Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о содержании и классификации согласия как особого юридического факта в семейных правоотношениях
Научные статьи
15.05.13 13:26




ЕврАзЮж № 4  (23) 2010
Семейное право
Штыков Д.В.
К вопросу о содержании и классификации согласия как особого юридического факта в семейных правоотношениях
Автор рассматривает юридическую природу понятия «согласие» в семейных правоотношениях; предлагает и обосновывает классификацию согласия как особого юридического факта; предлагает рассматривать согласие как правовое состояние в семейных правоотношениях.
      http://www.anylang.ru/order-category/?slug=live_la

Сложная социально-правовая природа и универсаль­ность понятия «согласие» обуславливает и его многознач­ность как семейно-правовой категории.

По нашему мнению, одним из наиболее важных значений согласия в семейном праве выступает его ха­рактеристика как условия, с которым нормы семейного права связывают возникновение, прекращение или изме­нение правоотношений, то есть в качестве юридического факта.

Юридическими фактами принято называть обстоя­тельства, с которыми закон связывает возникновение, изме­нение или прекращение прав и обязанностей. К таким об­стоятельствам можно отнести сделки, иные правомерные действия, акты органов государственной власти, события и другое.

В.Н.Карташов считает, что «юридические факты - это конкретные обстоятельства реальной жизни, с появлением или отсутствием которых юридические предписания (нор­мы и принципы права, индивидуально-конкретные акты и т. п.) связывают определённые юридические последствия, в том числе возникновение, изменение и прекращение пра­воотношений между персонально-определёнными субъек­тами права».

В.А.Тархов понимает под юридическими фактами об­стоятельства, с которыми право непосредственно связывает определённые юридические последствия.

Теория юридических фактов за последние годы, не­смотря на активное развитие социального и гражданского общества, не претерпела значительных изменений. В то же время согласимся с М.А.Рожковой, которая утверждает, что многие юридические факты, значимые для современ­ного гражданского права, не «вмещаются» в основную («во­левую») классификацию юридических фактов.

Необходимо отметить, что теория юридических фак­тов в семейном праве основана на общей теории юридиче­ских фактов. В рамках настоящей статьи не предполагается исследование всего спектра вопросов, связанных с характе­ристикой юридических фактов в семейном праве.

На наш взгляд, есть все основания утверждать, что согласие как семейно-правовая категория выполняет слу­жебную роль юридического факта. Кроме того, анализ семейно-правовых норм, предусматривающих необхо­димость получения согласия определенных субъектов се­мейных правоотношений в той или иной форме, а также последствия нарушения соответствующих правил, дает основание утверждать об особой классификации видов со­гласия как юридического факта.

Необходимо отметить, что не любое согласие субъектов семейных отношений будет иметь характер юридического факта, а только то, которое отвечает признакам, присущим данной правовой категории. При этом в теории права при­нято выделять группу признаков, присущих юридическим фактам в любых отраслевых правоотношениях. В частно­сти среди признаков юридических фактов в теории права выделяют следующие:

1.   Юридическими фактами являются лишь те жизнен­ные обстоятельства, явления социальной действительно­сти, которые входят в предмет правового регулирования, т. е. общественные отношения, затрагивающие наиболее важные интересы личности, общества и государства и объ­ективно поддающиеся правовому регулированию.

2.   Юридическим фактом может быть только объекти­вированный жизненный факт, выраженный вовне.

3.   Юридическими фактами являются лишь такие жиз­ненные факты, которые прямо или косвенно предусмотре­ны нормой права.

4.   Юридическими фактами являются жизненные фак­ты, которые способны вызвать предусмотренные законом последствия: возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

Сопоставление данного перечня признаков с призна­ками согласия как семейно-правовой категории дает нам основание сделать вывод о принадлежности согласия к юридическим фактам. В частности:

1.    Согласие зачастую затрагивает коренные, наиболее важные интересы личности, субъектов семейных правоотно­шений и объективно поддается правовому регулированию.

2.    Согласие, в случаях, установленных законом, выра­жается вовне и имеет обязательную письменную форму. Вместе с этим, под согласием понимается в том числе со­гласие в семье, внутреннее согласие (одобрение) одного члена семьи с действиями или решениями другого. Однако в данном случае согласие не будет являться юридическим фактом, так как мысли, чувства, события духовной жизни юридическими фактами не являются.

3.    Наличие согласия (обязательность его получения) прямо или косвенно предусмотрено нормами права. В со­ответствии с п. 2 ст. 65 СК РФ все вопросы, касающиеся вос­питания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом в большинстве случаев согласован­ность действий или решений субъектов семейных отноше­ний не имеет значения юридического факта, действующим законодательством не установлено каких-либо требований к форме и порядку выражения такой согласованности. Вме­сте с этим согласие родителей, для которого не установлена обязательная форма, имеет важное значение для разреше­ния внутрисемейных вопросов и не являясь юридическим фактом. Согласие родителей (одного из них) будет иметь значение юридического факта только в установленных за­коном случаях (например, согласие родителей в случае перемены имени ребенка), при этом законодательством указываются форма и механизм выражения / получения такого согласия.

4.    Наличие или отсутствие согласия влечет предусмо­тренные законом юридически значимые последствия: воз­никновение, изменение, прекращение семейных правоот­ношений (регистрация брака с согласия будущих супругов). Если без нормы права нет юридического факта, то в равной степени без юридического факта не может наступить ника­ких юридических последствий.

Согласимся с А.В.Маркосян в том, что авторами, ис­следующими юридические факты в семейном праве, прак­тически упущены из вида и не проанализированы различ­ного рода согласия, выражаемые участниками семейных правоотношений, в качестве юридических фактов, что, в свою очередь, делает неполным предлагаемые классифи­кации юридических фактов в семейном праве.

Некоторыми авторами высказывается позиция, что расширение диспозитивных начал в действующем СК РФ приводит к выводу о сближении понятий и роли юридиче­ских фактов в гражданском и семейном праве и о сглажи­вании различий между ними.

Более верной представляется позиция А.М.Нечаевой, которая отмечает, что при регулировании семейных правоотношений законодатель в большей степени, чем при регулировании иных руководствуется морально­нравственными правилами и требованиями, сложившими­ся в обществе, что сказывается и на особенностях юридиче­ских фактов. Юридические факты в семейном праве, в том числе и согласие, являются формой отражения определен­ной личной связи между людьми: брак, родство, усыновле­ние и т. п., что также свидетельствует о наличии личного элемента в правовой природе согласия.

Как указано выше, теория юридических фактов в се­мейном праве основана на общей теории юридических фактов, отсюда и классификация юридических фактов в семейном праве строится на общей классификации юри­дических фактов, с присущими ей особенностями.

Исходя из этого, юридические факты в семейном пра­ве могут быть классифицированы следующим образом.

По волевому признаку юридические факты подразде­ляются на события и действия. Под событием принято по­нимать явления (обстоятельства, факты), не зависящие от воли и сознания людей. В то время как действия - это такие юридические факты, которые происходят по воле людей и представляют собой волеизъявление, внешнее выражение волевого поведения людей.

Здесь же хотелось бы отметить, что по волевому при­знаку некоторые авторы выделяют наряду с событиями и действиями состояние. Его особенностью является для­щийся характер, т. е. действующий на протяжении опреде­ленного периода времени. По нашему мнению, специфи­ка согласия в семейных правоотношениях дает основание утверждать о его особой природе и как юридического фак­та. Данная особенность проявляется в том, что согласие как юридический факт в семейных правоотношениях может быть и действием в том или ином виде, и состоянием. В связи с этим в рамках настоящей статьи представим харак­теристику согласия как юридического факта. Кроме этого, представляется, что и классификация видов согласия как юридического факта нуждается в специальной разработке и обосновании.

На наш взгляд, согласие как юридический факт - со­стояние является элементом практически всех юридиче­ских составов, поскольку оно предполагается исходя из социальных признаков семьи и принципа разрешения вну­трисемейных вопросов по взаимному согласию.

Более того, состояние согласия присуще семейно­правовым отношениям более чем каким-либо другим. Вся семейная жизнь субъектов семейных правоотношений про­текает в таком состоянии, а при его отсутствии наступают соответствующие последствия, предусмотренные законом, в том числе и прекращение семейных правоотношений между конкретными субъектами.

Так как согласие - это выраженная вовне воля субъекта семейных правоотношений, то согласие как юридический факт прежде всего представляет собой правомерное актив­ное действие или состояние.

В зависимости от направленности воли субъектов на правовой результат правомерные действия могут быть классифицированы на юридические акты и юридические поступки. В научной литературе под юридическими акта­ми принято понимать правомерные действия, с которыми нормы права связывают правовые последствия в силу воле­вой направленности действий на эти последствия.

Юридические акты в семейном законодательстве обо­значаются по-разному: заявления, ходатайства, соглаше­ния, согласие, требования, иск и т. п., когда их совершают граждане, либо решения, разрешения, запись, регистра­ция, заключения, требования, когда они совершаются ком­петентными государственными органами.

Юридические поступки - правомерные действия, ко­торые в соответствии с законом порождают правовые по­следствия независимо от того, были ли направлены дей­ствия (воля лица, совершившего действия) на указанные последствия или нет.

С учетом особенностей согласия как юридического факта в семейном праве можно выделить следующие раз­новидности согласия в качестве юридического акта:

1.   Согласие как сделка (договор, соглашение);

2.   Согласие как самостоятельный документ.

Статья 153 ГК РФ дает понятие сделки, где сделками признаются действия граждан и юридических лиц, на­правленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Из этого определения вытекает, что фактически сделка является разновидностью юридического факта. Это подтверждают и А.П.Сергеев, и Ю.К.Толстой, подчеркивая при этом, что сделки - один из наиболее распространенных юридических фактов.

Сделку характеризуют следующие признаки:

-     сделка - это всегда волевой акт, т. е. действия людей;

-     это правомерные действия;

-     сделка специально направлена на возникновение, пре­кращение или изменение гражданских правоотношений;

-     сделка порождает гражданские отношения, посколь­ку именно гражданским законом определяются те право­вые последствия, которые наступают в результате соверше­ния сделок.

Все эти признаки в равной мере могут быть присущи и согласию, выражаемому субъектом семейных правоотно­шений, а соответственно имеющему характер сделки.

Согласие субъектов семейных отношений может вы­ступать в качестве сделки, соглашения, возможность за­ключения которых предусмотрена нормами семейного законодательства. При этом согласие выступает в качестве регулятора тех или иных вопросов между субъектами се­мейных отношений. Семейным законодательством преду­смотрены следующие виды сделок (соглашений):

-     брачный договор (ст. 40 СК РФ);

-     соглашение об уплате алиментов (ст. 99 СК РФ);

-     соглашение об имени ребенка (ст. 18 ФЗ «Об актах гражданского состояния»);

-     соглашение о месте жительства ребенка (ст. 65 СК РФ);

-     соглашение о порядке осуществления родитель­ских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (ст. 66 СК РФ);

-     соглашение о разделе имущества (ст. 38 СК РФ);

-     другое.

При этом, как указывает Е.П.Титаренко, понятия «со­глашение» и «согласие» не являются равнозначными. Ис­пользуемые в Семейном кодексе формулировки «при на­личии разногласий» (п. 2 ст. 65 СК РФ) и «при отсутствии соглашения» (п. 3 ст. 65 СК РФ) являются тому подтверж­дением. В первом случае возникает спор, когда согласие, изначально предполагающееся, утрачивается, во втором - когда согласие по данному вопросу вообще не достигнуто. В связи с изложенным Е.П.Титаренко следующим образом определяет понятия «соглашения» и «согласия»: «согла­шение» в семейном праве - средство добровольного разре­шения наиболее важных как для членов семьи, так и для общества вопросов семейной жизни, «согласие» же - это тот механизм, которым пользуются супруги в нормальной семье, разрешая каждодневные вопросы, начиная с опреде­ления меню на обед и заканчивая выбором места отдыха во время отпуска».

Представляется, что Е.П.Титаренко очень узко опреде­ляет значимость согласия и соглашения в семейных право­отношениях. Так, данный автор, указывая, что соглаше­ние - это средство разрешения наиболее важных вопросов, а согласие - это механизм разрешения каждодневных во­просов, противопоставляет их, что, на наш взгляд, не пред­ставляется верным.

Согласие изначально является более широким по­нятием по отношению к соглашению, и, как указывалось выше, соглашение является одним из способов выражения согласия, а потому не может ему противопоставляться.

Нельзя согласиться и с данным определением согла­сия, так как, указывая на его назначение в качестве меха­низма разрешения только каждодневных внутрисемей­ных вопросов между супругами, автор упускает из вида те случаи применения согласия, когда речь идёт о вопросах, имеющих решающее значение для жизни конкретной се­мьи. Так, статья 17 СК РФ предусматривает ограничение права на предъявление мужем требования о расторжении брака, согласно которому муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время бере­менности жены и в течение года после рождения ребенка. Переоценить исключительную важность вопроса, при раз­решении которого требуется получение согласия, вряд ли возможно, так как это положение направлено на защиту физического и психологического здоровья женщины и ее новорожденного ребенка. Также хотелось бы отметить, что сам механизм получения согласия в данной ситуации яв­ляется достаточно четко урегулированным: согласие жены имеет правовое значение в течение определенного срока (1 год со дня рождения ребенка) и должно быть подтверж­дено в ходе судебного разбирательства. Так же нельзя согла­ситься с Е.П.Титаренко в том, что согласие - это механизм разрешения вопросов только между супругами. Действую­щее законодательство не ограничивает использование дан­ного механизма другими субъектами семейных правоотно­шений (органы опеки и попечительства дают согласие на контакты с ребенком родителей, родительские права кото­рых ограничены судом).

Таким образом, представляется, что понятия «согла­сие» и «соглашение» являются тесно взаимосвязанными механизмами разрешения широкого круга вопросов, воз­никающих в сфере семейных правоотношений. Различают­ся же данные понятия по форме выражения и субъектному составу участников. Так, соглашение - это волеизъявле­ние двух или более лиц, тогда как согласие может быть выражено одним лицом, и соглашение, как правило, за­ключается в письменной форме, а в случаях, установлен­ных законом, подлежит нотариальному удостоверению, тогда как согласие может быть выражено и в устной форме. При этом нельзя говорить о том, что какое-то из этих по­нятий регулирует более важные вопросы семейной жизни, а какое-то менее важные.

Заметим, что в определенных законом случаях согла­сие того или иного субъекта семейных правоотношений должно быть оформлено посредством составления специ­ального самостоятельного документа.

Например, согласие органов опеки и попечительства на совершение того или иного действия обязательно име­ет письменную форму, так как на основании данного до­кумента другими органами осуществляются юридически значимые действия (согласие органов опеки и попечитель­ства на отчуждение жилого помещения, в котором прожи­вает подопечный в соответствии с п. 4 ст. 292 Гражданского кодекса РФ). В соответствии со ст. 35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимо­стью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, не­обходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Такое согласие, заверенное нотариусом, является необходимым документом для совершения ор­ганами федеральной регистрационной службы регистра­ционных действий с недвижимостью супругов. Согласно ст. 20 ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в случае, если несовер­шеннолетний гражданин Российской Федерации выезжает из Российской Федерации без сопровождения, он должен иметь при себе кроме паспорта нотариально оформленное согласие родителей, усыновителей на выезд несовершен­нолетнего гражданина Российской Федерации с указанием срока выезда и государства (государств), которое (которые) он намерен посетить.

Таким образом, исходя из традиционной классифика­ции юридических фактов по волевому признаку, необхо­димо указать, что согласие как юридический факт в семей­ных правоотношениях является правомерным действием в форме как юридического факта, так и юридического по­ступка.

Особенностью согласия как юридического акта явля­ется то, что оно может быть выражено в одноименном до­кументе, удостоверенном нотариусом.

Кроме того, согласие является особым правовым со­стоянием, присущим семейным правоотношениям и име­ющим правовое значение в случаях, предусмотренных за­коном.

В зависимости от порождаемых последствий юриди­ческие факты могут быть подразделены на три вида: право­образующие, правоизменяющие и правопрекращающие. Представляется, что согласие может выступать как право­образующим фактом - например, согласие лиц на вступле­ние в брак (п. 1 ст. 12 СК РФ), так и правопрекращающим - согласие на расторжение брака (п. 2 ст. 16, п. 1 ст. 19 СК РФ), и правоизменяющим фактом - изменение имени ребенка (п. 4 ст. 59 СК РФ).

В некоторых случаях согласие является одновременно и правообразующим, и правопрекращающим юридиче­ским фактом. Так, согласие на усыновление усыновляемого ребенка (ст. 132 СК РФ) в совокупности с другими юриди­ческими фактами, с одной стороны, является основанием для утраты этим ребенком личных неимущественных и имущественных прав и освобождения от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам), а с другой стороны - для приобретения личных неимуществен­ных и имущественных прав и обязанностей по отношению к усыновителям и их родственникам (ст. 137 СК РФ).

Е.М.Ворожейкин также выделял среди семейно­правовых юридических фактов такую разновидность, как правовосстанавливающие, указывая, что это особая груп­па юридических фактов, с которой связано восстановление прав и обязанностей, утраченных субъектами (субъектом) семейного права. Согласие в определенных случаях явля­ется правовостанавливающим юридическим фактом, так, восстановление в родительских правах в отношении ребен­ка, достигшего десятилетнего возраста, возможно только с его согласия (п. 4 ст. 72 СК РФ), восстановление брака в случае явки супруга, объявленного в установленном зако­ном порядке умершим, возможно по совместному заявле­нию супругов, то есть при взаимном согласии (п. 1 ст. 26 СК РФ).

Говоря о правовых последствиях согласия как юриди­ческого факта в семейных правоотношениях, необходимо также проанализировать правовые последствия отсутствия согласия в случаях, когда его наличие предусмотрено нор­мами семейного законодательства.

При характеристике правовых последствий важно установить наличие фактического и формального согласия, а также их соотношение друг с другом. Исходя из этого, на наш взгляд, можно различать неполучение согласия и от­сутствие согласия, а также согласие, полученное с пороком воли:

1.    Неполучение согласия имеет место, когда оно не ис­прашивалось вовсе. При этом мнение и интересы опреде­ленного субъекта семейных правоотношений не учитыва­ются, так как согласие остаётся неизвестным. На наш взгляд, в данной ситуации речь идет об отсутствии формального согласия. Например, вывоз одним из супругов общего ре­бёнка за границу без получения согласия другого супруга.

2.    Отсутствие согласия имеет место, когда управо­моченный субъект возражает против совершения другим субъектом семейных правоотношений действий или при­нятия иного решения. При этом решение принимается в противоречии с интересом лица, выразившего своё несо­гласие. В данной ситуации, по нашему мнению, есть осно­вания утверждать об отсутствии формального и фактиче­ского согласия. Например, продажа совместно нажитого недвижимого имущества одним из супругов против воли другого.

3.    Особо следует отметить так называемое «согласие с пороком воли». Оно имеет место в том случае, когда согла­сие получается путём обмана, насилия, угроз и т. д. На наш взгляд, в данной ситуации речь идет об отсутствии факти­ческого согласия. Например, вступление в брак, когда один из супругов сознательно вводит другого в заблуждение от­носительно намерения с его стороны создать семью (фик­тивный брак).

Ценность приведённой классификации, по нашему мнению, заключается в том, что она применима только к согласию как юридическому факту в семейных правоотно­шениях.

Последствием неполучения и отсутствия согласия яв­ляется невозможность реализации одной из сторон опре­деленных правомочий, предусмотренных нормами семей­ного законодательства. При этом в случае неполучения согласия невозможность реализации ограничивается мо­ментом выявления согласия, в то время как при отсутствии согласия или при несогласии правомочие может быть реа­лизовано только в случае достижения сторонами согласия (консенсуса), что, к сожалению, не всегда возможно. При согласии же, полученном с пороком воли согласившегося, правовые последствия, наступившие в результате такого со­гласия, должны признаваться недействительными. Данная градация может иметь значение при определении возмож­ных причин наступления неблагоприятных последствий при нарушении условий обязательного получения согла­сия кого-либо из субъектов семейных правоотношений, а также в других случаях.

В отсутствие согласия, когда его достижение субъекта­ми семейных правоотношений крайне затруднительно или невозможно, юридически значимые действия могут быть совершены на основании решения суда (объявление несо­вершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительст­ва - с согласия обоих родителей, усыновителей или по­печителя либо при отсутствии такого согласия - по реше­нию суда).

Особую роль для динамики правоотношений играют юридические составы или сложные комплексные факты, когда для возникновения определенного правоотноше­ния требуется не одно, а несколько условий (совокупность фактов).

Согласимся с большинством учёных в том, что в семей­ном праве отмечается преобладание юридических составов над юридическими фактами, данная особенность обуслов­лена сочетанием естественно-биологических и социальных факторов, влияющих на динамику брака и семьи, необхо­димостью учитывать интересы нескольких лиц, порой не совпадающие.

Таким образом, для возникновения, изменения, пре­кращения семейного правоотношения, как правило, тре­буется совокупность юридических фактов, само по себе согласие субъекта семейных правоотношений является недостаточным для этого. Согласие как одностороннее во­леизъявление субъекта семейного правоотношения или согласие, выраженное в соглашении, вместе с другими фактами входит в сложный юридический состав в рамках семейных правоотношений.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика