Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Этика омбудсмена по правам ребёнка: административно-правовой аспект
Научные статьи
02.07.13 11:07

вернуться

Этика омбудсмена по правам ребёнка: административно-правовой аспект

  

Juris praecepta sunt haec: honeste vivere, Alterum nonlaedre, suum cuique tribuere*

Этика омбудсмена по правам ребёнка. Мир живёт в XXI веке, наполненном своими заботами и проблемами, мно­гие из которых остаются в центре внимания не только отдель­ных конкретных стран, но и всего человечества. Пожалуй, са­мая насущная - Детство, которое по-прежнему нуждается в защите его прав, в дальнейшем совершенствовании его стату­са, в качественном использовании уже наработанных форм и методов. В том числе в деятельности омбудсменов в субъектах Российской Федерации в условиях, когда они действуют под руководством Омбудсмена при Президенте Российской Феде­рации по правам ребёнка, когда их деятельность и их компе­тенция должны совершенствоваться изо дня в день, а законо­дательство должно отвечать ежеминутно на запросы времени и дня.

Совершенствование этой работы в свете известных миро­вых и российских «рисков» невозможно без государства, име­ющего в своих руках важный приводной ремень - Институт Уполномоченного по правам ребёнка, задуманного в целях административно-правового регулирования вопросов детства. В настоящее время защите прав ребёнка, важнейшей сфере государственного управления, уделяется огромное внимание.

Множество органов, участвовавших и участвующих по­ныне в поле защиты детства, не смогли решить глобальных тревожных проблем. Теперь же, когда Институт Уполномо­ченного по правам ребёнка и сам Уполномоченный способны объединить усилия этих «многих», настало, быть может, время более быстрого продвижения на пути решения труднейших «детских» вопросов. Омбудсмен по правам ребёнка видится ключевой фигурой и координатором всей правозащитной де­ятельности государства во имя Детства. В его компетенции - решение задачи создания единой общефедеральной системы в сфере защиты детства, каждого конкретного ребёнка.

Время неумолимо, а промедление по-прежнему смерти подобно. Уповать на «авось», - значит по-прежнему отставать и отставать от уровня стран, качественно решающих многие «детские» вопросы уже сегодня.

Автор возвращается к фигуре Уполномоченного по пра­вам ребёнка, возникшей в результате эволюционных процес­сов в системе социально-семейных отношений в России и в рамках института защиты прав детей в мире (через ЮНИСЕФ, МОт, ВОЗ, ЮНЕСКО и др.).

Истоки детского вопроса, безусловно, социальны и одно­временно имеют историко-правовую основу. Способствовала появлению детского Омбудсмена в России Конвенция ООН о правах ребёнка, а Указом Президента введена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, определено поле его деятельности:

-     запрашивать и получать в установленном порядке не­обходимые сведения, документы и материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной вла­сти субъектов Российской Федерации, органов местного само­управления, организаций и должностных лиц;

-     беспрепятственно посещать федеральные органы госу­дарственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, ор­ганизации;

-     проводить самостоятельно или совместно с уполно­моченными государственными органами и должностными лицами проверку деятельности федеральных органов испол­нительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также должностных лиц, получать от них соответствующие разъяснения;

-     направлять в федеральные органы исполнительной вла­сти, органы государственной власти субъектов Российской Фе­дерации, органы местного самоуправления и должностным лицам, в решениях или действиях (бездействии) которых он усматривает нарушение прав и интересов ребенка, свое заклю­чение, содержащее рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления указанных прав и интересов;

-     привлекать в установленном порядке для осуществле­ния экспертных и научно-аналитических работ, касающихся защиты прав ребенка, научные и иные организации, а также ученых и специалистов, в том числе на договорной основе.

Данный Указ вошёл в жизнь и уже принёс определённые результаты. Он апробирован, а жизнь, не стоящая на месте, безусловно требует его корректировки в сторону качественно­го улучшения, ибо взявшийся искренне помогать детям, берёт на себя ответственность за тех, кого приручил, как в сказке Ан­туана де Сент-Экзюпери «Маленький принц» и романе амери­канского писателя афганского происхождения Халеда Хоссей- ни «Бегущий за ветром».

Система административно-правовой защиты прав ребён­ка включает деятельность омбудсменов в субъектах Россий­ской Федерации и Омбудсмена при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка. Автор полагает, что вектор государственной политики указывает на необходимость об­ретения омбудсменами в субъектах Российской Федерации по правам ребёнка полной самостоятельности и независимости от аппарата Уполномоченного по правам человека. Необхо­димо, чтобы уполномоченные по правам ребёнка в субъектах Российской Федерации назначались законодательным (пред­ставительным) органом субъекта по представлению Уполно­моченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка. Это - «оптимальный» вариант, являющийся гаранти­ей от злоупотребления защитниками прав ребёнка в субъек­тах Российской Федерации своими правами.

Омбудсмены при осуществлении возложенных на них полномочий должны руководствоваться принципами закон­ности, справедливости, равенства, гуманности и, конечно же, принципом человеколюбия. Для некоторых юридических профессий научное толкование их нравственных принципов находится в стадии разработки. Возможно, в результате поя­вятся в скором времени не отдельные статьи по этим разработ­кам, а учебники под целевым названием «Этика юридических профессий».

Особого внимания заслуживает вопрос, связанный с при­менением уполномоченными по правам ребёнка в своей де­ятельности норм профессиональной этики, международных стандартов, разработанных Европейской сетью омбудсменов по правам детей9. Важно отметить, что на современном этапе Североевропейские детские омбудсмены предлагают начать разработку деонтологических кодексов поведения омбудсме­нов. Норвегия, Швеция, Финляндия и Дания достигли наи­большего успеха в этом направлении. В Российской Федера­ции на заседаниях Ассоциации уполномоченных по правам ребёнка также ведётся дискуссия о возможности разработки данного кодекса. Уполномоченный при Президенте Россий­ской Федерации по правам ребёнка предлагает всем государ­ственным органам в сфере защиты детства ориентироваться на этический аспект при реализации своих полномочий, в целях предупреждения злоупотребления правом.

«Профессиональная этика» решает нравственные про­блемы той или иной профессии. Массовое распространение кодексов профессиональной этики началось со второй поло­вины XX века, так как профессионализм стал высокой ценно­стью социальной практики, и началось дальнейшее размыш­ление над этим понятием. Нормативный её образ закрепился в кодексах-декларациях с призывом соответствовать высокому званию той или иной профессии, того или иного профессио­нального сообщества, которое само уже является авторитетом для его членов и прописывает в кодексах указания санкций, применяемых к нарушителям: от объявления замечания до лишения профессионального статуса. Уже этим подчёркива­ется социальная роль профессии и заинтересованность обще­ства и конкретного сообщества в её развитии. Это касается и этики науки. Внутренние принципы корпорации по Мертону уже недостаточны, ибо мир изменился. теперь уже наука не в руках «одиночных гениев», а крупнейших корпораций, и с точностью нельзя сказать, кто именно совершает открытие. Фальсификация данных, плагиат - нарушения, которые тре­буют суровых санкций. Возникает понятие «научной смерти» учёного, нарушившего корпоративную этику, и отказ с ним сотрудничать.

Сегодня понятие корпоративности в мире оборачива­ется двумя сторонами медали: это и сообщества профессио- налов-единомышленников одной профессии, и люди разных профессий, статусов и интересов, объединённых в своеобраз­ный конгломерат. В корпоративной этике различают: акаде­мическую, прикладную с её разновидностью - биоэтикой. Не буду останавливаться на этом подробно, скажу только, что этика омбудсмена, должна ставить во главу угла человека-ре- бёнка, его общественную пользу, знание не только для себя, но прежде всего для других, скрупулёзное проникновение и исповедование высоких моральных ценностных критериев, со­блюдая которые мы обретаем счастье жизни.

Исторические корни этики. Как наука этика существу­ет уже почти 25 веков. И во все времена её существования ря­дом жили три важнейших понятийных области: «мораль», «нравственность», «этика», которые многими воспринимаются тождественно и до сих пор: мораль (лат. mores, нрав), moralis (нравственный). Но концептуальное различие между этими понятиями («мораль» и «нравственность») давно уже провел немецкий философ Г.В.Ф. Гегель в своей работе «Философия права», где представил нравственность как завершающий этап развития объективного духа в отличие от абстрактного права и морали. «Абстрактное право - это сфера частной собственно­сти, формальной свободы и абстрактного добра». Мораль - это сфера реальной свободы, умение отличать законы от нравствен­ного долга; нравственность - это сфера практической свободы, субстанциональной конкретности воли, возвышающейся над субъективным мнением и желанием. Это умение следовать нравственному долгу в рамках законов. Непосредственными проявлениями нравственности являются, по Гегелю, семья, гражданское общество и государство. И все же до сих пор по­нятия «этика», «мораль» и «нравственность» по-прежнему вза­имосвязаны и часто используются синонимично.

Всё же выделим понятие «этика» (ethos. греч.) - в пере­воде близкое к словам «обычай», «совместное проживание» (в том числе общение), «добродетель». В этом смысловом значе­нии слово известно с IV в. до н.э. и введено в оборот древне­греческим философом Аристотелем для обозначения «особой области исследования практической философии, ибо она пы­тается ответить на вопрос: что мы должны делать? То есть на­уки, в которой изучаются добродетели, условия совместного проживания, существования человека».

Что же такое этика в современном понимании? Это «философская наука, предметом которой является мораль как одна из важнейших сторон жизнедеятельности человека и общества в целом». Сущность морали, природа, социаль­ное назначение, структура, закономерности возникновения и развития, место в системе общественных отношений - вот эле­менты этики.

Выделим две стороны этики: 1) теоретическую (проблемы о природе, сущности и социальном назначении (соц. ценно­сти) морали); 2) практическую (учение о том, как должен по­ступать и вести себя человек, какими принципами и нормами он обязан руководствоваться).

тогда выходит, что если этот человек - служитель Феми­ды, он должен руководствоваться в том числе принципами и нормами этики юридической.

Этика как наука включает в себя: 1) этическую аксиологию (проблемы добра и зла, их социально-ценностный и антисоциаль­ный характер; их иерархию); 2) деонтологию (проблемы долга и должного); 3) генеалогию; 4) дескриптивную этику (мораль того или иного общества в историческом аспекте); 5) социологию мо­рали; 6) профессиональную этику (в том числе - юридическую).

Примечательно, что история этических учений рассма­тривается в русле истории философии. Философские, рели­гиозные, а также светские, духовные учения о нравственности составляют суть этики и находят выражение в античности, в классическом периоде с доктринами Сократа и софистов, Платона и Аристотеля, в Средневековой и этике эпохи Воз­рождения, Нового времени, в Немецкой классической фило­софии с этикой Канта, Гегеля, Фихте и Шеллинга и, наконец, в этике современной философии, в её этической теории.

Этика античности возникла в рамках древнегреческой и древнеримской философии, первых школ натурфилософов (начало VI века до н.э.) и интеллектуальных течений времен поздней Римской империи (VI в н.э.). Аристотель придал ей статус самостоятельной философской дисциплины. Был ос­мыслен опыт, называемый ныне древнегреческой цивилиза­цией. Основы его следует искать в архаике, т.е. в древности, в религиозно-мифологической системе взглядов, оказавших влияние и на античную духовную культуру, и на стратегию воспитания юношества. Известны синтезаторы этой культуры и опыта: Гомер с его «Илиадой» и «Одиссеей», с его героями и живыми людьми - его современниками; поэт Гесиод, кре­стьянин по происхождению, с его «серебряными» и «медными людьми». Оба поэта воспели два идеала добродетели: воин­скую и крестьянский труд.

Натурфилософия определила основной предмет изуче­ния - природу как физический мир. Человек при этом не был забыт, он подчинялся единому разумному началу-универсу­му - Логосу. Пифагор, Гераклит и Демокрит в особенности повлияли на дальнейшее развитие этики: «Все человеческие законы зависят от одного - божественного: он простирает всю власть так далеко, как только пожелает, и всему довлеет, и всё превосходит». Демокрит предвосхитил многие положения этики благ и целей, доведённой до совершенства Платоном и Аристотелем.

Гегель оценивал философию софистов как период антич­ного просвещения. Главное для них - мир человека. Таким образом, в центре внимания их философии - педагогика и политика, но главное - риторика с её умением убеждать. Со- крат-софист ничего не писал, свои мысли излагал в беседах и спорах с учениками. Содержание бесед поведали миру его великие ученики Платон и Ксенофант. Главное для них - чело­век, главная наука - о добре и зле. Смысл жизни - добродетель, эталон человеческой жизни, нравственной жизни. В основе этики Сократа, таким образом, парадоксальное утверждение: добродетель есть знание о ней, которое подразумевает пра­вильные поступки, ведущие к счастью. Жить нравственно - это быть убежденным в том, что надо жить согласно разуму. За всю жизнь философ убедился в одном: он знает, что ничего не знает. Он обосновал стратегию этического поведения, согласно которой моральность - это бесконечный поиск, совершенство­вание. Ученики его основали свои школы. Но ни киники, ни киренаики не смогли дать определение добродетели. Киники (досл. - «собака») разделяли мысль Сократа о тождестве зна­ния и добродетели, но знание в их понимании - интуитивно, добродетель - единична, каждый поступок самоценен. Кире­наики (школа Аристиппа из Кирена) развили учение Сократа о тождестве добродетели, счастья и истинного удовольствия. Им свойствен гедонизм: 1) считали благом исключительно на­слаждения, 2) призывали наслаждаться не ради внешних благ, а ради самого удовольствия.

Платон задаётся вопросом: как идея Блага проявляется в жизни человека и какие добродетели ведут к её постижению.

Мудрость - это знание высших космических идей, а наш мир - их отблеск, тусклая, безобразная копия. Тут он шагнул дальше Сократа, заметив, что на земле мы находимся в ссылке, и душа тоскует по своей внеземной Родине. Философия по Платону - очищение души от страстей и желаний плоти. Цель жизни на земле - припоминание одной из предыдущих жизней посред­ством созерцания вечных идей. Припоминание - наилучший способ познания. В диалоге «Пир» философ повествует о вос­хождении по иерархической лестнице к высшему благу. Вот ещё одна его иерархическая вертикаль: любовь к прекрасному телу - к прекрасной душе - к красоте наук - к красоте самой по себе. В любви он открывает движущую силу для добродетели. Платон провозглашает этику личного совершенствования. Он - основатель и социальной этики. Строит свою утопию - проект идеального государства, в котором всё решают мудрецы.

Вершина античной этики - философия Аристотеля. Он систематизирует античные знания, делит все науки на три группы: теоретическую, практическую, творческую, главной же практической наукой считает политику («полис» - «город»). Этика - часть политики и её начало. Философ придумал и само слово этика, посвятил ей три произведения: «Никомахова эти­ка», «Эвдемова этика», «Большая этика». В общем виде этика - это наука о том, как достичь высшего блага. Он не согласен с Сократом, что добродетель - это знание о благе, а цель этики - не знание, а поступки, размышляет о счастье как реализации назначения человека в мире. только добродетель в единстве со счастьем делают саму жизнь. Вот его постулат: способность поступать наилучшим образом во всем, что касается удоволь­ствия и страдания. Добродетели он делит на две группы: эти­ческие, которые образуются благодаря повторению правиль­ных поступков, и дианоэтические. Они образуются благодаря обучению. Быть добродетельным - обладать серединой между избытком страсти и её недостатком. Снова возникает постулат о мере. Совершенными добродетелями у Аристотеля явля­ются справедливость, рассудительность и мудрость. В учении его этика, как наука о добродетели, приобретает законченный вид, она - итог представлениям античной этики о правильной жизни: если человеческий разум управляет страстями, человек становится добродетельным и счастливым.

Говоря об этике в современной философии, заметим, что современными принято называть все интеллектуальные те­чения, возникшие после Гегеля. Начался антинормативный поворот, преодолевающий нормативный образ морали, обо­снованный Кантом, и возвращающийся к более древним фор­мам мироздания. Наиболее показательны два направления: утилитаризм и философия жизни. Этика философии жизни восстановила в правах моральные чувства (сострадание) - Шо­пенгауэр, Кьеркегор связуют этику и религию, Ницше - за ценностное измерение морали.

В рамках деятельности омбудсмена особенность этики со­стоит в том, что она составляет её нормативно-практическую часть. Она устремляет его к достойному и правильному поведе­нию. Автор вспоминает о категориях этики (основные понятия этической науки). Именно они отражают наиболее существен­ные элементы морали. Они образуют понятийный аппарат те­ории этой науки и одновременно объективно существующие явления в сознании того или иного социума и каждого его члена. Категории этики: совесть, добро и зло, благо, любовь, справедли­вость и несправедливость, долг, свобода, милосердие, честь, до­стоинство, ответственность... Автор представляет их в своём во­ображении и «пишет» на отдельных листочках ромашки-цветка.

Эта своеобразная ромашка-символ - знак, который дол­жен существовать в сознании омбудсмена по правам ребёнка и быть в виде значка на лацкане его профессионального ко­стюма, но сами категории не должны оставаться номинально перечисляемыми и перечисленными, они должны отражать практическое понимание и применение их. Этические катего­рии пронизывают всю работу омбудсмена, определяют все со­держание его прав. Они же лежат в основе нравственного вос­питания. Профессиональная деятельность омбудсмена - вся она пронизана содержанием и социальной ценностью катего­рий этики, её теоретическими обобщениями и достижения­ми практики. Несмотря на их общеизвестность и отражение в учебниках[12], автор формулирует коротко основные постулаты этических категорий, которые импонируют ему более всего.

Добро и зло - это наиболее общие формы моральной оценки, разграничивающие нравственное и безнравственное. Все уже названные автором учебники в категории «добро» рас­сматривают четыре связанных между собой аспекта: 1) добро как объективное качество поступка, деятельности; 2) добро как идеал, как идеальное явление, объединяющее всю совокуп­ность положительных принципов и норм морали; 3) добро как нравственная цель поведения, как мотив поступка; 4) до­бро как моральное качество поступка, как то, что именуется добродетелью, нравственным качеством человека.

Рядом встают такие понятия как добросовестность, твор­ческое отношение к трудовой деятельности, гуманизм, до­брожелательность, справедливость, чуткость, тактичность, приветливость. Мерило доброты - человеческие поступки, конкретные дела человека. Зло есть всё, что противостоит общественному и личному благу, всё, что направлено против добра.

Рядом со злом, как следствие, встают моральные злодея­ния, а в случае нарушения правовых предписаний - правона­рушения и даже преступления. Формы проявления зла, как и добра, многообразны.

Череда проявлений зла изобилует вполне знакомыми нам: черствостью, бюрократизмом, пьянством, паразитизмом, в основе которых отрицательные моральные качества: эгоизм, жадность, цинизм, грубость, чванливость, равнодушие и дру­гие негативные явления.

Обратимся к педагогическому энциклопедическому сло­варю. Что говорит он нам о необходимости сбалансированно­сти понятий «добра» и «зла»: «Сбалансированные на уровне понятий, добро и зло предоставляют неравные основания для оценки соответствующих действий. Одно дело - вершить добро или зло и другое - позволять злу твориться (другими людьми, стечением обстоятельств и т.д.). И хотя при выборе между большим и меньшим благом следует выбирать боль­шее, а между большим и меньшим злом - меньшее, с мораль­ной точки зрения вред зла значительнее, нежели благо добра. Недопущение несправедливости с моральной точки зрения существеннее, чем творение милосердия: зло несправедливо­сти - более разрушительно для людей, чем добро милосер­дия - созидательно». Автор позволяет себе столь подробно говорить о категории «добра и зла», ибо в нашей политиче­ской и экономической жизни довольно долгое время - особен­но в 90-е годы XX века господствовала идеология, при которой поощрялся перекос в балансировке понятий «добра» и «зла» с официально провозглашённым imperativ(ом): «Обогащай­тесь!» и особенно: «Берите себе как можно больше суверени­тета! Берите столько, сколько хотите! Берите столько, сколько можете взять».

Как результат, автор пришёл к выводу, что из практики воспитания общественного сознания выхолащивалось поня­тие добра не только чисто человеческого общения, но и по­прания добра на уровне законности и права. Одной из причин данного явления, безусловно, являлась коррупция государ­ственных служащих в сфере детства. Ещё в XIX столетии Отто фон Бисмарк, первый канцлер Германской империи, говорил, что «с плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помо­гут и самые лучшие законы». В 90-х годах XX века коррупция в нашей стране - норма, а не исключение, в том числе среди политической, правящей и экономической элиты.

Развитие и совершенствование человека-омбудсмена не­возможно без наличия необходимости определённых благ для него самого и для всех детей в целом. А благо - это всё то, что способствует жизни ребёнка, служит удовлетворению разно­сторонних потребностей детей, приносит им наслаждение, пользу или является средством достижения определённой цели. И тут в «благе» усматривается и «полезность», и «духов­ные ценности» (образование, предметы культуры, эстетиче­ские ценности: красота, изящество, гармония...).

Соответствие между деянием и воздаянием за добро и зло, правами и обязанностями, заслугами и их признанием не­вольно ведёт к исповедыванию другой этической категории - «справедливость» и «несправедливость». И это та категория, которая занимает главенствующее место в профессиональной деятельности омбудсмена. В самом деле, «юстиция» в перево­де с латыни обозначает справедливость (justitia). Так справед­ливость становится синонимом правосудия, а рядом встают такие оттенки понятия, как беспристрастность, взвешенность в «за» и «против» при принятии решения.

К несправедливости ведёт принижение прав и достоинств ребёнка, нарушение равенства, непропорциональность в воз­даянии за добро и зло.

Учёт и использование в профессиональной деятельности омбудсмена сущностных этических категорий подобно вяза­нию изящной тонкой вещи из волшебного клубка необыкно­венных ниток, когда вяжущий - искусный мастер петелек и крючёчков. Так цепляется одна «категория» за другую, и одна из другой вытекает. Таковы «долг и совесть», которые при гру­бом или неряшливом использовании напрочь убивают до­бро и справедливость, а они - суть - отношение личности к обществу, к другим людям, долг в конкретных жизненных си­туациях. Автор выделяет только объективную сторону в долге (непреложные общественные требования к омбудсмену, под­разумевающие обязанности) и субъективную (когда долг для каждого становится нравственной задачей для самого себя, сформулированной на основании нравственных требований, обращённых ко всем и к себе лично). И тогда долг становится и личным (родительский, сыновний, дочерний, супружеский, товарищеский) и социальным (профессиональный долг ом­будсмена). Так возникает глубоко осознанное предназначение уполномоченного по правам детей.

Служебный (профессиональный долг): 1)юридический (правовой) и 2) нравственный. Так соединяются права, обязан­ности и нравственная необходимость. Совесть: 1) нравствен­ный самоконтроль; 2) осуществление внутренней самооценки с позиций соответствия своего поведения требованиям мора­ли; 3) формулирование нравственных задач и требование от себя их выполнения. Совесть (компоненты): 1) рациональный; 2) эмоциональный; 3) волевой. Как важно понимать и слы­шать «голое совести», испытывать «муки совести» в раздумьях о своих неблаговидных поступках и их последствиях. Совесть - своеобразный внутренний судья поступков, мыслей и чувств омбудсмена. Она - «обвиняет», «свидетельствует», «пригова­ривает». Если человек удовлетворён собой, можно говорить, правда не всегда, о его «спокойной совести» («чистой совести») или, наоборот, о неудовлетворённости, недовольстве, раская­нии, угрызениях совести и даже о чувстве стыда.

Автор вспоминает определение «чувства стыда», пред­ложенное основоположником Великой судебной реформы 1869 г. Д.А. Ровинским: «Стыд - драгоценнейшая способ­ность человека ставить свои поступки в соответствие с тре­бованиями той высшей совести, которая завещана историей цивилизации». Совесть - и реакция человека на свои небла­говидные поступки, но и предъявление к себе высокой нрав­ственности, взыскательности - это волевой момент, делаю­щий совесть побудителем нравственного поведения человека. Воля - это своеобразная ориентация на рассудочно-интеллек­туальную и чувственно-эмоциональную оценки. Она помогает преодолеть препятствие и добиться поставленной цели.

Развитое чувство совести должен воспитывать в себе и уполномоченный по правам ребёнка. Омбудсмен только тогда осуществит своё высокое предназначение, когда он бу­дет принципиально оценивать свои побуждения и действия, справляясь со своим развитым чувством совести. Уход с это­го пути - путь к бесчестию. Таким образом, представление о честном и бесчестном - ещё один стержень морали, ещё одна этическая категория. Вспомним известные выражения, став­шие афоризмами: «Береги честь смолоду», «Береги честь мун­дира» и др. Так возникает понятие чести профессиональной, в т.ч. «чести омбудсмена по правам ребёнка». И у него две сто­роны медали: «честь» в виде внешней оценки нравственности человека плюс «достоинство» как внутренний механизм (оцен­ка) самосознания и самоконтроля человека. Таким образом, «достоинство» - высшая нравственная категория. Возникает и понятие репутации, которую каждый создаёт и поддержи­вает в профессии лично и которая принадлежит социальной группе, коллективу, определённому корпоративу. Снижение понятий честь, достоинство «подмачивает» репутацию, т.е. мнение о нравственном облике конкретного человека в глазах окружающих и коллектива. И если будет разработан кодекс чести омбудсмена, который обяжет сохранять его личное до­стоинство, его личную честь, то это будет живительная струя на мельницу чести и достоинства всего корпуса омбудсменов. Заботясь о чести и достоинстве, поддерживая свою репута­цию, работник сферы защиты детей обязан воспитывать в себе чувство ответственности перед обществом за свои поступки, действия, поведение в целом. Ответственность в этике и ответ­ственность в праве переплетаются, взаимовливаются. В Ответ­ственности мы различаем известные тенденции: позитивную и негативную

Гуманизм - (от лат. humenus - человечный) - мировоз­зренческая категория, признаёт человека высшей ценностью, выражает необходимость защиты прав и свобод его, удовлет­ворения потребностей и интересов. В.Г. Белинский, считал, что гуманность в человеке можно развивать: «Гуманность есть че­ловеколюбие, но развитое сознанием и образованием».

Этические категории, взятые сами по себе, уже идеальны. Они пронизывают все профессии и профессию омбудсмена в том числе. Но почему же тогда они не становятся плотью его жизни, её идеалом, то и дело нарушаются в жизни, в право­применительной практике во всех сферах политической, эко­номической, культурной и социальной жизни. Ответ прост и вместе с тем сложен: что-то пришло к омбудсмену на гене­тическом уровне, что-то стало следствием просчётов всех ви­дов его воспитания: семейного, дошкольного, школьного, ву­зовского, профессионального... Эти вопросы и проблемы не стоят остро на повестке сегодняшнего дня, «задвигаются» до времени, оставаясь нерешёнными, а, значит, затормаживают нашу жизнь. так обстоит дело с нравственным воспитанием. Обратимся к нему и к его определению в «Педагогическом эн­циклопедическом словаре»: «Нравственное воспитание - одна из форм воспроизводства, наследования нравственности, вы­ражающая потребность общества сознательно влиять на про­цесс, являющийся предельно индивидуализированным и в целом протекающим стихийно».

Нравственность не может быть усвоена чисто внешним образом, т.к. она основывается на личностной автономии, по­скольку нравственный закон, в отличие от всех других пред­писаний, является законом самой личности. Она - цель целей и находится в основании самого человеческого бытия. таким образом, «нравственность. - идеал - высший моральный образец для подражания». Протагор отмечал, что в особых учителях добродетели нет нужды, поскольку все учителя (ма­тематики, музыки, права и др.) учат добродетели. Вся чело­веческая социальная деятельность Уполномоченного при Пре­зиденте Российской Федерации по правам ребёнка пронизана процессом воспроизводства нравственности. Направленное воздействие и сознательный контроль осуществляются в фор­ме самовоспитания и самосовершенствования. А в дальней­шем через свои поступки Федеральный омбудсмен оказывает влияние на омбудсменов в субъектах Российской Федерации. Вспоминается постулат А. Швейцера: «Моральное воспитание начинается там, где перестают пользоваться словами», там, где начинается сила собственного примера, выражающаяся в поступках. тут-то воспитуемый становится воспитателем для себя и для других (см. А.П. Чехов «Кодекс человеческой воспи­танности», написанный им для себя и брата Николая). Автор статьи намерен в своём исследовании разработать этический кодекс омбудсмена.

Между тем В.А. Сухомлинский, известный педагог, выде­лял нравственное воспитание наряду со всеми другими, особо подчёркивая узкое его значение - обучение нормам обществен­ного приличия, т.е. нравственным предписаниям, но это ещё нельзя назвать нравственностью. Казалось бы, мораль и нрав­ственность нельзя купить ни в магазине, ни в аптеке, поскольку они там не продаются. Ан нет, покупная мораль существует, и где бы мы думали?! В обществе, в котором мы живём, вопреки существу этико-нравственных принципов и категорий. Вот до­казательства: «8% россиян готовы льстить начальнику, чтобы получать зарплату от 120 тысяч рублей в месяц; 14% готовы его даже «подсидеть»; 7% опрошенных согласились обманы­вать ради достижения желаемого; 15% готовы в случае чего «пойти по головам»; 41% россиян считают в порядке вещей жертвовать общением с родными в пользу работы; каждый десятый россиянин готов не заводить семью, если ему пред­ложат в среднем 74000 рублей в месяц; 28% россиян ради тех же денег способны прожить без отпуска; 28% других ради тех же денег способны прожить без выходных; 2% респондентов признались, что способны на преступление, если это повысит их в цене на рынке труда».

Проведённое исследование показывает что ничто не да­ётся омбудсмену a priori в идеальном состоянии идеально сформулированных понятий, принципов и категорий, кото­рым желательно следовать. Нравственные итоги, которые во все времена, на всех исторических этапах, при всех видах го­сударственного устройства легко было исчислить и замерить, свидетельствуют о том, что воспитание приобретает едва ли не главную роль (в семье, в коллективе, в обществе).

Задача автора рассказать, как это происходило и проис­ходит. Но прежде хочется обратить внимание на тот факт, что он ограничен в объёме статьи и потому, рассматривая этиче­ские учения, остановится более подробно на Античной, клас­сической немецкой философии, ибо они станут опорными в научном исследовании автора; а также на этическом анализе правового института, возникшего в Швеции в 1809 году и дав­шего науке и жизни человека новой профессии: омбудсмена-       посредника, Уполномоченного по правам ребёнка. Это со­ставит сердцевину его будущей диссертации: «Администра­тивно-правовой статус Уполномоченного по правам ребёнка: организационный аспект», так как в разрабатываемый авто­ром проект Закона об Уполномоченном по правам ребёнка в России, должен быть внесён морально-этический аспект. Закон уже функционирует в мире и интересно реализуется в Странах Северной Европы: Финляндии, Швеции, Норвегии. Опыт этих стран будет подробно освещён в диссертации ав­тора, который считает, что как бы хороши или плохи ни были законы, они должны наполниться глубоким этико-моральным содержанием, а Россия вправе, с учётом своих традиций и осо­бенностей, достижений учёных-правоведов и учёных-этиков, найти свой путь к соединению, взаимопроникновению права и этики.

Надо ли сегодня доказывать, что человек, его права и сво­боды являются высшей ценностью демократического право­вого государства и гражданского общества в России?! Об этом говорит ст.2 Конституции РФ, несущая в себе именно такое по­нимание нравственности на пути процесса дальнейшей демо­кратизации жизни общества.

Целью становится формирование не только высокопро­фессиональных, но и высоконравственных омбудсменов по правам ребёнка, способных справедливо защищать права ребёнка. Права и свободы должны быть не только провоз­глашены, но и реально гарантированы. Гарантии - в Консти­туции, а она - в руках омбудсменов. Какими же должны быть их головы и руки, чтобы осуществить конституционно честное соблюдение закрепленных предписаний, тех самых, кото­рые В.В. Путин назвал нравственными «скрепами» общества. тут-то и возникнут моральные категории, без которых жизнь перестает быть радостной и счастливой: законы добра и зла, милосердия, справедливости, долга, совести, ответственности, участия в разрешении чаяний, нужд и запросов современного российского человека в XXI веке.

Необходимо чётко представлять себе, в каком соотноше­нии находится этика с моралью, а главное, какова социальная ценность этических норм. Это важно и в уголовно-процессу­альном доказывании, и в соблюдении уголовно-процессуаль­ных функций, и на этапах предварительного расследования уголовных дел, и в формах уголовного судопроизводства, и других направлений в уголовном праве и, конечно, в сфере решения современных проблем Детства. За всем этим встают профессии дознавателя, следователя, прокурора, адвоката, су­дьи, омбудсмена (уполномоченного по правам ребёнка).

«Для профессиональной этики юриста характерна особо тесная связь правовых и моральных норм, регулирующих его профессиональную деятельность».

Закон и справедливость являются регулирующими во взаимоотношениях права и этики и формируются на основе взаимосвязи и взаимообусловленности правовых и нравствен­ных принципов, норм, правового и нравственного сознания. Независимость и подчинение только закону образуют важ­нейший принцип деятельности уполномоченных по правам ребёнка в России, оказывающий существенное влияние и на её нравственное содержание.

Омбудсмены по правам детей при осуществлении возло­женных на них полномочий должны руководствоваться нрав­ственными принципами, своей совестью, но, главное, законом и Конституцией. Гласность, нравственные нормы и нравствен­ные оценки, ответственность - постулаты юридической этики, разработанные и разрабатываемые сегодня в России и обеспе­чивающие традиции этико-правовых исследований в нашем отечестве.

Автор отмечает, что в мире науки, посвящённой пробле­мам этики работников юридической профессии, нет единства терминологии. Можно встретить следующие термины: «этика представителей права», «профессиональная этика юриста», «юридическая этика», «правовая этика», «следственная эти­ка», «экспертная этика», «адвокатская этика», «этика омбуд­смена» и т.д.

Особый интерес для исследования правового аспекта эти­ки омбудсмена по правам ребёнка представляет речь П.И. Новгородцева, произнесённая на торжественном заседании Психологического общества 2 февраля 1901 года, в которой он высказал мысли блестящего и выдающегося представителя философии права В.С. Соловьёва:

Об утрате авторитета юриспруденции;

О разложении правосознания и утрате доверия к нрав­ственной силе права;

О критике взглядов Толстого на право, как вредное и без­нравственное, и позиции славянофилов, выдвинувших идею о ненужности и неважности права для народов.

Говоря о необходимости обретения благоустроенного об­щества для развития человеческой свободы и нравственности, философ провозглашает идею возвращения доверия к идее права. Право, по Соловьёву, должно быть гарантом свободы и равенства, а не силы и произвола.

В XX веке появляется много интересных новых направ­лений. XX век и начало XXI ознаменовались, в том числе и в России, разработкой вопросов профессионализма и профес­сиональной этики и в общем виде, в общей характеристике, и в частных исследованиях многих видов её, в том числе педаго­гической, профессиональной этике учёного, государственного служащего-уполномоченного по правам ребёнка. Это хорошо описано в книге - учебном пособии для бакалавров «Про­фессиональная этика», автором и ответственным редактором которой выступил В.М. Артёмов, доктор философских наук, профессор. В ней интересно представлены разновидности профессиональной этики, моральные основания права, осо­бенности профессиональной этики работников юридических профессий, а также мировоззренческие и духовно-нравствен­ные основания юридической науки и практики.

Среди тех, кто ежедневно, ежечасно своей деятельностью обязан поддерживать российские традиционные ценности, за­щищая нравственность и, прежде всего, прививая, развивая её в ещё только пришедшем в жизнь маленьком человеке, росси­янине, в его душе, понимая, как это нужно развивать, сохраняя уже накопленный арсенал нравственных постулатов и привы­чек, - омбудсмен по правам ребёнка при Президенте РФ и по правам ребёнка в субъектах федерации.

Это ещё один государственный служащий, с только ему свойственной профессиональной и нравственной этикой, ко­торый близко стоит к семье, ребёнку и его родителям, обще­ству, т.е. фактически служащий всему народу не только во имя сегодняшнего дня, но держащий в руках нравственную эста­фету и передающий её в будущее. Это ли не ответственнейшая задача. Как возрастают при этом требования к его духовному облику и в целом к его профессиональной деятельности.

К нему, как и к другим государственным служащим, об­ращено внимание известного русского философа И.А. Ильи­на: «.Невозможно, чтобы дрянные люди со злою волею об­новили и усовершенствовали общественную жизнь. Жадный пустит в ход все средства, чтобы обогатиться неправедным путём, продажный всё продаст, бездуховный превратит всю жизнь в тайное и явное преступление.Если внутри смутно, нечисто, злобно, жадно, скверно, то не поможет никакая внеш­няя форма, никакой запрет, никакая угроза.»33.

Автор обращает внимание на самое важное в цитате фи­лософа: «если внутри.» Это условие, с которым он согласен. Уже при назначении на должность омбудсмена важно как раз заметить, что у него внутри, честен, справедлив, порядочен ли он, человек ли долга, морален ли в деятельности и поведении, способен ли провести в жизнь государственную волю, умеет ли вычленить приоритетные задачи и подготовить приоритетные программы, соблюдает ли в своей деятельности нравственные нормы поведения, общие для любой профессиональной мо­рали, знает ли семейное и детское право, владеет ли соответ­ственно высшими моральными категориями?! И всё же выде­лим обязательные: любовь к ребёнку и желание защищать его права, чёткая гражданская позиция, совесть и справедливость, понимание перспектив в работе, знание важнейших докумен­тов мирового и российского опыта, его теоретических и прак­тических постулатов, вычленение задач в целом по России и отдельным её краям, областям, городам, районам.

Среди важнейших норм профессиональной деятельности омбудсмена по правам ребёнка: глубокое знание педагогики, уважение к любому гражданину, умение вычленить сиюми­нутные «сегодняшние и завтрашние» задачи, проявление необходимой инициативы и умение согласовывать её с вышесто­ящими органами, в случае необходимости, и одновременно умение добровольно ограничивать свои шаги, если видишь их определённую опасность, и хранить государственную тайну, её неразглашение до времени.

Выходят на поверку специфические нравственные нормы поведения: самодисциплина, требовательность, организован­ность, умение составлять документы, нетерпимость к лести, взятке, угодничеству, интриге, чванству, зазнайству. Пожалуй главной, среди прочих перечисленных, становится принципи­альность в отстаивании государственных и собственных взгля­дов; умение находить желаемый компромисс. Нравственные постулаты омбудсмена - и содержательная основа его дея­тельности, и критерий его профессиональной пригодности, и дальнейший, на перспективу, ориентир, гарантирующий по­стоянное обновление деятельности.

Автор уже обещал в своём исследовании разработать более подробно нравственную этику омбудсмена, а пока на­бросал отдельные, уже явно реально звучащие требования. И тут они во многом совпадают с постулатами этики современ­ных государственных служащих и требований к ним, реальная классификация которых выполнена профессором В.М. Артё­мовым:

-    Нравственные требования профессионального характера;

-    Нравственные требования в отношениях к коллегам;

-    Нравственные требования к самообразованию и уровню квалификации;

-    Нравственные нормы общения с гражданами;

-    Нравственные императивы внеслужебного поведения личности;

-    Нравственные требования и взаимоотношения в семей­но-бытовой сфере;

-    Нравственные нормы взаимоотношения с начальствую­щим составом[29].

Автор напоминает, что в арсенале деятельности омбуд­смена такие ясные глагольные императивы: «добросовестно следовать», «доводить до сведения», «уважать человеческое достоинство», «обстоятельно информировать», «соблюдать законность и правовые нормы», «совершенствовать професси­ональные знания», «заботиться об авторитете своей службы», «не принимать подарки» и др.

П.П. Степнов провёл масштабное исследование этики го­сударственного служащего. Любопытно изучить его тем, кто выступает сегодня в роли омбудсмена любого ранга.

Конечно, омбудсмену по правам ребёнка должны быть свойственны и такие нравственные качества, как лидерство, смелость, оптимизм и моральная самооценка. Не эти ли каче­ства помогут ему делать свою работу нравственно радостной и, не побоюсь этого слова, счастливой. Счастливой для себя и для других, такой, о которой тонко высказался Н.А. Бердяев: «Охрана порядка и спокойствия человеческой жизни и чести может быть вручена только рыцарям, а не подонкам общества, из которых вербует полицию современное государство». О прошлом - сказано очень точно, о настоящем - в иных случаях действует и сегодня. От последнего надо, необходимо уйти.

Прав был Р. Эмерсон, сказавший, что истинный показатель

-      не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной.

Сформулируем итоговую формулу: омбудсмен - его права и обязанности - мера его правовой ответственности - пространство его деятельности - базовые нравственные и его личные ценности - этика личности, неотделимая от целей слу­жения России.

Завершая статью, автор хочет остановиться на современ­ных проблемах и задачах профессии омбудсменов по правам ребёнка в их служении государству, ребёнку, праву, корпора­тивной чести. В этом смысле ближе всех ему позиция русского юриста и общественного деятеля, писателя А.Ф. Кони. Главные его постулаты: вера в человека, желание помочь ему, созна­тельное подчёркивание и культивирование нравственного из­мерения права остаются заглавными и сегодня. Соответствен­но, в центре оказывается развитие истинного человеколюбия, которое только и может проложить дорогу к общественному порядку в парадигме права.

Повторюсь, не этим ли призывает нас проникнуться Пре­зидент РФ В.В. Путин в своём Послании Федеральному Собра­нию Российской Федерации, говоря о нравственных «скрепах» жизни нашего общества, определяющем значении вопросов общего образования, культуры, молодёжной политики не в виде только набора целей, а в формировании нравственного, гармоничного человека, ответственного гражданина на про­странстве России: «.нужно поддерживать институты - но­сители традиционных ценностей. Закон может защитить нравственность, но не установить её - иначе получится тотали­таризм. Мы должны не просто уверенно развиваться, но и со­хранить свою национальную и духовную идентичность, не рас­терять себя как нация. Быть и оставаться Россией», страной в которой задачей номер один является защита и соблюдение прав и свобод ребёнка.



Услуги: правовое сопровождение сделок с недвижимостью, представление и зашита в судах, регистрация фирм, юридические консультации и пр. Юридические услуги, вся подробная информация на сайте http://yurist116.info


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика