Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Продовольственная безопасность России и стран СНГ: национальный и международный правовые аспекты
Научные статьи
10.09.13 13:29

вернуться

 Продовольственная безопасность России и стран СНГ: национальный и международный правовые аспекты

Попытки решить вопросы, связанные с обеспечением продовольственной безопасности, предприняты Указом Пре­зидента РФ от 30 января 2010 г. «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации», региональными законами ряда субъектов Российской Федера­ции, в том числе законом Москвы от 12 июля 2006 г. №39 «О продовольственной безопасности города Москвы». В этих нормативных правовых актах определены основные терми­ны, используемые применительно к теме научного доклада. К ним относятся продовольственная независимость Российской Федерации; физическая доступность пищевых продуктов; эко­номическая доступность пищевых продуктов; соответствие пи­щевых продуктов требованиям законодательства о техническом регулировании; рациональные нормы потребления пищевых продуктов; государственный контроль над соблюдением зако­нодательства о производстве и реализации качественной, эко­логически чистой сельскохозяйственной продукции.

     Пришедшее из Франции и использующееся в средние века как заменитель пуговиц на одежде, это изделие со временем превратилось в изысканное украшение для богатых слоёв население. Кулоны из золота и серебра вся подробная информация на сайте http://hroch.ru

термин «продовольственная безопасность» был введен в научный оборот в первой половине 70-ых годов хх века и заимствован из нормативных документов международных организаций, созданных для решения продовольственных проблем. Международно-правовое регулирование продо­вольственной безопасности основывается на нормах Всеобщей декларации о ликвидации голода и недоедания, одобренной резолюцией 3348 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1974 г., Римской Декларации Всемирного саммита по продовольственной безопасности, прошедшего 16-18 ноября 2009 года, и других международных документов, в том числе подготовленных Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО).

Всеобщая декларация о ликвидации голода и недоедания определяет, что каждый мужчина, женщина или ребенок об­ладают неотъемлемым правом быть свободным от голода и недоедания для полного развития и сохранения своих физи­ческих и умственных способностей, а обязанностью каждого заинтересованного государства в соответствии с его суверен­ными соображениями и внутренним законодательством яв­ляется устранение препятствий на пути производства продо­вольствия.

Декларация Всемирного саммита по продовольственной безопасности определила, что продовольственная безопас­ность существует, когда все люди всегда имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточному коли­честву безопасного и питательного продовольствия для удов­летворения своих диетических потребностей и пищевых пред­почтений для ведения активной и здоровой жизни. При этом выделяются четыре основы продовольственной безопасности: наличие, доступ, использование и стабильность. Неотъемле­мой частью концепции продовольственной безопасности яв­ляется аспект, касающийся питательности.

Государство имеет право не только осуществлять государ­ственное регулирование экономики, оно обязано это делать. Справедливость сказанного подтверждает Хартия экономи­ческих прав и обязанностей государств, принятая 12 декабря 1974 г. на Пленарном заседании ХХ1Х сессии Генеральной Ас­самблеи ООН. Согласно ст.7 Хартии «каждое государство не­сет основную ответственность за содействие экономическому, социальному и культурному развитию своего народа».

С этой целью каждое государство имеет право и несет от­ветственность за выбор средств и целей развития, за полную мобилизацию и использование своих ресурсов, осуществле­ние прогрессивных экономических и социальных реформ, за обеспечение полного участия своего народа в процессе и вы­годах экономического развития.

Все государства обязаны индивидуально и совместно со­трудничать, а также устранять препятствия, которые мешают такой мобилизации и использованию».

Мировое сообщество не выполняет возложенные на его обязательства по искоренению голода и недоедания на пла­нете. На момент принятия Римской декларации о Всемирной продовольственной безопасности (1996 г.) число голодающих составляло около 825 млн человек. К 2009 году оно выросло почти на 24%, до 1020 млн человек. Несмотря на все усилия международного сообщества решить проблемы глобальной продовольственной безопасности, ситуация с продовольствен­ным обеспечением в мире ухудшается .

Продовольственная безопасность признана одним из главных направлений Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12 марта 2009 г. [5]. Существенный вклад в решение проблем правового обеспечения продовольственной безопасности России может внести использование мирового опыта обеспечения продовольственной безопасности. При этом необходимо учитывать общепринятую классификацию основных подходов к обеспечению продовольственной без­опасности в зависимости от уровня аграрного потенциала стран, ориентированных на экспорт (США, Канада, Австра­лия, Новая Зеландия), протекционизм (Япония и Норвегия) и промежуточную политику (большинство стран ЕС).

Ключевыми факторами обеспечения продовольственной безопасности в развитых странах являются приоритет либо поддержка сельскохозяйственного товаропроизводителя и гарантированное максимальное самообеспечение всеми вида­ми продовольствия потребителя либо равная поддержка, как сельскохозяйственных товаропроизводителей, так и потреби­телей сельскохозяйственной продукции. В России можно ис­пользовать оба варианта поддержки и потребителей, и сель­скохозяйственных товаропроизводителей.

В определенной мере для решения этих проблем может быть использован правовой опыт применения в Казахстане и Белоруссии Государственной программы импортозамещения, утвержденной постановлением Правительства Республики Казахстан от 20 августа 2001 г. № 1088 и Государственной про­граммы импортозамещения Республики Беларусь 2001-2005 годов и 2006-2010 годов. Приоритетами этих программ являет­ся импортозамещение, как необходимое условие повышения продовольственной и генетической безопасности Казахстана и Белоруссии.

При решении правовых проблем продовольственной и генетической безопасности России надо учитывать, что агрес­сивные иностранные биотехнологические корпорации пы­таются установить монополию на российском рынке семян и продовольствия, используют свое превосходство в научных разработках и политическом влиянии. Актуальным в связи с этим является вопрос о том, можно ли сохранять политику либерального саморегулирования или необходимо законо­дательно закрепить импортозамещение в качестве основного направления продовольственной безопасности России и по­вышения конкурентоспособности агропромышленного про­изводства

Правовая доктрина выделяет пять функций государствен­ного регулирования продовольственного рынка, связанных, прежде всего, с реализацией права российских граждан на полноценное питание. Первая важная функция государствен­ного регулирования состоит в том, чтобы создать устойчивую систему продовольственного обеспечения страны на основе формирования федеральных и региональных продовольствен­ных фондов, их достаточных резервов для государственных нужд, стабилизационных продовольственных фондов для со­хранения здоровой окружающей среды и повышения качества жизни российских граждан.

Право российских граждан на полноценное питание за­креплено п. 1 ст. 25 Всеобщей Декларации прав человека, утвержденной и провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. «Каждый имеет право на такой жиз­ненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицин­ский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояний его самого и семьи...». Применение в России норм п. 1 ст. 25 Все­общей Декларации прав человека о праве человека и гражда­нина на полноценное питание обеспечивается нормами раз­личной отраслевой принадлежности.

Важная роль в реализации этого права принадлежит, прежде всего, положениям части 1 ст. 7 Конституции РФ, кото­рая рассматривает принцип социального государства как одну из основ конституционного строя, отражая тем самым новую возросшую роль государства в материальной обеспеченности беднейших слоев населения базовыми продуктами питания на уровне стандартов современного развитого общества.

Существует ошибочное мнение, что право на полноцен­ное питание не является индивидуальным правом, поскольку оно рассматривается в программах правительств в экономи­ческой и социальной областях. Между тем ст. 11 Декларации гласит, что право на полноценное питание есть право каждо­го человека и гражданина. В данной норме право на питание трактуется не как широкое коллективное действие, а как чело­веческое право, предоставленное каждому индивиду. К тому же из мнения о том, что право на питание есть часть конкрет­ной программы, вовсе не следует вывод о том, что для реализа­ции иных прав человека и гражданина не требуется принятие правительственных программ. В действительности любое пра­вительство должно иметь специальные программы для того, чтобы защитить любое человеческое право. Это касается борь­бы с любым социальным злом: будь то голод, насилие, террор или похищение людей.

Существует также заблуждение, что экономические пра­ва человека по своей правовой природе отличаются от граж­данских и политических прав. В связи с этим гражданские и политические права человека называются негативными, так как они не зависят от функционирования государства и по­тому бесплатны. Что касается экономических, социальных и культурных прав, то они называются позитивными. Предпо­лагается, что для их реализации нужна соответствующая дея­тельность государства и потому они должны быть платными.

В настоящее время это заблуждение относительно значе­ния социально-экономических прав для обеспечения правово­го статуса личности преодолено. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах обращает­ся особое внимание на то, что идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осущест­влен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, соци­альными и культурными правами так же, как и своими граж­данскими и политическими правами».

Эту точку зрения подтвердила Генеральная Ассамблея ООН (резолюция от 4 декабря 1986 г.), провозгласив «недели­мость и взаимозависимость экономических, социальных, куль­турных, гражданских и политических прав»

Из конституционного признания России социальным госу­дарством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека, и положений п. «е» ст. 71 Конституции РФ, которая относит к ведению РФ уста­новление основ федеральной, в том числе и продовольствен­ной, политики и федеральные программы в области социаль­ного развития, следует, что государство как социальная служба должно выполнять два вида обязательств перед обществом.

Во-первых, обязанность государства в сфере защиты прав граждан на полноценное питание состоит в том, что оно долж­но принимать меры по устранению продовольственной зави­симости страны от зарубежных стран и сокращению импор­та продовольствия, который по прежнему остается каналом утечки капитала за границу путем манипуляций с контроль­ными ценами, фиктивными авансовыми переводами денег, оплатой розничных услуг, что подрывает экономическую си­стему государства.

Во-вторых, государство призвано установить социальный порядок, создать справедливую политику продовольственно­го обеспечения, содействуя при этом решению двух задач. Во- первых, бесперебойному поступлению на продовольственные рынки пищевых продуктов в объемах, достаточных для удов­летворения в них потребностей населения, в том числе лиц с фиксированными государственными доходами, пенсионеров и детей, зависящих от государственного социального обеспе­чения. Во-вторых, обеспечению низкодоходных групп город­ского населения продовольствием по доступным ценам.

Постепенно складывается система продовольственной по­мощи лицам, не имеющим достаточного дохода для покупки продовольствия. Постановлением Правительства Российской Федерации утверждены Методические указания по определе­нию потребительской корзины для основных социально-эко­номических групп в целом по Российской Федерации и в субъ­ектах Российской Федерации». Федеральным законом от ФЗ от 20 ноября 1999 г. № 201 «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» утверждены на пятилетний пери­од рекомендуемые размеры потребления продуктов питания для основных социально-экономических групп населения (трудоспособное население, пенсионеры дети). Закон расши­ряет и детализирует перечень продуктов, входящих в продо­вольственную корзину, до уровня, достаточного для сохране­ния здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности.

Федеральным Министерством сельского хозяйства раз­работана Программа государственного регулирования продо­вольственного рынка в рамках модели «Социальное кольцо», обеспечивающая потребности в стратегических продуктах, товарах и услугах, входящих в продовольственную корзину, малоимущих слоев населения, военных и приравненных к ним спецпотребителей, жителей районов Крайнего Севера, соци­альных объектов медицины, детских дошкольных и школьных заведений и других потребителей. Емкость этого рынка госу­дарственных интересов в рамках модели «Социальное кольцо» в России составляет до 70% потребительского рынка.

Федеральный закон от 31 марта 2006 г. «О продоволь­ственной корзине в целом по Российской Федерации» уточнил рекомендуемые размеры потребления продуктов питания для основных социально-демографических групп населения (тру­доспособное население, пенсионеры, дети) на предстоящий пятилетний период уточнения. Однако минимальный набор продуктов, предложенный данным законом, непристойно да­лек от физиологических потребностей россиян.

Для регулирования отношений в области обеспечения продовольственной безопасности Московская городская Дума 12 июля 2006 г. приняла Закон «О продовольственной безопас­ности города Москвы», который впервые в России определил для жителей Москвы размеры потребления продуктов пита­ния на уровне медицинских норм.

Состав корзины в России довольно беден (мяса можно купить 40 кг в год, юбку - раз в пять лет, на культурные раз­влечения потратить 45 руб. в месяц, в денежном выражении это 4446 руб. в среднем на человека в месяц. В наиболее бла­гополучных странах (например, в Швеции) стоимость потре­бительской корзины составляет 1000 и более долларов США в месяц. В Греции, Португалии и других странах этого уровня развития - около 500-700 долл. При этом следует учитывать разную стоимость товаров и услуг в России и некоторых дру­гих странах, а также неодинаковые традиционные потребно­сти населения.

По официальным данным, за чертой бедности прожива­ет приблизительно шестая часть населения, по неофициаль­ным - до 40%. В то же время Россия в 2012 г. находилась на втором месте в мире (после США) по числу долларовых мил­лиардеров. Их число каждый год (по крайней мере, до 2010 г.) росло быстрее, чем в развитых странах, и до 2010 г. они еже­годно удваивали свое состояние.

В-третьих, государство должно противодействовать де­ятельности мощных продовольственных компаний, которые создают искусственный продовольственный дефицит, нару­шают договорные обязательства, взвинчивают цены на про­довольствие. Тревожным сигналом в связи с этим является повсеместное повышение цен на основные продукты питания (муку, хлеб, мясо, молоко) в августе 2010 г, которое является следствием не только негативного влияния засухи и массовых неурожаев, но и спекулятивных действий многих участников торгового рынка. Основная вина за рост цен на продоволь­ственном рынке, по мнению экспертов, ложится не на сель­скохозяйственных товаропроизводителей, а на торговые сети. Если в странах ЕС наценка риэлторов составляет 8-12%,то в России она порой достигает от 30 % до 300 % .

В связи с этим выдвигаются обоснованные предложения внести изменения в ФЗ от 28 декабря 2009 года «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Рос­сийской Федерации» и установить в законе нижний предел закупочных цен на товары сельскохозяйственных товаропро­изводителей и максимальную торговую наценку для всей цепочки поставщиков от поля до прилавка. В средствах мас­совой информации обсуждаются также предложения ввести по опыту США продовольственные талоны для малоимущих граждан России.

Вторая функция государственного регулирования сель­ского хозяйства связана с созданием рыночной производствен­ной инфраструктуры на селе. Речь идет о формировании и функционировании федеральных и региональных продоволь­ственных рынков. В Государственной программе развития сель­ского хозяйства и регулировании рынка сельскохозяйствен­ной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы», утвержденной постановлением Правительства РФ о 14 июля 2012 г. № 717 (далее Государственная программа) особо вы­делены специальные правила регулирования рынка зерна, мяса, сахара. Для этого используются инструменты наблю­дения за индексом цен на сельскохозяйственную продукцию, сырье и индексом цен (тарифов) на промышленную продук­цию (услуги), используемую сельскохозяйственными товаро­производителями, поддерживается паритет индексов таких цен (тарифов), закрепляется комплекс мер, направленных на повышение конкурентоспособности российской сельскохо­зяйственной продукции и российских сельскохозяйственных товаропроизводителей, обеспечение качества российских продовольственных товаров.

Третья функция государственного регулирования сель­ского хозяйства состоит в том, что для формирования эф­фективно функционирующего рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия государство проводит закупочные интервенции в форме закупок и залоговых опера­ций с сельскохозяйственной продукцией и продовольствием. Аграрное законодательство предусматривает также торговые интервенции в форме их распродажи из федерального и реги­ональных продовольственных фондов.

Легализация государственных закупочных интервенций получила отражение в ст. 14 ФЗ от 29 декабря 2006 г. «О разви­тии сельского хозяйства», который создает правовую основу для осуществления государственных закупочных интервен­ций, когда рыночные цены на сельскохозяйственную продук­цию опускаются ниже уровня, установленного для проведе­ния закупочных интервенций. Не менее важно положение о правилах осуществления государственных товарных интер­венциях, которые проводятся в случае недостатка на рынке сельскохозяйственной продукции и роста рыночных цен сверх максимальных расчетных цен.

Правительством РФ 28 сентября 2004 г. утверждены Пра­вила осуществления государственных закупочных и товарных интервенций для регулирования рынка сельскохозяйствен­ной продукции, сырья и продовольствия. В рассматриваемом нормативном правовом акте значительное место уделяется функциям Министерства сельского хозяйства РФ, на которое возлагается ответственность за организацию государственных и закупочных интервенций и регулирование уровня цен, при достижении которых проводятся государственные закупочные и товарные интервенции.

Четвертая функция государственного регулирования сельского хозяйства связана с ориентацией законодательства на повышение качества жизни сельского населения, повыше­ние роста доходов лиц, занятых в сельском хозяйстве, созда­нии материальной базы устойчивого развития сельских тер­риторий и достойных условий жизни сельского населения.

На практике до сих пор остаются незащищенными со­циальные права сельского населения. Падает престижность и доходность сельскохозяйственного труда. За чертой бедности находится почти половина сельского населения. Наблюдает­ся повсеместное обнищание сельских жителей. Проявления бедности особенно очевидны в районах с так называемым де­прессивным характером экономики, расположенных вдали от региональных центров и в неблагоприятных экономических условиях. Вызывает тревогу возрастание смертности на селе, депопуляция в шестидесяти четырех регионах страны, дегра­дация качественного потенциала рабочей силы, снижение ее общеобразовательного и квалификационного уровня.

«Для большинства сельских административных районов характерна низкая (до пяти человек на 1 кв. км) и нижайшая (до одного человека на 1 кв. км) плотность населения, что уве­личивает геополитические риски».

В Приоритетном национальном проекте «Развитие АПК», Федеральной целевой Программе «Социальное разви­тие села до 2012 года», утвержденной постановлением Прави­тельства РФ № 858 от 3 декабря 2002 года19 с учетом ее пролон­гации до 2013 года, а в последующем - в Федеральной целевой программе устойчивого развития сельских территорий на 2014-2017 годы (с учетом ее пролонгации до 2020 года), как это предусмотрено Концепцией развития сельских территорий Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоря­жением Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2010 года № 2136-р; в Федеральном законе от 29 декабря 2006 г. № 264-ФЗ (с изменениями от 24 июля 2009 г.) «О развитии сельского хозяйства» осознается необходимость обеспечения устойчивого развития сельских территорий, в том числе стро­ительство и содержание в надлежащем порядке связывающих населенные пункты автомобильных дорог.

Одна из основных функций государства состоит в том, что оно создает условия для устойчивого развития сельских терри­торий; расширения рынка труда в сельской местности, повы­шения уровня жизни сельского населения, в том числе оплаты труда работников, занятых в сельском хозяйстве. Социальные функции государства связаны с созданием условий для повы­шения комфортности проживания в сельской местности, обе­спечением равного доступа с горожанами к благоустроенному жилью, здравоохранению, образованию, торговле, бытовому обслуживанию.

Важнейшим направлением устойчивого развития сель­ских территорий является улучшение демографической си­туации и повышение трудообеспеченности в депрессивных регионах. Проект Концепции социально-экономического развития агропромышленного комплекса Российской Федера­ции до 2020 года предлагает решать эти проблемы в рамках федеральной и региональной целевых программ, которыми должны быть определены меры, направленные на переселе­ние и привлечение рабочих кадров, специалистов из городов и других субъектов Российской Федерации, стран СНГ для сель­скохозяйственной деятельности и работы в сфере социальных услуг (образование, здравоохранение и др.). «Расходы пред­приятий и организаций АПК на обустройство семей, пересе­ляющихся в такие регионы, могут покрываться за счет средств федерального бюджета в размерах, определяемых Правитель­ством Российской Федерации и предусмотренных в федераль­ном бюджете» .

Пятая функция государственного регулирования сельско­го хозяйства выполняется путем решения конкретных задач в области охраны окружающей среды и природопользования. Это нашло отражение в Федеральном Законе от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды», в котором выделена специ­альная глава УП «Требования в области охраны окружающей среды при осуществлении хозяйственной и иной деятельно­сти». Закон определяет эти требования как меру экологически допустимого поведения предпринимателя. Закон ужесточает требования к хозяйственной деятельности и признает недоста­точным, как ранее, выдачу разрешений и лицензий на приро­допользование. В ст.31 закрепляется требование об экологиче­ской сертификации, регистрации источников загрязнения, об отчетности предприятий, об организации производственного контроля.

В законе закрепляются новые повышенные требования к сельскохозяйственной деятельности, которая является по­стоянным и мощным источником загрязнения, особенно почв и вод. В новом законе появилось новое требование: объекты сельскохозяйственного назначения должны иметь необходимые санитарно- защитные зоны и очистные сооружения, ко­торые должны исключать загрязнение почвы, воды, воздуха (ст.43). Это означает, что при предоставлении земли для сель­скохозяйственных целей часть земель должна отводиться для защитных зон, либо должны быть предоставлены дополни­тельные участки для санитарно-защитных зон.

Экологическая функция государства нашла свое за­крепление в ФЗ «О развитии сельского хозяйства», который провозглашает в качестве одной из основных целей государ­ственной аграрной политики сохранение и воспроизводство используемых для нужд сельского хозяйства земельных уго­дий и их почвенного плодородия, водных ресурсов, объектов растительного и животного мира.

Усиление публично-правового регулирования приро­допользования и охраны окружающей среды в сельском хо­зяйстве нашло отражение в исследованиях Международной комиссии «По вопросам будущего развития производства продуктов питания» и проектах по реализации устойчивого сельского хозяйства в 52 странах мира. Эти мировые эконо­мические тенденции в развитии экологического земледелия и производства продуктов питания, провозглашенные в До­кладе ФАО от шестого мая 2007 года «Органическое сельское хозяйство» взаимосвязаны с проблемами правового регули­рования генно-инженерной деятельности. Оздоровление че­ловеческой популяции и улучшение состояния окружающей среды возможно только с учетом анализа мирового опыта раз­вития сельскохозяйственного производства и экологизации земледелия.

В сентябре 2012 года предприняты некоторые попытки решить вопросы, связанные с обеспечением продовольствен­ной безопасности страны, в проекте ФЗ «О производстве орга­нической сельскохозяйственной продукции и внесении изме­нений в законодательные акты Российской Федерации», на что ранее в 1999 году и в 2010 г. обращалось внимание в юри­дической литературе.

Это направление государственного регулирования явля­ется одним из приоритетных в совершенствовании аграрного законодательства, направленного на устойчивое обеспечение населения Российской Федерации экологически чистой высо­кокачественной сельскохозяйственной продукцией. Этим вы­звана необходимость усиления внимания к проблемам стиму­лирования сельскохозяйственных товаропроизводителей при производстве органической сельскохозяйственной продукции; поддержки потребительской сельскохозяйственной коопера­ции, малого и среднего предпринимательства, предоставля­ющих услуги сельскохозяйственным товаропроизводителям органической сельскохозяйственной продукции, информа­ционно-методического и научно-методического обеспечения сельскохозяйственных товаропроизводителей, осуществляю­щих органическое сельскохозяйственное производство.

Евразийская интеграция


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика