Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К юбилею Вашингтонской конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, 1973 г.
Научные статьи
01.07.13 13:43

вернуться

К юбилею Вашингтонской конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, 1973 г.


3 марта 2013 г. Вашингтонской конвенции о международ­ной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (CITES), исполнилось 40 лет. Это событие не осталось незамеченным ни отечественными юри- стами-международниками, ни западными правоведами. так, в 2012 г. в «Евразийском юридическом журнале» была опу­бликована статья А.А. Шайдуллиной «Особая роль CITES в международно-правовом регулировании сохранения и устой­чивого использования биоразнообразия». В том же 2012 г. выходит в свет монография известного новозеландского про­фессора права А. Гиллеспи «Сохранение биоразнообразия и международное право: новые горизонты для экологического и энергетического права, в которой большое внимание уделе­но детальному анализу CITES.

такое повышенное внимание к Вашингтонской конвен­ции объясняется не только ее юбилеем, но и той особой ро­лью, которую играет CITES в сохранении и устойчивом ис­пользовании биологического разнообразия. Она «per se не является соглашением, поддерживающим торговлю и ис­пользование дикой природы. Принципиальной целью CITES является и всегда было обеспечение того, чтобы международ­ная торговля не вела к выми­ранию видов». Неслучайно поэтому одни ученые с са­мого начала оценивали ее как «Magna Carta для дикой природы», а другие рассматривали ее скорее как междуна­родный инструмент защиты биоразнообразия, чем междуна­родное торговое соглашение.

Авторы настоящей статьи попытались также внести свой посильный вклад в изучение малоизвестных положений CITES, ознакомив с ними широкий круг общественности. В статье, в частности, речь пойдет о присущих Вашингтонской конвенции недостатках, устранение которых может суще­ственно повысить эффективность применения ее положений.

Общеизвестно, что «выгода, получаемая от международ­ной продажи живых животных, продукции, является серьез­ным стимулом к их добыванию и главной угрозой для выжи­вания редких и исчезающих видов флоры и фауны».

Здесь уместно было бы напомнить, что с момента всту­пления CITES в силу не исчез ни один из 30 тыс. видов флоры и фауны (из которых 25 тыс. видов растений), находящихся под ее защитой. Между тем Конвенция добивается предотвраще­ния неустойчивого использования, а не содействует устойчи­вому использованию, основанному на неприменении.

Не вдаваясь в детальный анализ отдельных положений статей Вашингтонской конвенции, которая, как мы уже отме­чали выше, получила достаточно глубокое освещение в рос­сийской науке международного экологического права, тем не менее обратим внимание читателя на два откровенных недо­статка, присущих этой Конвенции.

Во-первых, несмотря на строгую периодичность пересмо­тра списков видов животных и растений, закрепленных в трех Приложениях к Конвенции (один раз в два года), сторонам CITES так и не удалось добиться того, чтобы один и тот же вид дикой фауны и флоры не был включен одновременно в более чем одно Приложение, как это, например, имеет место в от­ношении африканских слонов. На необходимость добиваться этой цели участники Конвенции неоднократно указывали на Конференциях Сторон, объясняя это трудностями, которые вызывает помещение одного и того же вида сразу в несколько приложений для правоприменительной практики.

Во-вторых, к числу недостатков Вашингтонской конвен­ции можно также отнести и то, что в ней не содержится опре­деление коммерческой торговли. В дальнейшем этот пробел в определенной мере был устранен резолюцией Конференции Сторон 5.10 «Определение понятия "прежде всего в коммер­ческих целях"», принятой в 1985 г. В ней, в частности, коммер­ческая торговля определяется как деятельность, «цель которой состоит в получении экономической выгоды, в том числе при­были (будь то в денежной или натуральной форме), и направ­лена на продажу, обмен, оказание услуг или другие формы хозяйственного использования или выгод». При принятии ре­шения о том, является ли трансакция прежде всего коммерче­ской по своим целям, сторонам рекомендуется толковать это понятие как можно шире, чтобы любая трансакция, не явля­ющаяся полностью «некоммерческой», рассматривалась как «коммерческая».

Поскольку характеристика первых трех Приложений к Конвенции уже давно была представлена в юридической лите­ратуре, обратим внимание на четвертое приложение, которое касается разрешений и сертификатов, выдаваемых торгующи­ми государствами, и которое в 2000 г. было заменено на резо­люцию 10.2 «Разрешения и сертификаты». Именно до нее «не дошли руки» у российских ученых, и именно на ней мы собираемся сосредоточить свое внимание. Иными слова, далее речь пойдет о контроле за охотой и торговлей видами, нахо­дящимися под угрозой исчезновения, закрепленном в CITES.

Необходимость запрещать или строго контролировать охоту на диких животных на уровне, позволяющем им вос­станавливать свои популяции, является одним из общепри­знанных правил в международном экологическом праве, и, в частности, в той его части, которая относится к вопросам со­хранения биоты. В современном международном экологиче­ском праве это правило находит свое воплощение в концеп­ции устойчивого развития и в концепции экосистемного управления.

Истоки данного правила уходят в древние века, когда зако­нодатели Греции и Рима сели за стол переговоров, чтобы опре­делить, что можно делать с дикими животными, а что нельзя. В частности, римляне постановили, что на территории империи можно было убивать львов в интересах собственной безопасно­сти, а те, кто хотел охотиться на них постоянно или в коммерче­ских торговых целях, должны были иметь лицензию.

Эта цель, заключающаяся в том, что любая охота на ди­ких животных должна регулироваться правом, была поддер­жана Международным союзом охраны природы и природных ресурсов (МСОП) и постепенно вошла в тексты большинства действующих сегодня международных договоров по сохране­нию биоразнообразия.

Из современных примеров сошлемся на принятую в 2003 г. Африканским союзом Африканскую конвенцию об ох­ране природы и природных ресурсов, которая ограничивает ведение охоты наличием специальных разрешений.

В то время как большинство ныне действующих междуна­родно-правовых режимов восприняли практику жестких огра­ничений и запретов на охоту на диких животных (например, Соглашение об охране белых медведей, Осло, 1973 г.), другие пошли по пути допущения охоты на животных, если послед­ние не находятся под угрозой исчезновения и не являются ис­чезающими. Например, во время выработки Рамсарской кон­венции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом, в качестве местообитания водо­плавающих птиц, основным вопросом было: разрешать или нет охоту на водоплавающих птиц, если это не наносит ущер­ба биоразнообразию. Дискуссия была порождена постоян­ными призывами разрешить сезонную (2 раза в год) охоту на мигрирующих водоплавающих птиц, не признанных вредите­лями. Планировалось, что в результате научных исследований будут установлены четкие лимиты на добычу. Аналогичный подход можно наблюдать и в Конвенции БЕНИЛЮКС 1970 г., которая специально предназначалась для регулирования и гармонизации законов, направленных на устойчивую охоту на птиц в этом регионе.

Вышеперечисленные подходы отражают широко распро­страненное мнение, что, когда речь заходит об устойчивости, необходимо, чтобы государства имели сильное национальное законодательство.

С учетом этих соображений становится очевидным, поче­му в большинстве государств стали приниматься националь­ные законы, которые строго ограничивали или вообще запре­щали охоту на животных и особенно на те их виды, которые находятся под угрозой исчезновения. Это особенно характер­но в отношении таких видов, как птицы, и нерегулируемой охоты на них на Кипре. Здесь особо остро ощущается потреб­ность в усилении наказания за незаконную поимку, убийство, разделку, продажу или торговлю особенно редкими исчезаю­щими видами птиц.

Регулирование торговли исчезающими видами через си­стему разрешений и лицензий имеет длительную историю и восходит своими корнями к Лондонской конвенции 1933 г. об охране флоры и фауны в их естественном состоянии на Афри­канском континенте. Согласно этой Конвенции стороны дого­ворились, что будут разрешать импорт и экспорт охотничьих трофеев, только если они будут сопровождаться разрешения­ми, выданными компетентными властями. В дополнение к это­му все импортируемые товары должны были проходить через таможенные посты. Для облегчения идентификации охотни­чьих трофеев особенно таких, как слоновая кость и носороги, они должны были маркироваться и записываться в сертифика­ты. Эти положения следует толковать в контексте того, что Лон­донская конвенция 1933 г. призывала к осуществлению мер по одомашниванию диких животных, представляющих экономи­ческий интерес (ст. 7(8)), и разрешала принятие дополнитель­ных мер защиты в отношении животных и растений, которые «по всеобщему признанию являются полезными для человека или представляют научный интерес» (ст. 8(4)).

Сорок лет спустя этот подход стал сердцевиной режима Вашингтонской конвенции. В ст. 6 CITES речь идет о систе­ме разрешений и лицензий в отношении видов животных и растений, занесенных в приложения 1, 2 и 3, режим которых определяется соответственно статьями 3, 4 и 5 Конвенции. Эти статьи составляют основу административного базиса CITES и регулярно пересматриваются сторонами при каждой их встре­че. Последний раз это имело место в 2010 г. Эти контрольные меры продолжают оставаться эффективными и в любом ином режиме сохранения, который имеет взаимосвязь с CITES (в по­следние годы таких связей становится все больше и больше). тем не менее «головной болью» для сторон Вашингтонской конвенции продолжает оставаться выдача незаконных сер­тификатов и разрешений, способствующих браконьерству. В этой связи сторонами Конвенции было принято огромное число решений, резолюций и иных актов, направленных на борьбу с незаконной торговлей фальсифицированными раз­решениями и лицензиями. За редким исключением эти тре­бования являются достаточно жесткими в части, касающейся вопросов перевозки животных и растений даже теми видами транспорта, которые оборудованы регистрационными номе­рами TIR и ATA (временное разрешение или временный до­пуск). В последнем случае транспортные средства освобожда­ются от уплаты каких-либо пошлин и сборов.

Еще одна проблема, к которой напрямую адресована CITES, -    это проблема безопасности разрешений и лицензий. Прежде всего, на каждую партию видов животных и растений требует­ся получить отдельное разрешение или сертификат. Во-вторых, управленческие структуры государства импорта любого вида диких животных и растений должны отменить и задержать раз­решение на экспорт или реэкспортный сертификат, равно как и любые другие разрешающие вывоз документы, если подобного рода документы использовались ранее. В-третьих, любые копии разрешений или сертификатов, выданные уполномоченными на то властями, должны иметь четкую отметку о том, что они явля­ются копиями, и до тех пор, пока они не будут индоссированы компетентными властями, они не могут быть использованы.

Стороны Конвенции разработали инструкцию о пра­вилах поведения в отношении незаконных, утративших силу сертификатов, а также сертификатов, которые не вызывают доверие. Эти рекомендации являются составной частью паке­та условий, которые варьируются от обладания альтернатив­ным сертификатом до сертификатов, в которые не вписаны правильные научные названия тех или иных видов, в отноше­нии которых выдача импортной или экспортной документа­ции должна быть запрещена. Важность сверки своих действий с Секретариатом Конвенции в тех случаях, когда возникают сомнения относительно предъявленных разрешений, а также получения совета от сотрудников Секретариата до получения разрешения на импорт живых видов животных и растений из списка Приложения I к Конвенции объявляется ее сердцеви­ной и всячески акцентируется. такие контакты с Секретариа­том являются весьма плодотворными и полезными, поскольку позволяют заблаговременно проверить правильность нацио­нальных экспортных квот. такая информация является допол­нительной и представляет интерес, прежде всего, при анализе информации от тех государств, которые имеют более жесткие по сравнению с CITES национальные правила, а также инфор­мации о потерянных, недостающих или украденных сертифи­катах. Секретариат также ведет и регулярно обновляет списки уполномоченных властей, их аутентичных печатей, список лиц, уполномоченных подписывать документы, и образцы их подписей. Стороны Конвенции неоднократно подчеркивали важность и необходимость выписывать сертификаты на блан­ках CITES со степенями защиты. В этом своем стремлении они получали поддержку и помощь со стороны CITES. Для того чтобы стороны Конвенции не могли ввести в заблужде­ние друг друга, CITES рекомендует им не использовать при регулировании внутренней торговли бланков разрешений, которые похожи на бланки CITES. Несмотря на это, исполь­зование централизованной электронной системы, способной проверять аутентичность всех сертификатов и разрешений, полученных и выданных, до сих пор не является обязательной в рамках CITES, хотя она могла бы быть чрезвычайно полез­ной. Не случайно ее пытаются внедрить на практике с 2000 г.

Разрешение на экспорт действует в течение 6 месяцев, начиная со дня его выдачи. По истечении этого срока серти­фикат на экспорт должен быть признан недействительным. Шестимесячный срок действия сертификатов распространя­ется на все виды всех трех Приложений к Конвенции, хотя сертификаты, выданные на виды, включенные в Приложение III, действительны в течение года. Правило одного года в от­ношении экспортных разрешений действует также примени­тельно к некоторым видам Приложения II, в частности к пере­численным в этом Приложении видам, обитающим в стволах деревьев. Срок действия разрешений на импорт - 12 месяцев.

В самом общем виде страна экспорта не должна выдавать каких-либо разрешений и/или сертификатов соответственно, а страна импорта должна с этим соглашаться. В противном слу­чае может возникнуть существенное расхождение во взглядах, которое может привести к расширению нелегальной торговли. тем не менее неретроспективное правило применяется только к видам Приложения I. таким образом, в тех случаях, когда сто­рона-импортер и сторона-экспортер удовлетворены получени­ем видов в соответствии с CITES, ретроспективная сертифика­ция возможна. Однако и в этой области важна бдительность.

Выданные до начала применения CITES разрешения должны обязательно содержать указание на то, что они явля­ются таковыми, а также на дату получения образца. Стороны Конвенции все настойчивее выдвигают требования о выдаче доконвенционных сертификатов лишь за редким исключе­нием. В тех же случаях, когда они выдаются, они должны со­держать указание на то, что тот или иной образец подпадает под действие разрешения, а также дату получения образца. В 2000 г., т. е. через 27 лет после того, как имело место первое присоединение к Конвенции, было рекомендовано применять доконвенционные сертификаты только в отношении экспорта в те государства, которые присоединились к Конвенции после ее вступления в силу, или по отношению к экспорту в государ­ства, не являющиеся сторонами Конвенции.

Завершая разговор о неизвестном в Конвенции о между­народной торговле видами дикой фауны и флоры, находящи­мися под угрозой исчезновения, обратимся к п. 3 ст. 14 CITES. В нем говорится: «Положения настоящей Конвенции никоим образом не затрагивают положений или обязательств, выте­кающих из любого договора, конвенции или международного соглашения, которые заключены или могут быть заключены между государствами, учреждающими союз или региональ­ное торговое соглашение, которым устанавливается или сохра­няется общий внешний таможенный контроль и отменяется таможенный контроль между участниками такого соглаше­ния, в той степени, в какой это касается торговли между госу- дарствами-участниками такого союза или соглашения».

Соответственно, в тех случаях, когда ликвидируются ор­ганы таможенного контроля между государствами и на их ме­сто приходит внешний общий таможенный контроль, или в тех случаях, когда государства создают общий рынок, между ними не могут применяться положения Конвенции, касаю­щиеся контроля за сертификатами или разрешениями. И хотя подобное положение дел может иметь какой-то эконо­мический смысл, оно неизбежно приведет к формированию своеобразных «провалов» в информации, которой должны об­ладать на основании CITES. Кроме того, иногда выполнение и региональная имплементация положений Конвенции могут оказаться не настолько жесткими, как это требуется.

Проиллюстрируем данный факт на примере государств Юго-Восточной Азии, входящих а Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Этот регион является одним из наиболее богатых биологическим разнообразием. В трех стра­нах региона (Индонезия, Малайзия и Филиппины) в совокуп­ности насчитывается около 80 % глобального биоразнообразия.

Официальное сотрудничество стран - членов АСЕАН в области сохранения биоразнообразия берет свое начало в 1998 г., когда в структуре Ассоциации был учрежден регио­нальный Центр по сохранению биоразнообразия. 27 сентября 2005 г. Соглашением об учреждении Центра АСЕАН по био­разнообразию, заключенном в Бангкоке (Таиланд), из названия Центра были убраны слова «по сохранению». Центр призван содействовать сотрудничеству и координации между членами АСЕАН, а также с соответствующими региональными и меж­дународными организациями по сохранению, устойчивому использованию биологического разнообразия и справедливо­му, равноправному распределению выгод из использования этого разнообразия в регионе (ст. 2 Соглашения)16. Структур­ными подразделениями Центра являются Совет Управляю­щих; Исполнительный Директор и штаб, который выполняет функции Секретариата Центра; комитеты и вспомогательные органы, которые Совет Управляющих посчитает необходи­мым учредить (ст. 3 Соглашения).

Центр располагается в Маниле (Филиппины). Взаимоот­ношения Центра с Филиппинами урегулированы Соглашени­ем от 8 августа 2006 г.

В рамках АСЕАН был разработан проект рамочного Со­глашения о доступе к биологическим и генетическим ресур­сам, справедливом и равноправном распределении выгод от их использования. Оно обязывает государства-члены обеспе­чить сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия в регионе (п. b ст. 2) и предусматривает создание регионального Фонда сохранения биоразнообразия (ст. 12).

В 2004 г. на свет появляется Заявление АСЕАН по Вашинг­тонской конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения 1973 г., в котором министры стран АСЕАН, ответственные за примене­ние Конвенции, признали необходимость обеспечения дальней­шего сотрудничества и координации деятельности между всеми национальными агентствами по борьбе с незаконной торговлей видами дикой фауны и флоры, включая обмен разведывательной информацией и, где возможно, создание межагентских комите­тов или координационных групп. Поскольку к этому времени все страны - члены АСЕАН уже подписали CITES, в Заявлении предлагалось создание двусторонних и многосторонних струк­тур в правоохранительных органах, контролирующих общую границу с целью повышения эффективности контроля между­народной торговли видами дикой фауны и флоры и их продук- тами. Заявление АСЕАН по CITES имело важное значение не только потому, что оно объединяет весьма разные нации или оно исключительно сосредоточивается на торговле видами ди­кой фауны и флоры, но и потому, что оно создает существенную и устойчивую основу для дальнейших действий и обязательств в регионе - на национальном, двустороннем, субрегиональном и региональном уровне. На специальном совещании экспертной группы АСЕАН по CITES 3 мая 2005 г. был разработан и принят Региональный план действий по торговле видами дикой фауны и флоры (2005-2010 гг.), который был одобрен на 8-м совещании высших должностных лиц АСЕАН по лесоводству 18-20 августа того же года. Одной из целей Плана является укрепление сотруд­ничества между соответствующими правоохранительными орга­нами стран АСЕАН по борьбе с незаконной торговлей видами дикой фауны и флоры путем: (1) создания межагентских коми­тетов на национальном уровне с целью обеспечения сотрудниче­ства и координации между сотрудниками правоохранительных органов по торговле видами дикой флоры и фауны; (2) создания системы АСЕАН по защите дикой природы для обмена право­охранительной информацией относительно торговли видами дикой фауны и флоры и координации регионального участия в Рабочей группе ИНТЕРПОЛ по преступлениям незаконной тор­говли видами дикой природы; (3) принятия совместных усилий по повышению эффективности правоохранительной деятельно­сти в данной сфере.

В развитие этих целей 1 декабря 2005 г. министры стран АСЕАН, ответственные за выполнение CITES, приняли реше­ние о создании сети правоохранительных органов государств

-    членов АСЕАН по защите дикой природы (АСЕАН-ВЕН). В Заявлении о создании АСЕАН-ВЕН выражалась надежда на то, что усилия правоохранительных органов на националь­ном уровне и усиление сотрудничества между государства­ми - членами АСЕАН повысят эффективность применения CITES. Членство в данной сети открыто для всех органов, вы­полняющих функции по применению CITES: таможенных, полицейских, прокурорских органов, специализированных государственных организаций по защите дикой природы и других соответствующих национальных правоохранительных органов (п. 2). АСЕАН-ВЕН является самой крупной право­охранительной сетью по защите дикой природы в мире.

Подводя итог сказанному, можно высказать несколько обобщающих соображений, касающихся режима сохранения биоразнообразия согласно Вашингтонской конвенции 1973 г.

Прежде всего, CITES, как, впрочем, и в целом большинство международных договоров, направленных на защиту фауны и флоры, разрабатывалась в рамках МСОП - ведущей международ­ной неправительственной экологической организации, которая взяла на вооружение экосистемный междисциплинарный подход к управлению природными ресурсами, принципы предвидения и предупреждения, полагая, что существующее в настоящее время во многих странах национальное природоресурсное и экологиче­ское законодательство, равно как и международное экологическое право, являются результатом поспешной и не всегда самой удач­ной реакции государств на критические изменения в состоянии окружающей среды или экологические катастрофы.

Неслучайно поэтому можно обнаружить много общего между принципами CITES и принципами иных международ­ных договоров в области сохранения биологического разноо­бразия. В первую очередь это касается принципа предосто­рожности, или предосторожного подхода


Инвестиционное сотрудничество РФ и ЕС: политико-правовые проблемы и перспективы

Прыгунки - это приспособление для малышей, которое еще называют развивающим тренажером. Детские прыгунки позволяют маминым рукам немного отдохнуть. Дешевые детские прыгунки вся подробная информация на сайте http://sportbaby.ua


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика