Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О правотворческой деятельности президента Кыргызской Республики: конституционный замысел и практика реализации
Научные статьи
29.05.13 10:47

вернуться

  
ЕврАзЮж № 4 (59) 2013
Право стран СНГ
Азиз Канатбек
О правотворческой деятельности президента Кыргызской Республики: конституционный замысел и практика реализации
В статье дается оценка действующего в России механизма ограничения свободы слова и принятия в июне 2010 года Конституции Кыргызской Республики президент страны был лишён референдумного права и права законодательной инициативы. Это означало, что глава кыргызского государства не имел права представлять в парламент проекты законов,
кодексов и иных актов. Однако, как показывает практика, новоизбранный глава государства А.Ш. Атамбаев объявляет о проведении конституционных реформ, создавая при этом экспертные группы по написанию новых проектов нормативно-правовых актов, с дальнейшим их представлением в высший законодательный орган страны с целью их принятия. Всё это и побудило автора провести исследование по вышеуказанной тематике.

В начале марта этого года Президент Кыргызской Респу­блики (далее - КР) А.Ш. Атамбаев подписал распоряжение о совершенствовании отечественной избирательной системы.

Как было отмечено в этом акте, аппарат Президента дол­жен был привлечь представителей государственных органов, органов местного самоуправления и гражданского общества к подготовке пакета рекомендаций по решению проблем и не­достатков, возникающих в вышеуказанной сфере.

Бесспорно, позиция главы кыргызского государства пред­принять «шаги» по изменению избирательного законодатель­ства, в частности, сделать его прозрачным, справедливым и для всех доступным, являлась более чем просто похвальной. Но это лишь одна сторона.

Вся проблема заключалась в том, что Президент Кыргыз­стана в соответствии с новым законодательством не имел на это права. так, это в первую очередь доказывала сама кыргыз­ская Конституция от 27 июня 2010 года, в которой президент страны не входил в число субъектов, обладающих правом за­конодательной инициативы. такое право имелось лишь у 10 тысяч избирателей (народной инициативы), у депутата кыр­гызского парламента и Правительства страны.

Следует отметить, что в законотворческом процессе гла­ва государства принимал участие только в форме «нотариуса» и «глашатая новоиспечённого закона», выраженного в форме подписания и обнародования принятого Жогорку Кенешем (парламентом) КР законопроекта.

Вместе с тем, конечно же, было бы неправильным в тоже время утверждать, что новый конституционно-правовой ста­тус президента, в связи с «обличием» республики новой фор­мы правления, в буквальном смысле слова исключил форму об «участии в правотворческом процессе». В вышеупомянутом «Основном законе» чётко указывается, что глава государства «реализует свои полномочия посредством принятия указов и распоряжений, которые обязательны для исполнения на всей территории Кыргызской Республики».

Если проанализировать это конституционное положе­ние, то получается, что глава государства по большей части подтверждал реализацию своих полномочий изданием сво­их актов. К примеру, указ о назначении выборов в Жогорку Кенеш или местные кенеши, или указ о награждении госу­дарственными наградами, или распоряжение о назначении заместителя Национального статистического комитета и на­чальника служб Государственного комитета национальной безопасности КР и т.д. Но это никак не могло означать, что глава государства своими актами может выходить за рамки полномочий, предусмотренных для него национальной Кон­ституцией.

Интересным являлся и тот факт, что помимо главы кыр­гызского государства А.Ш. Атамбаева на практике законотвор­чеством самостоятельно стал заниматься и сам руководитель Аппарата Президента Кыргызстана Д.И. Нарымбаев. так, в подписанном им распоряжении было отмечено, что соответ­ствуя Указу Президента КР «о мерах по совершенствованию правосудия в КР» образовать экспертные рабочие группы, которые будут заниматься разработкой проектов Уголовно­го кодекса КР, Кодекса о проступках КР, Уголовно-процессу­ального кодекса КР, Уголовно-исполнительного кодекса КР, Гражданского процессуального кодекса КР, закона КР «об исполнительном производстве КР» и Закона КР, предусма­тривающего внесение изменений и дополнений в отдельные законодательные акты КР в части повышения ответственности судей Кыргызстана.

В такой ситуации вырисовываются две тенденции: 1. Пре­зидент КР, ссылаясь на свой особый конституционно-право­вой статус, пытается оказать законодательную помощь кыр­гызскому парламенту? Или: 2. Глава кыргызского государства, нарушая Конституцию КР, незаконно вторгается в сферу за­конодательной власти государства?

На наш взгляд, чтобы ответить, какая из этих тенденций является более верной, есть необходимость рассмотреть этот вопрос подробнее.

Правовые акты главы государства, в частности, указы это­го органа, как в начале хх века, так и в современный период, многими учёными-правоведами трактовалось как вторжение главы государства в сферу правового регулирования парла- мента. хотя как в то время, так сейчас имелась и другая груп­па учёных, которая считала, что издание правовых указов - естественная функция президента. Аналогичную по сути мысль в своё время высказывали и такие русские мыслители, как Н.М. Коркунов и В.М. Гессен. По их мнению, фундамен­тальной основой правового указа являлась не делегация зако­нодательной деятельности, а правительственная.

Как показывает анализ, мысль В.М. Гессена носит ориги­нальный характер и сейчас. Русский государственный деятель утверждал, что между областями исключительной компетен­ции: а) верховного управления - права опубликования законов, права помилования, «пожалования орденов и титулов», назна­чения определённых категорий должностных лиц и б) законо­дательной власти, - определяемыми Конституцией, «лежит средняя, нейтральная область конкурирующей деятельности той и другой. До тех пор, пока то или иное отношение обще­ственной жизни остаётся нерегламентированным в законода­тельном порядке, его регламентация в порядке управления яв­ляется не только возможной, но часто необходимой».

Исходя из этого, право президента по изданию правовых актов в соответствии с «Основным законом» можно трактовать как необходимую и исключительную функцию главы государ­ства. По утверждению вышеупомянутого правоведа, для таких указов не требуется и поручения со стороны законодательной власти, так как оно «не только предоставляет правительству новых, ему не принадлежащих полномочий, но, напротив, ограничивает полномочия, принадлежащие ему. Оно обя­зывает правительство к изданию указа, который мог бы быть издан по его усмотрению.... Поручение может иметь или не иметь места; во всяком случае, все то, что не должно быть ре­гламентировано законом, может быть регламентировано пра­вовым указом».

Прослеживая особенности развития президентской власти в зарубежных странах, можно заметить одну общую особенность в обосновании причины расширения диапазо­на правотворческой деятельности. Так, сторонники главы государства объясняют это целесообразностью, ибо государ­ственная жизнь, особенно в период становления и реформ, не может жить только ожиданиями закона. В действительности, учитывая потребности общества, как верно подметил извест­ный в этой области учёный Л.А. Окуньков, высшие государ­ственные органы должны своевременно решать не только на­сущные социальные проблемы, но и задачи стратегического направления в развитии государства.

Безусловно, такая позиция отдельного ряда исследова­телей имеет право на существование. Но, с другой стороны, верховенство права в государственной жизни страны не только «намекает», но и открыто обязует соблюдать последователь­ность и жёсткое выполнение подзаконности в деятельности представителей исполнительной власти. В этом контексте формируется вывод о том, что присутствие в законодательстве надзаконных полномочий у главы государства - есть противо­речие сущности правового государства.

Не менее интересным в этом вопросе было мнение и российского учёного В.И. Лафитского. Исполнительные при­казы, как утверждал он, «издаются в осуществление консти­туционных полномочий президента либо на основе актов Конгресса». При этом американскими учёными отмечается озабоченность относительно разделения властей вследствие возможности подмены исполнительными приказами полно­мочий Конгресса или штатов.

Основываясь на всём этом, можно сделать вывод, что в Кыргызстане, ссылаясь на целесообразность издания указов, но не на принцип законности, глава кыргызского государства всё же пытается расширить диапазон своих полномочий.

К примеру, если изучить практику изданных в прошлом указов, бывшими президентами КР, то и А.А. Акаев, и К.С. Ба­киев при принятии подобных решений всегда ссылались на «Основной закон» государства (все редакции, кроме Конститу­ции 2010 года. - К.А.), в содержании которого во-первых, всег­да существовала норма, устанавливающая право президента на законодательную инициативу, что давало им полное право как самостоятельно готовить законопроекты, так и создавать целые общественно-научные советы и институты. Во-вторых, если говорить о полномочиях, то вышеуказанные лица всегда имели неотъемлемое право выносить любые вопросы на ре­ферендум (всенародное голосование). так, если говорить об этом подробно, то правом вынесения вопросов на суд обще­ственности особенно пользовался первый президент страны А.А. Акаев. Все редакции, начиная с 1994 года и вплоть до 2003 года были представлены именно им.

Конечно, было бы неправильным утверждать, что это ни­как не относилось к президенту К.С. Бакиеву. Кульминацион­ным моментом для второго по счёту главы государства являлось инициирование в 2009 году проведения реформы государствен­ного управления, в соответствии с которой должен был быть расширен комплект президентских полномочий, а страна пре­вратится в так называемую монархическую республику.

Стоит отметить, что действующий президент Кыргызста­на именно из-за подобной практики был лишён на Консти­туционном совещании 2010 года прав представления законо­проектов в Жогорку Кенеш (парламент) и вынесения любых вопросов на референдум. Разработчиков новой Конституции 2010 года не устроило то, что президент КР будет обладать правом представления в парламент выгодного для себя зако­нопроекта, и, в конечном счёте, иметь право выбора как под­писания, так и неподписания невыгодного акта.

Насколько это было верным, покажет лишь время, но с юридической точки зрения однозначно можно заключить, что подобные действия главы кыргызского государства А.Ш. Атам- баева следует расценивать как попытку выхода за рамки своих конституционных полномочий и незаконное вторжение в сфе­ру законодательной власти государства. Полагаем, было бы со­вершенно правильным, если бы президент страны реализовы­вал свои правотворческие полномочия косвенно, то есть через фактическую связь своей политической партии («Социал-де­мократическая партия Кыргызстана»), либо через коалицию парламентского большинства, куда его политическая фракция входит. Ведь кыргызский президент и его аппарат могут фак­тически готовить проекты законов, кодексов и других актов и представлять их в Жогорку Кенеш через депутатов-партийцев. По крайней мере это было бы законно и эффективно.

Достаточно открыть каталог сумок, и воспользоваться поиском по сайту купить сумку москва, вся подробная информация на сайте http://itbags4you.ru



Право стран СНГ




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика