, преобразование). Однако закрытый перечень обозначенных форм существен­но ограничивают возможности участников выработать наиболее «экономически эффективную» реорганизацию, вследствие чего следует признать обоснованным, по ана­логии с немецким правопорядком, введение смешанных форм реорганизации, сочетающих в себе свойства различ­ных вышеназванных «классических» форм.

Также следует пересмотреть позицию ВАС РФ о воз­можности реорганизации юридических лиц в форме раз­деления и выделения в иные, нежели реорганизуемое юридическое лицо, организационно-правовые формы (классический пример: хозяйственное общество в форме ОАО разделяется на два хозяйственных общества, одно из которых становится ЗАО, а другое - ООО).17 Для юридиче­ских лиц со сходной правовой природой (например, всех хозяйственных обществ) данный запрет, безусловно, дол­жен быть снят.

Нельзя согласиться с разработчиками проекта Кон­цепции развития гражданского законодательства в части введения запрета реорганизации коммерческих органи­заций в некоммерческие и наоборот. Данный подход не совсем аргументирован, более того, он является принци­пиально недопустимым для модели law & economics. Ре­шение вопроса видится в законодательном закреплении случаев, когда преобразование будет допустимым. Плюс к этому, на нормативно-правовом уровне следует для всех ре­организационных процедур (а не только преобразования) выработать единый и действенный механизм защиты от корпоративных и финансовых злоупотреблений, исполь­зуя накопленный опыт развитых западных правопорядков.

Для легитимации плана проведения реорганизации стоит закрепить в законодательстве положение о его обяза­тельной оценке независимым экспертом и удостоверении решения об утверждении данного плана нотариусом либо судом, что позволит обеспечить внешний контроль над ходом проведения реорганизации в строго определенных «прозрачных» рамках.

Исследование экономического подхода к праву в Рос­сии еще только начинается, пока в основном в рамках ме­тодологии экономической теории. Но уже сейчас видна перспективность использования данного подхода к пони­манию сущности многих гражданско-правовых категорий, что и видно при рассмотрении одной из таких категорий - реорганизации юридических лиц.

Комплексная конвергенция методологических пара­дигм юриспруденции и экономической теории, на наш взгляд, и станет той неизведанной областью, на которую следует обратить внимание отечественным цивилистам в ближайший период развития науки гражданского права.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика