Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о законе Димы Яковлева и необходимости создания ювенальной юстиции в России
Научные статьи
11.09.13 09:24

вернуться

К вопросу о законе Димы Яковлева и необходимости создания ювенальной юстиции в России


Признание, защита и обеспечение прав, свобод и досто­инства человека являются основополагающими идеями, зало­женными в принципе уважения прав человека, закрепленном в Уставе ООН 1945 г. В системе защиты прав человека вопрос защиты прав детей занимает особое место, поскольку несовер­шеннолетние относятся к категории уязвимых групп населе­ния, нуждающихся в особой защите.

Защита прав детей представляет собой обязательство erga omnes, закреплённое международными конвенциями по правам человека и основным свободам. Защита прав детей, особенно внутри государства, исходит также из ряда принци­пов международного права, в том числе из «принципа обяза­тельств по защите».

Перечисленные обязательства по защите прав детей по­зволяют с точки зрения международного права оценить не­утихающие дискурсы о недавно принятом Федеральном зако­не РФ имени Димы Яковлева в ответ на «закон Магнитского», одобренный парламентом США, и идеи о необходимости соз­дании ювенальной юстиции в РФ.

Согласно некоторым источникам принятие обеими сто­ронами указанных законов продолжает оказывать отрица­тельное влияние на защиту и обеспечение прав детей в России. Продолжающееся противостояние между сторонниками той и иной позиции свидетельствует об актуальности настоящей работы.

Цель настоящего исследования - определить юридиче­скую обоснованность «закона Димы Яковлева» и связанную с этим приемлемость идеи о необходимости создания ювеналь­ной юстиции в России.

Поставленная цель исследования требует решения неко­торых задач, в том числе анализа существующих националь­ных и международных обязательств РФ по защите прав детей, предпосылок принятия «закона Димы Яковлева» и обязатель­ства по созданию ювенальной юстиции, вытыкающего из при­нятия данного закона.

«Закон Димы Яковлева» (полное название - Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушени­ям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации») был принят Госдумой 21 де­кабря 2012 г. и вступил в силу с 1 января 2013 г.

Поводом к принятию закона послужили повторяющие­ся случаи гибели российских детей, усыновленных (удочерен­ных) в США, и связанное с этим необходимость отправления правосудия в отношении обвиняемых, причастных в соверше­нию этих преступлений, отсутствие прозрачности информа­ции и доступа к некоторым из этих детей и т. п.

В подобных ситуациях возникают некоторые правовые вопросы, связанные с урегулированием правового положе­ния усыновленных (удочеренных) детей и их правовой связи с родиной.

Под правовым положением детей следует понимать то, какими нормами права регулируется статус усыновленных и удочеренных российских детей, находящихся в США, а под правовой связью с Россией имеются в виду права и обязанно­сти между этими же детьми и Россией.

Следует отметить, что отдавая детей на усыновление или удочерение, Россия не отказывается от них как от своих граждан. Данное положение содержится в Соглашении меж­ду Российской Федерацией и Соединенными Штатами Аме­рики о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей. Пункт 2 ст. 13 данного Соглашения гласит о том, что усыновленный ребенок «также сохраняет гражданство госу­дарства происхождения». Таким образом, у усыновленных де­тей, находящихся в США, до определенного этапа их жизни сохраняется прежнее российское гражданство. Аналогичные положения также закреплены в различных законодательных актах России, прежде всего в Конституции Российской Феде­рации 1993 г., Семейном кодексе Российской Федерации 1995 г., Гражданском процессуальном кодексе 2002 г., Федераль­ном законе 2001 г. «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей», Федеральном законе «О гражданстве Российской Федерации» 2002 г., иных право­вых актах и международных договорах РФ. Международные договоры относятся универсальным и двухсторонним догово­рам РФ. Следует упомянуть, согласно положению ст. 15 Кон­ституции РФ международные договоры РФ являются частью её правовой системы.

Правовые основы защиты прав усыновленных детей в России устанавливаются по-разному. Например, п. 3 ст. 165 Семейного кодекса РФ предусматривает, что защита прав и за­конных интересов детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных (или удочеренных - прим. авт.) иностранными гражданами или лицами без гражданства, за пределами территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором Российской Фе­дерации, осуществляется в пределах, допускаемых нормами международного права, консульскими учреждениями Россий­ской Федерации, в которых указанные дети состоят на учете до достижения ими совершеннолетия. Таким образом, дети, усыновленные или удочеренные за пределами РФ, остаются не только гражданами РФ, если международные договоры РФ не предусматривают иное, но также остаются под её защитой.

Статья 3 ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» опре­деляет гражданство РФ как устойчивую правовую связь лица с Российской Федерацией, выражающуюся в совокупности их взаимных прав и обязанностей. Обязанности Российской Феде­рации в отношении своих граждан заключаются в защите закон­ных прав и интересов последних вне зависимости от их местона­хождения, то есть как на территории РФ, так и за её пределами.

Обязанность России заботиться о судьбе детей исходит из международных обязательств Российской Федерации, закре­пленных, прежде всего, в Декларации прав ребенка 1959 г., Де­кларации ООН о социальных и правовых принципах, касаю­щихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и на международном уровнях 1986 г. В преамбуле данной деклара­ции указано, что первостепенное значение при передаче детей на воспитание или их усыновлении должно иметь наилучшее обеспечение интересов ребенка. Из 24 статей Декларации семь посвящены усыновлению или удочерению за границей. Они обязывают государство происхождения ребенка предприни­мать все необходимые законодательные меры для контроля и защиты интересов ребенка.

Статья 21 Конвенции о правах ребенка 1989 г. также обя­зывает государства, и в том числе Россию, содействовать благо­получию детей при их передаче в усыновление или удочерение.

29 мая 1993 г. в Гааге на международной Конференции по международному частному праву была принята Международ­ная конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления, которая вступила в силу 1 мая 1995 г. Россия подписала данную Конвенцию, но её не рати­фицировала.

Положения указанной Конвенции также напоминают об обязательствах государств в их взаимоотношениях действовать только в целях благополучия ребенка, что не противоречит позиции России, содействующей защите своих детей, оказав­шихся в неблагоприятных условиях.

Важным документом по вопросам усыновления и удоче­рения в международном праве также остается уже упомянутое

Соглашение между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей. Статья 5 Соглашения предусматривает возможности запрета усыновления сторонами в интересах де­тей. Таким образом, «закон Димы Яковлева» по сути не проти­воречит положениям данного Соглашения.

Обязанность России защищать своих граждан, особенно детей, вытекает не только из её внутренней правовой обязанно­сти, но и тоже из норм и принципов международного права.

Концепция «обязанность государства защищать или обя­зательство по защите» своих граждан уже стала принципом международного гуманитарного права. Концепция обязатель­ства защищать получила развитие в международном праве в последние десятилетия. Данная концепция вытекает из прин­ципа суверенитета государства, который определяет не толь­ко обязанность государства предпринимать все необходимые меры для защиты своих граждан, как в мирное, так и в военное время, но также и его способность это делать.

«Закон Димы Яковлева» направлен не только на реали­зацию национального обязательства России перед своими детьми, но также на выполнение взятых на себя международ­ных обязательств. Закон запрещает передачу в усыновление или удочерение детей, являющихся гражданами Российской Федерации, гражданам США (ст. 4) в связи с их частым попа­данием в угрожающие для личности и жизни условия. Таким образом, «закон Димы Яковлева» морально и юридически обоснован с точки зрения национального и международного права Российской Федерации.

Однако Российская Федерация, реализуя свое суверенное право запрещать гражданам США усыновлять или удочерять детей, являющихся гражданами Российской Федерации, при­нимает на себя дополнительное бремя в защите прав детей, в особенности оставшихся без родительского попечения, по двум причинам. Во-первых, Россия должна доказать мирово­му сообществу, что она самостоятельно может справиться с за­дачей по обеспечению детям, и особенно сиротам, жизненно необходимого. Во-вторых, внутри страны Россия должна так­же доказать своим гражданам, что она способна справиться с сиротами, путем выделения дополнительных материальных, финансовых, человеческих средств и создания институтов за­щиты прав детей.

Действительно, в России уже существуют различные ин­ституты, занимающиеся защитой прав детей. Однако проис­шествия, затрагивающие жизни и здоровье детей, говорят не только о некомпетентности этих институтов, но также об их несовершенстве. По данным ЮНИСЕФ, в России каждый год более 120 000 детей подвергаются насилию, в том числе стано­вятся жертвами насилия в собственных семьях. Эти цифры говорят сами о себе и подводят к вопросу о том, нужно ли соз­давать в России ювенальную юстицию.

По сути, что представляет собой ювенальная юстиция? Ювенальная юстиция - это специально созданный судебный орган, отправляющий правосудие исключительно по вопро­сам несовершеннолетних детей.

Возникает вопрос тогда, зачем нужна ювенальная юсти­ция, если в России уже существуют суды общей юрисдикции и различные органы опеки. Ответ на этот вопрос очевиден.

Во-первых, судьи судов общей юрисдикции не всегда яв­ляются специально подготовленными к рассмотрению дел в отношении несовершеннолетних. Юриспруденция пересека­ется с большим спектром всевозможных видов деятельности, знания в которых целиком охватить невозможно.

Во-вторых, особенность ювенальной юстиции по срав­нению с органами опеки и омбудсменом как уполномочен­ным по правам ребенка заключается в том, что они являются структурными подразделениями различных исполнительных органов власти, которые непосредственно дают им указания. Поэтому они не могут действовать вопреки воли органов, ко­торым они подчиняются.

В-третьих, ювенальная юстиция является судебным ор­ганом, который входит с судебную систему. В этой связи она сохраняет свою самостоятельность как одна из ветвей власти, которая делится на судебную, законодательную и исполни­тельную. В этом заключается самостоятельность принятия ре­шения и их дальнейших исполнений.

В-четвертых, создание ювенальной юстиции не противо­речит уже существующим органам опеки, поскольку они должны действовать совместно для быстрого и должного ре­шения вопросов детей.

В большинстве случаев органы опеки долго принимают решения о посещении семьи или детских домов для своев­ременной проверки состояния детей, их изъятия, выявления обстоятельств, угрожающих жизни детей, и др. Поэтому по­лучается, что сведения о состоянии ребёнка, нуждающегося в неотложной помощи, часто доходят до социальных органов или органов опеки слишком поздно. К сожалению, такие слу­чаи происходят ежедневно и можно констатировать необхо­димость преобразования действующей модели защиты прав детей в России.

Социальные органы по вопросам детей, органы опеки, ювенальная юстиция и судебная система в целом должны дей­ствовать сообща, эффективно и своевременно для предотвра­щения нарушения прав детей и в целях их защиты.

Связь между принятием «закона Димы Яковлева» и соз­данием ювенальной юстиции проявляется в том, что Россия, принимая решительные шаги по защите детей как на сво­ей территории, так и за её пределами, должна отказаться от действующей старой системы защиты прав детей и прийти к более совершенной путем создания ювенальной юстиции как элемент гаранта прав детей. Потому что можно констатиро­вать, что существующая система, к сожалению, не приводит к ожидаемым результатам.

В результате исследования можно прийти к выводу о том, что принимая «закон Димы Яковлева», Россия выполни­ла свои обязательства по защите своих граждан, и особенно детей, вытекающие из своего внутреннего и международного законодательства.

Выполняя свои обязательства по защите, Россия одновре­менно должна учитывать многие обстоятельства, в том числе улучшение существующей системы по защите прав детей (си­рот) путем её радикального реформирования.

При проведении этой реформы следует уделять большое внимание созданию компетентного независимого судебного органа (ювенальной юстиции), который стал бы гарантом за­щиты прав детей.

точка зрения о том, что принятие «закона Димы Яков­лева» в ответ на «закон Сергея Магнитского» имеет под со­бой политические мотивы, наверняка небеспочвенна, однако для правозащитников это подтверждает тот факт, что защита прав человека для обеих стран крайне важна, так как оба за­кона на нее направлены.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика