Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Субъекты гражданских правоотношений по гражданскому кодексу 1922 года
Научные статьи
29.05.13 11:29

вернуться

  
ЕврАзЮж № 4 (59) 2013
Гражданское право
Накохова М.И.
Субъекты гражданских правоотношений по гражданскому кодексу 1922 года
В статье рассматривается классификация субъектов гражданских правоотношений согласно Гражданскому кодексу 1922 года. Анализируются различные точки зрения на субъектный состав гражданских правоотношений в светском праве, правоспособность субъектов. Выделяется ещё один отдельный субъект – Советское государство. Решается вопрос о том, что Советское государство выступает самостоятельным третьим субъектов гражданских правоотношений наряду с физическими и юридическими лицами. Подтверждается привилегированный характер государства в системе гражданских правоотношений.

В современных условиях, когда разработана и обсуждает­ся концепция реформирования гражданского законодатель­ства, представляет интерес обращение к опыту прошлого, в том числе к ГК 1922 года. одним из важных вопросов являлся субъектный состав гражданских правоотношений. Граждан­ский кодекс РСФСР 1922 г. подразделял субъекты гражданских правоотношений на физические и юридические лица. С такой классификацией в советской науке согласилось большое коли­чество авторов, среди которых А.В. Венедиктов, С.Ф. Кечекьян, т.Е. Новицкая, Г.И. Петров и др. однако, при этом авторы ис­пользовали различную терминологию. Своевременная и квалифицированная помощь адвоката является важнейшим условием успешного дела. Так вот, предлагают следующие виды услуг по защите прав и представлению интересов по уголовным делам, услуги адвоката по уголовным делам в Алматы на сайте http://www.advokat-zhumabekov.kz

Наиболее известный благодаря своим работам в области трудового права, учёный цивилист Н.Г. Александров субъекта­ми советского права называл Советское государство, граждан, юридические лица и органы советского государства как субъ­ектов властной компетенции.

очень похожая классификация субъектов советского пра­ва принадлежит доктору юридических наук, профессору Г.И. Федькину. К числу субъектов он относил советских граждан, Советское социалистическое государство, государственные организации трудящихся и общественные организации трудящихся.

По всей видимости, первая группа включает в себя всех индивидов, а остальные - организации различных правовых форм. Недостатком такой градации является то, что автор не упоминает о правоспособности иностранных гражданах и лиц без гражданства.

Другой автор, Я.Н. Уманский, отошёл от привычной клас­сификации, заявляя о том, что к группе «граждан» относятся не только физические лица, но и общественные организации трудящихся, советский народ в целом. Автор основывал своё мнение на том, что граждане получают возможность высту­пать участниками государственно-правовых отношений, объ­единившись в общественные организации.

Попытка Я.Н. Уманского создать новую классификацию встретила большое количество отрицательных отзывов. В первую очередь это было связано со сложностью восприятия предложенной автором классификации. Она несколько сбива­ла с толку, так как гражданин чётко представляет себе физиче­ское лицо как отдельного гражданина. Идея автора является весьма противоречивой. Дело в том, что субъект права наде­лялся определёнными правами и обязанностями. В случае с общественными организациями важно выяснить - кому имен­но эти права даруются. Из теории колхозно-кооперативной собственности и собственности общественных организаций известно, что участники (члены) общественной организации не обладают правами. Права принадлежат всей общественной организации в целом. таким образом, выдвинутая идея автора Я.Н. Уманского больше запутывает читателя, нежели отвечает на поставленный вопрос. так, совершенно непонятно, кто же является субъектом советского гражданского права - органи­зация в целом или её участники?

Вернее всего использовать классификацию субъектов права, согласно которой они делятся на физических и юри­дических лиц. При этом к первым относятся индивиды, а ко вторым - различные организации.

Интересно мнение А.В. Мицкевича, защитившего в 1952 году кандидатскую диссертацию на тему: «Субъекты советско­го права».

Автор считал, что в области гражданского права прочно сложилась классификация, различающая два вида субъектов: физические лица (граждане) и юридические лица. Эту клас­сификацию субъектов гражданского права отдельные советские ученые предлагали принять как общую для всех отрас­лей советского права. С таким подходом сложно согласиться, потому что категория юридического лица охватывает лишь определенную область деятельности социалистических орга­низаций - их оперативно-хозяйственную деятельность. Она не может характеризовать правосубъектности общественных ор­ганизаций и государственных органов в сфере осуществления государственной власти, функций управления. Не случайно и в области гражданского права наряду с физическими и юри­дическими лицами выделяется советское государство как осо­бый субъект права, обладающий властными полномочиями. Что же касается области советского государственного, адми­нистративного, уголовно-процессуального права, то здесь со­вершенно очевидно, что «круг организаций, имеющих право­субъектность, не совпадал с кругом организаций, являющихся юридическими лицами».

Различие этих двух видов правосубъектности обосновал А.В. Венедиктов:

И государственные, и общественные организации могли выступать в двух основных ипостасях:

Как субъекты компетенции по осуществлению властных функций органов государственной власти, управления и пра­восудия, органов колхозно-кооперативных и общественных организаций, органов общественности;

Как субъекты правоспособности юридических лиц, кото­рая даёт возможность для их участия в отношениях товарного производства и обмена (государственные хозяйственные пред­приятия, колхозно-кооперативные и другие общественные ор­ганизации и бюджетные учреждения.

Большое число организаций одновременно могли высту­пать как органы, наделённые властными полномочиями, и как юридические лица. Так, в Советской России юридическими лицами признавались местные Советы депутатов трудящихся и их исполкомы, комитеты профсоюзов и некоторые другие органы государств и общественности. Госбанк - это своеобраз­ное юридическое лицо, соединяющее в себе как черты органа государства, так и черты хозрасчётной организации.

По мнению профессора кафедры истории государства и права МГУ им. М.В. Ломоносова Т.Е. Новицкой, привычная классификация субъектов на физические и юридические лица не представляется чем-то новым для гражданского права. По- другому обстоит дело с объёмом прав и обязанностей, кото­рые закрепляет за участниками Гражданский кодекс. Стоит сначала рассмотреть именно эту проблему. Дело в том, что гражданская правоспособность физических лиц обладала специфическим характером, обусловленным целями и зада­чами советского государства. один из разработчиков проек­та Гражданского кодекса А.Г. Гойхбарг в своё время говорил: «Мы исходим из того, что новая экономическая политика, что уступки, которые сделаны частной инициативе, сделаны толь­ко во имя развития производительных сил нашей республики, и поэтому наше государство, считаясь со всеми интересами, предоставляет в пределах этих интересов правоспособность, право на обладание известным имуществом лицам, выполня­ющим предначертания государства».

Ст. 1 и 4 ГК РСФСР 1922 года определили гражданскую правоспособность физических лиц. На первый взгляд, смысл статей кажется предельно ясным, однако он вызвал множе­ство споров среди советских юристов 20-ых гг. Дело в том, что юристы старой школы делали попытки прокомментировать её согласно юридико-догматическим позициям. В итоге смысл ст. 1 ГК сводился к тому, что она охраняет интересы отдельных лиц от злоупотребления правом. А.Г. Гойхбарг оценивал её как «специфическое отличие нашего кодекса переходного времени». В данном случае очевидно, что автор имел в виду охрану интересов социалистического государства от злоупотреблений частных лиц. таким образом, и в ст. 1, и в ст. 4 ГК наблюдается чётко выраженный классовый подход государства к регулированию вопроса о субъектах граждан­ских правоотношений. В процессе обсуждения проекта эти статьи не подвергались изменению, и в Гражданском кодексе они предстали именно в том виде, в каком были зафиксиро­ваны в проекте НКЮ.

В целях развития производительных сил страны ст. 4 ГК указывала на то, что гражданская правоспособность, как способ­ность иметь гражданские права и обязанности, закреплялась за всеми гражданами, не ограниченными судом в правах. Ни пол, ни раса, ни вероисповедание и происхождение не могли повли­ять на объём гражданской правоспособности. В соответствии с потребностями хозяйственной политики 20-х гг. основная цель ГК сводилась к регулированию деятельности частных лиц. Ст. 6 ГК устанавливала возможность ограничения гражданской пра­воспособности исключительно по решению суда.

Гражданское законодательство также регулировало ста­тус иностранцев в советской республике. Сам ГК не содержал информации о правоспособности иностранных граждан. Нор­ма об этом была закреплена в законе о введении в действие ГК, а именно в статье восемь закона. Нормы международных соглашений в случае с определением имущественной право­способности иностранных граждан играли решающую роль. В случае отсутствия таких норм права и обязанности иностран­ных граждан устанавливались уполномоченными органами Советского государства. Следовательно, граждане тех госу­дарств, которые заключили с РСФСР международные дого­воры, оказывались более «правоспособными» на территории советского государства. Об этом говорил и А.Г. Гойхбарг. Но впоследствии оказалось, что «иностранцы, принадлежащие к стране, не вступившей в соглашение с нашей республикой», очутились «в лучшем правовом положении, чем граждане стран, заключивших с нашим правительством те или иные соглашения». Подобная рокировка значений в законе объяс­няется тем, что Советская республика была окружена враж­дебными капиталистическими государствами, и они, соот­ветственно, не спешили заключать с Советским государством международные соглашения, а привлечение иностранного капитала так и оставалось одной из ведущих необходимо­стей советского государства. «Особые условия политических и экономических наших взаимоотношений с иностранными гражданами, отсутствие политического признания и даже на­лаженных государственно-экономических отношений побуж­дают наше государство ставить в иное положение иностран­цев» - говорил по этому поводу А.Г. Гойхбарг.

Впоследствии уже в СССР выделяли следующие субъек­ты гражданских правоотношений среди физических лиц: со­ветские граждане, граждане иностранных государств, лица без гражданства. Отдельный человек как субъект права мог высту­пить в СССР только в рамках трёх вышеуказанных категорий.

Согласно закону физическое лицо приобретает либо право­вой статус советского гражданина, либо лица без гражданства.

Физическое лицо могло выступить не только носителем собственных прав, но и представителем другого лица или организации, как должностное лицо или как представитель власти. Следовательно, представитель физического лица, ор­ганизации, государственного органа или должностного лица помимо собственного правового статуса приобретает также некоторые права и обязанности, входящие в правовой статус вышеперечисленных субъектов права. Например, директор предприятия или председатель правления колхоза вправе от имени организации осуществлять сделки по оперативно-хо­зяйственному использованию общественного имущества.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 года детально характе­ризует юридические лица как субъекты гражданских право­отношений по сравнению с предыдущим законодательством в этой области. Наряду с государственными предприятиями, учреждениями и организациями ГК говорит ещё и о частных юридических лицах. таким образом, в советском праве воз­никла следующая классификация юридических лиц:

В зависимости от состава образующих их членов юриди­ческие лица делились на: а) государственные, к которым от­носились местные Советы и их исполкомы, государственные предприятия, торговые организации, а позднее -тресты и син­дикаты; б) частные, к которым относились товарищества и ак­ционерные общества; в) смешанные, которые образовывались при участии как частного, так и государственного капитала; г) общественные, к которым относились как кооперативно-кол­хозные предприятия, так и органы общественных, партийных, профсоюзных организаций.

В зависимости от устройства и целей юридические лица делились на а) товарищества, акционерные общества; б) госу­дарственные предприятия; в) тресты; г) комбинаты; д) синди­каты; е) земледельческие общества; ж) организации и учреждения.

А.Г. Гойхбарг, тщательно изучая проект подготовленно­го Гражданского кодекса, уделял особое внимание частным юридическим лицам. По его мнению, именно они были более всего ограничены в правоспособности. Автор не оставил без внимания и государственные юридические лица, а именно на­ционализированные крупные промышленные предприятия, переведённые на хозяйственный расчёт. Данные предприятия признавались им самостоятельными и полностью отвечающи­ми по своим обязательствам. Обязанность по обязательствам, принадлежащая хозрасчётным предприятиям, объяснялась А.Г. Гойхбаргом следующим образом: «Если бы каждая от­расль промышленности знала, что если она вылетит в трубу, то за это отвечает всё государство, тогда никакого стимула не было бы для всей этой отрасли промышленности действовать хозяйственным образом».

В статье 13 (в окончательной редакции ст. 14) определя­лись признаки юридического лица. На IV сессии ВЦИК 9-го созыва отдельные положения данной нормы были уточнены: «Чтобы устранить всякие недоразумения, что будто бы про­фсоюзы не могут существовать на основании этой статьи».

Юридическое лицо было обязано иметь устав, регулиру­ющий его деятельность. Позже ВЦИК добавил и такую обя­занность юридического лица, как обязанность иметь ещё и положение. Эти уставные документы должны были быть либо утверждены, либо зарегистрированы. Юридическими лицами являлись и товарищества, в том числе и акционерные обще­ства, создание которых оформлялось договором.

Статья 19 ГК была посвящена государственным предпри­ятиям и их объединениям, переведённым на хозрасчёт. А вот о государственных органах и смешанных предприятиях в ко­дексе нет никакой информации. В связи с этой неполнотой законодательного акта сразу же после принятия ГК возникла необходимость издания множества нормативно-правовых ак­тов, которые уточняли суть несовершенных статей ГК. Самым главным недостатком ГК, пожалуй, было то, что он не разде­лял юридические лица на государственные и частные. Позже это было сделано в подведомственных нормативно-правовых актах. Вследствие отсутствия подобного разграничения в тек­сте государственные и частные предприятия, по сути, при­равнивались друг к другу, хотя очевидно, что статус первых в гражданском обороте был куда более значимым. В судебной практике также можно найти уточнение по поводу статуса го­сударственных и частных юридических лиц. Так, Пленум Вер­ховного Суда РСФСР от третьего ноября 1923 года постановил, что «всякое акционерное общество является частным юриди­ческим лицом, если устав акционерного общества допускает вступление частного капитала».

Со временем подзаконные акты закрепили правовое по­ложение советских учреждений с правами юридического лица. Складывалась ситуация, когда каждый нормативно­правовой акт должен был конкретизировать объём прав и обязанностей, принадлежащих тому государственному орга­ну, которому нормативно-правовой акт был посвящён. К при­меру, «в области частноправовой губернский исполнительный комитет пользуется всеми правами юридического лица», «центральное издательство народов Союза ССР... пользуется всеми правами юридического лица» и т.д.

Создание трестов и синдикатов не повлияло на внесение значительных изменений в Гражданский кодекс.

Что касается правоспособности юридических лиц, то они были наделены законодателем не общей, а специальной правоспособностью. Закон строго устанавливал обязанность юридического лица действовать в соответствии с теми целями, которые определены в его уставе. В противном случае «суще­ствование юридического лица может быть прекращено соот­ветственным органом государственной власти».

В соответствии со ст.19 ГК государственные предприятия, переведённые на хозрасчёт, за свои долги отвечали лишь тем имуществом, которое находилось в их свободном распоряже­нии. Тем самым законодатель исключил возможность обра­щения взыскания на основные фонды. Эти меры были пред­приняты советским правительством с целью недопущения перехода национализированного имущества в руки частников.

Трудно не признать, что далеко не все нормы ГК, по­свящённые правовому статусу субъектов гражданско-право­вых отношений, были тщательно разработаны в кодексе. По­сле войны был очень распространён случай так называемого «безвестного отсутствия». однако сам термин «безвестное отсутствие» только слегка упоминался в ст.12 Гражданского кодекса. Важный вопрос о местонахождении юридического лица также не был достаточно освещён в тексте кодекса, что являлось большим его недостатком. В ранние годы советской власти, когда ещё не до конца была ясна роль юридических лиц в хозяйственной деятельности государства, такая несовер­шенная их характеристика в законе была вполне объяснима. Но в будущем все эти пробелы права нельзя было оставлять без внимания. Внести уточнения в кодекс можно было двумя способами: либо посредством его изменения, либо путём из­дания конкретизирующих подзаконных нормативно-право­вых актов.

Второй способ оказался менее сложным. Практически любой из высших органов власти имел право принимать по­становления, разъяснения и другие нормативно-правовые акты. Совершенно естественно, что зачастую множество этих документов противоречили друг другу, что создавало некото­рую неразбериху.

Таким образом, кодекс был дополнен множеством уточ­няющих нормативно-правовых актов, поскольку непосред­ственно сам его текст ни разу не подвергался изменению. Спустя некоторое время значение юридических лиц возросло настолько, что Ф. Вольфсон в своё время писал так: «Юридиче­ское лицо заслонило собой лицо фактическое».

В ходе рассмотрения данной темы стало совершенно оче­видно, что советские исследователи в области гражданского права сходились во мнении о том, что субъекты гражданских правоотношений делятся на физические и юридические лица. Разница лишь в том, что использовали они при этом разную терминологию. Большой интерес представляет объём прав, которым этих субъектов наделял Гражданский кодекс 1922 года. Гражданское право того периода носило не просто клас­совый характер, а ярко выраженный классовый характер, пре­следуя больше всего свои собственные интересы, но во благо советского общества. В этом и состояла его особенность. од­нако нельзя сказать, что советскому государству не удалось достигнуть всеобщего блага, наоборот - осуществляя свою политику и возвышая себя над другими субъектами права, оно успешно реализовало свои благие цели. Итак, обладая классовым характером, советское гражданское право надели­ло субъектов различным объёмом прав и обязанностей. Но более всего исследователя интересует именно объём прав, то есть мера возможного поведения субъекта. Сразу стоит отме­тить, что среди рассмотренных точек зрения на субъектный со­став гражданских правоотношений среди советских юристов нет глубоких рассуждений о том, какое место занимает сре­ди них Советское государство. Исходя из основополагающих принципов гражданского права, оно также являлось одним из субъектов правоотношений. При этом субъекты гражданских правоотношений признавались равноправными. В ходе ис­следования сложилась несколько иная классификация. Субъ­екты гражданских правоотношений - это физические, юри­дические лица, а также Советское государство, как отдельный субъект. Советское государство превалировало над остальны­ми субъектами. При этом под Советским государством пони­маются как все государственные органы, предприятия, так и должностные лица. Советское государство наделялось самым большим объёмом прав по причине, которая уже была опи­сана выше. В некоторых странах проблема неравенства субъек­тов гражданских правоотношений негласно существовала на протяжении всей их истории. Хотя вопрос спорный: является ли это действительно проблемой?

С большим опасением законодатель относился к част­ным юридическим лицам, чьё существование в период НЭПа он всё-таки допускал в небольших количествах. Поэтому вся политика Советского государства стремилась максимально ограничить в правах частное юридическое лицо, однако не лишить его возможности существования с целью сохранения своего демократического облика.

Гражданское право




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика