Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Некоторые проблемы формирования и становления правовой охраны товарных знаков в Европейском Союзе
Научные статьи
06.08.13 10:25
Конечно, в разных точках земного шара дела с арендой авто обстоят по-разному, однако прокат автомобилей в Европе всегда гарантирует надежность, хотя эта надежность часто стоит немало. Аренда автомобилей в Европе вся подробная информация на сайте http://cars-scanner.com

вернуться

Некоторые проблемы формирования и становления правовой охраны товарных знаков в Европейском Союзе


Как известно, первопричиной начала процессов унифика­ции и гармонизации патентного права в Европейском Союзе явилась не сама по себе проблема повышения эффективности правовой охраны интеллектуальной собственности Пробле­ма лежала в несколько иной плоскости: насущная и актуаль­ная необходимость скорейшего создания внутреннего единого рынка ЕС, составной частью которого и являлся сам механизм правовой охраны интеллектуальной собственности, по воз­можности, единый для всех стран Сообщества. Более того, в 1985 г. Комиссия Европейских сообществ прямо ссылалась на это обстоятельство в документе, озаглавленном как «Белая книга по завершению создания внутреннего рынка». «Разли­чия в законодательстве об интеллектуальной собственности, - говорится в документе, - имеют непосредственное негативное воздействие на торговлю в Сообществе и саму возможность для деловых кругов в рассмотрении общего рынка как едино­го рынка для их экономической активности». Понадобилось сравнительно много времени, чтобы Комиссия Европейских сообществ начала воплощать этот план, эту своеобразную программу действий в реальный, работающий механизм пра­вового регулирования в рамках всего ЕС, непосредственно за­трагивающий интеллектуальную собственность. Но сами кон­кретные результаты этого процесса проявились лишь в 90-е годы XX в., с принятием целого ряда директив и регламентов, направленных на унификацию и гармонизацию правовой ох­раны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе.

Гармонизация правовой охраны товарных знаков, в отли­чие от патентного права, изначально осуществлялась в рамках коммунитарного контекста, однако ожидаемый результат и усилия от этого эффекта в течение длительного времени были не в полной мере определенным. В целях проведения необ­ходимого исследования о путях и перспективах возможной гармонизации правовой охраны товарных знаков была созда­на специальная рабочая группа во главе с видным исследова­телем и практиком в сфере интеллектуальной собственности Де Хааном. Следует подчеркнуть, что результаты работы этой группы и ее предложения легли впоследствии в основу приня­того Регламента Совета ЕС № 40/94 о товарном знаке Сообще­ства от 20 декабря 1993 г.

Основной рекомендацией группы Де Хаана явилось пред­ложение о необходимости создания единого (унифицирован­ного) механизма правовой охраны товарных знаков путем введения товарного знака Сообщества и организации специ­ализированных учреждений Сообщества - таких, как Ведом­ство по товарным знакам Сообщества. При этом Европейская комиссия оправдывала эти далеко идущие планы inter alia путем обозначения необходимости устранить препятствия, чинимые интракоммунитарной торговле принципом терри­ториальности, имманентно присущим правам на результаты интеллектуальной деятельности. Проблема тем не менее за­ключалась в том, что Договор о ЕС не содержал прямых по­ложений о необходимой компетенции в целях создания права интеллектуальной собственности Сообщества и, следователь­но, не обеспечивает, как справедливо отмечает профессор И. Говере, специальную правовую основу для подобного рода инициатив6. Что же касается ст. 100 а Договора о ЕС (ныне - Договор о функционировании ЕС), то она только лишь пред­усматривала гармонизационные меры, но никак ни создание новых процедур Сообщества или же его новых институтов. В этой ситуации Европейская комиссия решила положить в основу своих предложений ст. 235 Договора о ЕС, которая предусматривала единогласное голосование в Совете ЕС. При­мечательно, что только лишь к концу 1993 г. указанный про­ект, начало подготовки которого датируется 1980 г., получил одобрение в Совете ЕС.

Осуществление поставленной цели по созданию единой (унифицированной) системы правовой охраны товарных зна­ков в ЕС тем не менее все более и более ослаблялось в контек­сте продолжающегося конкурентного существования нацио­нальных товарных знаков стран-членов ЕС. В целях смягчения эффекта от несоответствий в национальном законодательстве о товарных знаках стран-членов ЕС и в целях сделать нацио­нального законодательство более совместимым с Регламентом о товарном знаке Сообщества в 1988 г. была принята Первая Директива Совета, направленная на сближение законодатель­ства государств-членов о товарных знаках на базе ст. 95 Дого­вора о ЕС. Однако как это уже ясно из названия, указанная Директива только лишь касается сближения ограниченного числа положений национальных законодательств, а не полной гармонизации национального права о товарных знаках. Более того, по мнению профессора Г. Коэна йорама, можно было говорить лишь о очень незначительном результате.

Как уже отмечалось выше, подготовка гармонизацион- ных процессов в сфере правовой охраны товарных знаков ЕС заняла не один год, столкнувшись с целым рядом проблем, как правового, так и политического свойства. Следует, на наш взгляд, остановиться на наиболее значимых проблемах, столь отодвинувших начало гармонизационного процесса.

Одним из главных вопросов в контексте гармонизации права товарных знаков в ЕС был вопрос институционального свойства - создание Европейского Ведомства по товарным знакам и, в част­ности, правовой статус этой структуры в рамках Европейского сообщества. При этом в ходе обсуждения возникло два вариант решения этой проблемы - либо Ведомство по товарным знакам создается как организация, независимая от административных структур Европейского сообщества (как, например, Европейское патентное ведомство), либо как институциональная структура (орган) ЕС. С позиции Европейского комиссии Ведомство по то­варным знакам должно было выступать лишь в качестве органа Сообщества. Этот орган мог быть создан в рамках действовавшей ст. 235 Договора о ЕС, гарантирующей максимально возможную степень свободы и автономии от других органов Европейского сообщества. Создание же органа, аналогичного Европейскому патентному ведомству с его собственным Административным Советом, не допускалось по ст. 235 Договора о ЕС. С тем, чтобы несколько компенсировать пробел в создании совета, знакомо­го с предметом, рассматривалась возможность того, что мог бы быть создан так называемый «консультативный комитет» в рам­ках Ведомства по товарным знакам с тем, чтобы помогать своей экспертной деятельностью Президенту Ведомства.

Кроме того, очень остро звучала проблема места распо­ложения будущего Ведомства по товарным знакам Сообще­ства, вокруг чего возникло немало дискуссий, поскольку этот вопрос носил, безусловно, политический характер.

Институционального вопроса также касалась проблема бюджета будущего Ведомства по товарным знакам, включая и вопрос регистрационных пошлин. Подчеркивалось в этой свя­зи, что подразделения по товарным знакам большинства наци­ональных патентных ведомств не могут лишь финансироваться от поступлений за регистрацию товарных знаков и продление их регистрации, а финансируются также за счет поступлений от патентных ежегодных платежей (аннуитетов). Следовательно, можно предположить, что и Европейское Ведомство по товар­ным знакам должно было быть «субсидируемой структурой». Безусловно, платежи за регистрацию товарных знаков Сообще­ства были бы значительно выше аналогичных национальных платежей. Однако, указанная сумма поступлений также была бы ограниченной, поскольку сама по себе привлекательность товарного знака Сообщества, как справедливо полагает профес­сор Т. Винье, могла бы быть в определенной степени ущемлена высокими пошлинами. Тем не менее можно было обратиться к примеру Великобритании, где опыт с самофинансированием Британского Ведомства по товарным знакам в течение длитель­ного времени звучал достаточно оптимистично.

Достаточно остро встала проблема языков в деятельно­сти будущего Ведомства по товарным знакам. Так, в частности, Европейская комиссия предлагала решение этой проблемы в утверждении трехязычной модели рабочих языков Ведомства по товарным знакам с использованием английского, француз­ского и немецкого языков. Тем не менее Европейская комиссия прекрасно понимала, что указанное предложение политически очень деликатно, как, впрочем, и идея с использованием лишь двух языков в качестве рабочих. Значительно легче можно было решить эту проблему, избрав лишь один язык в качестве ра­бочего языка Ведомства по товарным знакам. Однако и в этом случае возникал вопрос - это может быть как английский, так и французский язык. Кроме того, ассоциацией AIPPI предла­гался иной модифицированный вариант лингвистической про­блемы. Этот вариант предусматривал разграничение между процедурными языками (в качестве которых выступали бы три рабочих языка Европейского патентного ведомства) и единым внутренним рабочим языком Ведомства по товарным знакам. Так или иначе, указанный вариант в интересах пользователей позволял бы подавать заявки на любом языке Сообщества. Од­нако в целом было достигнуто понимание того, что лингвисти­ческая проблема не столь уж серьезна в том, что касается заявок на товарные знаки. Опыт, полученный в ходе функционирова­ния Мадридского соглашения о международной регистрации товарных знаках продемонстрировал, что возникло достаточно мало проблем, связанных с использованием стандартизирован­ных заявительных форм и международной системой классифи­кации, которая доступна на нескольких языках.

Одной из важнейших проблем, вызвавших различные дискуссии, явилась проблема возможной защиты прав на не­зарегистрированные обозначения. Первоначальное предло­жение Европейской комиссии заключалось в том, что защита (и производство по делу) может осуществляться лишь в отношении зарегистрированных товарных знаков - зарегистриро­ванных или на уровне Европейского сообщества, или в госу­дарстве-члене ЕС. В результате возражений Великобритании, Ирландии и Дании, чьи законодательства о товарных знаках допускают защиту незарегистрированных товарных знаков, мнение Европейской комиссии (вследствие влияния и Евро­пейского парламента) подверглось некоторой корректировке, что повлекло за собой включение в проект гармонизационных актов положений о правовой защите и незарегистрированных обозначений. Однако с точки зрения AIPI, подобное решение проблемы требует, в целях ускорения процедуры, чтобы со­ответствующая сторона в процессе должна была доказывать существование и объем охраны незарегистрированного обо­значения. тем самым можно было бы избежать возложения бремени на Ведомство по товарным знакам с длительным ис­следованием доказательств в подобного рода делах.

Кроме того, была сделана ссылка на то обстоятельство, что возможное включение в сферу охраны незарегистриро­ванных прав могло бы возможно стать менее подвергаемым критике, если бы положения национальных законодательств по так называемым правам системы Общего права (приобре­тенные права) могли быть успешно гармонизированы в рам­ках ЕС. В частности, было бы убрано терминологическое раз­ногласие. Что же касается условий правовой охраны, то здесь не так много различий.

Важной представляется и проблема исчерпания прав, ко­торая была закреплена в первоначальной версии гармонизаци- онных актов в достаточно дискуссионной форме и подверглась многочисленной критике. Дело в том, что ст. 11 проекта Регла­мента, предложенного Европейской комиссией (1984 г.), отходит от принципа международного исчерпания права, предусматри­вая при этом исчерпание права на товарный знак Сообщества лишь в том случае, если товары были введены в торговый оборот на территории Сообщества. Даже Европейская комиссия была не слишком рада такому решению, за которым стояли лишь со­ображения торговой политики, но не права на товарный знак.

В связи с этим особо было подчеркнуто, что подобное регулирование могло бы привести к трудностям в экономи­ческой политике, поскольку это могло бы предложить пред­приятиям, особенно из США и Японии, возможность под­держивать политику высоких цен в рамках ЕС. Усилия ЕС по преодолению указанных проблем путем заключения двусто­ронних соглашений, которые могли бы регулировать вопросы исчерпания прав на основе взаимности, были изначально от­вергнуты. Принцип взаимности был признан неподходящим инструментом для решения проблем в сфере промышленной собственности и оставлен в стороне.

Была также обозначена проблема создания эффективно­го механизма судебной защиты права на товарный знак Сооб­щества. При этом подчеркивалось, что эффективность право­вой охраны товарных знаков должна все-таки превалировать над теоретическими возражениями о природе права Сообще­ства, о чем также велось много дискуссий. В этой связи была предложена идея о создании Европейского апелляционного суда, который мог бы быть учрежден на основе ст. 235 Догово­ра о ЕС. Однако реализация этой идеи увязывалась с перспек­тивным созданием Европейского патентного апелляционного суда (COPAC), который, тем не менее, так и не был учрежден в связи с провалом идеи введения единого патента Сообщества (на основе Люксембургской конвенции 1975 г., так и не всту­пившей в силу). В случае если бы подобный суд был учрежден, то он мог бы рассматривать споры, связанные с правом на то­варные знаки, получив соответствующую компетенцию.

Можно также говорить и о проблеме осуществления поис­ка по товарным знакам. Меморандум и первоначальный проект Европейской комиссии предусматривали обязательный поиск в связи с регистрацией товарного знака как компромиссное реше­ние между официальной экспертизой заявленного обозначения с полным официальным поиском, с одной стороны, и поиском, осуществляемым в связи с возражениями одной из сторон спо­ра о товарном знаке, с другой стороны. После того, как Европей­ская комиссия отказалась от концепции официального поиска, в рамках Совета министров ЕС пять государств-членов вновь вы­сказалась в пользу проведения обязательного поиска, в то время как Нидерланды, Франция и Германия выступали против такого поиска. При этом для этих трех стран приемлемым был поиск лишь в отношении Реестра товарных знаков ЕС.

таким образом, вновь возникла идея о том, что достаточ­но сложно будет достичь консенсуса о проведении обязатель­ного поиска для товарных знаков. Кроме того, Ассоциация AIPPI также выступила противником обязательного офици­ального поиска, хотя это давало бы определенные преимуще­ства для обладателей прав на более ранние товарные знаки. С другой же стороны, AIPPI не имела возражений против пред­ложения Дании, согласно которому национальные ведомства по товарным знакам могли бы осуществлять поиск на добро­вольно основе в качестве так называемой «официальной по­мощи» в интересах заявителей и обладателей прав на более ранние товарные знаки. Однако не высказывалось каких-либо иных существенных возражений против необязательной (вы­борочной) процедуры поиска, осуществляемой Ведомством по товарным знакам Сообщества.

Следует отметить и проблему отношения и взаимодей­ствия механизма регулирования товарных знаков Сообщества с Мадридским соглашением о международной регистрации товарных знаков. Эта проблема вызвала ряд вопросов. С одной стороны, четыре государства-члена ЕС на момент инициации гармонизационных процедур (середина 80-х гг. XX в.) не были участниками Мадридского соглашения о международной ре­гистрации товарных знаков, а с другой стороны, действовав­ший в то время текст Мадридского соглашения не предусма­тривал возможности, чтобы товарный знак Сообщества также мог быть обозначен в качестве базисного (основного) знака («домашняя регистрация») в целях международной регистра­ции товарных знаков.

В этой связи были подвергнуты детальному анализу ини­циативы Всемирной организации интеллектуальной собствен­ности в этой сфере. Первая цель этих инициатив - открыть и распространить Мадридское соглашение о международной регистрации товарных знаков на другие страны, другая задача - заключение протокола к Мадридскому соглашению о товарных знаках, содержащего специальные положения для товарного знака Сообщества как «домашней регистрации» в целях меж­дународной регистрации. Следует подчеркнуть, что соответ­ствующее взаимопонимание было достигнуто о необходимости взаимодействия между двумя указанными выше системами, между системой международной регистрации и системой то­варного знака Сообщества. Однако, подобное взаимодействие было достигнуто лишь значительно позднее, в 2003 г.

Не менее острые дискуссии вызывала и проблема о пер­спективных сферах, подлежащих правовой гармонизации в сфере Европейского права товарных знаков. Вполне очевидно, что это должны были быть, прежде всего, такие вопросы, как понятие товарного знака, регулирование процедуры регистра­ции и охрана прав на незарегистрированные обозначения, что должно было найти отражение в будущей Директиве. тем не менее, на момент начала гармонизационных процедур стало понятно, что не вызывает дискуссий лишь вопрос о понятии товарного знака как предмете гармонизации. Однако такие сложные вопросы, как охрана прав, приобретенных в рамках системы Общего права, регулирование регистрационной про­цедуры, охрана общеизвестных товарных знаков, остались за пределами текста будущей Директивы о сближении законо­дательства о товарных знаках в связи с большими различиями в национальных законодательных актах стран-членов ЕС о то­варных знаках.

Одно из важных мест в контексте гармонизационных про­цедур в сфере права товарных знаков ЕС занимала (да и зани­мает сейчас) проблема борьбы с пиратством в сфере товарных знаков. В этой связи Комиссией ЕС были выдвинуты предло­жения, направленные на гармонизацию процедур в сфере та­моженного права. Однако возникла дискуссия о расширении каталога принимаемых мер, с включением в их состав также уголовно-правовых и гражданско-правовых мер в отношении борьбы с пиратством в области товарных знаков. тем более что указанные меры активно стали рассматриваться и на уровне отдельных стран-членов ЕС (ФРГ, Нидерланды). тем не менее на уровне Европейской комиссии так и не поступило предло­жений о расширении применяемых норм.

Что же касается предложенных Европейской комиссией мер в сфере процедур по таможенной конфискации, то они были раскритикованы за чрезмерное расширение сферы при­менения данной меры и, одновременно, за слабые и расплыв­чатые санкции. Было подчеркнуто, что случаи пиратства в сфере товарных знаков должны быть более четко отграничены от «обычных» элементов, составляющих нарушение права на товарный знак. Указанная необходимость отграничения была единодушно определена, по образному выражению профес­сора Г.Коэна йорама, как ключевая проблема для будущего регулирования против пиратства в сфере товарных знаков. Кроме того, интерес был проявлен и к предложениям, под­готовленным в ФРГ Германской Ассоциацией по охране про­мышленной собственности и авторского права (GRUR). Ука­занные предложения, в частности, содержали рекомендацию введения в уголовное законодательство нового состава престу­пления, введения дополнительных мер гражданско-правово­го характера и упрощенной процедуры наложения ареста по правилам таможенного права.

Производство информационных стендов с участием профессиональных дизайнеров направлено на то, чтобы размещение буклетов, прайс-листов и иной информацией было максимально доступно и удобно для потенциальных клиентов. Оригинальное оформление также привлекает внимание к стенду. Помимо того, по российскому законодательству, торговые организации должны установить у себя стенды для информации «уголок покупателя». В Петербурге производством стендов занимается компания "М-Станд", вся подробная информация здесь http://www.mstand.ru




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика