Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Понятие и значение юридической ошибки при квалификации уклонения от уплаты налогов в уголовном праве Украины
Научные статьи
06.08.13 11:40
Купить загородный дом, отвечающий вашим требованиям, сегодня не так-то просто. Предлагаем купить коттеджи, отвечающие следующим основным требованиям большинства покупателей: приемлемые цены: наша компания учитывает финансовые возможности клиентов; комфортабельность: планировка коттеджа должна быть разумной и функциональной; выгодное месторасположение: каждый хотел бы купить коттедж, находящийся в зеленой зоне, недалеко от водоема, леса, луга. Вся подробная информация на сайте zolotoybereg.com


вернуться

Понятие и значение юридической ошибки при квалификации уклонения от уплаты налогов в уголовном праве Украины


Привлечение к уголовной ответственности с позиций субъ­ективной стороны состава преступления предусматривает, сре­ди прочего, адекватное воспроизведение в сознании виновного юридических и фактических характеристик совершенного де­яния и его последствий. Как правило, физическое вменяемое лицо в полном объеме реально воспроизводит в психике эти характеристики. Однако правоприменительной практике зна­комы случаи, когда гражданин ошибочно представляет как юридические, так и фактические характеристики поведения и его последствия, что может существенно влиять на вопросы привлечения к уголовной ответственности. Основания для та­ких ложных представлений могут быть разнообразными и на­ходиться как в объективной, так и в субъективной сферах.

таким образом, с вопросом уголовно-правовой квалифи­кации деяний, связанных с совершением неуплаты налогов, сборов, других обязательных платежей, тесно связан институт ошибки в уголовном праве. Уголовно-правовой науке и прак­тике известны достаточно распространенные случаи, когда лицо, совершая конкретный акт противоправного поведения, ошибается в его фактических признаках или неправильно оце­нивает его правовую природу или юридические свойства. При оценке преступности либо непреступности такого акта пове­дения необходимо учитывать ошибку, которая традиционно называется ошибкой в уголовном праве. Наличие ошибки мо­жет существенно повлиять на квалификацию совершенного деяния, поскольку она непосредственно влияет на содержание вины, определяя характер и содержание интеллектуальных и волевых процессов.

Как юридические, так и фактические ошибки относятся к интеллектуальной сфере личности и поэтому могут иметь место исключительно при совершении умышленных престу­плений. Значение ошибки в случаях неуплаты налогов, сбо­ров, других обязательных платежей проявляется в том, что она способна влиять на вопрос определения вины подозреваемого.

В целом в юридической литературе вопросам уголов­но-правовой ошибки уделено достаточно много внимания в монографических исследованиях таких известных ученых как З.Г. Алиев, Ю.А. Вапсва, В.Ф. Кириченко, М.Б. Фаткуллина, В.А. Якушин, Л.Д. Гаухман, В.М. Кудрявцев, Б.С. Никифоров, П.С. Дагель, Л.И. Коптяков, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог, Н.С. таганцев, А.Н. трайнин, Б.С. Утевский. В то же время не­достаточно изученным остается значение ошибки в случаях уклонения или неполной уплаты налогов, сборов, других обя­зательных платежей.

Целью и задачей статьи является исследование юридиче­ской ошибки в уголовном праве. Новизна работы заключает­ся в том, что в данной работе сделана попытка на основании доктринальных определений юридической ошибки в уголов­ном праве, предложить собственное определение понятия и значения юридической ошибки в составе преступных посяга­тельств, заключающихся в уклонении от уплаты налогов.

Юридическая ошибка характеризуется заблуждением от­носительно: преступности либо непреступности совершенно­го деяния, уголовно-правовой квалификации; вида и размера наказания. В контексте исследуемого вопроса нас особенно интересует ошибка в преступности деяния. Она может заклю­чаться как в том, что гражданин считает совершенное деяние преступлением, когда на самом деле оно таковым не является, так и в том, что он считает совершенное им деяние правомер­ным, тогда как оно является преступным, что довольно часто имеет место в случае неуплаты налогов и сборов. та сторона общественно опасного деяния, которую отражает юриди­ческая ошибка, а именно - его противоправность, является объективным фактом. Поскольку она является одним из при­знаков преступления, закрепленных в ч. 1 ст. 11 УК Украины, то при ее отсутствии нельзя говорить о преступности деяния, хотя оно может и представлять опасность для определенных общественных отношений. Решая вопрос о виновности лица, важно выяснить, как противоправность отражалась в его со­знании, как она относилась к этому признаку.

В уголовно-правовой литературе выделяется немало клас­сификаций юридических ошибок. Наиболее распространен­ной является классификация юридических ошибок в зави­симости от неправильного восприятия лицом той или иной стороны совершенного им деяния: ошибка в преступности или непреступности деяния; ошибка в квалификации содеян­ного; заблуждение относительно наказуемости деяния.

Относительно преступлений, связанных с совершением неуплаты налогов, сборов, других обязательных платежей, наиболее распространенным видом юридической ошибки яв­ляется ошибка в преступности или непреступности деяния. В правовой литературе общепринятым является ее разделение в зависимости от правовой природы совершенного на: ошибку лица, которое считает свое деяние преступлением, хотя в дей­ствительности оно таковым не является; ошибку лица, которое не считает свое деяние преступлением, хотя в действительно­сти оно является преступлением.

В первом случае речь идет о так называемой положитель­ной юридической ошибке или «мнимое преступление». В та­кой ситуации лицо неправильно оценивает совершаемое им деяние как преступное, ошибаясь в его общественной опасно­сти и уголовной противоправности, поскольку оно не влечет и не может повлечь существенный вред общественным отно­шениям, которые поставлены под охрану уголовного закона, и закон не считает соответствующее деяние преступлением. Другими словами, УК Украины или вообще не содержит нор­мы, которая предусматривала бы совершенное лицом деяние (из-за чего деяние не может быть признано уголовно проти­воправным), или содержит норму, которая предусматривает условия, согласно которым деяние признается правомерным. такое деяние считается преступным лишь с точки зрения са­мого «мнимого преступника». Сложным является вопрос об уголовно-правовом значении негативной юридической ошиб­ки, суть которой заключается в том, что лицо неправильно оценивает совершаемое им деяние как непреступное, хотя оно предусмотрено в уголовном законе как преступление. В част­ности, М.Б. Фаткуллина выделяет следующие признаки такой юридической ошибки: в результате негативной юридической ошибки лицо неправильно оценивает юридическую сторону совершенного деяния, ошибаясь относительно его обществен­ной опасности и уголовной противоправности; неправильная оценка касается того, что лицо не считает совершенное им деяние общественно опасным и уголовно противоправным, уголовный закон относит совершаемые лицом деяния к пре­ступлениям; лицо действительно не знает о существовании уголовно-правового запрета, заблуждаясь добросовестно; лицо не могло знать о существовании уголовно-правового запрета, основанием для чего могли стать следующие обсто­ятельства: особые психофизиологические, социальные и дру­гие признаки (например, отставание в психическом развитии, проживание в местности, удаленной от крупных культурных и промышленных центров, или в случае когда иностранный гражданин недавно приехал в страну и т. п.), уголовный закон, который вступил в законную силу, не был опубликован или не был доведен до сведения граждан иным способом; ошибочное толкование уголовного закона; криминализация деяния про­изошла незадолго до его совершения; были изменены норма­тивные акты иных отраслей права (появились новые правила, нормы, инструкции), нарушение которых формирует основу преступлений с бланкетными диспозициями, при этом субъ­ект не ознакомлен и не имел возможности ознакомиться с но­выми правилами (нормами, инструкциями), которые измени­ли содержание уголовно-правового запрета.

таким образом, ошибку о преступности или непреступ- ности деяния, связанного с совершением неуплаты налогов, сборов, других обязательных платежей, необходимо рассма­тривать в неделимом единстве с составляющими элементами понятия налоговой обязанности в его современном законода­тельном понимании.

Выполнение налоговой обязанности на практике за­ключается в применении норм финансового и таможенного права. таким образом, анализ структуры налоговой обязан­ности убедительно доказывает, что лицо, на которое возла­гается манипулирование такими значительными объемами информации, должно быть наделено адекватным уровнем профессиональной подготовки. И, как справедливо отмечает профессор А.Костенко, - применение нормы права является одним из самых сложных правовых явлений. Оно зависит от состояния воли и сознания того, кто применяет правовую нор­му, т. е. от его социальной (в том числе правовой) культуры5. Следует иметь в виду, что правопорядок в обществе является результатом не того, какое законодательство существует в об­ществе, а того, как это законодательство применяется людьми в соответствии с их культурой. такое правило следует из так называемой концепции инструментальной функции законо­дательства, согласно которой закон работает тогда, когда его применяют люди, и так, как его применяют люди.

Сегодня проблема применения норм права становится особенно актуальной, в частности, в связи с распространением злоупотребления законодательством (т. е. произвольным ма­нипулированием законами), а также неумышленным непра­вильным применением законов. такое положение дел имеет тенденцию к ухудшению, так как, с одной стороны, правовое регулирование всех сфер жизни усложняется, а с другой - все больше людей включаются в сферу применения норм пра­ва. Среди последних значительна доля лиц, не являющихся юристами - профессионалами. Сегодня от лица, очевидно, требуются достаточно широкие специальные знания, опыт ис­пользования этих норм и элементарная внимательность при составлении документов таможенного оформления. Итак, имея соответственно своей должности полномочия приме­нять определенные правовые нормы, регулирующие их дея­тельность, в том числе предпринимательскую, они могут быть не готовы к надлежащему применению этих норм. Кроме того, современное законодательство Украины страдает несо­вершенством, которое затрудняет его применение даже очень опытными юристами.

Как показало наше изучение судебной практики, до­статочно распространенно в этих условиях такое явление, которое можно было бы назвать «правоприменительная неосторожность». Это явление эмпирически можно описать как случай, когда лицо незаконно действует, потому что, приме­няя нормативно-правовой акт, неправильно истолковывает ту или иную его норму.

таким образом, о значении юридической ошибки не­возможно говорить, не выяснив вопросов, связанных с виной подозреваемого. Следует согласиться с аргументами в пользу того, что элементом вины лица является осознание не только общественной опасности, но и уголовной противоправности совершенного деяния. А это значит, что осознание юридиче­ских свойств деяния также может определять вину лица.

Во многих случаях подозреваемые, которым инкримини­ровалось уклонение от уплаты налогов, сборов и обязательных взносов, ссылались именно на незнание ими нормативно-пра­вовых актов, которыми были установлены определенные обя­зательные взносы и/или механизмов их исчисления и уплаты. так, В.Н. Бурдин отмечает, что сегодня можно говорить об этом положении не как о презумпции, а как об аксиоме - оно не может быть опровергнуто ни при каких условиях. Незнание законов, если оно действительно имеет место и произошло не по вине лица, должно освобождать его от юридической и, в частности, уголовной ответственности. Иначе говоря, это по­ложение должно быть опровержимым.

В тоже время во многих случаях подозреваемые исполь­зовали в своей работе эти нормативно-правовые акты, в част­ности руководствовались положениями, которые устанавли­вали льготы по уплате тех же обязательных взносов. Однако далеко не во всех уголовных делах правоохранительные орга­ны уделяли этому должное внимание, из-за чего достаточно часто производства неоправданно закрываются за отсутствием состава преступления.

В связи с установлением факта осознания налогоплатель­щиком налоговых обязательств по отношению к государству, следует особо отметить три момента, на которые необходимо обращать внимание: уровень четкости определения механиз­мов выполнения налоговых обязательств в действующем за­конодательстве; наличие возможности неоднозначных интер­претаций действующего законодательства в налоговой сфере; наличие консультаций специалистов по соответствующим во­просам и характер их выводов.

Таким образом, национальная правовая система Украины достаточно полно регламентирует нормативно-правовые рам­ки определения уголовной противоправности совершенного лицом деяния, связанного с уклонением от исполнения нало­говой обязанности, оставляя при этом за таким лицом в от­дельных случаях возможность защититься от уголовного пре­следования путем ссылки на наличие в его действиях ошибки в фактических признаках деяния или из-за неправильной оцен­ки его правовой природы или юридических свойств, сложив­шихся в сознании этого лица через определенные «внешние» или «субъективные» причины.

При этом под «внешними» причинами, которые могут обусловливать ошибку в действиях лица, мы предлагаем по­нимать случаи неоднозначной (множественной) трактовки прав и обязанностей предприятий и граждан, применение налоговых консультаций, вынесение предварительного ре­шения таможенного органа при наличии ошибки, которая существенно влияет на выполнение налоговых обязательств, и отсутствие детализированных механизмов выполнения налоговых обязательств по обязательным взносам государству в действующем законодательстве.

К «субъективным» причинам, которые могут обусловли­вать ошибку в действиях лица предлагаем отнести отсутствие надлежащего уровня профессиональной подготовки и доста­точного уровня практики применения налогового законода­тельства налогоплательщиков, вследствие чего они фактиче­ски не соответствует занимаемой должности (если речь идет непосредственно о работниках юридических лиц), к этим при­чинам также относим и возможность доступа к юридически значимой информации (в случае если субъект исполнения налоговой обязанности выступает как непрофессиональный с позиций правоприменения).

К подобному выводу пришли и авторы анализа практики применения судами Украины законодательства, которое пред­усматривает уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей, проведенно­го Верховным Судом Украины. Во многих уголовных делах уста­новлено, что виновные лица признали себя виновными лишь в фактической неуплате налогов, а не в уклонении от их уплаты. При этом суды указывали в приговорах, что лицо признало себя виновным в уклонении от уплаты налогов, что не соответ­ствовало его объяснениям и обстоятельствам дела. Итак, судеб­но-следственным органам следует иметь в виду - то, что лицо признает себя виновным в фактической неуплате обязательных взносов государству, не освобождает их от обязанности установ­ления наличия у данного лица умысла на такое уклонение от уплаты обязательных платежей и взносов.

Как отмечалось выше, много проблем возникает и при установлении осознания налогоплательщиком наличия обя­зательств в случаях, если положения действующего законода­тельства, устанавливающие такие обязательства, позволяют неоднозначное толкование. Как известно, многие нормативно­правовые акты по вопросам налогообложения содержат не­четкие и неоднозначные положения. Иногда даже работники контролирующих органов не могут дать однозначный ответ на вопрос, каким образом интерпретировать то или иное по­ложение налогового законодательства и какой из возможных вариантов поведения является правильным. Как отмечает рос­сийский исследователь П. Яни, «действительно, объективная невозможность принять правильное решение относительно действий, которые необходимо совершить в соответствии с налоговым законодательством ... фактически исключает их определения не только как совершенных с умыслом, но и как вообще виновных».

Понятно, что в тех деяниях, в которых умысел и неосто­рожность наказываются одинаково, ссылки на незнание за- претности не имеет никакого значения для привлечения лица к ответственности, особенно если нарушение допустило такое лицо, которое в соответствии со своей должностью, служеб­ным или иным положением было обязано знать требования закона. Но совсем по-иному выглядит ситуация при соверше­нии преступлений, в которых предусмотрена ответственность только за совершение умышленного преступного деяния.

Игнорирование этого «белого пятна» в отечественной правовой культуре приводит на практике, в частности, к ошибкам в определении формы вины лица, которое совер­шает незаконные действия, в результате чего имеет место не­правильная квалификация действий лица и привлечение к уголовной ответственности за умышленное преступление тех, кто на самом деле действовал неосторожно.

По мнению А. Костенко, признание феномена «право­применительной неосторожности» позволит применить по­добное правило определения формы вины и во всех других подобных случаях. Таким образом, будет устранено необо­снованное привлечение к уголовной ответственности из-за не­правильного определения формы вины лиц, совершивших незаконные действия потому, что руководствовались невер­ным толкованием нормы права. Иначе имеет место вменение в умышленную вину того, что следует ставить только в вину в форме неосторожности (особый вид объективного вменения в вину).

Исполнение налоговой обязанности может осущест­вляться налогоплательщиком самостоятельно или с помощью своего представителя или налогового агента. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение налоговой обязанности несет налогоплательщик, кроме случаев, опре­деленных налоговым законодательством или законами по во­просам таможенного дела.

Кроме налогового законодательства вопросам возможных ошибок и их правовых последствий также посвящено немало норм нового Таможенного кодекса Украины. В частности, ст. 268 ТК Украины («Ошибки в таможенной декларации») закре­пляет правило, согласно которому допущение в таможенной декларации ошибок, которые не привели к неправомерному освобождению от уплаты таможенных платежей или умень­шению их размера, к необеспечению мер тарифного и / или нетарифного регулирования внешнеэкономической деятель­ности, не влечет за собой применение санкций, предусмотрен­ных ТК Украины и другими законодательными актами Украи­ны, кроме случаев, если лицо систематически (более двух раз в течение месяца) допускает в таможенной декларации ошибки (кроме орфографических ошибок). Таможенный орган при­меняет к такому лицу санкции, предусмотренные Кодексом и другими законодательными актами Украины. Также в ч. 2 ст. 268 ТК Украины указано, что должностные лица таможенных органов предоставляют декларантам или уполномоченным им лицам возможность исправить ошибки, допущенные в та­моженной декларации.

Одновременно в научных трудах различных исследова­телей существует достаточно много вариационных толкова­ний понятия ошибки и ее значения. Так, упомянутый нами В.Ф. Кириченко определял ее как неправильное представле­ние лица о противоправности деяния, т. е. его принадлеж­ности к преступлениям, квалификации и размере наказания, угрожающего личности, которая совершит соответствующее противоправное деяние. А.А. Музыка в комментарии к ст. 25 УК Украины свидетельствует, что это ошибочное представ­ление лица о правовой сущности или правовых последствиях совершенного деяния. Ю.А. Вапсва отмечает, что под юриди­ческой ошибкой нужно понимать неправильное представле­ние лица относительно юридического характера деяния и его юридических свой­ствах совершенного деяния. М.Б. Фаткуллин рассматривает юридическую ошибку не как неправильное представление, а как неправильное знание, полученное лицом под влиянием заблуждения относительно юридических обстоятельств совер­шенного деяния.

Другие взгляды на уголовно-правовое значение юриди­ческой ошибки выражал М.С. Таганцев, который считал, что такая ошибка не лишает вины лица, ее допустившего, однако может изменять форму его вины: «Если я нарушил повеление права, я ссылаюсь в свое оправдание, что не знал повеления, меня нельзя обвинять в сознательном и волевом нарушении этого повеления; но меня могут обвинять в том, что я легко­мысленно и небрежно не узнал, а потому и не выполнил это повеление».

По мнению Б. Мелих, юридическая ошибка - это непра­вильное восприятие лицом юридических свойств готовящего­ся или совершенного деяния, возникшего у него под влиянием заблуждения по причинам объективного и/или субъективного характера. Б. Мелих отмечает также, что для обеспечения эф­фективного действия принципа субъективного инкриминиро­вания стоит на законодательном уровне закрепить положение о юридической ошибке относительно преступности деяния, в котором предусмотреть, при каких условиях эта ошибка будет исключать уголовную ответственность лица, менять форму его вины или служить как обстоятельство, смягчающее наказание. Редакция нормы о юридической ошибке, по ее мнению, мо­жет быть такой:

«1. Юридическая ошибка - это неправильное восприятие лицом юридических свойств готовящегося или совершенно­го деяния, возникшего у него под влиянием заблуждения по причинам объективного и / или субъективного характера. 2. Лицо, которое не знало, не могло и не должно было знать о существовании уголовно-правового запрета, добросовестно заблуждаясь относительно уголовной противоправности сво­его деяния (действия или бездействия), не подлежит уголов­ной ответственности. 3. Юридическая ошибка относительно уголовно-правовой квалификации и наказуемости деяния не влияет на уголовную ответственность лица».

О.О. Дудоров также предложил собственную формули­ровку понятия юридической ошибки как отдельной уголов­но-правовой нормы ст. 25-1 УК Украины: «Статья 25-1. Юри­дическая ошибка. Если лицо, добросовестно заблуждаясь, не осознавало противоправность совершенного деяния, призна­ки которого как преступления определены этим Кодексом и нормативным актом, не являющимся законом об уголовной ответственности (бланкетная диспозиция статьи или части статьи Кодекса), такое лицо из-за отсутствия вины уголовной ответственности не подлежит. В случае, когда лицо могло осоз­навать противоправность указанного деяния, оно считается со­вершенным по неосторожности».

Однако, к сожалению, до сих пор уголовное законодатель­ство Украины не определяет понятие юридической ошибки. Нормы об ошибке содержатся в уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран. Например, согласно Модельно­му Уголовному кодекса США ответственность лица исключа­ется в тех случаях, если положения уголовного закона не были ему известны, или нормативный акт не был опубликован, или официальная формулировка закона была ошибочной или не­действительной (так же и в § 15.20 УК штата Нью-Йорк (США), § 304 УК штата Пенсильвания (США)). В некоторых зарубежных странах юридическая ошибка является основанием для смягче­ния наказания (ст. 14 УК Республики Болгария, ст. 14 УК Ис­пании, ст. 47-48 УК Республики Корея, ст. 34-38 УК Республики Сан-Марино, ст. 225, 233 УК Сирии), а если незнание и добросо­вестность ошибки будут доказаны, то лицо вообще может быть освобождено от наказания (раздел 9 УК Австралии).

Согласно § 17 УК Германии лицо, совершившее обще­ственно-опасное деяние, ошибаясь в противоправности соде­янного, действует без вины, если оно ни при каких условиях не могло избежать этой ошибки. Если же лицо могло избежать ошибки, то такая ошибка может быть учтена как обстоятель­ство, смягчающее наказание. В ст. 122-3 УК Франции указано, что «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое может доказать, что оно в результате ошибки в праве, избе­жать которой оно не могло, считало, что может совершить это деяние законно». Согласно ст. 9 раздела 24 УК Швеции деяние, совершенное лицом, которое не осознавало его противоправ­ности, не влечет ответственности, если оно ошибалось относи­тельно наличия в законе условий его правомерности или по другим причинам. В ст. 30 УК Республики Польша указано, что не является преступлением деяние лица, совершившего общественно опасное деяние и добросовестно заблуждавше­гося относительно его противоправности; если его ошибка не является добросовестной, суд вправе применить чрезвычайное освобождение от наказания.

Закрепление в уголовных кодексах зарубежных стран ста­тьи об ошибке, регламентирующий условия, при наличии ко­торых ответственность исключается или имеет место ее смяг­чение, является положительным правовым опытом, который заслуживает на должную сравнительно-правовую оценку и подчеркивает правильную тенденцию развития отечествен­ной уголовно-правовой теории.

таким образом, в уголовно-правовой литературе ошибка определяется по-разному: как неправильное представление лица о фактических и юридических признаках совершенно­го деяния; как неправильное представление лица о фактиче­ских и юридических признаках или свойствах совершенного деяния и его последствий; как неправильная оценка лицом своего поведения; как неправильное представление лица отно­сительно объективных и субъективных признаков обществен­но опасного деяния, характеризующих это деяние как престу­пление; как неправильное представление лица о характере и степени общественной опасности совершенного деяния и его уголовной противоправности; как неправильное (ошибочное) представление лица о юридическом значении и фактическом содержании своего деяния, его последствий и других обстоя­тельств, предусмотренных как обязательные признаки в соот­ветствующем составе преступления.

Отталкиваясь от указанных нами доктринальных опреде­лений юридической ошибки в уголовном праве, предложим собственное определение понятия и значения юридической ошибки в составе преступных посягательств, заключающихся в уклонении от уплаты налогов.

Юридическая ошибка в составе уклонения от уплаты на­логов - это неправильное восприятие налогоплательщиком содержания налогового обязательства по причине неправиль­ной оценки его правовой природы или юридических свойств, сложившихся в сознании этого лица под воздействием «внеш­них» или «субъективных» причин, вследствие чего оно не осоз­навало противоправность совершенного деяния.

Нормативно-правовое закрепление понятия юридиче­ской ошибки в составе уклонения от уплаты налогов можно предложить отразить в содержании ст. 212 УК Украины как примечание 2, которое мы предлагаем изложить в следую­щей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотрен­ные частями первой, второй и третьей настоящей статьи, не подлежит уголовной ответственности, если оно не осознавало противоправность совершенного деяния из-за неправильного восприятия содержания налогового обязательства».



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика