Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О некоторых аспектах имплементации норм международного права в сфере борьбы с преступностью в российское законодательство
Научные статьи
10.09.13 16:33

вернуться

О некоторых аспектах имплементации норм международного права в сфере борьбы с преступностью в российское законодательство


Значительные изменения общественно-политических и социально-экономических отношений в России обусловили более активную ее интеграцию во многие сферы жизнедея­тельности мирового сообщества.

В период становления СССР был четко определен при­оритет национального права. Статья 130 Конституции СССР 1936 года закрепляла обязанность каждого гражданина СССР соблюдать Конституцию Союза Советских Социалистических Республик, исполнять законы.

С повышением роли СССР в мировом сообществе, более активным участием страны в институтах ООН, значительным расширением экономических и иных международных связей указанная позиция несколько изменилась. Статья 29 Консти­туции СССР 1977 г. определяла, что отношения СССР с дру­гими государствами строятся на основе сотрудничества между государствами; добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм между­народного права, из заключенных СССР международных до­говоров. Но и этот достаточно общий подход был уточнен положением статьи 4 Конституции что государственные и общественные организации, должностные лица обязаны со­блюдать Конституцию СССР и советские законы. Вместе с тем и в этот период положения многих международных правовых актов уже учитывались при анализе и обобщении практики применения национального законодательства, его совершен­ствования.

так, Комитет конституционного надзора СССР, рассма­тривая в 1991 году вопрос о законодательстве по вопросам прописки, признал, в том числе и с позиции общепринятых международных принципов и норм, что действующие в стра­не положения о прописке ограничивают право граждан на свободу передвижения и свободу выбора местожительства. В Заключении Комитета отмечено, что международно-право­вые акты (статья 13 Всеобщей декларации прав человека и статья 12 Международного пакта о гражданских и политиче­ских правах) не допускают ограничения данного права пра­вительственными и ведомственными регламентами. Более того, отсутствуют правовые основания для установления под­законными актами ограничений свободы передвижения для всех граждан и на всей территории страны. В соответствии с указанными международным актами ограничения свободы передвижения могут быть предусмотрены только законом и только в случаях, когда это необходимо для охраны государ­ственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц. Комитет конституционного надзора СССР пришел к следую­щему заключению: Положения о прописке, которые ограни­чивают право собственников по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими им жилыми домами, квартирами и другим имуществом, а также положе­ния об ответственности граждан за нарушение разрешитель­ного порядка прописки утрачивают силу с момента принятия настоящего Заключения.

Действующая Конституция Российской Федерации 1993 года четко определяет, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее право­вой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Это в полной мере вытекает из норм Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, статья 27 кото­рой содержит положение, что «участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

Без сомнения, указанные процессы эволюции института соотношения норм международного и национального права оказывают влияние на процесс имплементации норм между­народных договоров в правовую систему России.

Следует отметить, что имплементация (от лат. «impleo» -  наполняю, исполняю, англ. «implementation» - фактическое осуществление международных обязательств на внутриго­сударственном уровне путем трансформации международ­но-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты), для России не самоцель. Важно, что бы этот процесс способствовал повышению уровня защиты прав и безопасно­сти человека и общества в целом, укреплению взаимодействия правоохранительных систем разных стран, сотрудничества с мировым сообществом.

Проблемы имплементации далеко не новы и многие ее аспекты исследованы ведущими научными центрами страны, достаточно широко внедрены в российскую законодательную технику и практику.

Весьма значительная по масштабам работа проведена и по приведению российского законодательства в соответствие с международными нормами. Только после принятия Консти­туции Российской Федерации 1993 года вступили в силу сотни федеральных законов, связанных с ратификацией и обеспе­чивающих фактическую реализацию международных обяза­тельств, принятых на себя государством как на мировом, так и на региональном (СНГ, ШОС, ОДКБ и другие) и межгосудар­ственном уровне.

Все это повлекло серьезные изменения правовой базы основных сфер жизнедеятельности общества, в том числе и в сфере обеспечения общественной безопасности как стратеги­ческого национального приоритета, активно меняются уголов­но правовые и процессуальные нормы, в частности:

-    реализован принцип разделения функций расследова­ния и независимого надзора в части создания самостоятельно­го Следственного Комитета;

-    расширен перечень преступлений, по которым может быть применена конфискация денег и иного имущества, полу­ченных в результате преступной деятельности;

-    введена уголовная ответственность за дачу взятки ино­странному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации и получение взяток указанной категорией лиц;

-    установлена повышенная уголовная ответственность за сбыт наркотиков или их аналогов в следственном изоляторе, исправительном учреждении, образовательных учреждениях, на объектах спорта и досуга;

-   введены новые виды наказаний, не связанные с содержа­нием под стражей, увеличен до 500 миллионов рублей размер штрафа по делам о коммерческом подкупе или взяткам;

-   внесены изменения в УПК в части введения производ­ства дознания в сокращенной форме, отказа от привлечения понятых при проведении ряда следственных действий, более широкого использования при этом технических средств для фиксации, а также многие иные новеллы.

С учетом международных обязательств приняты и меры организационного характера в рассматриваемой сфере:

-   Проведено реформирование системы МВД России, на­правленное на повышение ее социальной роли в обществе. Созданы новые законодательные основы деятельности поли­ции. Из состава органов внутренних дел выведены медицин­ские вытрезвители, функция федерального учета преступле­ний передана Прокуратуре, ряд функции переданы иным ведомствам: административное выдворение незаконных ми­грантов; розыск должников и др.

-   Повышается уровень социальной защиты сотрудников, оснащенности правоохранительной системы. Расходы феде­рального бюджета по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» на 2013 год превышают расходы на здравоохранение, образование и др. Мы вне кон­куренции и по числу полицейских в расчете на десять тысяч жителей.

-   Установлены четкие ограничения и запреты для госу­дарственных служащих, система контроля за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, их доходам и другие.

Но и эти меры все еще не оказали заметного влияния на укрепление правопорядка в стране. За 2012 г. зарегистриро­вано более 26 миллионов заявлений, сообщений о преступле­ниях и иных противоправных деяний, при которых погибли почти 40 тысяч человек, 50 тысячам граждан причинен тяжкий вред здоровью, а физическим и юридическим лицам нанесен материальный ущерб свыше 260 миллиардов рублей.

Как показывают результаты независимого опроса, только за 2011 год жертвами посягательств стали более 12 % росси­ян. При этом в органы внутренних дел обратились лишь 41 % из числа пострадавших, что свидетельствует о все еще серьез­ном недоверии населения в возможную помощь со стороны сотрудников полиции. Ежегодно остаются не раскрытыми более миллиона преступлений. Не случайно, по опросам ВЦИОМ в октябре 2012 года, 77% респондентов отметили, что полиция защищает интересы только власти, отдельных групп и свои собственные, а не всех граждан. По мнению большин­ства (75%) действия полиции не приносят ни особого вреда, ни пользы обществу. Несмотря на столь критические данные опросов, следует признать, что это оценка не только деятель­ности полиции, но и степени выполнения системой управле­ния своих функций по обеспечению правопорядка в стране, по защите граждан, по борьбе с криминалом.

Очевидно, что в условиях расширяющихся экономиче­ских, миграционных и иных связей, требуется более системный подход к созданию современных правовых основ укрепления правопорядка, учитывающих как особенности криминальной обстановки в стране, так и практику правового обеспечения деятельности полиции зарубежных стран. Безусловно, речь идет не обо всем огромном массиве международных актов, а о той их группе, нормы которых, по оценкам специалистов, смогут гармонично войти в российское законодательство и бу­дут способствовать развитию нашего общества. Это повысит эффективность взаимодействия правоохранительной системы в части правовой оценки отдельных видов деяний, унифика­ции международного розыска и выдачи преступников, испол­нения международных поручений, признания решений след­ственного органа, суда и др.

Вместе с тем сравнительный анализ международных ак­тов в сфере борьбы с преступностью, деятельности полиции и соответствующих норм российского законодательства свиде­тельствует о серьезных пробелах по имплементации междуна­родных норм в рассматриваемой сфере.

Первое. Россия до настоящего времени по экономиче­ским, политическим, или иным причинам, не присоедини­лась к значительному числу указанных международных актов, что, безусловно, снижает уровень защиты прав российских граждан, негативно отражается на результативности между­народного сотрудничества. В числе таких актов:

-     Международная Конвенция для защиты лиц от насиль­ственных исчезновений (Нью-Йорк, 20 декабря 2006 года);

-     Дополнительный Протокол к Конвенции о преступле­ниях в сфере компьютерной информации относительно вве­дения уголовной ответственности за правонарушения, свя­занные с проявлением расизма и ксенофобии, совершенные посредством компьютерных систем (ETS № 189 г. Страсбург, 28.01.2003);

-     Европейская Конвенция по возмещению ущерба жерт­вам насильственных преступлений (ETS № 116 Страсбург, 24 ноября 1983 года);

-     Не подписан даже Факультативный Протокол к Конвен­ции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или уни­жающих достоинство видов обращения и наказания 2002 года. Видимо, считаем, что подобного в России не может быть. Но 116 страниц Альтернативного доклада российских неправи­тельственных организаций о ситуации с пытками и мерах, предпринятых государством для их предотвращения, пред­ставленного правозащитниками в ноябре 2012 года в Комитет ООН по пыткам, да и иные факты (Казань и др.), говорят об обратном.

Не подписаны так же:

-     Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой от­ветственности за коррупцию (ETS № 174 Страсбург, 4 ноября 1999 года);

-     Конвенция Совета Европы о противодействии торговле людьми(CETS № 197) (г. Варшава 16.05.2005 г.). Вместе с тем в июне т.г. Госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад о борьбе с торговлей людьми. Согласно этому документу, Рос­сия оказалась в числе стран, не соответствующих минимальным стандартам в этой сфере наряду с Алжиром, Китаем, Конго, Ираном, КНДР, Кувейтом, Ливией, Узбекистаном и др.

Не подписаны и многие другие международные акты в рассматриваемой сфере.

Второе. Значительное число международных актов, уже подписанных от имени Российской Федерации, в течение дли­тельного времени так и не прошли процесс ратификации, в частности:

-     Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма (Варшава 16.05.2005 года). Рос­сия подписала Конвенцию в 2009году;

-     Дополнительный протокол к Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (Страсбург, 15.05.2003 года). Россия подписала Протокол также в 2009 году.

12 лет назад Россия подписала Римский статут Междуна­родного уголовного суда, который осуществляет юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за преступления, вызываю­щие озабоченность международного сообщества. Статут за­крепляет равенство перед Судом всех лиц без различия по должностному положению. Но указанный международный акт все еще нами не ратифицирован.

В 2006 году Россией был подписан Дополнительный про­токол к Конвенции о защите частных лиц в отношении ав­томатизированной обработки данных личного характера, о наблюдательных органах и трансграничной передаче инфор­мации (ETS № 181, Страсбург, 8 ноября 2001 года). До настоя­щего времени он также не ратифицирован.

Несмотря на значительное число преступлений, совер­шаемых в стране с использованием огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (7-8 тысяч в год), Российская Федерация не завершила процесс присоединения к ряду международных конвенций в этой сфере.

Так, Европейскую Конвенцию о контроле за приобрете­нием и хранением огнестрельного оружия частными лицами (ETS N 101, Страсбург 28.06.1978 г.) мы подписали еще в минув­шем столетии (1999 год), но не ратифицировали. Российская Федерация не стала участником и Протокола ООН против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию Организации Объединен­ных Наций против транснациональной организованной пре­ступности, который принят 31.05.2001 года. Даже определение «огнестрельное оружие» в российском законодательстве иное, чем принято международным сообществом, что затрудняет сотрудничество в этой сфере.

третье. Многие положения даже ратифицированных или подписанных Россией международных правовых актов, так и не включены в российское законодательство или вошли не в полном объеме, что затрудняет использование их в правопри­менительной практике. Это особенно актуально с учетом того, что реально нормы международного права и международные договоры в России практически не используются в качестве норм прямого действия. В частности, это вопросы уголовной ответственности юридических лиц, криминализации необо­снованного обогащения должностных лиц и другие. Несмотря на ратификацию Россией Конвенции ООН против транснаци­ональной организованной преступности 2000 года, ряд ее по­ложений до настоящего времени не нашли отражения в рос­сийском законодательстве, в том числе и в части определения организованной преступной группы, ответственности за пре­ступление, имеющее транснациональный характер, введения ответственности, в том числе и уголовной, юридических лиц за серьезные преступлениях, к которым причастна организован­ная преступная группа, и другие.

Подобная ситуация отмечается и по некоторым иным международным актам (как ратифицированных, так и тех, по которым Россия не является участником) в сфере обеспечения правопорядка и деятельности полиции.

так, несмотря на принятие ООН Декларации об искоре­нении насилия в отношении женщин 1993 года, Резолюции 52/86 Генеральной Ассамблеи ООН «Меры в области пред­упреждения преступности и уголовного правосудия с целью искоренения насилия в отношении женщин» 1997 года и других документов международного сообщества по этой ак­туальной проблеме, в России комплекс законодательных и организационных мер по искоренению насилия в отношении женщин не разработан. В Уголовном кодексе РФ насилие, ис­тязание женщины даже не признано обстоятельством, отягча­ющим ответственность (за исключением женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности).

Четвертое. Следует отметить, что наряду с рассмотрен­ными проблемами по имплементации международных норм, слабо используется и опыт зарубежных стран по законода­тельному обеспечению деятельности полиции в борьбе с пре­ступностью. В прямом смысле это не является имплемента­цией поскольку это не нормы международных договоров, но следует учитывать, что они основаны на международных кон­венциях и договорах, в которых обобщен опыт мирового со­общества, и который крайне необходим.

Это законы, регулирующие как основные направления обеспечения общественной безопасности - О профилактике, предупреждении правонарушений, О жертвах преступлений

-   так и законы о противодействии отдельным видам противо­правного поведения. Но и этот опыт многих стран использует­ся весьма фрагментарно. Достаточно отметить, что в Велико­британии принято 8 законодательных актов, регулирующих вопросы обеспечения безопасности при проведении массовых спортивных мероприятий. Вместе с тем, несмотря на много­летние бесчинства на российских стадионах, Правительство лишь в ноябре 2012 года представило в Государственную Думу законопроект, но не базовый, как требует сложившаяся на стадионах и вокруг них обстановка, а лишь в части внесения изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с обеспечением общественного порядка и общественной безопасности при проведении официальных спортивных соревновании.

Представляются актуальными для российской правоох­ранительной системы и Рекомендации Комитета министров Совета Европы по вопросам обеспечения общественной без­опасности, борьбы с преступностью и деятельности полиции, в том числе «Об Особых методах расследования тяжких пре­ступлений, в том числе террористических актов», «О защите свидетелей и лиц, сотрудничающих с правосудием» и другие.

Недостаточное использование выработанных мировым со­обществом норм и принципов в деятельности полиции, при­водит к серьезным нарушениям. Это подтверждает и принятое в октябре 2012 года решение Европейского Суда по правам человека по одному из 150 исков россиян, осужденных за сбыт наркотиков либо взятки и считающих противозаконными на­меренные провокации со стороны полиции. Суд согласился с приведенными в жалобе доводами и указал, что подобные действия правоохранительных органов выходят за рамки их полномочий и тем самым нарушают права граждан.

Это только подтверждает вывод о необходимости более пристального обращения к опыту обеспечения общественной безопасности, обобщенного мировым сообществом в между­народных актах и обусловливает необходимость более деталь­ного исследования проблем имплементации положений ряда международных правовых актов применительно к основным направлениям деятельности полиции в сфере борьбы с пре­ступностью и обеспечения общественной безопасности в наци­ональное законодательство в интересах повышения эффектив­ности деятельности российской правоохранительной системы.


Последние новости Украины. Ежедневные политические, экономические, финансовые, автомобильные, туристические и мировые новости. Новости Украины гипотеза вся подробная информация на сайте http://gipoteza.net


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика