Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Криминалистическое исследование закономерностей механизма правовой оценки
Научные статьи
02.07.13 11:18
В нашем магазине http://arbat.com.ua/catalog/grupa/169/brand/0 вы можете приобрести чемоданы, дорожные сумки, портфели, мужские сумки известных производителей. У нас вы найдете широкий ассортимент багажа и кожгалантереи высокого качества по доступным ценам.

вернуться

Криминалистическое исследование закономерностей механизма правовой оценки

Успех достижения истины в уголовном процессе, стрем­ление к ее познанию, безусловно, зависит от законности из­бранного исследователем пути, от используемых им средств и способов и в целом от эффективности и качества деятель­ности, связанной с выявлением, установлением и устранением ошибок и процессуальных нарушений. Цель уголовного про­цесса до настоящего времени не определена нормами УПК Республики Беларусь: нет ясности в вопросе происхождения истины в уголовном процессе. Налицо двойственный характер истины (истина абсолютная - истина относимая, процессуаль­ная, формальная). Одно лишь требование достоверности по­лучаемых сведений, относящихся к категории допустимости доказательств, уже сбивает с толку исследователя в сфере уго­ловного процесса, в связи с чем совершенно справедливо от­мечает А.С. Александров: «Допустимость — это формальный (искусственный) критерий правильности доказательства, а до­стоверность — это характеристика его содержания. Допусти­мое доказательство может быть ложным, с другой стороны, до­стоверное сведение может быть недопустимым». Значительно осложняет механизм правовой оценки процессуальных актов в том числе и двойственный характер существенных наруше­ний (условные - безусловные).

Безусловные процессуальные нарушения — это те, кото­рые возникают вследствие несоблюдения участниками уголов­ного процесса прямых указаний уголовно-процессуального права и его источников.

Условные существенные процессуальные нарушения про­исходят в результате несоблюдения норм уголовно-процессу­ального права и его источников, признание которых зависит от усмотрения должностных лиц, ведущих уголовный про­цесс, а также иных его участников.

В связи с этим данная проблема содержит немало про­тиворечий, подводных течений. Поскольку законодатель формулирует определение существенных процессуальных на­рушений, следовательно, допускается сама возможность воз­никновения (допущения) иных процессуальных нарушений, не относящихся к категории существенных. И только обозна­чив категорию существенных нарушений, их признаки и свой­ства, можно будет определить круг иных процессуальных на­рушений, не относящихся к существенным.

Иные процессуальные нарушения, не относящиеся к кате­гории существенных (не обладающие признаками существен­ных нарушений), носят исключительно оценочный характер и возникают вследствие признания их таковыми органом, веду­щим уголовный процесс.

Критерии существенности процессуальных нарушений необходимо устанавливать с учетом закономерностей возник­новения, формирования ошибок в сфере уголовно-процессу­альных правоотношений. При этом одни и те же нарушения в различных случаях способны играть роль существенных либо не обладающих признаками существенности в зависимости от существующих угроз наступления негативных правовых по­следствий. Это означает, что обязательным критерием суще­ственности процессуальных нарушений являются негативные правовые последствия, воздействующие на итоговые и проме­жуточные процессуальные решения, на процедуру защиты и отстаивания законных прав и интересов личности, общества, государства в уголовном процессе, а также на процесс и ре­зультат реализации задач уголовного судопроизводства.

Факт наступления негативных правовых последствий необ­ходимо установить на основе правовой оценки процессуальных нарушений. Возникновение и протекание негативных правовых последствий носит длящийся, порой латентный характер, что свидетельствует о необходимости определения еще одного кри­терия существенности процессуальных нарушений — характе­ристики диапазона и динамики их воздействия.

Нарушение представляет собой динамическую систему взаимосвязанных и взаимозависимых действий - бездействий, противоречащих нормам действующего уголовно-процессу­ального права и его источников. Формирование и развитие существенных уголовно-процессуальных нарушений и их не­гативных правовых последствий становится возможным при наличии для этого благоприятных причин и условий. Процесс познания расследуемого события носит длительный характер и содержит оригинальные приемы, способы, в том числе не урегулированные нормами права. В таком многообразии ис­пользуемых средств и способов познавательной деятельности и рождаются нарушения, в том числе существенные. Как и лю­бая деятельность, нарушение представляет собой процедуру, которая имеет изменяемый и индивидуальный характер.

Диапазон и динамика существенных нарушений являют­ся обязательными признаками и свойствами преобразователь­ных явлений, связанных с возникновением причин и условий, способствовавших их допущению, а также формированию и развитию негативных правовых последствий. Изменения на­рушений по их диапазону и динамике выражаются в различ­ных преобразованиях — в их качественных и количественных характеристиках по кругу лиц, решений, задач, по средствам и способам их реализации. Преобразовательный характер носят не только сами нарушения, но и причины и условия, способ­ствовавшие их допущению, а также их негативные правовые последствия. Диапазон и динамика существенных нарушений свидетельствуют о силе и глубине негативного воздействия уголовно-процессуальных правоотношений на определен­ном этапе, стадии уголовного процесса, о локальности либо тотальности негативного воздействия складывающихся закон­ных и упорядоченных уголовно-процессуальных правоотно­шений. Нарушения, как правило, возникают одномоментно, а негативные последствия носят длительный характер и про­текают явно (очевидно) либо латентно. Диапазон и динамика существенных нарушений показывают также уровень состя­зательности сторон, формы противодействия (правомерного

-     неправомерного), процессуальные сроки негативных воз­действий нарушений на процесс реализации задач уголов­ного процесса и их последствия и установление объективной истины по уголовным делам. Существенные нарушения носят разноплановый характер и зависят от множества факторов. При установлении диапазона нарушений учитывается и вре­менной фактор (временной период) негативного воздействия в результате их допущения и наступления негативных право­вых последствий. Определяется также, носило ли существен­ное нарушение явный либо латентный характер, стало ли оно следствием допущенных ошибок или иных уголовно-процес­суальных нарушений. Изменение диапазона и динамики фор­мирования нарушений зависит от ряда условий объективно­го и субъективного характера, в частности, от затрагиваемых законных прав и интересов участников уголовного процесса (личности, государства).

Динамика существенных нарушений зависит от следую­щих факторов:

-     заинтересованность в результате допущенных наруше­ний и наступлении негативных правовых последствий со сто­роны недобросовестных лиц;

-     количество субъектов, вовлеченных в акт процессуаль­ного нарушения и в круг негативных правовых последствий;

-    конфликт (конструктивный - деструктивный), выступа­ющий как причина, условие и следствие допущения факта су­щественного уголовно-процессуального нарушения;

-    наличие итоговых и промежуточных решений, сопря­женных с фактом допущения ошибок и иных уголовно-про­цессуальных нарушений;

-    максимальная приближенность факта допущенного на­рушения к факту принятия итоговых и иных промежуточных уголовно-процессуальных решений;

-    ожидаемый эффект (результат) тактической, стратеги­ческой деятельности субъектов доказывания и, напротив, на­ступление негативных последствий, носящих непрогнозируе­мый характер, и др..

Диапазон негативного воздействия существенных нару­шений зависит от ряда факторов:

-    отстаиваемые законные права и интересы личности и государства в уголовном процессе;

-    принимаемые процессуальные промежуточные и ито­говые решения; решаемые задачи уголовного процесса;

-    субъекты, вовлеченные в сферу уголовно-процессуаль­ных правоотношений;

-    процессуальные следственные и иные уголовно-процес­суальные действия;

-    средства и способы решения процессуальных и крими­налистических задач;

-    негативные правовые последствия существенных нару­шений по степени интенсивности и устойчивости их воздей­ствия и т.д.

Совершенно очевидно, что существенные процессуаль­ные нарушения влекут за собой наступление негативных пра­вовых последствий. А вот с последствиями фактов допущения ошибок еще предстоит разобраться. Нередко и ошибки, и на­рушения приводят к одним и тем же негативным правовым последствиям и возникают вследствие дисбаланса частных и публичных интересов, деструктивной деятельности лиц, про­тиворечащей нормам действующего национального и между­народного законодательства и препятствующей реализации задач уголовного процесса и установлению истины по уголов­ным делам.

Подмена категорий «ошибка» и «существенное процес­суальное нарушение» в уголовном судопроизводстве пред­ставляется абсолютно недопустимым явлением. Признание фактов допущения существенных нарушений по ошибке при­ведет к бесконтрольности и беспринципности уголовно-про­цессуальной деятельности, а судебный контроль, прокурор­ский надзор, как и ведомственный процессуальный контроль СК, будут преданы забвению.

И действительно, как доказать, по какой причине до­пущено то или иное ошибочное деяние: преднамеренно оно было допущено либо непреднамеренно? Как отличить такие явления, как «ошибка» и «нарушение»? Порой просто невоз­можно узреть «мушку в янтаре».

Чтобы ответить на этот вопрос, прежде всего необходимо выяснить природу, закономерности происхождения ошибоч­ного деяния и дать определение понятию ошибки в уголовном процессе. так, Н.Л. Гранат в 1983 г. писала, что (криминалисти­ческая) ошибка непреднамеренная — это погрешность, непра­вильность, неверность, промах или действие, не приводящие к достижению поставленной цели. В качестве общего правила, на основе которого неправильные действия следователя долж­ны считаться ошибкой, следует назвать отсутствие вины в тех ее классических формах, которые известны в теории права[4]. В интерпретации О.Я. Баева следственные ошибки — это «лю­бые неправильные действия следователя, не носящие характер следственного произвола, направленные, по его субъективно­му мнению, на качественное расследование преступлений.. .». С.А. Шейфер и О.Я. Баев утверждают, что мотивация следова­теля по отношению к совершенной ошибке может проявлять­ся либо в добросовестном заблуждении, либо в «смешанной» форме вины, то есть сознательной (умышленной) по отноше­нию к действию и неосторожной по отношению к наступив­шему результату — ошибочному решению.

По мнению В.П. Крамаренко, под следственной ошибкой понимается «ситуационно обусловленное упущение следова­теля либо выбор им неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных либо субъективных факторов, влекущее за собой недостижение оп­тимального результата или утрату потенциальных возможно­стей в ходе предварительного расследования».

Р.С. Белкин полагал, что «всякая ошибка — результат не умысла или неосторожности, а лишь добросовестного заблуж­дения... Ошибка не является упущением, поскольку при упу­щении лицо не выполняет должное не в силу добросовестного заблуждения, а по причине того, что игнорирует, пренебре­гает должным, легкомысленно или самонадеянно относится к требованиям закона или рекомендациям криминалистики. Заблуждение не может расцениваться только как личное дело заблуждающегося, оно налагает отпечаток на весь процесс до­казывания и приобретает всегда то или иное общественное значение».

Ошибка в уголовном процессе есть выраженное в дей­ствии - бездействии (мнения, оценки, суждения), а также в мыследеятельности добросовестное заблуждение субъекта уголовно-процессуальных правоотношений, которое препят­ствует эффективному и качественному уголовному судопро­изводству, решению уголовно-процессуальных, тактических, методических и организационных задач. Речь идет о степени эффективности и качества решаемых органом уголовного пре­следования криминалистических и уголовно-процессуальных задач.

Несомненно, ошибки, как и нарушения, подлежат выяв­лению, установлению и устранению, однако они, как и процес­суальные нарушения (существенные и иные), могут иметь раз­личное значение. Нередко встречаются суждения о больших, катастрофических, неисправимых ошибках либо, напротив, незначительных, ничтожных и поправимых. Как быть с этим? «Результат следственной ошибки (в частности, тактической) далеко не всегда находит отражение в процессуальных актах предварительного расследования». Подобные явления значи­тельно усложняют определение границ между категориями «ошибка» и «процессуальное нарушение». В отдельных случа­ях такие границы носят условный характер, что нередко при­водит в замешательство должностных лиц, осуществляющих судебный контроль, ведомственный процессуальный контроль в СК, прокурорский надзор. Собственно, в этом и кроется опасность. В любом случае ответ должен быть категоричным. Здесь все будет зависеть от возможности либо неизбежности наступления негативных правовых последствий и характера исследуемого деяния.

Таким образом, правовой оценке подлежат следующие обстоятельства: факт допущения ошибки либо нарушения, их характер, все значимые причинно-следственные связи и их негативные правовые последствия. Ибо субъект, чьи законные права и интересы существенным образом нарушены, никогда не согласится и не смирится с тем, что существенное уголов­но-процессуальное нарушение допущено по ошибке, что, соб­ственно, трудно оспорить. Человеку, как известно, свойствен­но ошибаться. Ошибки были, есть и будут, и даже можно с определенной долей уверенности утверждать, что ошибки в определенных случаях просто неизбежны, а порой и законо­мерны по объективным либо субъективным причинам. Выход видится в признании законодателем факта существования ка­тегории ошибок, существенных и иных процессуальных на­рушений. И тогда субъекты уголовного процесса будут иметь возможность различать данные явления.

В исключительных случаях обозначенную проблему можно также решить при помощи используемых примири­тельных процедур (компромисс, медиация, досудебное со­глашение): стороны договариваются, что при определенных условиях то или иное деяние (действие-бездействие) никоим образом не создает угрозы наступления негативных правовых последствий для обеих сторон. Причем это может касаться как ошибок, так и процессуальных нарушений, но не относящихся к существенным — безусловным. Однако подобные решения, хотя должны и могут быть использованы в целях выявления, установления, устранения ошибок и процессуальных нару­шений, все же следует принимать с особой осторожностью в условиях осуществления надлежащего процессуального кон­троля. Данная задача выступает как факультативная, но ни в коем случае не является средством и способом их сокрытия. При этом субъекты, ведущие уголовный процесс, не вправе допускать деятельность ошибочного характера «преднамерен­но, под благовидным предлогом».

Возникновение ошибок и нарушений зависит от над­лежащего соблюдения законных прав и интересов личности, общества, государства в уголовном процессе. Содержательная сторона категории «законный интерес», «интерес» носит, как известно, изменяемый характер. Интерес человека нередко возникает и формируется в процессе его мыслительной дея­тельности (в контексте ситуационно формируемых намере­ний, желаний). Круг интересов, определяемых в сфере уголовно-процессуальных правоотношений, вполне закономерно корректируется, изменяется как по субъективным, так и по объективным причинам...

«В то же время, нельзя не обратить внимание на фактор "угрозы наступления негативных последствий" в результате допущения ошибок. Действительно, допускаемые следовате­лем ошибки могут как привести к таковым последствиям, а могут быть вовремя устранены, либо же по иным причинам не привести к негативным последствиям, однако реальную угрозу наступления этих последствий создать. Это относит­ся, в первую очередь, к ошибкам в тактико-психологическом обеспечении расследования». Какие же негативные правовые последствия могут наступить в результате допущения оши­бок? Итак, возможно ли определить критерии допустимости деятельности ошибочного характера, способствующие от­граничению от категории существенных процессуальных на­рушений? На наш взгляд, такие границы должны быть одно­значно определены:

-    во-первых, негативные правовые последствия совершен­но точно не должны обладать признаками существенных про­цессуальных нарушений;

-    во-вторых, данные последствия должны носить обрати­мый характер, т. е. они должны быть устранимыми;

-    в-третьих, факт допущения ошибки должен найти свое признание со стороны лиц, ведущих уголовный процесс, а также со стороны лиц, чьи законные права и интересы в ре­зультате этого затронуты. Причем данные лица должны быть уведомлены в обязательном порядке о результатах устранения ошибок (при необходимости и об используемых средствах и способах устранения допущенных ошибок, если это признано допустимым). Ибо негативные правовые последствия, произо­шедшие в результате ошибки, непосредственно касаются кру­га отстаиваемых и защищаемых законных прав и интересов участников уголовного процесса. Иначе данные лица вправе настаивать на том, что в данном случае имеет место не ошибка, а процессуальное нарушение, характер которого должен быть определен его правовой оценкой органом, ведущим уголов­ный процесс, и иными заинтересованными участниками.

Что объединяет ошибки и процессуальные нарушения? В определенных случаях они могут быть допущены непредна­меренно — вследствие добросовестного заблуждения. Тем не менее указанные выше деяния требуют разграничения, уясне­ния их правовой природы и, как следствие, правовой оценки. И ошибки, и нарушения приводят к дисбалансу, деструктивной деятельности сторон, препятствующей реализации задач уго­ловного процесса и установлению истины по уголовным делам.

Ошибки представляют собой явление, которое должно найти свое признание сторонами, они должны быть устране­ны, как и их причины и условия. Хотя следует отметить, что встречаются случаи, когда негативные правовые последствия в результате допущения и ошибок, и нарушений носят тож­дественный характер, что значительно осложняет решение данной задачи. На наш взгляд, решение данного вопроса за­ключается в установлении причин и условий допущенных дея­ний, в результате созданных (создаваемых) угроз наступления и развития в дальнейшем негативных правовых последствий (их преобразования, степени их значения).

Определение критериев ошибки и процессуальных на­рушений, в том числе существенных, будет способствовать по­вышению эффективности и качества судебных и досудебных стадий уголовного судопроизводства. Уголовный процесс ста­нет более прозрачным и понятным с точки зрения правовой оценки деятельности субъектов, а также принятия промежу­точных, итоговых процессуальных решений.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика